Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О будущем прав и свобод в России

  • Дина Каминская
  • Константин Симис

Юридический анализ послания президента Путина Федеральному Собранию России.

Часть первая (Часть вторая) .

Дина Каминская:

8 июля президент Российской Федерации Владимир Путин, как это и предусмотрено конституцией, обратился к Федеральному Собранию с ежегодным посланием. Надо сказать, что обращение главы государства к парламенту - явление для России сравнительно новое. Оно вошло в практику после того, как былы принята в 1993 году новая конституция. С первым в истории России таким посланием выступил в 1994 году президент Борис Ельцин. А вот в странах с давней демократической традицией ежегодные послания главы государства парламентам вошли в практику очень давно. Конституция США в этом вопросе крайне лаконична. "Президент, - сказано в ней, - периодически представляет конгрессу сведения о состоянии Союза". И это все. Периодичность таких посланий, ставших ежегодными, процедура заседаний, на которых выступает президент, определяются конституционными обычаями, основу которых заложил первый президент Соединенных Штатов Джордж Вашингтон.

Константин Симис:

В России, как и в любой президентской республике, с ежегодным посланием к парламенту, то есть к Фдедеральному Собранию, обращается глава государства. Политическая значимость такого послания в том, что свои идеи, свое видение основных направлений внутренней и внешней политики излагает президент страны, который, как сказано в конституции, "определяет основные направления внутренней и внешней политики государства".

Дина Каминская:

Послание нынешнего года имеет особое значение. Ведь это первое послание нового президента, а основные направления политики, которую он намерен проводить, еще недостаточно известны. Правда, и послание, с которым он выступил, не вносит в этот вопрос полной ясности. С одной стороны, Путин декларирует свою приверженность демократическим формам правления и правам человека. С другой, неоднократно заявляет о необходимости укреплять и даже расширять власть центра, о необходимости усилить требования к гражданам соблюдать дисциплину, выполнять свои обязательства перед государством.

Константин Симис:

Когда я слышу такие призывы, мне невольно вспоминается Андропов, который начал свое правление с призывов укреплять дисциплину. Может, это не такая уж случайность, что Владимир Путин неоднократно подчеркивал свое уважение к Андропову.

Дина Каминская:

Тем более важно проанализировать послание президента с тем, чтобы попытаться уточнить, каковы его взгляды на основные институты государства и права, на принципы, играющие ключевую роль в жизни общества. К числу таких принципов, бесспорно, относится свобода средств информации.

Константин Симис:

Свобода печати, свобода слова - это не только один из краеугольных камней, на которых покоится демократический строй, но и надежное средство защиты интересов всего общества в целом и каждого отдельного человека в частности.

Дина Каминская:

Долг независимых средств информации - своевременно предупреждать общество об опасности, об ошибочности как общей линии проводимой властью политики, так и отдельных ее решений. Отсутствие в стране независимых средств информации, не зависящих от государственных властей, - это одна из предпосылок установления авторитарной формы правления.

Константин Симис:

Надо отдать должное Борису Ельцину. Это в годы его правления были созданы юридические основы деятельности свободных, не зависящих от государства средств информации, что и является одним из самых бесспорных достижений российской демократии. Принятая в 1993 году конституция запретила цензуру и закрепила юридические основы свободы сбора и распространения информации. А порядок реализации этих свобод установлен Законом о средствах массовой информации.

Дина Каминская:

И надо сказать, что закон этот, хотя и принят он был еще в 1992 году, создает достаточно надежные правовые гарантии независимости средств информации от государства и защищает общество и отдельных его членов от злоупотребления этой свободой. Закон закрепил право на свободу распространения правдивой информации и в то же время запрещает "использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний".

Константин Симис:

Владимир Путин в своем ежегодном послании упоминает о роли средств информации в становлении гражданского общества, говорит и о том, что без действительно свободных средств информации российской демократии не выжить. Казалось бы, в его лице независимые средства информации нашли надежного покровителя.

Дина Каминская:

Однако некоторые замечания президента дают основание усомниться в этом, дают основания полагать, что к средствам информации, не зависящим от государства, Путин относится не столь уж благожелательно. К такого рода замечаниям я бы отнесла и выраженное президентом сожалением в том, что пока, как он считает, не удалось выработать четкие демократические правила, гарантирующие подлинную независимость "четвертой власти". Но, как мы только что сказали, такие правила установлены законом, и, вопреки утверждению Путина, они надежно защищают (пока, во всяком случае) свободу средств информации от вмешательства государства в их деятельность. Что же не удовлетворяет президента в этом законодательстве? Что он считает необходимым предпринять для того, чтобы обеспечить подлинную, как он выразился, независимость средств информации?

Константин Симис:

Ответ на ваши вопросы следует, на мой взгляд, искать в том же послании президента. Экономическая неэффективность значительной части средств информации, сказал он, делает их зависимыми от коммерческих и политических интересов хозяев и спонсоров. Само собой, это замечание относится только с средствам информации частным, не принадлежащим государству. И из него, из этого высказывания, следует, что Путин отрицательно относится к тому, что сущесвуют газеты, радио и телеканалы, содержание которых определяется не государством, а их собственниками. Что хозяин газеты или телевизионной компании определяет их политическую ориентацию и, в какой-то мере, содержание их публикаций и передач - это естественно. Такое положение неизбежно в условиях свободы печати и слова.

Дина Каминская:

Вот и в России плюрализм средств информации обеспечен тем, что государство не является монопольным собственником всех средств информации, как это было в Советском Союзе, и тем, что частные газеты и теле- и радиостанции не принадлежат единому собственнику. В общем, ныне положение средств информации в России вполне сопоставимо с тем, которое существует, скажем, в Соедиенных Штатах. С двумя, правда, существенными отлициями. Во-первых, здесь вообще нет средств информации, которыми бы владело государство (кроме радиостанции "Голос Америки", вещающей только на зарубежные страны). По сложившейся в Америке традиции, собственник газеты определяет ее общую политическую ориентацию (либеральную или консервативную), подбирает по своему усмотрению ведущих комментаторов. В повседневную же редакционную работу владельцы ведущих газет обычно не вмешиваются.

Константин Симис:

И естественно, что в таких средствах информации нередко появляются материалы, комментарии, критически оценивающие отдельные акции, а то и общую политическую линию, проводимую президентом или правительством. Видимо, такого рода публикации и передачи в российских средствах информации имел в виду Путин, когда обвинил независимые средства информации в том, что они "превращаются в средство борьбы с государством". По существу, президент тем самым поставил знак равенства между критикой проводимой им политики и борьбой с государством. То есть иными словами, он отождествляет себя, свою власть и политику с государством в целом.

Дина Каминская:

В связи с этим мне хотелось бы сказать несколько слов о характере и содержании публикаций, в которых президент усматривает признаки борьбы с государством. И вновь придется вернуться к Закону о средствах массовой информации, общую характеристику которому мы уже дали в начале этой беседы. Так вот, закон этот четко регламентирует порядок и основания прекращения деятельности средства информации. "Не допускается, - сказано в статье 4 закона, - использование средств информации для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства..." А в соответствии со статьей 16 того же закона нарушение этих запретов может служить основанием для прекращения деятельности средства массовой информации. Что же не утраивает Путина в этой формулировке? Что заставляет его говорить в ежегодном послании об антигосударственной деятельности независимых средств информации?

Константин Симис:

Действительно, было время, когда советский закон приравнивал критику режима к антисоветской пропаганде. А в 1966 году была дополнительно установлена уголовная ответственность и за распространение сведений, "порочащих советский государственный и общественный строй". Иных предусмотренных законом форм ответственности за обоснованную или даже необоснованную критику решений и действий властей советское право не знало.

Дина Каминская:

Но и этого было достаточно для того, чтобы полностью задавить свободу слова и печати, которые, напомню, и тогда были гарантированы конституцией Советского Союза. Не ностальгия ли по тем временам кроется за словами президента Путина о том, что некоторые независимые средства информации превратились в средство борьбы с государством?

Константин Симис:

Такая позиция главы государства вызывает серьезные опасения за судьбу независимых от государства средств информации. Та часть послания президента, которая посвящена средствам информации, дает основание усомниться в искренности декларируемой его автором приверженности к свободе слова, усомниться хотя бы потому, что для последовательной реализации конституционного принципа свободы информации нет необходимости, как это считает Путин, менять законы, регламентирующие деятельность средств информации. Для этого следует добиться строжайшего соблюдения этих законов.

Дина Каминская:

Если нет цели установить дополнительные ограничения, но необходимости в новом Законе о средствах массовой информации действительно нет. И если министерство юстиции, суд, правоохранительные органы будут строго соблюдать положения закона, предусматривающие прекращение деятельности средства информации, то деятельность независимых средств информации будет протекать строго в рамках закона.

Константин Симис:

А теперь о другой проблеме, тоже поднятой президентом. Напомню, в своем послании президент Путин говорил, что уже назрела необходимость подготовить закон о партиях, и предложил активно поработать над уже находящемся в Государственной Думе проектом.

Дина Каминская:

По существу против этого нечего возразить. Ведь свобода деятельности политических партий, наряду со свободой деятельности средств информации, - это те краеугольные камни, на которых покоится демократический режим. Отсутствие закона о партиях никак не содействует становлению в России многопартийной системы, присущей демократическому государству.

Константин Симис:

Тем не менее, такого закона все еще нет, хотя работа над ним ведется в Государственной Думе более пяти лет. Напомню, что еще в 1994 году председатель комитета Государственной Думы первого созыва заявил, что проект такого закона включен в число первоочередных.

Дина Каминская:

Для России необходимость в таком законе предопределена отсутствием традиции, выработанной в процессе становления российского государства. В США, например, нет и никогда не было закона о политических партиях, а многопартийная система исправно функционирует уже более двухсот лет.

Константин Симис:

Хочу уточнить: американскую систему называют обычно двухпартийной, ибо практически в политической жизни страны безраздельно доминируют две партии - республиканская и демократическая. А закона о партиях в США действительно нет.

Дина Каминская:

Но в России, в отличие от Америки, нет столь давних традиций, нет столь богатого опыта политической жизни, и поэтому России закон о политических партиях нужен. Он способствовал бы становлению цивилизованной многопартийной системы, создал бы необходимую для этого правовую базу. Задача закона о политических партиях - закрепить их место в политической жизни общества и государства, регламентировать порядок их создания и ликвидации, определить их права и обязанности, характер взаимоотношений с органами власти.

Константин Симис:

Но если говорить о сверхзадачах закона о партиях в демократическом государстве, то это - обеспечить свободу граждан объединяться в политические партии, обеспечить независимость партий, оградить их от вмешательства органов государственной власти. Однако, вместе с тем такой закон должен защитить общество от злоупотребления свободой деятельности, гарантированной партиям.

Дина Каминская:

Посмотрим, как решаются эти задачи в проекте закона, к которому предлагает обратиться президент в своем послании. И начнем с тех положений проекта, которые гарантируют гражданам свободу объединяться в политические партии. То есть к тем положениям, которые регламентируют порядок создания партий.

Константин Симис:

В мировой практике известны три разных порядка создания политических партий: разрешительный, регистрационный и явочный.

Дина Каминская:

В проекте российского закона, по существу, предусмотрен регистрационный порядок. Хотя в проекте и сказано, что партия считается созданной с момента принятия устава ее учредительным съездом (что характерно для явочного порядка), фактически партия может начать свою деятельность только после регистрации в Министерстве юстиции, ибо только после регистрации она может пользоваться правами, которыми закон наделяет партии.

Константин Симис:

Проект четко определяет, создание каких партий запрещено. Тех, цели и задачи которых направлены на насильственное изменение конституционного строя, на создание вооруженных формирований и на разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной вражды.

Дина Каминская:

Таким образом, проект закона закрепляет соответствующий демократическим принципам порядок создания партий. Он гарантирует реальность права граждан объединяться. Весь этот раздел проекта, на мой взгляд, должен и может быть сохранен без сколько-нибудь существенных изменений. Попытки же усложнить порядок создания партий могут привести к введению неоправданных ограничений прав граждан.

Константин Симис:

Думаю, есть основания предположить, что попытка внести в проект поправку подобного рода может быть предпринята фракцией партии "Единство". Ведь вряд ли это случайность, что лидер партии "Единство" Сергей Шойгу неоднократно говорил о настоятельной необходимости преобразования нынешней многопартийной системы в систему двух, как он выразился, "взрослых" партий.

Дина Каминская:

На мой взгляд, трудно дать однозначный ответ на вопрос о том, какая из двух систем - многопартийная или двухпартийная - соответствует сегодня интересам российской демократии. Но несомненно, этот вопрос, должен решаться не путем введения законодательных запретов, а самим ходом политической жизни, методом, так сказать, естественного отбора.

Константин Симис:

Посмотрим теперь, как решена в проекте закона, к которому предлагает обратиться в своем послании Владимир Путин, задача обеспечения независимости политических партий от вмешательства в их деятельность органов государственной власти. Проект гарантирует партиям право свободного определять свое внутреннее организационное устройство, самостоятельно принимать свой устав и программу, избирать свои руководящие органы. Вместе с тем, включены в проект и положения, обязывающие партии соблюдать конституцию, законы и собственный устав. Ведь не секрет, что в России немало экстремистских партий, которые в уставе, направленном для регистрации, не указывают свои истинные цели, а в своей практической деятельности тайно (а то и открыто) нарушают и свой устав, и законы страны. Так что, на мой взгляд, в проекте закона, в основном, соблюден должный в демократическом государстве баланс между независимостью политических партий, с одной стороны, и защитой интересов общества, с другой.

Часть вторая

XS
SM
MD
LG