Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О предвыборных съездах республиканцев и демократов в США


Съезды основных политических партий в США прошли, кандидаты на пост президента страны выдвинуты. Губернатор штата Техас Джордж Буш-младший от республиканцев, нынешний вице-президент Альберт Гор - от демократов. Политические комментаторы призывают лидеров президентской кампании прекратить препираться и перейти к дебатам. В статьи в газетных разделах «Стиль» посвящены пикантным подробностям борьбы за президентский пост. Правда, на первые полосы перекочевала фотография, запечатлевшая чувственный поцелуй Гора с женой в последний вечер съезда. Гор вынужден был объяснять в ведущих телевизионных передачах, что если он и пытался донести до кого-либо какое-либо послание этим поцелуем, то только до своей супруги. Некоторые аналитики полагают, что поцелуй добавил популярности кандидату от Демократической партии и теперь он, по опросам общественного мнения, лидирует. Кандидат от Республиканской партии более сдержан на публике, и приходится искать внешние проявления перемен, которые в нем происходят за время кампании. Например, он сменил ковбойские сапоги, приличные для губернатора Техаса, на казенные вашингтонские ботинки.

Все это - предмет обсуждения едва ли не больший, чем реальные проблемы, которые надо решить в ходе этих выборов. 8 лет назад нынешняя демократическая администрация унаследовала от республиканцев крупнейший за всю историю США бюджетный дефицит - 290 миллиардов долларов. Сейчас страна добилась крупнейшего в истории профицита. Однако теперь прихоится решать, что с этими деньгами делать. Идти ли по европейскому пути развития социальной сфере, который в Соединенных Штатах называют социалистическим, или же идти по пути капитализации, что в Европе иногда называют рейгономикой. Любой американец скажет, что выбор, который предстоит сделать в этом году, окажется решающим на многие годы вперед. С этой точки зрения: привнесли ли съезды нечто новое в нынешнюю президентскую кампанию? Вопрос эксперту Института Брукингса Саре Байндер:

Сара Байндер:

По-моему, надо учитывать, зачем вообще проводятся съезды. Президентские кандидаты в ходе них уже не избираются, как это было 20-30 лет назад. Вся «тяжелая», «грязная» работа по первичным выборам проводится зимой - в начале осени, задолго до того, как в июле или в августе собираются съезды. Так что происходит на конвентах? С одной стороны, это попытка привлечь внимание самой партии, объединить усилия, придать энергии активистам. С другой стороны, привлечь внимание электората. Обе партии пытаются привлечь электорат к своим кандидатам и определить их позицию в ходе кампании: о чем кампания, на какие слои населения она рассчитана, какие вопросы считает для себя важными каждая из сторон.

Ирина Лагунина:

И с этой точки зрения, съезды приблизили избирателей к обсуждению проблем или по-прежнему всё только о личностях?

Сара Байндер:

Американская политика в основе своей - большей частью «о кандидатах». Все, о чем мы думаем, в массе своей касается кандидатов - не политических партий, не вопросов, которые они обсуждают и стараются донести до избирателей. На этой стадии кампании вообще очень трудно привлечь внимание людей, говоря о конкретных проблемах. Люди просто в большинстве своем не обращают внимания на политику до того, как осенью состоятся сами выборы. Мне кажется, что потребность обсудить реальные проблемы сейчас на самом деле есть, но обсуждать их все равно не будут до тех пор, пока кампания не накалится в преддверии голосования в ноябре.

Ирина Лагунина:

Сара Байндер, эксперт вашингтонского института Брукингса. На обоих съездах - и республиканской партии в Филадельфии, и демократической - в Лос-Анджелесе был мой коллега Владимир Дубинский. Владимир, давайте говорить о драматургии съездов:

Владимир Дубинский:

Если говорить о регламенте или сценариях, по которым прошли съезды республиканцев и демократов, то они были похожи, как две капли воды. Оба продолжались по 4 дня, на обоих были утверждены заранее согласованные платформы партий, на обоих выступали лидеры партий и кульминацией обоих стало выступление кандидата на пост президента. Даже внешне съезды были оформлены почти эдентично. Оба прошли в спортивных дворцах крупных городов, на обоих была полагающаяся в таких случаях атрибутика.

Если говорить об атмосфере, царившей на съездах, то у демократов в Лос-Анджелесе она, пожалуй, была более праздничной, если хотите, даже карнавальной. Наверное, сказалась близость Голливуда и всевозможные приемы, концерты с участием кинозвезд, знаменитых певцов и артистов, многие из которых являются сторонниками Демократической партии и жертвуют немалые суммы в ее пользу.

Еще один момент, отличавший съезд демократов от съезда Республиканской партии - это, конечно, выступление на нем президента Клинтона. Многие назвали эту речь прощальной, хотя в Белом Доме ему остается еще пробыть пять месяцев. Многие считают, что в известной степени выступление Клинтона на съезде повредило Альберту Гору, поскольку именно оно стало гвоздем программы.

Но главное различие между съездами, конечно, в выступлениях самих кандидатах, в целях, которые они перед собой ставили, в смысле, который в их выступления был заложен. Кандидат от республиканской партии Джордж Буш ставил перед собой три цели. Во-первых, ему необходимо было представиться стране. Ведь несмотря на то, что он губернатор Техаса и сын бывшего президента, за пределами родного штата его знают не очень хорошо. Во-вторых, ему было необходимо опровергнуть утверждение его оппонентов о том, что он просто-напросто не обладает достаточным опытом и даже интеллектуальными способностями, чтобы возглавить государство. И наконец, в-третьих, он должен был объяснить, что такое его философия сострадательного консерватизма, на базе которой он и строит свою предвыборную кампанию.

Кандидату от Демократической партии Альберту Гору представляться широкой публике не надо. Его знают в Америке все. Ведь почти 8 лет он был вице-президентом, до этого был сенатором и один раз уже баллотировался на пост президента. Задача Гора была иной, а именно: продемонстрировать, что он готов выйти из тени президента Клинтона и перерезать пуповину, привязывающую его к нынешней администрации. Поэтому в самом начале своего выступления, отдавдолжное заслугам президента Клинтона, особенно в области экономики, Гор заявил, что наступает новая эра и что пришло время выбирать нового президента.

Судя по реакции обозревателей и по результатам обпросов избирателей, оба кандидата справились со своими задачами, хотя многие считают, что речь Джорджа Буша была более удачной. Вице-президента Гора, с другой стороны, не может не радовать тот факт, что после съезда Демократической партии ему удалось сравняться с Джорджем Бушем по рейтингу популярности. Последние опросы показывают, что если бы выборы состоялись сегодня, то определить победителя было бы очень трудно.

Ирина Лагунина:

С Владимиром Дубинским мы продолжим разговор чуть позже в нашей программе, но сначала - о гравной проблеме, о проблеме выбора экономической модели, которую все-таки обсуждают даже несмотря на подавляющее стремление отложить проблемы ло ноября, как заметила Сара Байндер. Об экономических платформах кандидатов - Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов:

Как сказал в своей речи на съезде республиканцев Джордж Буш-младший, небывалое процветание, которого достигли Соединенные Штаты, может быть не только орудием решительного реформирования, но и наркотиком для общества. Экономические реформы, которые можно и нужно осуществить новому президенту, пользуясь огромными бюджетными излишками, составляют главное содержание дискуссии кандидатов. Что обещают избирателям Эл Гор и Джордж Буш? Говорит Майкл Скайлер, старший экономист вашингтонского Института экономики налогообложения.

Майкл Скайлер:

Если посмотреть на их налоговые программы, то оба предлагают снижение налогов. Соединенные Штаты имеют огромный запланированный профицит бюджета. Губернатор Техаса Джордж Буш предлагает значительную его часть, - 1,3 триллиона долларов - в течение следующих 10 лет, в виде сокращения налогов вернуть населению. Во-первых, он считает нынешнее налоговое бремя слишком тяжелым. Во-вторых по его мнению нынешняя налоговая система деформирует экономику: налоги не способствуют сбережениям и не создают стимулов работать лучше. Вице-президент предлагает сократить налоги на полтриллиона долларов в течение 10 лет. Итого, грубо говоря, 40 процентов от предложения губернатора Буша. Разница в том, что Гор не говорит: мы сократим налоги, потому что это тяжкое бремя или деформация экономики. Он говорит, что есть ряд проблем, которые правительство хотело бы решить, и н полагает, что правителсьвто может их решить через налоговую систему. Например, очистить окружающую среду или улучшить систему образования. Однако в любом случае, отличительная особенность обеих программ состоит в том, что обе предусматривают сокращение налогов и не призывают, во всяком случае публично, ввести дополнительные налоги.

Владимир Абаринов:

В Соединенныш Штатах действуют различные социальные программы помощи малоимущим и многодетным семьям, семьям с одним родителем, инвалидам и некоторым другим категориям граждан с низкими доходами. Из фонда социального обеспечения по старости получает пенсию каждый американский пенсионер. Для этого каждый работающий платит социальный налог. Пока денег в фонде социального обеспечения хватает, однако вскоре на пенсию начнут выходить бэби-бумеры - люди, родившиеся в годы демографического взрыва конца 40-х - 50-х годов. Через 30 лет в Соединенных Штатах два работающих человека будут кормить трех пенсионеров. Система социального обеспеченния нуждается в реформировании. Что будет с ней и другими социальными программами при президенте Горе и президенте Буше? Майкл Скайлер:

Майкл Скайлер:

Если президентом станет Альберт Гор, социальные программы в Соединенных Штатах будут расширяться. Естественно, можно спросить: не получится ли так, что бОльшая часть бюджетного профицита уйдет на оплату возросших расходов правительства? Здравоохранение, школьные, экологические программы - все это, несомнено, потребует увеличения расходов. Что касается системы социального обеспечения, то здесь все намного более любопытно. Гор фактически предлагает перераспределить доходы бюджета, взять часть этих доходов и пополнить ими траст-фонд социального обеспечения. На самом деле это не поможет в будущем выплачивать социальные пособия, но создаст впечатление, что система выглядит лучше, чем сейчас. Рано или поздно все равно придется сокращать налоги и печатать деньги, чтобы выплачивать социальные пособия. То есть в известном смысле это может тормозить реформу системы социального обеспечения. Если президентом станет губернатор Буш, он увеличит расходы по таким статьям, как образование, экология, оборона. Что он собирается сделать с социальным обеспечением? Он позволит людям взять часть средств, которые они сегодня выплачивают в качестве социального налога, - это около 2 процентов от зарплаты, - и положить их на так называемый персональный пенсионный счет. И это будут реальные личные накопления. Когда человек выйдет на пенсию, эти сбережения удовлетворят некоторые потребности, которые нынешняя система не удовлетворяет. Преимущество реальных накоплений состоит в том, что они позволяют экономике расти быстрее и дают возможность пенсионеру оплачивать свои счета, не обращаясь к правительству и не прибегая к бюджетным средствам. Это интересное предложение, и некоторые демократы, такие как сенатор от Нью-Йорка Пэт Мойнихэн, склонны относиться к нему серьезно.

Владимир Абаринов:

Губернатор Буш предлагает вложить средства персональных пенсионных счетов в акции частных компаний, пустить их в рост. Вице-президент Гор называет эту идею рискованной...

Майкл Скайлер:

Да, вице-президент говорит, что это - экономика казино: рискуешь и проигрываешь, проигрываешь и рискуешь. Однако, если посмотреть на цифры, то видно, что в бюджете хватает возможностей, чтобы предложения губернатора Буша были исполнены. В своем налоговом плане губернатор исходит из очень острожных предпосылок. Он закладывает более медленный рост экономики, чем ожидается или чем был за последние 30 лет - это консервативная оценка доходов бюджета, но многие утверждают, что сокращение налогов, исправляя налоговые диспропорции, влечет за собой экономический рост. Высокий экономический рост позволяет частично компенсировать сокращение налогов. Такими образом, глядя на программы, можно заключить, что губернатор Буш использует экономические посылки, которые обеспечивают хороший запас прочности. Я не считаю его план особенно рискованным. На самом деле можно утверждать, что у нас есть возможности и для более значительного сокращения налогов. Губернатор Буш впервые выступил со своим налоговым планом в сентябре прошлого года. Он привел его в соответствие с профицитом, запланированным бюджетными комитетами Конгресса. С тех пор они пересмотрели свою оценку до многих триллионов долларов. Поэтому я сказал бы, что у губернатора Буша есть резерв реализовать свой налоговый план.

Владимир Абаринов:

Создается впечатление, что выбрать следующего президента американцам очень легко: надо просто с цифрами в руках поддсчитать, чья программа выгоднее лично тебе и твоей семье. Для этого на вэб-сайте Буша есть даже специальное окошко и кнопка: напечатал сумму годового дохода, компьютер подсчитал и выдал, сколько налогов будешь платить при Буше. Майкл Скайлер:

Майкл Скайлер:

Да, определенно что-то вроде этого. Если, к примеру, вы платите очень маленькие налоги и пользуетесь социальными программами, в этом случае предложения вице-президента Гора будут для вас более привлекательными, потому что они предусматривают увеличение расходов на социальные программы. И наоборот - если вы в меньшей степени пользуетесь социальными программами, но платите высокие налоги, вам по этой причине больше понравятся предложения губернатора Буша. Но на самом деле это только часть проблемы, потому что вдобавок к оценке вашей нынешней ситуации, то есть помимо нынешнего состояния вашего кошелька, вам надо взять в расчет, как долго налоговые предложения одного и другого кандидата будут сказываться на улучшении экономики. Будут ли они способствовать экономическому росту, ведущему к бОльшей производительности, бОльшим возможным доходам в будущем. По этой причине, думаю, многие из тех, кто платит небольшие налоги, могут, тем не менее, в итоге больше выгадать от предложений губернатора Буша.

Ирина Лагунина:

Со старшим экономистом вашингтонского Института экономики налогообложения Майклом Скайлером беседовал мой коллега в Вашингтоне Владимир Абаринов.

На съездах не было откровений, их структура была очень жесткой, не было дебатов по проблемам. Номинация кандидатов проходила рутинно - представитель от каждого штата вставал и говорил, сколько голосов отдал его штат за основного претендента. Если вспомнить не менее решающие выборы - выборы 92-го года, когда победа перешла от Республиканской партии к демократам, то там все было иначе. Левые выступления в Нью-Йорке у демократов, крайне правые, как, например, лидера партии реформ Пэта Бьюкенана, - в Хьюстоне у республиканцев. На съездах в этом году никому из них не дали даже слова. Почему? Эксперт вашингтонского института Брукингса Сара Байндер:

Сара Байндер:

Думаю, опять-таки это происходит из-за того, что сценарий кампании обеих партий очень жестко структурирован. Обе партии прекрасно знают, что для того, чтобы победить на выборах, надо вращаться в центре идеологического спектра, надо притянуть голоса тех, кто колеблется, голоса независимых избирателей, которые отнюдь не представляют крайние взгляды. Они - умеренные, они в центре и в идеологии, и в политике. Обе партии знают, что если тебя воспринимают как либерала, или если тебя представляют как консерватора, то это не по вкусу умеренным избирателям. И составляя сценарий так, чтобы Бьюкенану не дали возможность выступить на съезде Республиканской партии, партия как раз и контролирует призыв съезда к независимым кандидатам поддержать республиканского кандидата.

Ирина Лагунина:

Считает эксперт вашингтонского Института Брукингса Сара Байндер. Сдвиг обеих партий в сторону центра. Пролдолжим эту тему с Владимиром Дубинским:

Владимир Дубинский:

Совершенно верно, сдвиг в центр произошел, он очень заметен, и об этом свидетельствуют платформы обеих партий. Точно так же как республиканцы, которые на своем съезде в Филадельфии отказались включать в свою платформу положения, отражающие взгляды крайне правого крыла своей партии, демократы в Лос-Анджелесе отказались от крайне левых предложений, которые фигурировали в платформе их партии в прошлом. Так например, в нынешней платформе демократов нет планов создания крупных федеральных программ, направленных на решение экономических и социальных проблем. Наоборот, вместо этого демократы призывают к большей фискальной дисциплине, и в этом смысле их платформа схожа с целями, выдвинутыми республиканцами. Как заявил на съезде в Лос-Анджелесе президент совета лидеров Демократической партии Эл Фромм, принятая там платформа рассчитана на то, чтобы дать избирателям знать, что в случае победы на выборах демократы продолжат центристский курс, избранный президентом Клинтоном. Понять демократов можно. Зачем отказываться от политики, которая пользуется среди избирателей популярностью и которая, как утверждают демократы, привела к беспрецедентному экономическому росту? Как гласит американская поговорка, не чини того, что не сломано.

Следует отметить, что президент Клинтон сам не сразу пришел к этому центристскому курсу. Восемь лет назад, когда он только начинал в Белом Доме, он предложил несколько радикальных программ, в частности, в области стимулирования экономики и в сфере медицинского страхования. Но эти предложения с треском провалились в Конгрессе, обе палаты которого контролировали республиканцы. Только после этого президент внес корректировки в свою политику, сделав ее более центристской. И выяснилось, что такая политика оказалась не только самой эффективной, но и что он сам чувствует себя наиболее комфортно именно в политическом центре.

То же самое можно сказать и об обоих нынешних кандидатах. Хотя нынешний вице-президент Альберт Гор на съезде в Лос-Анджелесе многих удивил, выступив с заявлениями, которые некоторые обозреватели расценили даже как популистские. В частности, он сказал, что его цель - защищать интересы трудящихся от угрозы со стороны неких групп интересов, имеются в виду крупные корпорации. Зачем ему это понадобилось, сказать трудно. Вероятно, он считает, что решающими на выборах могут оказаться голоса тех избирателей, которые в силу разных обстоятельств не смогли воспользоваться благами экономического прогресса.

Тем не менее, большинство аналитиков сходятся во мнении, что основная борьба на предстоящих выборах развернется за голоса умеренно настроенных избирателей, причем, тех избирателей, которые отдают предпочтение тому или иному кандидату не потому, что он принадлежит к какой-то партии, а потому, что считают его лучшим кандидатом. В основном это избиратели среднего класса и среднего достатка, заинтересованные в поддержании стабильности и скептически относящиеся к радикальным предложениям, откуда бы они ни исходили - справа или слева.

В истории США, даже совсем недавней истории, уже были случаи, когда именно вот эти избиратели решали исход выборов. Так было, например, когда президентом был избран, а затем и переизбран Рональд Рейган. В этом году обе партии понимают, что в условиях, когда в стране царит экономическое благополучие, когда нет каких-то острых ситуаций ни внутри страны, ни на международной арене, радикальными предложениями избирателя привлечь невозможно. Поэтому обе партии заметно сдвинулись к центру и фактически предлагают одно и то же: продолжение стабильного экономического роста при укреплении сущесвующих социальных программ.

Ирина Лагунина:

По телефону из Лос-Анджелеса говорил Владимир Дубинский. Дебаты по существу партийных плтформ и предвыборных программ между основными кандидатами в этом году отнесены на октябрь. Отчасти из-за того, что оба претендента хотя максимально приблизить их к выборам. Но в основном из-за того, что в сентябре проходят Олимпийские игры.

XS
SM
MD
LG