Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Собчак. Политик и человек


Виктор Резунков:

В ночь на 20 февраля неожиданно ушел из жизни Анатолий Собчак. Что он думал о судьбе России в последние дни своей жизни?

Анатолий Собчак:

Мы государство практически разрушили. На сегодняшний день у нас государственная власть - крайне слабая. Отсюда - беспредел чиновничества, отсюда - беспредел и отсутствие ответственности и со стороны криминальных структур.

Виктор Резунков:

Каким он остался в нашей памяти?

Олег Басилашвили:

Он не терпел возле себя пустомель. И пустомелям, и не только пустомелям, а просто людям, не сведущим в чем-то, - от этого было обидно.

Виктор Резунков:

Анатолий Собчак стал жителем Ленинграда и навсегда связал свою судьбу с ним в молодые годы. Он родился в 1937 году в Чите. Затем переехал с семьей в Узбекистан, а в 1956 году, окончив среднюю школу, поступил на юридический факультет Ленинградского Государственного Университета. Закончив его с отличием, пройдя учебу в аспирантуре, в 1964 году, после защиты кандидатской диссертации, он стал преподавать в университете.

В сферу его профессиональных интересов входили не только право, но и экономика, и промышленное управление. Защитив докторскую диссертацию и получив звание профессора, он возглавил кафедру хозяйственного права Ленинградского Университета.

А затем наступил 1989 год, и Анатолий Собчак включился в политическую борьбу. По результатам первых свободных выборов, он становится народным депутатом СССР, затем - членом Верховного Совета, где работал председателем подкомитета по хозяйственному законодательству Комитета Верховного совета СССР по вопросам законодательства, законности и порядка.

Его решимость и твердость, проявленные во время работы по расследованию трагедии в Тбилиси в апреле 1989 года, яркие выступления с трибуны первого съезда народных депутатов СССР - принесли Анатолию Собчаку широкую известность и уважение.

Бывший народный депутат РСФСР, друг Анатолия Собчака, известный актер Олег Басилашвили, вспоминает.

Олег Басилашвили:

Я увидал его на съезде народных депутатов Советского Союза. И его блистательные речи, его выступления, критика в адрес уходящей навсегда - слава Богу! - коммунистической эпохи, произвели на меня большое впечатление. Такие выражения, как "якут Имярек", или, там, "калмык".... Помните, когда коммунисты избирались по каким-то якутским округам, и так далее, лишь бы попасть только на съезд, - эти выражения вошли в обиход? Крылатыми фразами стали, да?

Или, например, его объявление государственными преступниками членов ГКЧП во время выступления на площади перед Мариинским дворцом, в Санкт-Петербурге, тогда еще Ленинграде. По-моему, это тоже сыграло определенную роль: когда человек с открытым забралом говорит, при всеобщем, в общем-то, ужасе, что опять возникает старый и, наверное, еще более кровавый режим, ибо он уже научен горьким опытом.... Вдруг он их объявляет во всеуслышание государственными преступниками. Для этого надо иметь смелость, силу, и, конечно, я был этим очарован просто. И прививку он мне дал большую, в этом отношении.

Когда я имел честь баллотироваться в своем районе, он вызвался быть моим доверенным лицом. И был моим доверенным лицом. Мы с ним победили с большим перевесом. Кстати говоря, там было несколько очень достойных, просто - очень хороших людей. Я не буду их перечислять. Там был, правда, один человек нехороший, недостойный.... Вот во имя этого, чтобы его, так сказать, не пустить никуда, я и шел на эти выборы.

Когда я их выиграл, я сказал: "Анатолий Александрович, все, я свое дело сделал. Я этого человека не пустил на съезд. Теперь я хочу отдать второму, Блокову... там Ваня Блоков, из зеленых". Он сказал: "Вы с ума сошли. За вас голосовали люди, и вы оскорбляете их своим отказом. Они же за вас голосовали. Почему это вы свои голоса отдаете? Вы обязаны идти туда". Так что он меня просто "вбил" на съезд народных депутатов Российской Федерации.

Ну, вот такой был человек, довольно своеобразный. Так наши пути с ним пересеклись.

Виктор Резунков:

В 1990 году Анатолий Собчак избирается депутатом, а затем и председателем Ленинградского городского совета первого созыва.

Анатолий Собчак был членом КПСС неполных два года. Вступив в 1988 году в партию, уже в 1990 году он выходит из нее. 12 июня 1991 года Анатолия Собчака избирают мэром Санкт-Петербурга (тогда еще - Ленинграда), первым мэром в истории этого города. Первым и последним.

В те годы в Ленинграде сложилась тяжелейшая ситуация. Продовольствия не хватало. Существовала карточная система. Магазины были пусты. Казалось бы, еще чуть-чуть, и может грянуть народный бунт. Администрации Анатолия Собчака пришлось начинать с нуля. О том, какие приходилось решать проблемы, Анатолий Собчак рассказал мне в последнем интервью, незадолго до своей смерти.

Анатолий Собчак:

Вы знаете, я должен сказать, что как раз тогда все только начиналось. И контакты, и встречи, переговоры. К нам приглядывались, нам не доверяли, нас опасались. Поэтому нужно было наладить вначале правильные контакты, вызвать доверие, показать возможности. Вот этим как раз я занимался, и занимался успешно.

Но на первых порах.... Ну, я вам скажу так - что 1991 год, 1992 год, когда у нас начались вот эти шоковые реформы, - там было не до инвестиций, а в основном работа шла по привлечению в город гуманитарной помощи. И то, что сотни тысяч тонн продовольствия тогда пришли в Петербург только из Германии и позволили городу пройти это тяжелое время без голода, без серьезных каких-либо негативных проблем.

И как раз вот здесь, поскольку основная масса гуманитарных грузов, это была зима 1991-92 года, шла из Германии, я договаривался напрямую с Колем, скажем, или с Бушем о передаче нам продовольствия с американских баз в Германии. То, что, вот, скажем, в декабре 1991 года, когда город остался совершено без продовольствия, мы уже к концу декабря начали получать первые десятки тысяч тонн продовольствия из Германии, - это оказало нам, конечно, колоссальную помощь и позволило многие проблемы решить.

Это был первый этап. А потом начались уже инвестиционные проекты. Здесь многое удалось реализовать, и очень успешно. Ну, скажем, открыть первые - вообще в России! - иностранные банки, создать первые в России совместные предприятия. Я напомню, что до 1995 года, даже до 1996 года, - Петербург был лидером по числу совместных предприятий. У нас их насчитывалось примерно пятьдесят процентов от общего числа совместных предприятий в России.

Если говорить о таких серьезных инвестиционных проектах, именно тогда начались переговоры о проектах кольцевой магистрали. Именно тогда начались переговоры о реконструкции аэропорта, о создании в районе аэропорта деловой и хозяйственной, торговой зоны, со строительством и предприятий, и крупных магазинов, и гостиниц, и бизнес-центров, и паркинга на десять тысяч мест.

К сожалению, большая часть из этих подготовленных проектов оказалась не реализованной из-за позиции нового руководства города. Либо из-за того, что инвесторы, не испытывая доверия к новому руководству, сами отказались от этих проектов. Либо - скажем, как это случилось с аэропортом - потому что новое руководство само отказалось от этих проектов, сказав, что "все, что было при Собчаке, нас не интересует, и мы этим заниматься не будем".

Поэтому город до сих пор так и не имеет нового международного аэропорта, который он должен иметь по своему статусу.

Виктор Резунков:

А вот что вспомнил Олег Басилашвили о тех планах и делах, которые осуществлял Анатолий Собчак.

Олег Басилашвили:

Он меня неоднократно просил быть его доверенным лицом и выступить в поддержку - по телевидению, по радио. Я всегда это делал. Правда, в последний раз, когда он шел в Госдуму, я отказался быть его доверенным лицом, ибо я был доверенным лицом Степашина. Но нельзя и Степашина, и Собчака поддерживать одновременно, как-то это некрасиво. Значит, я сказал: "Я - с удовольствием, но я уже занят, так сказать". Но в поддержку я выступал. И фильм какой-то был снят об Анатолии.

И мне очень жалко.... Когда он сказал: "Давайте, в фильме cнимитесь, и скажите вот обо мне, как о прошлом губернаторе". Я говорю: " Вы мне дайте факты ваших дел. Так просто говорить, какой он хороший, какие у него голубые глаза, это - неинтересно. Дайте факты". И он мне стал перечислять по телефону, а вот я сидел и записывал. Громадный лист. Я думаю: "Когда он уже остановится?" Я уже больше не могу, у меня бумаги уже не хватает, а я все пишу, пишу, пишу....

И вот когда я выступил, я это все прочел, зачитал, сказал об этом. Ну и, естественно, эту бумагу я выбросил. Вот где она теперь? Я не знаю. Сейчас бы она очень пригодилась. Мне не хватило листа. Там был и дорожный фонд, который сейчас уничтожен. Там были инвестиции и в аэропорт, и в порт пароходный, и в новые причалы. Там были инвестиции и в дороги. Там и хосписы, там и дома для престарелых, там и гуманитарная помощь. Там эта "притча во языцех" - медицинское оборудование, и масса, масса других вещей, которые он сделал.

Я уж не говорю, помните - 1990-91 год, что такое был наш город? Черный, как вот этот костюм. Свет не горит, транспорт не ходит. Метро ходит в каких-то полутемных тоннелях. Магазины пустые и пахнут моргом. Ничего в них нет, кроме книжки, из библиотеки украденной - "Дети капитана Гранта". Вот здесь у нас, в "Диете".... Магазин-гастроном был назван "Диетой". Почему? А потому что в нем ничего нет, мы на диете сидим. Надо же такое вот.... Ну, это безобразие. Ну, как это назвать? Я даже не знаю. "Диета". Почему "Диета"? Ничего диетического нет, просто - кости, на которых нет мяса. Ну, диетическая пища.

И вдруг, когда начал Анатолий Александрович заниматься городом, мы, как обыватели, вдруг замечаем: загорелся свет, да? Освещен был Зимний дворец, как в Москве, даже лучше. Такой красоты... он ночью красивее, чем днем. Вдруг открылась гостиница "Нева-палас", какая она шикарная! Мы такого не видели никогда. Гостиница "Европейская".... Мать честная! Какой-то ресторан!.. Смотри-ка - магазины, а в них все есть! Смотри - как хорошо, интересно!

Мы ходили и чувствовали себя просто на седьмом небе. Да, цены растут, но - инфляция, это и естественно. Мы чувствовали, что мы вступаем в какую-то новую жизнь, в которой надо жить и бороться за свое существование, зарабатывать деньги, и так далее, и так далее. Это все начал Анатолий Александрович Собчак.

А сколько у него ланов было! И они уже были.... Вот план по ремонту дорог. Это же его план, и составлены и сметы, и деньги. Затем. Кольцевая дорога. Что делать с дамбой? И прочие вопросы решались им конкретно.

Виктор Резунков:

Хаос, который существовал в хозяйстве страны в начале девяностых, и те попытки, которые предпринимались Егором Гайдаром, проводить реформы, не всегда встречали у Анатолия Собчака понимание и поддержку. Вспоминает Олег Басилашвили.

Олег Басилашвили:

Я помню, с каким ужасом Собчак воспринял известие о некоторых шагах Гайдара. А как я могу судить, правильно Гайдар решил, или нет? Я этому человеку верил, и сейчас верю. И Чубайсу верю. Кроме веры, у меня нет никаких данных для того, чтобы говорить "да" или "нет". Верю. Потому что люди начали, люди стали делать, и плоды их работы видны сегодня. И плохое, и хорошее. Особенно - хорошее.

Собчак, четко разбиравшийся во всех этих делах, в самолете, когда мы летели с ним из Москвы сюда, говорил - "что они делают, разве можно"? Он все время говорил о социальном, о том, что ждет правительство демократическое, если жизненный уровень большей части народа упадет безумно низко, и тогда вместо союзников мы получим противников. Так оно и произошло.

Я не знаю, был ли другой выход. Наверное, был. Вот, Явлинский заявляет, что это возможно. Собчак тоже, так сказать, говорил, что надо было иначе проводить и приватизацию, и все прочее. Я понимаю, что Гайдар и Чубайс были поставлены в крайне сложное положение. И время подпирало, и мятеж коммунистов, и все что угодно. Начал там делать. Возможно, были ошибки, возможно, что-то не учел. Но Собчак четко в этом разобрался. Четко. Но говорил это только мне, нигде не подвергая критике вслух. Потому что уж начали - так делайте! Авось как-то выкрутимся. Но начать надо.

И это говорит о его большом благородстве. Потому что, например, Хасбулатов не выдержал. Хасбулатов, считая, что он может быть (а не Гайдар) премьер-министром... видите, его честолюбие подвигло его на путч, на измену Ельцину, чего у Собчака этого не было.

Виктор Резунков:

В 1994 году в мэрии Санкт-Петербурга - существенные перемены. Администрация преобразуется в правительство, председателем правительства остается Анатолий Собчак, а первыми его заместителями - по-прежнему Владимир Путин и Алексей Кудрин.

К июню 1996 года, когда, в соответствии с законом, должны состояться выборы губернатора Санкт-Петербурга, в слаженной, казалось бы, команде Анатолия Собчака возник раскол. Москва сделала ставку на его первого заместителя, председателя Комитета по управлению городским хозяйством Владимира Яковлева. Деньги на его предвыборную кампанию, которую организовали московские имиджмейкеры, шли огромные, чего не скажешь о предвыборной кампании Анатолия Собчака.

Второй тур состоялся 2 июня. Анатолий Собчак выборы проиграл. Для него это было трагедией. Вслед за мэром из Смольного ушли почти все его заместители, не пожелавшие иметь ничего общего с предавшим Анатолия Собчака новым губернатором. Именно тогда, говорят, Владимир Яковлев предложил Владимиру Путину место в своем правительстве, на что тот ответил: "Лучше быть повешенным за преданность, чем получить награду за предательство".

С этого момента Анатолий Собчак становится президентом Балтийской коллегии адвокатов. И с этого момента начинается его травля. В Санкт-Петербург прибывает следственная группа из Генеральной прокуратуры России и начинает искать компромат. Возбуждается уголовное дело. Анатолий Собчак обвиняется срезу по двум статьям, подразумевающим наказание за получение взятки и злоупотребление служебным положением.

Как заявляет сам Анатолий Собчак, это - политическая провокация. За всем этим стоят известные всем люди. Это - бывший руководитель службы безопасности президента Александр Коржаков, бывший глава ФСБ Михаил Барсуков, министр внутренних дел России Анатолий Куликов, генеральный прокурор России Юрий Скуратов и его заместитель Михаил Катышев. 3 октября 1997 года для дачи показаний по делу фирмы "Ренессанс" Анатолия Собчака вызывают в прокуратуру. При этом за ним присылают автобус с двадцатью омоновцами. В кабинете у следователя Анатолию Собчаку становится плохо с сердцем. Это был третий инфаркт. Скорая помощь отвозит его в Медсанчасть номер 122. Врачи не решаются даже перевезти его в Военно-медицинскую академию для операции на сердце, так как по телефону постоянно раздаются в его адрес угрозы.

Через несколько дней, не без помощи тогдашнего директора ФСБ Владимира Путина, санитарным самолетом Анатолия Собчака отправляют в Париж. Так Владимир Путин спасает Анатолия Собчака во второй раз.

Перед тем, как Анатолий Собчак улетел в Париж, в Санкт-Петербурге группа писателей и деятелей культуры выступила с заявлением в его защиту. Говорит Олег Басилашвили.

Олег Басилашвили:

Понимаете ли, в чем дело. Вину Собчака, его превышение своих служебных обязанностей, возможностей, должен определять суд и следствие. В следствие не приводят под стволами автоматов. Это делается специально для того, чтобы человека испугать сильно. В испуганном состоянии он готов, так сказать, давать нечеткие ответы, и так далее, и тому подобное. Это и послужило его новому заболеванию.

Должен вам сказать, что наш город (буду говорить о городе только) славен тем - как, впрочем, и вся Россия, - такое хобби у нас есть, оно давно уже, это хобби, у нас существует: уничтожать всех, кто умнее тебя. И мы этим занимаемся со сладострастием. Ну, не буду далеко ходить. Ну, возьмите Иосифа Бродского, допустим, да? С каким сладострастием рабочие, ныне бьющие касками об асфальт у Белого дома, требовали суда... не суда, а высылки, всяких мер против замечательного поэта, который виноват был только в том, что писал стихи. "Это мы, ленинградцы", - говорят с гордостью, да?

Сколько надписей на заборах появилось, когда была убита Галина Васильевна Старовойтова. Сколько надписей.... "Демократы - убийцы женщин". Что Гайдар сам убил Старовойтову.... Что вообще она была замешана в каких-то махинациях.... Это - ложь, подлая, гадкая, мерзкая ложь, сделанная для того, чтобы уничтожить даже память о ней.

А ряд других людей? Я уж не буду говорить об Ахматовой, о Зощенко, о Пушкине, о Маяковском, о Лермонтове.... Все мы знаем: несть им числа. А просто о людях, которые чем-то выделялись и сгнили в ГУЛАГе. Это - тоже наше хобби.

И вот, мы теперь верны сами себе. Вот, сейчас ходят слухи такие, что вот, убит он, не убит.... Ну, кто это может знать? Даже если экспертиза что-то скажет, верить ни в ту, ни в другую сторону, не могу. Я вспоминаю вскрытие Фрунзе и ряда других людей... Горького того же... И того же Сталина... Кто кого убивал, и убивал ли.... Веры врачам, в этом отношении, у меня нет.

Вот. Я не могу поверить только в то, что вот человек, полный сил, которого я недавно совсем видел, сажающий деревья, разгребающий снег, полный надежд, чаяний и планов на будущее, человек, ввязавшийся в довольно трудную президентскую гонку с Путиным, мог так неожиданно уйти из жизни. Ну, правда, всякое бывает. Всякое бывает. Поэтому сказать мне трудно. Но, несомненно, причиной его смерти явилась та самая травля, о которой я говорил. Наше хобби.

Виктор Резунков:

В середине 1999 года, после более чем двухлетнего изгнания, Анатолий Собчак возвращается в Россию, в Санкт-Петербург. Уголовное дело, начатое против него, разваливается. Генеральный прокурор Юрий Скуратов отправлен в отставку. Его заместитель, Михаил Катышев, отстранен от расследования. Не слышно почти ничего ни об Александре Коржакове, ни о Михаиле Барсукове, ни об Анатолии Куликове. Зато на политическом небосводе России ярко вспыхнула новая звезда - Владимир Путин.

Анатолий Собчак воспрял духом. Он участвует в выборах в Государственную Думу. Неудача. Но отчаиваться - не в правилах Анатолия Собчака. Тем более, всем известно, какими грязными были эти выборы. Борис Ельцин объявляет о своей отставке. Исполняющим обязанности президента становится Владимир Путин. Он сразу же назначает Анатолия Собчака своим доверенным лицом на предстоящих в марте президентских выборах.

Почему, даже если не учитывать старую дружбу, Анатолий Собчак согласился поддержать Владимира Путина? В своем последнем интервью, незадолго до смерти, Анатолий Собчак ответил мне на этот вопрос.

Анатолий Собчак:

Когда он работал в Петербурге, он был вторым человеком в городе. Его все знали, Он очень хорошо и эффективно работал. Тогда никто не говорил о том, что он загадочный, или что его не понимают или трудно понять. Просто было неожиданно для всех, когда в считанные месяцы человек, который не был известен в стране, стал вот первым политическим лицом в стране, плюс - получил такую невероятную популярность. Отсюда вот все и рассуждения о его загадочности.

Я думаю, что никакой загадки здесь нет. Вся его необыкновенная популярность связана с одним: что люди видят в нем такого же, как они сами, видят в нем человека слова, человека, который не только говорит. Говорит, прямо надо сказать - не так много, но все, что он говорит - он выполняет. Видят человека, который впервые на посту председателя правительства (а теперь - президента) ясно, четко и просто объясняет свою политику. Говорит, что он собирается делать и почему он собирается это делать. И не только объясняет, а еще и действует.

Видят в нем человека решительного, способного довести до результата то, что он начинает делать. И самое главное, думаю, что большинство россиян видят в нем человека, который действительно думает о государстве, о стране. Не о своих личных интересах, нуждах, а видят в нем государственного человека, который, действительно, служит государству и будет думать о стране.

Может быть - снова, в который раз! - наш народ поверил в то, что к власти придет новый, молодой, образованный, решительный, мужественный человек, который будет служить стране, служить народу. И в этом - причина его популярности.

Поэтому никакой загадки особой здесь нет. Я думаю, что в нем такое редкое сочетание качеств офицера, потому что все-таки большую часть жизни он проработал в качестве офицера, на службе государству. А с другой стороны - это хорошее университетское образование, в одном из лучших университетов не только России, но и Европы, с широкими демократическими традициями, человека, знающего западную жизнь не понаслышке, а изнутри, пожившего на Западе, прекрасно знающего и негативные и позитивные стороны этой жизни. Это, действительно, совершенно новое явление в нашей политике.

Если, скажем, сравнивать его с Гайдаром и тем кругом молодых людей, которые выдвинулись при Гайдаре, то их отличало, так сказать, чисто теоретическое отношение к Западу, и часто - восторженное, без критического отношения к тому, что там есть. Попытки перенести реалии западной жизни на нашу почву и добиться в короткий срок тех же результатов. Так, в этом отношении Путин - совершенно другой. Он прагматичный и очень реалистичный человек. Он очень хорошо знает и понимает и плюсы, и минусы западного образа жизни и понимает, что для России приемлемо, а что неприемлемо.

Поэтому я не вижу здесь никакой загадки. Наоборот, я считаю, что произошло какое-то такое очень счастливое стечение обстоятельств, что человек такого рода стал во главе государства, потому что не дай Бог нам московских чиновников, этой, знаете, такой вот старой бюрократии номенклатурной, прогнившей, продажной, которая уже сегодня устроила такую для себя жизнь и для окружающих. Для себя - жизнь аристократов, которые могут позволить себе все, а для окружающих - нищенскую и полуголодную жизнь. Не дай Бог нам подобного рода людей иметь во власти.

Виктор Резунков:

Размышляя о предвыборной ситуации в России, Анатолий Собчак сказал.

Анатолий Собчак:

Слава Богу, что так случилось, что - не лужковы и не примаковы, всей своей прошлой деятельностью связанные с номенклатурой.... Что они даже не стали претендовать на место президента и не имеют сегодня шансов.

Ведь что принципиально нового принес, вот, Владимир Владимирович своим приходом во власть? Ппервые пришло поколение никак не связанных с прежней номенклатурой людей. Возьмите его окружение, возьмите его самого. Он никогда не занимал никакой номенклатурной должности. Более того - это люди, которые, по отношению к жизни, по образу жизни - совершенно другие.

Вот, какая самая существенная, так сказать, черта, отличие, скажем, Ельцина и его образа жизни? Это - типичные обкомовские вкусы, типичный образ жизни среднего партийного, обкомовского, провинциального человека. Потому что: что для него существует в качестве развлечения, отдыха? Книжек он не читает, по театрам он тоже не ходит. И музыка его, скажем, не интересует; только в дни юбилея Пушкина вспомнил о том, что в школе читали Пушкина, и, оказывается, это очень интересно. Вот это - человек, который за всю жизнь Пушкина не умудрился прочитать, кроме того, что, по школьной программе, с ним проходили.

Вот это - принципиальное отличие. И сегодня, когда пишется масса заказных статей, прежде всего, московскими борзописцами (причем, это статьи, явно оплаченные), вся эта свора боится только одного: что наступит настоящий порядок. Что законы начнут исполняться, власть начнет действовать нормально и так, как она должна действовать. И тогда вот вся эта лафа халявной жизни, когда можно грабить страну, можно безнаказанно среди бела дня присваивать себе миллионы и миллиарды, - она закончится.

И я думаю, что вот именно это сегодня повергает в страх и так называемых олигархов, и всю эту московскую чиновничью бюрократию, связанную с прежним режимом, которая очень неплохо устроилась и в сегодняшней жизни. Поэтому естественны те нападки, которые идут сегодня в средствах массовой информации. Они будут, по мере развертывания избирательной кампании, увеличиваться, несомненно.

Но еще раз повторяю. Здесь очень характерно то, что - ничего, кроме домыслов. Потому что вся жизнь Владимира Владимировича - ясна, она видна, и сколько здесь ни просматривай, с какой стороны, - ничего обнаружить негативного из того, что так хотелось бы его противникам, просто невозможно.

Поэтому это действительно государственный человек, который всю жизнь нормально работал на нужды и интересы государства, и будет делать это впредь. А то, что это будет связано с наведением порядка - это очень хорошо. Я считаю, что вот с приходом Путина закончилась эпоха переходного периода, посткоммунистического периода, когда страна болталась между прошлым и будущим. Когда мы, так сказать, жили вот в этом хаосе перемешанных новых институтов демократического государства со старыми институтами коммунистического общества.

Сейчас начинается период нормальной, спокойной жизни, нормального экономического развития, нормальной жизни государства, нормального развития государственных институтов. И это все, в конечном итоге, даст только позитивные результаты для страны и, я думаю, нам понадобится два-три года для того, чтобы восстановить престиж страны, для того, чтобы привести в порядок законодательство, особенно налоговое, и устранить наиболее негативные, наиболее неприемлемые черты этого законодательства. С тем, чтобы дать людям свободно жить, нормально работать, организовывать свое дело.

И здесь самое главное - я и в этом тоже уверен - люди почувствуют, как, шаг за шагом, жизнь улучшается. И вот это, может быть, будет самым главным залогом того, что новая власть, новое государство будут приняты народом. Вот исчезнет та пропасть, которая существует сегодня между властью и народом, между жизнью во власти и жизнью остального населения страны.

Виктор Резунков:

Я не удержался и спросил тогда Анатолия Собчака, а это было две недели назад, не вызывают ли у него опасения многочисленные заявления Владимира Путина о необходимости усиления роли государства по решению общероссийских проблем, не приведет ли это к диктатуре? Анатолий Собчак ответил...

Анатолий Собчак:

Я думаю, что это должен был бы делать любой новый президент. Потому что мы государство практически разрушили, потому что, на сегодняшний день, у нас государственная власть крайне слабая и не выполняет большей части возложенных на нее функций. Отсюда - беспредел чиновничества. Отсюда - беспредел и со стороны криминальных структур.

Поэтому мы уже дошли до такой точки, когда дальше терпеть дальнейшее разрушение государственных структур просто нельзя. И то, что делает Владимир Владимирович, это совершенно нормальный процесс восстановления государственности. Речь идет не об усилении государственности, а о восстановлении основных структур, основных институтов государства и создании нормальных условий для их деятельности.

Виктор Резунков:

Анатолий Собчак решил поддержать Владимира Путина, несмотря ни на что. Несмотря даже на то, что интеллигенция Санкт-Петербурга, в большинстве своем, к Владимиру Путину относится с явным подозрением и недоверием. Даже Олег Басилашвили, похоже, не намерен голосовать за новую политическую звезду. Вот что он говорит.

Олег Басилашвили:

Путин Владимир Владимирович ведь учился у Анатолия Александровича Собчака в университете, недолго. Какие-то курсы проходил, вот, для работников Комитета госбезопасности, и прочее.

Ну, я человек наивный, верящий в хорошее. Может быть, это и хорошая черта, а может - и нет. Понимаете, для меня работники госбезопасности - это люди с тавром на лбу. Не пойдет нормальный человек работать в государственную безопасность, тем более, зная о тех преступлениях против народа, не только России, не только Советского Союза, но и всего мира, которые совершил Комитет госбезопасности.

Но, думаю, все-таки настали новые времена. Ну, мало ли - человек, обуянный романтикой разведчиков, Штирлица, и так далее, подлинно уже может помочь как-то, выявить врага, там, и прочее, пошел работать туда. Втянули.... Могло произойти такое? Допустим, тавра у него этого нет. Возможно, вращаясь в высоких политических кругах, он понял ситуацию, понял конъюнктуру, понял, что Россию можно вывести из кризиса, из полного уничтожения, полного исчезновения с карты земли, так, мне кажется, вопрос стоит.

Но что меня настораживает? Меня настораживают первые шаги экономического плана путинские. Опять лежит на столе этот пресловутый указ об отмене валютных операций. Он как привидение там. А что там говорить? Я уже не знаю, как там бизнес с Западом, выгодно, не выгодно.... Думают, нам не выгодно торговать с ними, и они нам рублями будут платить, что ли?

Я говорю не об этом, я говорю об обывателе, о себе. У каждого из нас, у кого есть пятьдесят долларов, у кого есть пятьдесят тысяч долларов, или, там, миллионов долларов, это не важно. Но это сберкнижка, которую можно пойти и обменять, в крайнем случае, на наши рубли.

Если будет запрещен этот обмен - и покупка и продажа, мы окажемся опять без штанов.

Виктор Резунков:

Выполняя свою миссию, Анатолий Собчак, кстати, сказавший, что в Санкт-Петербурге агитировать за Владимира Путина нет особой необходимости, здесь он фигура известная, - отправился в Калининград. В ночь на 20 февраля его не стало. Он умер в номере гостиницы "Русь" в Светлогорске.

Для большинства россиян Анатолий Собчак был известен, как крупный политик, оратор, трибун. А как человек - он известен гораздо меньше. О том, каким он был, вспоминает Олег Басилашвили.

Олег Басилашвили:

В личном плане - мне с ним было довольно сложно. Потому что мы с ним люди разные. Я актер и мыслю, в основном, образами и эмоциями. А он - юрист и привык мыслить сухими юридическими формулами и все подвергать сомнению, и проверять тысячу раз, прагматически, четко и точно. В этом у нас с ним большая разница. Но нас связывало с ним одно: большая любовь к искусству. Особенно у него. Потому что у меня любви этой быть не может. Актер, который больше пятидесяти лет проработал в театре, особенно обожать свою работу уже не может, понимаете, так сказать, до конца.

А Анатолий Александрович был завзятым меломаном, зрителем театральных залов. Приходил. Ну, что там говорить? Например, до сих пор в Большой драматический театр идут все гонорары от всех его лекций и всех его книг. В фонд БДТ. Никто этого не знает. А деньги приходят. Вот его наш город обвинял в каких-то, там, коррупционных делах. Так вот деньги-то. Они сюда идут, на счет БДТ.

Виктор Резунков:

Театр для Анатолия Собчака был больше, чем театр. В архивах мы обнаружили пленку с его любопытными признаниями. Запись сделана а 1995 году.

Анатолий Собчак:

Вы знаете, когда вот живешь в том режиме, в котором живу я, - ты как аккумулятор, который постоянно разряжается. Потому что ты постоянно должен что-то отдавать другим. И этих других за день проходит иногда сотни. Ну, десятки, так уж это точно. И ты все время отдаешь свою энергию, отдаешь свои мысли, отдаешь свои эмоции. И, в конечном итоге, очень многие политические деятели - это я уж знаю не понаслышке, а по общению, - от них остается только оболочка. Они становятся просто как манекены, пустые изнутри. Потому что им уже нечего отдавать. А в силу своей работы они обязаны отдавать.

И мне безумно жаль таких людей, потому что они тогда начинают либо пить, либо еще чем-то... вот какую-то, так сказать, подзарядку, но другим.

А вот меня, скажем, многие и избиратели мои, и особенно журналисты, укоряют и делают замечания мне, что вот я очень люблю по театрам ходить, встречаться с людьми искусства. Но вот они как раз не понимают того, что для меня это как раз та самая подзарядка, то самое наполнение, без которого я не могу себя нормально чувствовать и нормально жить, без которого я просто чувствую, как результативность моей работы ухудшается. У меня не остается запаса того, что я должен отдавать людям.

Поэтому для меня театр, музыка, вот общение с людьми искусства - это своеобразный способ эмоциональной подзарядки, необходимый для моей жизни. Может быть, это как раз и самое приятное вообще во всей политической жизни, вот эта возможность познакомиться с этими людьми. Потому что в обычной жизни со многими из них пути бы не пересеклись, а так, благодаря моему положению, они пересеклись.

Но они бы могли просто пересечься формально и на этом прекратиться. Но вот со многими, скажем, с Наташей Гундаревой, вдруг не просто, так сказать, проходят мимо, а пересекаются, и остается очень доброе, очень такое прекрасное чувство и образ человека необычайно обаятельного, необычайно привлекательного, с которым очень интересно общаться, говорить.

Так что вот это - это та часть жизни, которая доставляет радость. Я всю жизнь ходил с театры. Я всю жизнь ходил в филармонию. И, независимо от того, мэр я или, там, не занимаю никакой должности, я все равно буду ходить. Пока буду жить, дай Бог пожить подольше, - я буду ходить в филармонию, буду ходить в театры. Потому что для меня это очень важная сторона моей жизни.

Действительно, так я и думаю, что, в общем, и женщины, и любовь - это самое главное, что есть в жизни любого человека. Ни служебные успехи, ни материальное благополучие, ни даже слава или какой-то вот такой общественный успех не могут дать той полноты чувств, гармонии, наслаждения, которую дает любовь. Ну, и естественно, это связано у нас, прежде всего, с женщиной.

Виктор Резунков:

Огромное влияние на Анатолия Собчака в детстве оказала его бабушка.

Анатолий Собчак:

Анна, так звали мою бабушку по отцу. Она была очень интересным, удивительным человеком. Она родом из очень состоятельной чешской семьи, она чешка по национальности. Дед ее, по сути дела, похитил, увез, и в те годы, это было еще до революции, увез на строительство вот этой трансазиатской железной дороги. Он был машинист... В Ташкент, в Среднюю Азию. Поэтому я там прожил определенную часть жизни.

Она была образованной очень. Знала несколько языков. И она внесла в жизнь нашей семьи удивительный строй вот такого очень уважительного отношения к старшим. Ну, вот, благодаря именно ее влиянию, в доме все называли друг друга на "вы". И я - отца и мать. Мать отца называла по имени отчеству и на "вы". И я тоже. Нас трое сорванцов было, так что мы тоже на "вы" называли родителей. И вот, с бабушкой у меня было много связано.

Она прекрасно готовила. Вообще - добрый, удивительно добрый и мягкий человек она была. И очень меня любила. Больше всех своих внуков, потому что я был похож на деда. А разговоры о деде вообще в доме были запрещены, потому что он был репрессирован, враг народа, и я вообще узнал о том, что с ним произошло, уже после 1956 года только. А до этого как бы его и не существовало, о нем не упоминали.

Ну, вот из-за того, что я похож на него, и по темпераменту, и внешне, она меня очень любила и всегда только говорила: "Толя, я прошу тебя, не делай две вещи. Не играй в карты и не занимайся политикой".

Первое я сдержал. Я уже думал, что я и вторую заповедь бабушкину выдержу мое обещание и не буду.... В общем, большую часть жизни прожил, политики не касаясь. А потом, видимо, все-таки судьба так сложилась, что завернула меня и на эту стезю.

Виктор Резунков:

Вы слушали специальную передачу "Анатолий Собчак. Политик и человек". В передаче принимал участие народный артист СССР Олег Басилашвили. А также были использованы архивные материалы с записями интервью с Анатолием Собчаком.

XS
SM
MD
LG