Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

”Права человека в Челябинской области”


Людмила Алексеева:

Второй год российские правозащитники проводят мониторинг положения с правами человека в стране. Работа строится по такому принципу: в каждом регионе ее осуществляет одна из местных правозащитных организаций с помощью остальных, а потом на базе этих региональных докладов Московская Хельсинкская группа делает общероссийский доклад. За 1998-й год такие доклады подготовили правозащитники 30-ти российских регионов. За 1999-й год - 60-ти регионов. В Челябинской области и в 98-м, и в 99-м году мониторинг по правам человека осуществлял челябинский областной Комитет российских реформ. Эта организация действует с 92-го года. С самого начала комитет занимался и общественно-политической, и правозащитной проблематикой, но из года в год все меньше внимания уделял политическим вопросам и все больше правозащитным. Доклады челябинцев основывались на материалах, почерпнутых из официальных источников, из средств массовой информации и от других общественных организаций, с которыми сотрудничает Комитет российских реформ. А также из собственной юридической приемной, которая работает не первый год, и куда граждане обращаются за помощью в случае нарушения их прав. Вот как характеризуется в докладе за 1999-й год общее положение в Челябинской области:

“По уровню жизни в конце 1999-го года Челябинская область входила в первую десятку субъектов Российской Федерации. По объему промышленного производства в 1999-м году занимала шестое место. При общем росте выпуска промышленной продукции по стране в целом на 8%, в Челябинской области рост составил более 16%. Однако, характерный для этого региона переход значительной части предприятий в частные руки и низкий уровень правосознания большинства новых владельцев не способствовал улучшению соблюдения прав человека работодателями”.

Отсутствие прогресса в области социально-экономических прав, несмотря на начавшийся экономический подъем, в значительной мере объясняется низкой активностью наемных работников по защите своих прав. Отсюда и продолжающиеся задержки заработной платы.

“В течении 1999-го года в разных городах и районах области выплата зарплаты учителям задерживалась от нескольких недель до полугода. Так, по заявлению председателя райкома профсоюза учителей города Незепетровска Киселевой, в конце января 1999-го года выплачивали зарплату за август 1998-го года. В течении 1999-го года невыплаты заработной платы сокращались, и к первому марта 2000-го года все задолженности по зарплате учителям были погашены”.

В докладе отмечается и тяжелое положение пенсионеров. Хотя в течении 99-го года задержка в выплате пенсий сокращалась, повсеместным в области было нарушение местными пенсионными фондами закона “О порядке начисления пенсий”, которое выразилось в изменении коэффициента их начисления с 0,7 на 0,525. Правозащитники зафиксировали и явное нарушение федерального закона “О ветеранах” местными властями и добились исправления местного законодательства в этом отношении.

“Челябинская городская Дума в нарушение статьи 22-й закона “О ветеранах” в феврале 1998-го года отменила 50% скидку на оплату жилья и отопления для лиц, подпадавших под действие этой статьи. В марте 1999-го года по иску председателя городского общественного движения “Объединение пожилых людей” суд Ленинского района города Челябинска обязал челябинскую городскую Думу внести изменения в решение о льготах в соответствии со статьей 22-й федерального закона “О ветеранах”. Повсеместным явлением в течении 1999-го года было требование, вопреки закону Российской Федерации, полной оплаты коммунальных услуг ветеранами труда. И только немногие ветераны добились положенных льгот”.

Автором доклада “О положении с правами человека в Челябинской области” и в 98-м, и в 99-м году был Александр Владимирович Алексеев. Вот что он рассказывает о работе над этими докладами и об отношении к правам человека различных властных структур.

Александр Алексеев:

Трудность практически одна - очень тяжело получать информацию из официальных структур. В общей сложности мы направили свои запросы в 15 разных организаций, то есть прокуратура, там три прокуратуры, военная, дорожная и гражданская прокуратура, в милицию, во все структуры, какие фактически есть, в администрацию области и города. И получили информацию только от одной организации, которая занимается приезжими из других территорий. И то они написали отписку, что у них никаких проблем нет. Приходилось с очень большими трудами получать информацию самим. То есть мы выходили в частном порядке на некоторых работников этих организаций и из них выуживали. Причем, там они Христом Богом просили, чтобы мы не говорили, кто они такие, чтобы не называли фамилии. И большую часть мы взяли через правозащитные организации информацию и по средствам массовой информации.

Людмила Алексеева:

Тем не менее, доклады были сделаны, в основном на материалах обращений граждан в общественные приемные.

Александр Алексеев:

С нами сотрудничают целый ряд общественных организаций. Действует общественная приемная, куда могут прийти любые граждане, получить консультацию у опытных юристов по любым интересующих их вопросам, прежде всего по защите собственных прав, которые нарушаются. В принципе, у нас работают еще несколько приемных в городе, которые открыты государственными структурами, губернатором, в частности. Наверное какую-то пользу те приемные, которые они создали, их там две, какую-то пользу они приносят. Потому что все-таки человек может пожаловаться хотя бы, ну, может быть, какие-то консультации получить. Так что я не хочу сказать, что все, что они делают, это плохо. Но вот деятельность такой носит специфический характер, вроде бюро жалоб, на которые они отвечают в государственных структурах.

Людмила Алексеева:

Есть еще один областной орган, который должен способствовать защите прав граждан - это комиссия по правам человека при губернаторе. В Челябинске губернатором является Петр Сумин.

Александр Алексеев:

Вообще у нас интересная комиссия по правам человека, которую создал губернатор, это функционеры разных организаций или близкие ему люди левых убеждений. Он пришел к власти при поддержке КПРФ, которая ведущую роль сыграла в его избирательном блоке. В этой комиссии находится Бараненко, директор первой школы города Копейска, который всенародно прославился на последнем съезде учителей Советского Союза еще тем, что с трибуны требовал физического наказания в школе. Может быть у себя он пытался ввести, я не знаю насчет Копейска, но это не удалось. А сейчас он работает в комиссии по правам человека губернатора. Это показатель, с какими людьми работает губернатор.

Людмила Алексеева:

С такой комиссией правозащитникам трудно сотрудничать.

Александр Алексеев:

Наши попытки каким-то образом сотрудничать с этой организацией ни к чему не привели. Я готовил доклад по правам человека в мониторинге, несколько раз мы обращались сначала к председателю комиссии. Той, Екатерина Горина, было некогда, все время была занята. Но после трех недель наконец нам удалось с ней встретиться, так она отказалась давать какую бы то ни было информацию. Мы хотели у нее спросить, сколько людей к ней обращалось, какие проблемы у них стоят, какую помощь им можно оказать. Так она вообще разговаривать не хочет.

Людмила Алексеева:

Наверное и члены губернаторской комиссии по правам человека в свою очередь имеют претензии к правозащитникам, так как те настаивают на соблюдении законов, которые представители власти постоянно нарушают.

Александр Алексеев:

У нас есть такая организация правозащитников - городское движение правозащитное называется. Во главе стоит Алексей Суздалов. Для того, чтобы зарегистрировать, надо десять человек. Так вот Суздалов надавил на ряд мозолей губернатору, в частности, ему удалось на суде доказать, что два начальника управлений областных, Козлов и Хаиров, незаконно являются депутатами одновременно. И после очень продолжительных судебных процессов, это было больше года, заставил их уйти из депутатов. Он также доказал, что первый заместитель губернатора незаконно является одновременно главой города Копейска. И вот после этого всего губернатор, видимо, дал указания Гориной, и она стала проводить розыскные действия, встречаясь с теми людьми, которые зафиксированы как учредители этого движения. Существует или не существует, имеет право эта организация существовать или не имеет право существовать. Собственно говоря, это не ее работа, она не следователь и не милиция, но, тем не менее, такие функции на себя взяла. Мало того, что взяла, еще по этому поводу организовала публикации в газетах. Нам удалось найти материал очень любопытный, и он очень значим в масштабах страны. Дело в том, что наша областная прокуратура в Челябинской области получила около двадцати квартир незаконно для своих сотрудников. То есть, по закону, работник прокуратуры имеет право через полгода на квартиру, но в том случае, если он нуждается. А нуждается в том случае, если он живет в общежитии или у него шесть метров или меньше на человека. А тут получается так: женщина работает, она живет одна, 18 метров у нее, и она получает 27, скажем, метров, это жилой площади, полезной больше. То есть незаконно. А в результате что получается: в результате прокурорские работники как бы подкуплены областными властями, городскими тоже, соответственно. Вот у нас прокурор Брагин - интересная личность. Он человек очень откровенный и время от времени проговаривается. В ноябре прошлого года давал интервью и говорил, что из центра идет финансирование, которого только-только хватает, и то не всегда, на зарплату. А все остальное, включая расходы на ремонт, на получение квартир, допустим, на детский сад, все остальное они получают благодаря помощи губернатора и местных глав администраций.

Людмила Алексеева:

Конечно, это ставит работников прокуратуры в зависимость от местных властей и не может не влиять на их деятельность по охране законности.

Александр Алексеев:

В результате что получается - вот у нас в области очень много махинаций с незаконным получением бесплатных квартир, а прокурорские работники этого ничего не видят, если они сами получили незаконно. То есть целый букет таких нарушений. Прокурор Брагин, когда еще был городским прокурором, я был депутатом городского совета, и у нас когда Брагин выступал и как бы между прочим сказал, что он сам решает, по каким случаям нарушения закона возбуждать вопрос, а по каким не возбуждать, то есть как бы дифференцирует. Вот этот вопрос, где возбуждать, где не возбуждать, это как раз и финансируется, и обеспечивается этими властями.

Людмила Алексеева:

Это относится не только к прокурорам, но и к судьям.

Александр Алексеев:

У нас суд финансируется тоже частично из местных бюджетов, а в результате получается, что из-за того, что очень большой наплыв заявлений, некоторые дела ждут год и больше. И вот судьи сами решают, по каким делам провести быстро заседание, а по каким медленно.

Людмила Алексеева:

Александр Алексеев считает, что эти явления объясняются не только бедностью федеральной власти, что это имеет более глубокие корни.

Александр Алексеев:

Фактически тем самым проводится целенаправленная политика сверху, из Москвы, подчинения прокурорских работников на местах тем исполнительных начальников, которые там действуют. И это повсеместное явление. Если бы это был один раз и было бы в одном регионе. А так мы видим, что идет целенаправленная политика недофинансирования. Ведь это если один раз в жизни человеку на голову кирпич упал, это может быть и случайно, но когда каждый день по кирпичу падает, то это, видимо, не случайно.

Людмила Алексеева:

В своем докладе “О положении с правами человека в Челябинской области” Алексеев высказывает соображения, как можно вывести суды и прокуратуру из-под влияния местных властей.

Александр Алексеев:

Необходимо резко менять законодательство в этой части. Во-первых, ввести специальное наказание уголовное для министра финансов в случае недофинансирования прокуратуры и суда. А с другой стороны, ввести специальное уголовное наказание и для руководителей суда и прокуратуры и для руководителей исполнительной власти, которые дофинансируют их. Потому что фактически это является подчинением прокуратуры на местах.

Людмила Алексеева:

Из доклада “О положении с правами человека в Челябинской области” очевидно, что очень важную часть работы правозащитников Челябинской области составляет мониторинг избирательных прав граждан.

Александр Алексеев:

У нас в Челябинской области пять округов, и очень большая масса нарушений была выборов. Большая часть нарушений это какие - подкуп избирателей, допустим. Есть такой у нас крупный предприниматель Аристов, у него центр пищевой индустрии, выпускает газированную воду, газированное вино, он владелец крупного металлургического комбината нашего, электрометаллургического комбината. И он привозил автобусами ветеранов в своей центр пищевой индустрии, там проводил экскурсию. Собственно говоря, это ничего. Но в план этой экскурсии входил обед и дегустация его напитков. Причем, это касалось нескольких тысяч человек. На протяжении двух месяцев проходило во время избирательной кампании. Или он, допустим, проводил собрание на заводе металлоконструкций в присутствии директора и профсоюзного руководителя с ветеранами этого завода, и тоже там организовал выпивку и закуску. Очень много было нарушений. Причем, большинство нарушений предпринято Аристовым и его командой.

Людмила Алексеева:

Но вот что примечательно...

Александр Алексеев:

Все равно проиграл Аристов, не прошел, не удалось. Там очень активную кампанию проводил его противник Гартунг, и у него достаточно было длительное влияние и он неплохо работал. То есть там были ошибки со стороны команды Аристова, они, на мой взгляд, денег очень много потратили, а плохо работали. Но я сейчас хотел не эту черточку подчеркнуть, а именно, что все нарушения, большинство нарушений шло со стороны Аристова почему, потому что он поддерживался исполнительной властью. На эти нарушения смотрели сквозь пальцы, то есть никто ничего не видел. Если нарушения предпринимаются противниками его, скажем, тем же Гартунгом, там подключаются разные структуры. Не на этих выборах, а на предыдущих, даже прокуратура проводила расследование и публиковала материалы о том, что он преступник, вор и так далее. А потом выяснилось, что ничего такого не было, но извиниться они забыли. Копейская избирательная комиссия территориальная подсчитала, сколько голосов было, и это не понравилось Аристову и главе администрации Копейска. Он пригласил к себе председателя этой комиссии и заставлял его переделать отчет. А когда тот отказался переделать, и комиссия Копейска уже поехала в Челябинск отдавать материалы, то по дороге их догнали милиционеры на автомобиле, их остановили и завернули обратно. То есть дело доходило до гангстерских методов борьбы с этой комиссией.

Людмила Алексеева:

Александр Алексеев по своему многолетнему опыту наблюдения за выборами делает такой вывод.

Александр Алексеев:

Нарушения, как правило, проводятся теми кандидатами, которых поддерживает исполнительная власть.

Людмила Алексеева:

И все-таки, как мы видим, не всегда властям удается добиться желательного для них результата.

Александр Алексеев:

Я должен сказать, что в Челябинской области люди более образованные, более культурные, чем в среднем в России. Достаточно высокий уровень материальный, относительно, конечно. И определенный уровень существует политической культуры. Права человека повсеместно нарушаются, но в нашей области они, хоть и нарушаются, но все-таки в меньшей степени. И, скажем, сплошной фальсификации, как это есть в некоторых регионах, некоторых республиках Кавказа, допустим, в некоторых национальных республиках, где идет сплошная фальсификация, у нас, к счастью, такой ситуации нет. И мы тоже в свое время в случаях фальсификации, которые были, по суду мы доказали в одном случае, допустим, незаконность избрания главы администрации одного из районов. Так что и наша работа здесь какую-то роль сыграла. Потому что все-таки боятся идти на открытую фальсификацию, потому что могут еще раз это же проделать с ними. Поэтому, к счастью, несмотря на такие усилия по нарушению закона со стороны некоторых людей, крупных бизнесменов, в частности Аристова, выборы в основном отражают мнения.

Людмила Алексеева:

Об этом свидетельствует и гражданское поведение избирательной комиссии города Копейска, которая не поддалась давлению начальников, хотя те действовали напролом.

Александр Алексеев:

Нет, не заставили. Она проявила упорство здесь. Хотя председателя они так запугали, что он вообще ни с кем разговаривать отказался из журналистов. Не от него зависело только лишь. Может быть, если бы только от него зависело, он бы и не удержался, вся комиссия возражала. Там получилось, что по Копейску противник Гартунг получил примерно в три раза больше голосов, чем Аристов. Это его родной город, он много сделал работы для людей. Он тоже достаточно крупный предприниматель Гартунг.

Людмила Алексеева:

Конечно, нельзя, тем не менее, обольщаться относительно демократичности выборов в России вообще, и в Челябинской области в частности.

Александр Алексеев:

Сейчас выборы может выиграть человек, который имеет очень большие деньги. Раньше выборы выигрывали те, кто имел административные структуры, принадлежность к ним или поддержку их. Но сейчас очень большую роль, если не определяющую, играют деньги. И поэтому, скажем, обычный учитель или врач выборы сейчас выиграть не может без поддержки этих структур.

Людмила Алексеева:

Изменить эту ситуацию в интересах российских граждан, как справедливо полагает Александр Алексеев, могут только сами россияне, но объединенными усилиями.

Александр Алексеев:

К сожалению, сейчас серьезных структур, которые бы выражали интересы лиц наемного труда, их либо нет, либо они очень малочисленны. И поэтому оказать массовую поддержку, как это делается, скажем, в Америке на президентских выборах, допустим, на местных выборах, у нас, к сожалению, этого пока нет.

XS
SM
MD
LG