Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование счетов в Банке Нью-Йорка


Евгений Новиков:

Итальянское следствие сейчас выявляет, каким образом деньги, полученные рэкетирами от небольших частных российских торговцев и фирм, оперирующих в Италии, проходили через ряд итальянских компаний, через российские банки и через Банк Нью-Йорка. С другой стороны, в США обвинение предъявлено трем лицам, связанным с Банком Нью-Йорка. По этому делу проходит и счет Леонида Дьяченко, мужа дочери президента Ельцина Татьяны. У него был счет в отделении Банка Нью-Йорка на Каймановых островах. Следствие пытается выяснить и судьбу последнего транша Международного Валютного Фонда России. Вообще, трудно представить себе ситуацию, когда российская правящая элита, действия которой не контролирует ни общество, ни государство, не воспользовалась бы своим положением для присвоения фондов, которые выделялись России международными финансовыми организациями. Что известно о том, как деньги МВФ проходили через счета Bank of New York, и зачем, вообще, "финансистам" от правительства России понадобилось прибегать к услугам этого банка? С этим вопросом я обратился к Ричарду Палмеру, ветерану Вьетнама, бывшему сотруднику ЦРУ, который занимается расследованием коррупции в советских и российских правящих структурах с 1989 года. Его показания недавно заслушал конгресс США, рассматривая ситуацию с Банком Нью-Йорка. Ричард Палмер:

Ричард Палмер:

МВФ принял решение о выделении денег и осуществил перевод выделенного кредита 23 июля. Но должен отметить, что за два месяца до принятия этого решения в Вашингтоне шли горячие дебаты о том, нужно ли вообще предоставлять эти деньги России. Многие противники этого шага, к которым принадлежал и я, доказывали, что эти деньги исчезнут и никогда не попадут к тем, кто действительно в них нуждается. Тем не менее, американское правительство, которое имеет значительное влияние на руководство МВФ, сумело успешно защитить свою точку зрения и доказать, что выделение этих денег абсолютно необходимо, так как российская экономика находится накануне скачка в новое качество. Её нормализация, как они любили повторять, - "буквально за углом". Что же получилось на самом деле с этим траншем МВФ? 23 июля через банковскую компьютерную сеть деньги были переведены со счетов МВФ в Republican National Bank, где российский Центральный банк имеет свой корреспондентский счет. И затем в одно касание эти деньги были сняты со счёта в Republican National Bank и переведены в Bank of New York. Попробуем разобраться, зачем это было сделано. Зачем нужно было переводить деньги из одного американского банка в другой? Ведь за любой банковский перевод вы платите комиссионные, размер которых зависит от суммы перевода. Я думаю, что комиссионные за перевод 4,8 миллиарда долларов должны быть весьма солидными. Таким образом, вы будете идти на такие большие затраты только в том случае, если это вам очень нужно. В противном случае деньги могли оставаться в Republican National Bank. Можно предположить, что перевод был сделан из-за того, что Republican National Bank начал более строго относиться к деньгам, которые переводились на счёт российского Центрабанка. Republican National Bank начал проверять определенные российские счета и, как этого требует американские законы, предоставлять американским ответственным органам так называемые "отчеты о подозрительной деятельности", которая замечалась за владельцами этих счетов раньше. Подозреваю, что в этом-то всё и дело. Кроме того, перевод мог быть сделан из-за того, что кто-то хотел материально поощрить своих людей в Bank of New York. Всё это будет доказываться во время предстоящего вскоре судебного разбирательства. Против Bank of New York уже возбуждено три дела, по которым проходят и российские банки. Поступившая в Bank of New York сумма была, по моим сведениям, разделена на 22 части. И 22 банка и финансовых организаций получили эти фонды. У меня есть список этих банков и организаций, но я не буду его зачитывать сегодня. В этом списке указано, кто и сколько получил. Но что интересно, в этом списке есть три финансовых организации США, которые также получили эти фонды. Остальные - в большинстве российские. Но давайте посмотрим, на какие цели были предоставлены эти деньги МВФ. На поддержку российского рубля! Необходимо было поддержать курс: 6 рублей за 1 доллар, чтобы каждый россиянин мог пользоваться именно таким стабильным курсом. Кроме того, для поддержки стабильного рубля стимулировалась покупка ГКО. Но для какого-то банка, у которого скопилось много ГКО, и он хотел их срочно продать за гарантированную цену, или же для кого-то, у кого скопилась значительная сумма наличных рублей, кто знает, что рубль скоро упадет в цене, и хочет от них избавиться, эти американские деньги поступили весьма кстати. Вот некоторые примеры. Ряд привилегированных банков имел просроченные контракты с Центрабанком на приобретение фондов МВФ. У некоторых банков этот контракт был просрочен. Один такой российский банк, имя которого я не буду называть, так как оно появится во время судебного разбирательства, имел просроченный контракт с Центрабанком на приобретение фондов МВФ на сумму в 20 млн. долларов. На самом деле он приобрел фонды на сумму 330 млн. долларов. Видимо кто-то в Центрабанке симпатизировал этому банку, у которого даже не было законного права покупать фонды МВФ. Напомню, что эти деньги даже не появились на валютной бирже, где каждый мог бы принять участие в торгах. Деньги были распределены среди ограниченного круга лиц. Они взяли эти фонды и обменяли их на свои ГКО. Они знали, что курс ГКО катастрофически упадет. Кроме того, они нажились, спекулируя на курсе рубля. Вне Москвы, в провинции курс рубля был гораздо выше: 1 к 12. Кроме того, на руках было много рублей от незаконной деятельности. Их владельцы хотели поменять рубли на доллары. Привилегированные банки в таких случаях скупали рубли по курсу 1 к 12 и обменивали на доллары из фондов МВФ по курсу 1 к 6, увеличивая таким образом своё состояние вдвое. Весь этот процесс разворовывания транша занял менее 25 дней. Основная сумма транша ушла из Bank of New York в течение 6 дней.

Евгений Новиков:

В показаниях Банковскому комитету Палаты представителей Конгресса США Ричард Палмер упомянул о 18 российских банках, которые таким образом нажились на почти 5-ти миллиардном транше МВФ. Ричард Палмер:

Ричард Палмер:

Названия двух из этих банков упоминалось в итальянской печати: Менатеп и Инкомбанк. Менатеп стал банкротом. Но по удачному для него стечению обстоятельств, много денег оказалось у его петербургского отделения. Деньги переместились из одного отделения Менатепа в другое. Но этот факт также станет предметом судебного разбирательства, потому люди хотят получить назад те свои деньги, которые были на счетах Менатепа за рубежом. К счастью для этих людей доказано, что Менатеп получил огромную сумму денег из фонда МВФ как раз накануне объявления о своём банкротстве.

Евгений Новиков:

Напомню, что Ричард Палмер как раз и возглавляет фирму, которая помогает вкладчикам отыскать свои капиталы. Можно ли действительно проследить, куда уплыли деньги из так называемых "обанкротившихся" российских банков?

Ричард Палмер:

Я не могу детально ответить на этот вопрос, так как за сообщенные сведения моя фирма будет нести ответственность. Мы можем сказать об этом только судебным властям. Но я со всей уверенностью могу сказать короткое "ДА", проследить, куда уплыли деньги можно....

Но я хотел бы здесь сказать вот о чём. Один научный сотрудник из Фонда Карнеги по имени Рэй Барнс в течение трех лет проводил интересное исследование о судьбе вывезенных из страны денег. И он пришел к такому выводу: вывезенные за рубеж деньги никогда не возвращаются. Это значит, что преступность обескровливает Россию. Деньги вывозятся для того, чтобы поместить их в безопасное место. А Россия таким местом не является. Поэтому как эти преступники, которые имеют деньги и вывозят их, могут помочь своей стране?

Евгений Новиков:

Что должны предпринимать иностранные кредиторы, если они когда-то снова захотят вкладывать деньги в Россию? - еще один вопрос, который Ричард Палмер также затрагивал в своем выступлении в Конгрессе США.

Ричард Палмер:

Прежде всего, и об этом я не устаю говорить в течение трёх лет, необходима крайняя осторожность. Это значит, что до того, как давать деньги, особенно, если эти деньги предназначены для частного предприятия, надо тщательным образом проверить, кому принадлежит это предприятие. И при этом принципиальная линия такова: кредитование заканчивается там, где начинается организованная преступность. Финансы надо предоставлять тем, кто не участвует в криминальной деятельности, кто честно ведёт свои дела. Это должно распространяться и на судей. Кстати, у США с Россией даже нет двустороннего соглашения об инвестициях. Европейский Союз такое соглашение подписал. И поэтому, прежде чем вкладывать хотя бы один цент в Россию, нужно добиться соглашения для защиты интересов американских инвесторов. В этом случае американский инвестор будет иметь право обратиться в любой международный арбитраж, если его имущественные права нарушены в России. Давайте скажем честно: российская судебная система крайне неудобна для иностранца. Давайте не будем слепо бросать деньги в Россию. Поступим разумно и сделаем так, чтобы наши деньги доходили до тех, кто в них действительно нуждается.

Например, два года тому назад США предоставили правительству России целевой кредит в 250 млн. долларов на выплату задолженности по заработной плате шахтерам. Эти деньги исчезли из Центрального банка. Никто не может сказать, куда они делись. США были вынуждены выделить ещё одну дотацию в 250 млн. долларов. Ни одного вопроса при этом не было задано. Эти деньги, в конце концов, дошли до шахтеров. Не думаю, что это хороший бизнес. И не думаю, что так должны строиться отношения между двумя мировыми супер державами. Если мы хотим сотрудничать, то, да, мы должны относиться друг к другу с уважением, но при этом проверять, куда идут предоставляемые кредиты. Проверка не означает неуважения партнера. Это норма взаимоотношений между равными.

Евгений Новиков:

В таком случае, самое главное - есть ли возможность у западных кредиторов проводить такие проверки.

Ричард Палмер:

Конечно, есть. Чем больше звеньев и уровней в любой бюрократической машине, в том числе и в американской, тем дороже её содержать. Прибыль из капиталовложений будет больше, если вы сможете обойтись без бюрократии. Почему мы не можем сами распределять кредиты? Потому, что нам нужно привлекать больше своих людей для этого. Иногда говорят: "Мы не знаем, с кем имеем дело". Но можно провести тщательное исследование и установить, с кем вы имеете дело. Это не всегда удобно делать. Многие от этого отказываются. И тогда возникает проблема. Но можно ли это сделать в принципе? Безусловно. С другой стороны, вы не можете нанять для такой цели компанию, которая сама связана с организованной преступностью, и ожидать от неё, что она будет выявлять преступников. Это не логично.

Евгений Новиков:

Далеко не все российские деньги за рубежом криминальны. И далеко не все переводы "чистых" денег из России легальны. Можно ли провести различие между переводом денег за рубеж, чем, допустим, занимается правящая российская элита, и отмыванием денег в зарубежных банках? Ричард Палмер:

Ричард Палмер:

Когда я проходил в колледже курс философии, нас просили ответить на такой вопрос: Если в лесу упало дерево, но никто этого не услышал, то был ли шум? Допустим, что кто-то перевел 500 млн. долларов из России. Наверное, он заработал эти деньги не на продаже хула-хупа, рекламируя, что все и каждый обязательно должны крутить кольцо. Скорее всего, эти деньги заработаны на не вполне законных операциях. Но если в системе нет законов против финансовых махинаций, краж или фиктивной приватизации, то тогда нельзя подвергнуть судебному преследованию тех, кто этим занимается. Их действия не нарушают существующий закон. Согласно западному определению, отмывание денег - это перемещение денег, заработанных нелегальным способом, с тем, чтобы скрыть от правоохранительных органов источник их происхождения. В большинстве стран эта деятельность рассматривается как преступление, конкретнее - как воровство. Но в России правительство не заинтересовано в принятии законов, направленных против этого вида преступной деятельности, так как оно само продолжает участвовать в воровстве. Поэтому они называют отмывание денег "уклонением от уплаты налогов". В США "уклонение от уплаты российских налогов" не является преступлением. Да и само российское правительство не рассматривает это как серьёзное преступление. Другое дело - если кто-то взял человека в заложники, получил выкуп и попытался перевести деньги в иностранный банк, это - преступление. А в ситуации с Bank of New York есть примеры и "уклонения от уплаты налогов", и бегства капиталов, и криминального отмывания денег. Но в данном случае очень трудно отличить одно от другого.

Евгений Новиков:

Давайте посмотрим на ситуацию глазами россиянина. Запад выделяет России кредиты и потом сам сквозь пальцы смотрит на то, что эти кредиты вывозятся из России и попадают в западные банки. Средства остаются на Западе, а Россия попадает в финансовую зависимость. Более того, средства обогащают западные институты... Не исключено поэтому, что Запад сам поощряет эти процессы. Приблизительно такая логика. Вопрос моему собеседнику: какие аргументы можно противопоставить этой логической цепочке?

Ричард Палмер:

Прежде всего, надо сказать, что когда Запад предоставлял России кредиты, он отнюдь не ставил перед собой цели получить их назад и воспользоваться этими деньгами. Конечно, когда столь огромные суммы стали переправляться на Запад, некоторые банкиры предпочитали закрывать глаза на источник их происхождения, полагая, что этим не нарушают законы России. И формально они действовали в рамках закона. Но насколько эти деньги обогатили Запад? Понимаете, они находятся в руках тех, кого в цивилизованном мире принято называть "преступниками". И те, кто хочет воспользоваться этими преступными деньгами, не думают о будущем. С другой стороны, если представители российской преступности планируют использовать половину этих средств на подкуп наших чиновников (это больше, чем откладывает на эти цели итальянская, колумбийская или китайская мафия), то это может плохо отразиться на всей нашей государственной системе и обществе. И это очень плохо. Теперь посмотрим, почему деньги МВФ давались России. Они должны были закрыть в российском бюджете дыры, которые образовались в результате недобора налогов. Таким образом, деньги американских налогоплательщиков, которые исправно платят налоги, идут в помощь россиянам, которые налогов не платят. Иными словами, рядовой американец не выигрывает ничего от притока российских денег в американские банки. И по большому счёту эти деньги могут разъедать здоровую ткань нашего общества. Часть вторая

XS
SM
MD
LG