Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наркоугроза в России


Наркомания, наркомафия, наркобизнес. Вот уже несколько лет, как эти понятия для россиян перестали быть отвлеченными. Страна оказалась не готовой к тотальной наркоэкспансии и, по официальным данным, получила к концу 90-х годов около миллиона наркоманов. Почти 10 миллионов жителей России, в основном представители молодого поколения, регулярно употребляют наркотики. Годовой оборот нелегального наркооборота в 1997 году достиг фантастической суммы - 2,5 миллиарда долларов США. О чем говорят эти цифры, и кто реально контролирует наркобизнес в стране? Почему мировые наркокартели выбрали Россию в качестве транзитной зоны? На эти вопросы мы постараемся ответить в нашей программе.

Еще совсем недавно, во времена Советского Союза власти, пытаясь скрыть истинное положение дел в стране с преступностью тщетно убеждали все мировое сообщество в том, что в стране Советов не может быть наркобизнеса и наркоманов. Но трезвомыслящие люди понимали, что на самом деле все не так. Почти каждый обыватель, чей отпрыск сталкивался с так называемой травкой, знал о том, что в бескрайней и знойной Средней Азии существует знаменитая Чуйская долина, где произрастает такое количество дикорастущей конопли, что одного сезонного урожая хватит, чтобы отравить всю Европу и Азию вместе взятые. В свою очередь, маковые плантации Украины с лихвой покрывали наркотой весь западный регион страны.

С позиций сегодняшних дней те объемы незаконного наркооборота кажутся смехотворными. То богемное покуривание травки в узком молодежном кругу или так называемые опиумные трапезы среднеазиатских аксакалов можно смело отнести к скромному баловству артистической элиты и к национальным традициям южан. Никто в самом страшном сне не предвидел, что Россию охватит настоящий наркопожар. Что произошло со страной? Как в течение последних нескольких лет Россия, страна со 100 процентной алкогольной релаксацией, неожиданно приобрела и статус наркотической державы? Когда-то такие чуждые нам слова, как героин, кокаин, ЛСД, экстези, доносимые до нас из рубрик "их нравы", стали родными, как некогда "партия", "субботник", "перестройка". И вдруг оказалось, что в стране сформировался устойчивый наркорынок, который контролируется несколькими преступными этническими группировками. Вот как оценивает этот исторический этап московский публицист Рольф Кубаев.

Рольф Кубаев:

Ну, пожалуй, началом наркоэкспансии можно считать 1980 год - год московской Олимпиады. Но, как оказалось, талантливые московские и ленинградские студенты-химики научились изготавливать героиновые дозы не только из сырца, но и из всей растительной массы мака. И в стране начали появляться первые наркопритоны. Тем временем шла афганская война, и за 10 лет пребывания в этой горячей точке наркотический опыт приобрели десятки тысяч солдат и офицеров. Из Афганистана в СССР пошел гашиш, опий и героин. Молодое поколение увидело и почувствовало, так сказать, другую альтернативу. На мой взгляд, трагической ошибкой стала антиалкогольная кампания, которую проводил Горбачев. Ее результаты немедленно сказались на населении. Именно в тот период резко возросла потребность в наркотиках, так как алкоголь стал недоступен для многих людей. Кампания против спиртных напитков с треском провалилась, но зато на ноги встала так называемая наркорелаксация. В стране появились токсикоманы, наркоманы, о самогонщиках я просто не говорю. Стоит отметить, что себестоимость кайфа, то есть травки, стала намного ниже, нежели стоимость той же водки. От одной папироски марихуаны могла откинуться, покайфовать целая компания, что не скажешь об эффекте одной бутылки водки. А расходы приблизительно одинаковые. И наркодельцы почувствовали выгоду.

К концу 80-х уже полностью сформировалось преступное сообщество наркоторговцев. И уже с начала 90-х годов Россия вполне заслуженно получила статус наркодержавы. Незаконный оборот наркотиков стал измеряться десятками тонн, а к концу десятилетия достиг 500 тонн. Естественно, что на смену мелким наркоторговцам пришли махровые, так называемые наркобароны, крестные отцы преступного мира. Страна разделилась на группировки. А паханы и воры в законе, авторитеты взяли наркоторговлю под свой контроль. Вспоминая годы "перестройки", то есть то поколение рокеров, андеграунда, вообще неформальные тусовки, это поколение вообще вовсю дымило дурманом. Это был с их стороны и протест, и исключительность, и мода, и релаксация, вседозволенность, все что хотите. Молодое поколение почувствовало вкус так называемой дряни, и эта дрянь, к сожалению, прочно вошла в моду. И наркота тоннами пошла из Средней Азии. Потом пошел Афганистан, Пакистан, дальше кокаин из Латинской Америки, синтетика из Европы, ну и приехали.

Говорить о цифрах, подразумевая масштабы наркооборота и наркопреступности, это значит, попытаться произвести впечатление на обывателей. Без этого не обойтись. По словам начальника управления по борьбе с нелегальным оборотом наркотиков, генерал-лейтенанта Александра Сергеева, за 1997 год задержано 25 тысяч распространителей, ликвидировано 7500 преступных групп, торговавших наркотиками, и конфисковано 50 тонн наркотических средств. Парадокс в том, что рыночная экономика где-то подтолкнула детей и подростков отдать предпочтение наркотикам. Цены на спиртные напитки стремительно растут вверх. Стоимость так называемой дозы стремительно падает вниз. Пожалуй, самая главная проблема как для правоохранительных органов, так и в первую очередь для пап и мам - это детская наркомания. Не секрет, что первые затяжки папиросок с марихуаной происходят в возрасте 13-14 лет.

Трагедия заключается в том, что нынешняя наркорелаксация приобрела эпидемиологический характер. Ментальность тех подростков, кто употребляет наркотики, определяется самым примитивным и агрессивным лозунгом - тот, кто не с нами, тот против нас. Под этим девизом набирается мощная армия потребителей, где каждый наркоман сегодня действует как агитатор, пропагандист, дилер и сбытчик одновременно. Жажда вовлечь своего ближнего в идентичное состояние настолько сильна, что не каждому удается сопротивляться стадному наркотическому чувству. Вот, как видит эту проблему Капитолина Деловая, московская журналистка, которой хорошо знакомы нравы так называемой продвинутой богемной тусовки.

Капитолина Деловая:

В основном, происходит следующее. Почему-то люди испытывают какое-то безотчетное даже желание, но желание непреодолимое, чтобы обязательно тот человек, который находится рядом с тобой, тот человек, которого, например, даже любишь, чтобы он обязательно попробовал, во чтобы то ни стало, чуть ли не силком, запихнуть ему в нос эту "дорожку". Почему? Не потому, что как бы, что если я употребляю, то тебе что. Нет, не поэтому. А просто, вот как мне объясняли они сами: когда человек в первый раз в своей жизни нюхает кокаин, с ним происходит для окружающих, для тех кто уже знает, что это, для ветеранов, с ним происходит невероятная, разительная перемена. Еще лучше, если этого человека они знают долго, и знают его вот таким вот одним, серьезным или несерьезным, но знают его вот таким. И вдруг он становится совершенно непредсказуемым, невероятным. И человек начинает говорить, говорить, говорить, пробивает при первой дозе кокаина его на бесконечный разговор. Причем разговор, он открывает все тайники своей души. То есть кокаин в таких случаях, наверное, хорошо использовать на допросах, скажем, военнопленных. Потому что, как мне рассказывали, просто-напросто человек выбалтывает то, что он иногда бы сам себе не сказал. Все его сокровенные мечты и тайны он окружающим с стеклянными глазами рассказывает. Когда у него проходит это состояние, там через сутки, он ходит офигевший. Ему страшно. Он понимает, он же все помнит, то есть кокаин - это не спиртное, то есть наркотик - это не спиртное, ты все прекрасно помнишь, что происходило. Поэтому он ходит задавленный, подавленный, психологически надломленный, потому что не понимает, что произошло, как он такое мог сказать, и как ему теперь с этим жить. С тем, что черт знает кто теперь знает все его сокровенные тайны. А люди вокруг ходят, хлопают его по плечу, покровительственно говорят: ну, не ты первый.

Были времена, когда в России употребление и контроль по нелегальному обороту наркотиков являлись почти исключительной прерогативой уголовных авторитетов. Но с конца 80-х на карте России появились целые группы наркопреступных сообществ из Центральной Азии, Африки и Кавказа, нигерийская наркомафия. Еще лет 6-7 назад это словосочетание не только рядовым сыщикам, но и самым крутым аналитикам спецслужб могло показаться полной бессмыслицей. Многие эксперты до сих пор удивляются, как в короткие сроки скромным гостям из Африки удалось заполнить пустующую кокаиновую и героиновую нишу. Причем, африканцам удалось наладить наркоторговлю не только в пределах Москвы и области, но и на всей территории России, включая бывшие союзные республики. Как могли правоохранительные органы и общественность проглядеть так называемые гуманитарные акции преступников, которые в начальный период наркоэкспансии бесплатно раздавали наркотики в школах и вузах крупнейших российских городов?

Не прошло и несколько месяцев, как мгновенно появился спрос на все виды наркотиков. Африканцы и стоящая за ними международная наркомафия, вложив копейки в подрастающее поколение, получили гигантский рынок, исчисляемый в миллиарды долларов США. По методам конспирации нигерийцам до сих пор в России нет равных. Об этом рассказывает оперативник из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотических веществ УВД Северо-западного муниципального округа, лейтенант милиции Андрей Богомолов.

Андрей Богомолов:

Обычно приехавшие по поддельным документам или вообще не известно как появившиеся на территории РФ, обычно молодые, обычно спортивные. По степени конспирации, если на первом месте стоит китайская наркомафия, о которой никто ничего не слышит и никто ничего не знает, потому что сама разработка очень тяжела, то есть внедриться практически невозможно, то нигерийская, там проблем поменьше, потому что все-таки английский язык, дают номер пейджера, по пейджеру связываются, и в определенные момент они подъезжают. Естественно, чем они сильны, - тем, что, во-первых, одна квартира, она еще ничего не значит. То есть это обычно квартира подскока. Квартира, на которую завозят по мере надобности. То есть надо 5-10 грамм, завозят 5 грамм, эти пять грамм здесь на этой квартире прячутся, курьер прибывает, получает 5 грамм и едет на место встречи. Естественно, он едет не один, а еще 2-3. Сначала выходит один, обычно в метро встречи происходят. Он выходит один сначала, обычно нигериец. Он проверяет станцию как таковую на предмет наличия подозрительных людей, самих клиентов, как они себя ведут, где. Потом он отбывает. Прибывает второй, буквально сразу же. Они обмениваются установленными сигналами. Например, он идет, и он передает, либо поцелуем - шар перекатывается изо рта в рот, когда сидят. Он деньги передает. Деньги принимает, смотрит, отдает, прямо обычно перед выходом, встает и выходит. То есть если он попадается, ведущий его человек сразу делает отзвонку на квартиру, и эта квартира чистая. До момента, когда уже их признания бесполезны в принципе. Почему? Потому, что несколько дней, недель, месяцев когда ведется следствие, он чувствует, что уже все, уже надо говорить, а все, что он скажет, уже не имеет никакой ценности.

То, как нигерийцы доставляют товар в Россию, это отдельные разговор. Так как методы, используемые для доставки, недоступны ни одной наркомафии, действующей на территории как Европы, так и всего бывшего СССР. Один из способов - транзит в собственном желудке. Иных нигерийских наркокурьеров готовят к такой работе с детства, чуть ли не с самого рождения. С малых лет, еще не совсем отчетливо представляя себе, зачем собственно это нужно, они под руководством опытных инструкторов глотают какие-то орехи, величиной с грецкие. Тренировка такая происходит постоянно, регулярно, и не удивительно, что к зрелому возрасту пищеводы у них принимают форму, удобную для таких манипуляций, немыслимых для нормального человека. Впрочем, к этому времени, конечно, они понимают, зачем им это нужно.

Итак, наркокурьер может проглотить десятки подобных капсул, начиненных героином. В прошлом году в аэропорту Шереметьево российские таможенники задержали африканца, который умудрился проглотить 73 капсулы весом в полтора килограмма героина. Стоимость конфискованного наркотовара, по рыночным ценам, составляла четверть миллиона американских долларов. На мой вопрос, как все-таки таможенники определяют наличие смертоносного зелья в желудке у курьеров, рассказывает начальник отдела гостаможни РФ по борьбе с незаконным оборотом нарковеществ Николай Блинов.

Николая Блинов:

Во-первых, обнаружены глотатели, в багаже было очень много смазывающих средств. Вазелина того же самого, что вызвало подозрение, для чего он тащит столько вазелина. Когда он заглатывал эти контейнеры, для прохождения через желудочно-кишечный тракт обильно смазывают вазелином, чтобы проскакивал нормально и выходил. Это - подозрение первое, будем говорить, ласточки появились. Здесь походка может быть. Здесь в комплексе надо моментально смотреть. Как человек ведет себя. Боится присесть, аккуратно, как бы из него не выскочило. Но тем не менее, от африканцев у нас же были уже два случая. Один в 1997 году - таджики, глотатель первый, в Домодедово. Но тем не менее уже таджики перешли. Мы предлагаем добровольно сделать клизму. Пытаемся психологически чем-то убедить дать согласие на рентгеновское обследование. Он отказывается, потому что выходить на Минздрав, практика показывает, что Минздрав очень-очень редко может дать добро. Только с разрешения Минздрава можем человека затащить на рентген. Это очень плохо идет. Если мы убедим их в том, что есть наркотик, дадут на просвет его, на рентген поставить. А в основном на свой страх и риск идем. Иногда договариваемся, что видим, что может он в себе тащить наркотики, а летит он, задержка здесь в Москве буквально час-полтора, и летит дальше, срочно связываемся с той страной, куда он летит, запрашиваем. У нас есть подозрение, что к вам сейчас летит пассажир, который везет в себе, готовы ли вы его принять. Многие европейские страны, у них это законодательно разрешено - таможня вправе загнать человека на рентген. Мы выпускаем этого человека, даем данные полностью туда. Он вылетает. Потом нам та сторона обязательно докладывает, в течение буквально даже суток или по телефону, по факсу они докладывают, что в результате таможенного досмотра того или иного гражданина было обнаружено или не было обнаружено, ваша информация не подтвердилась, но тем не менее они понимают и идут навстречу. Когда у нас мы видим, что маленький напряг и проще нам передать его в Европу, у нас это взаимодействие предусмотрено, пожалуйста, они идут навстречу.

Но сегодня эта процедура постепенно уходит в прошлое. Нигерийцы несколько усовершенствовали методы доставки героина и кокаина в Россию и резко увеличили наркооборот, нанимая для доставки товара из Латинской Америки и Пакистана российских курьеров. Они в основном налаживают сеть и контролируют поставки. Более того, зная, что западные границы России находятся под более жестким контролем правоохранительных органов, нежели южные и восточные, африканцы перенесли транзит и доставку через Среднюю Азию. Оперативник из ФСБ России Дмитрий Коняхин, не раз принимавший участие в операциях по задержанию наркокурьеров, объясняет это следующим образом.

Дмитрий Коняхин:

Они поняли, что в Шереметьево жесткий контроль, схему. Схема вступает в силу следующая. Курьер привозит в одну из стран СНГ, Узбекистан и Казахстан очень активно высвечивались здесь, курьер привозит, передает другому курьеру. Как правило, они стали использовать русских девушек. Это либо проститутки, либо их какие-то любовницы, жены. Передается это девушке, которая прилетает к означенному сроку в указанный пункт. Берет она эту партию, которая закамуфлирована либо в чемодан с двойным дном, тут масса может быть вариантов, либо в каком-то тайнике, и по железной дороге доставляет это все в Россию. Как вы сами понимаете, досмотреть целый железнодорожный состав никто не даст. То есть совершенно спокойно привозят в Москву. В Москве существует дилерская сеть. Это курьерша, так называемые верблюды, как их называют, она сдает это оптовику, который не обязательно нигериец, и тот распихивает уже мелким покупателям.

Одной из самых мощных и опытных наркогруппировок в России можно назвать криминальных представителей азербайджанской диаспоры. Торгуют южане в основном опием, героином и методоном. Если в прошлые годы азербайджанцы реализовывали марихуану и гашиш, то начиная с 1996 года, перекос пошел в сторону дорогих наркотиков. Мафия давно и уверенно положила руку на торговлю дорогими наркотиками. Если марихуаной можно еще торговать более-менее самостоятельно, спокойно, то торговля тем же героином без санкции соответствующей крыши - верная смерть. Поэтому азербайджанцы исправно платят. Платят причем не только бандитам. Отстегивают они и так называемой ментовской крыше. Лейтенант милиции Андрей Богомолов характеризует азербайджанскую наркогруппировку как одну из самых многочисленных в России.

Андрей Богомолов:

Азербайджанская мафия отличается от других мафий как бы тем, что до силового решения вопроса они никогда не доходят. Все вопросы у них решаются хитростью и деньгами. Большими деньгами. Стрелки, терки, стрельба - это не их дело. Обычно это устойчивая группировка. Родственные связи очень широкие. Обычно из одного поселка или из одного района, жестко не принимающие выходцев из других районов. То есть если например Каралский район, еще какой-нибудь район, то другие районы, этих людей они будут сдавать, то есть за них они платить не будут, выкуп платить не будут, отмазывать не будут, этих ребят убрать. Очень хитрые такие ребята, которые в основном всю свою деятельность строят как бы на легальных отношениях. Они в основном занимаются реализацией фруктов. Чем занимаетесь? Торговлей, правильно. И попутно с этим они занимаются торговлей героином и опием. Естественно, там завоз. Везут тоже в фруктах, в кроссовках, в чем угодно. Стандартный забив - пара кроссовок - 500 грамм. С опием, конечно, проблематичнее бывает, потому что везти-то тяжелей. А вот с героином никогда перебоя не бывает. Торгуют стандартно, на рынках. Любой рынок, который мы возьмем, всегда есть человека 2-3 или 6-7, которые занимаются непосредственно торговлей наркотиками.

Видное место в российской наркопреступности занимает цыганская группировка. Времена, когда цыгане занимались конокрадством, миновали безвозвратно. Приходится идти в ногу со временем и торговать марихуаной, опиумом и героином. Для создания преступной группировки у цыган имеется все необходимое, чтобы такая криминальная ячейка функционировала успешно в течение длительного времени. Под всем необходимым имеется в виду стопроцентная круговая порука. Родственные и клановые связи у цыган развиты до такой степени, что невозможно даже и представить себе, чтобы один из них мог помочь следствию в отношении другого. Еще совсем недавно, в начале 90-х, цыганский табор в окрестности больших городов представлял собой обычное зрелище: шалаши, палатки, костер и горы мусора. Теперь цыгане отстраивают особняки не хуже, чем у так называемых новых русских.

Присутствие в Калининградской области мощной цыганской преступной общины обрекло население этого балтийского региона на самые фатальные последствия. Область вышла на первое место в России по количеству инфицированных СПИДом. В этом прежде всего заслуга цыган, торгующих в зоне маковой соломкой. Местное управление по борьбе с незаконным оборотом нарковеществ, возглавляемая подполковником Аркадием Михайловым, с трудом пытается противодействовать местной наркомафии. Вот как он описывает ситуацию в Калининграде.

Аркадий Михайлов:

У нас есть цыганский поселок, который снабжает весь город наркотой. Сколько мы будем с этим цыганским поселком бороться? Вот, смотрите как. Раньше мы брали мужиков, мужиков осуждали. Сейчас мы берем женщин. У женщин по 5-7 детей. Теперь они дошли до такой стадии. Например, сейчас, что даже сами их дети непроизвольно начинают гибнуть от их оружия. Наркоманы подростки в 20 лет уже садятся на иглу. Раз садятся на иглу, однозначно я могу сказать, что СПИД у них уже есть. Но дело в том, что если наши граждане не цивилизованы в плане прохождения медицинского осмотра, вы же знаете, что такое цыгане. Им вообще никуда не нужно ходить. А у нас литовские цыгане. То есть однозначно, СПИД уже есть.

Главная трагическая сенсация в Калининграде произошла летом прошлого года, когда местным правоохранительным органам удалось провести медицинское обследование контингента из группы риска. Майор из отдела профилактики при местном УВД Василий Ванников, возглавивший это мероприятие, рассказывает, с чем столкнулись как врачи, так и силовики, проводившие совместную запланированную операцию.

Василий Ванников:

Мы значит, когда уже все говорили - СПИД, СПИД, все болеют, но в основном шли обследоваться более-менее нормальные люди, которые беспокоились о своем здоровье. У здравоохранения, местного областного, попросили выделить нам доктора для проведения нескольких рейдов, так, чтобы он был закреплен за нами и при проведении рейдов требовать не можем, но предложить, тут картотека у нас, записываем, ставим на учет, как занимающегося проститутками, мы предложили, что если у вас есть желание, вот у нас доктор сидит, если хотите, он вас проконсультирует полностью и кровь возьмет. В общим отклик был нормальный вполне и стали обследоваться. И вот мы получили ошарашивающие результаты. Когда из 15 - 13 оказалось больных. Это первое пошло. И в общем остальные цифры были такие же. Где-то процентов 85. Те проститутки, которые уличные, мы возьмем, то, что они 99 процентов наркоманки, внутривенно идет, с этого начнем. И то, что они пользуются, как вы говорите торговцами наркотиками, наркодилерами, которые на улицы приносят им в места, где они стоят. Очень тяжело, в том плане, что нужно показание клиента. Мы пробовали даже на законодательном уровне даже, возбуждали такие дела. Одно дело вроде получалось. Человек же уверен, что беда проходит мимо него. И когда мы брали клиентов с ВИЧ-инфицированными проститутками, они, как правило, отговаривались тем, что был пьяный, ничего не смог, ничего не помнит, хотел просто посидеть, выпить, поговорить. Все. О половом акте как заходит, они становятся красными, что-то невнятное говорят. В общем членораздельно чтобы кто-то сказал, что у меня был половой акт. А потом здесь еще держит за руки то, что мы не имеем право разглашать, что они ВИЧ-инфицированы. Это же закрытая информация. Поэтому мы сперва должны получить данные о том, что он с ней был в половом контакте, это была первая часть. А тут он видит, что проститутки, что милиция интересуется, человек, естественно, замыкается, как рак, и информацию не дает. Тут в антигигиене все в полнейшей, потому что пользуются одним шприцом несколько человек, это раз. Значит, у нас были случаи, когда колол себе и докалываться давал другим. Шприц вытаскиваешь, небольшая доза крови заходит все-таки, и прямой контакт. Здесь в общем заражение - 90-100 процентов. Потом они берут доли мельче. Если тот, кто производит наркотики, ВИЧ-инфицирован, он своим шприцом это все начинает из банки качать, которым он же колется. И тут все повязаны. Здесь не столько опий бушует, сколько внутривенно. А дальше мы не то, что переход количества в качество. Количественно наркоманы, низы, а сейчас на половом контакте это пойдет нормально.

В итоге сегодня в Калининграде насчитывают, по официальным данным, почти 2 тысячи носителей ВИЧ-инфекции. Но вряд ли кто-либо знает истинную картину в городе, где количество больных СПИДом увеличивается прямо пропорционально возрастающему количеству наркоманов. К сожалению, психологический комплекс потенциальных носителей ВИЧ-инфекции таков, что большинство подозреваемых не желает пройти медицинский тест на СПИД, опасаясь разоблачения и изоляции от внешнего мира. Об этом факторе рассказывают многие калининградские врачи.

Известно, что почти аналогичная картина в таких российских городах, как Краснодар, Ростов-на-Дону и Тверь. Юг России находится под реальной угрозой наркоэпидемии и СПИДа. Пожалуй, самая серьезная угроза для сегодняшней России это среднеазиатский регион, откуда тоннами валит опий, гашиш и героин, поставляемые из Афганистана и Пакистана.

За последние два года на криминальной карте России возникла еще одна этническая наркогруппировка - таджикская. Пока она действует на вторых ролях, снабжая товаром крупных сбытчиков и распространителей. Опасность этой группировки в том, что она смогла скоординироваться с представителями военно-транспортной авиации в России, и теперь наркотики доставляются из Таджикистана прямо в подмосковные города Чкаловск и Клин. Известно, что в республике дислоцируется 201-я российская мотострелковая дивизия. О последних сенсационных задержаниях рассказывает начальник отдела по незаконному обороту нарковеществ гостаможни РФ Николай Блинов.

Николая Блинов:

Если раньше основной канал поставки был железнодорожный транспорт, то будем говорить флажком сигнальным стало летнее задержание в аэропорту Домодедово таджикского героина, прибывшего из Душанбе. В ходе разбирательства по задержаниям выявилось, что в Домодедово зафиксированы лица с этим героином, имеющие отношения к военнослужащим, как к таджикской гвардии, так и к 201-й стрелковой дивизии, дислоцированной в Таджикистане. Ввиду того, что основные воинские перевозки в московский регион, именно здесь, 201-я дивизия осуществляется сюда в большей степени именно в Чкаловский аэропорт, чкаловская таможня была нами нацелена на усиление контроля за этими самолетами, прибывающими оттуда. Вдруг выяснилась такая картина, что в чкаловском гарнизоне, самом закрытом гарнизоне, на законных официальных основаниях проживает целая таджикская диаспора. Официально все они законно проживают, все являются военнослужащими-контрактниками российской 201-й дивизии и живут там на законных основаниях. Чкаловский аэропорт, они летают как бог на душу положит. По мере комплектования набора группы пассажиров самолеты военные готовы лететь всегда в любой момент. У них проблем нет, расписаний никаких нет. Ил-76 военно-транспортной авиации. И выяснилась такая еще ситуация попутно сходу, что самолетами военно-транспортной авиации летают пассажиры, не заявленные в списке. Выходит - 150 человек, 30 человек лишние. В ходе работы с пассажирами, в ходе оперативных мероприятий были установлены у самих этих пассажиров, которых не было в списке, что перевозка сюда в Москву одного пассажира, они платят экипажам до 500 тысяч рублей. Обратили особое внимание и взяли под контроль. И выяснилось вдруг, что именно шквал был, пришелся именно на середину ноября-конец декабря, пошли наркотики, пошел героин. Героин таджикского или афганского происхождения, это еще уточняется, но очень высокого качества. Везут в основном на себе. Я не думаю, что рядовой-контрактник, который закончил по контракту службу в 201-й дивизии, везет для личного пользования от 400 г до килограмма героина. Результаты допроса задержанных в чкаловской таможне, дали то, что наркотики предназначались для передачи именно лицам таджикской национальности, проживающим в чкаловском гарнизоне.

Российский преступный мир имеет, как и многие другие национальные криминальные сообщества, свои особенности. Именно эта среда выращивает огромное количество потенциальных наркоманов и наркоторговцев. Так было во времена Советского Союза. Так происходит и сейчас. Тюремная зона всегда славилась тем, что туда с воли регулярно поступали наркотики, которые всегда входили в обязательный атрибут криминальной релаксации. Таковы традиции российской братвы. Сегодня в изоляторах и колониях находятся более миллиона заключенных. Не секрет, что десятки тысяч молодых людей, попадая в эту среду, выходят оттуда законченными наркоманами и потенциальными торговцами-барыгами. Этакая кузница кадров для наркобизнеса. Моим собеседником оказался человек, в прошлом наркоман, который около шести лет отсидел в тюрьмах и колониях, расположенных в разных регионах бывшего СССР. Это один из тех, кому удалось соскочить с иглы, то есть вернуться в нормальную жизнь, без наркотиков. Но в его памяти осталась та картина, о которой он будет помнить всю свою жизнь.

Бывший наркоман:

Меня посадили в город Краснокаменск Забайкальской области. Я сидел там в читинской первой тюрьме, прошел по всем этапам - через Новосибирск, Томск и прочее до Казани, и везде у меня наркоманы по статье 224 были. Я бы куда в тюрьму ни приходил, статья 224 есть, в камере, ну, предположим, она рассчитана на 20 человек, в ней человек 70, человек 15-20 моих коллег. И когда наш этап шел оттуда в наркозону, у нас собралось больше 100 человек. И все были объединены одной цепью, мы все - наркоманы. И нас по пути собирали, собирали, собирали, это кого за особо жесткие преступления туда отправляли в основном. И потом, когда в зоне мы сидели, а внутри нее еще маленькая зона. Маленькая зона для наркоманов. Мы когда туда пришли в зону, было 2000 человек. Где-то человек 800, нас сразу отделили в эту маленькую зону. И получилась зона внутри зоны. И что получилось, парадоксально. Во внешней зоне жесткий режим, в маленькой зоне либеральничанье сплошное. Смотришь, после отбоя, если в большой зоне тебе говорят после 10-ти отбой, и ты не ходишь, в маленькой зоне ты ходишь себе, куда хочешь, как хочешь. Почему? Потому что наркоманы купили начальника режима, купили хозяина. Потому что сидели наркобарыги. Я уже писал об этом. Ну если главврач зубной, стоматолог балтийского флота с килограммом попался, ему дали всего четыре года, ну неужели он не сделает зубы начальнику зоны? Это же элементарно. Где наркотики - там деньги, а где деньги - там любого можно купить.

Еще несколько лет назад, в самом начале 90-х мало кто слышал о таких сильнейших наркотиках, как героин и триметил-фентанил, но и о таком сравнительно безобидном наркотическом веществе, как таблетка экстези. То, что сегодня творится в данс-клубах российских городов, не поддается никакому пониманию. Если молодой человек не употребил таблетки, считается, что он напрасно пришел на дискотеку и уж точно зря теряет время. Некоторые потребители экстези утверждают, что эти таблетки повышают потенцию, что человек с экси становится просто неотразимым. Другие убеждены с полным основанием, что наркотик целиком и полностью направлен на двигательную активность, но не более. По крайней мере, на несколько часов танцевального угара.

Московская журналистка Капитолина Деловая много пишет о современной музыке, рок- и поп-исполнителях и вообще о молодежной культуре. Она считает, что опасность не в самих фирменных таблетках, а в суррогате, изготавливаемом на территории соседних государств.

Капитолина Деловая:

Когда начались такие вещи, что всякие разные дельцы в Киеве, Саратове, главным образом в Прибалтике, в Таллине, Вильнюсе, в Риге, освоили производство этих как бы экстези-таблеток, не родных, не английских, которые привозили оттуда, а как бы подделку, начали громадными совершенно партиями гнать это всю в Москву и продавать, естественно, по цене в два раза. По-моему, родная таблетка стоила 70 долларов. Этот суррогат они продавали за 30, за 25, а этот суррогат, вот эти все дела, которые пошли с Украины, с Беларуси, с Прибалтики, естественно, в сочетании с алкоголем и с разными другими вещами, он мог дать самый неожиданный эффект, то есть я, например, знаю одного человека, сына очень как бы известного и влиятельного персонажа, которого просто-напросто от экстези еле откачали, потому что это было не экстези, потому что это была какая-то гадость, как бы экстези, которой он как бы пережрал, растворяя в шампанском, и просто-напросто он попал в "Склиф", и его еле-еле откачали. Самая главная, известная абсолютно всем причина, - это обезвоживание организма. Стала модна минеральная вода вообще, в принципе. Мода на воду именно потому, что организму надо все время пить, чтобы не произошло обезвоживание.

Я попросил дать оценку этим таблеткам врача-нарколога, президента реабилитационного центра "Нарканон" Владимира Иванова.

Владимир Иванов:

Экстези - это тоже наркотик, содержащий лекарственные из трав препараты, но в которые введена доза, насколько я знаю, канобинолов антитаминового ряда, стимуляторы и все остальное. И если себе представить опасность наркотика как такового, тем он и опасен. Он оказывает молниеносное действие, к которому предрасположены дети, которые приходят в дискотеки танцевать, энергетизирует. К сожалению, мы не стали их приучать пить чай и кофе, а как-то с легкой руки запустили экстези.

Россия не считается страной, производящей растительные наркотики. Но всем известно, что по производству синтетических наркотических веществ в подпольных лабораториях молодые ученые-химики достигли невиданных результатов. В кустарных условиях изготавливались такие сильнейшие препараты, как фенциклидин, эфедрон, принарфин, а кое-кто из умельцев смогли даже выделить нарковещества из некоторых сортов лесных грибов. Все эти заказы шли от наркодельцов, которые получали гигантские деньги от реализации ампул с синтетическими наркотиками. Но, пожалуй, самым скандальным процессом 90-х годов стал суд над группой производителей из Казанского медицинского института. Молодые талантливые химики, попав в руки опытных мафиози, изготовили один из самых мощнейших наркотиков в мире - триметил-фентонил. Препарат, произведенный студентами, оказался в пять с половиной тысяч раз сильнее, чем морфин. Это был тот случай, когда ампулы с триметил-фентонилом в огромных количествах распространялись во многих российских городах. Сотрудникам ФСБ и МВД России удалось прикрыть наркосеть и арестовать химиков-исполнителей. Ни один из участников судебного процесса, а их по делу проходило 8 человек, не был после вынесения приговора суда отправлен в колонию. Все они до сих пор сидят в Москве в тюрьме Лефортово. Следователь из следственного комитета МВД России полковник Сергей Новоселов, лично проводивший расследование этого дела, просил судей несколько смягчить приговор студентам, так как опасался более серьезных последствий. Его точка зрения такова.

Сергей Новоселов:

По крайней мере, когда меня вызвали в суд для разъяснения некоторых вопросов, я на них посмотрел, мне стало жалко. Во-первых, когда я их арестовывал, это были дети. Это мальчики были, сейчас это взрослые мужчины - бледные с изможденными лицами. Я вообще предложил при определении наказания, то есть я превысил свои полномочия следователя, я начал рекомендовать суду, что делать. Я предложил ограничиться отбытым сроком. Поскольку в то время мы располагали неоднократно полученной оперативной информацией о том, что их ждут в местах отбытия наказания. Они же химики, они и будут делать триметил-фентонил. Они изготовят какое-нибудь простейшее наркотическое средство, а учитывая, что их 8 человек, 8 химиков, то есть в 8 зонах появятся центры по изготовлению наркотических средств, и они завалят весь мир этой гадостью.

Пожалуй, еще одной серьезной проблемой для силовых структур стал транзит наркотиков через территорию России. Когда у латиноамериканских и пакистанских наркокоролей возникли серьезные проблемы с доставкой товара в Европу, они решили изменить наркомаршрут. Ведь европейские таможенные службы взяли под жесткий контроль грузы, пребывающие из южных регионов. Россия с начала 90-х годов считалась чистой зоной, и товары, поступающие на европейский рынок с востока, не проверялись столь досконально, как из-за океана и Малой Азии. Этим воспользовались наркокартели. Тонны кокаина и героина, получив прописку в России, доставлялись дальше в Европу. Так продолжалось до середины 90-х годов, пока таможенники и спецслужбы не обнаружили в грузах и товарах, прибывающих из Колумбии, Венесуэлы и Пакистана, наркотики.

Например, контрольная поставка зафиксированного кокаина из Венесуэлы в Россию осуществлялась английскими и российскими таможенниками. Наркотик был обнаружен в консервах из-под компота и предназначался для фирмы из города Братск. Об этом рассказывает начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом нарковеществ гостаможни России Николая Блинов.

Николая Блинов:

Наркотик был зафиксирован британской таможенной службой. Было принято решение проведение контролируемой доставки. Контейнер был направлен на адрес юридического лица, находящегося в Братске. Англичане дали нам, для контролируемой поставки, заменили весь наркотик в банках на муляж, была сода или мука насыпана в банки туда, а чистого наркотика самого было около четырех килограммов пущено. Решили не рисковать, думаем, оставим килограмм, потому что тянуть контейнер через всю Россию. В результате успешно проведенной совместной операции, совместно с ФСБ, совместно с УВД, контролируемый контейнер сопровождался по всей территории от Петербурга до Братска, процесс был длительный, будем говорить. И в момент получения контейнера непосредственно в Братске получатели были арестованы. Это тонко сработанная операция. Точно такие же баночки, может быть, даже из Венесуэлы, заказали очередной компотик, или попросили с завода такие баночки представить. По весу сделали такими, какие они были, были пущены. Сейчас, когда дело возбуждено уже и готовится материал о передаче дела в суд, встал вопрос именно получения этой полностью пасты кокаина, все остальные 196 килограмм - как вещественного доказательства. Они будут получены. Вот сейчас мы даем бумагу, что англичане его отдают. Это по международным нашим правам, они спокойно вещественные доказательства передают. Просто наша задача сейчас организовать прохождение через границу наркотика под нашим четким контролем. После суда наркотик будет уничтожен. Не исключено, что наркотик ввозился сюда в Россию через Санкт-Петербург в надежде, что он там проскочит, а потом из России мог пойти обратно в Европу или Китай, Гонконг, куда угодно. Для Сибири он не был предназначен однозначно. Скорее всего, он должен был идти куда-то транзитом.

Теперь, когда сформирован наркорынок и все крупные российские города оплетены сетью сбытчиков и потребителей, борьба с наркопреступностью в стране напоминает войну с ветряными мельницами. Это совсем не означает, что правоохранительные органы занимаются бессмысленной работой. Без них наркотики вообще стали бы таким же доступным товаром, как водка и сигареты. Но даже если предположить, что все силовые структуры бросятся наперерез наркоторговцам, они мало что смогут сделать, потому что существует гигантский спрос. Что же делать в такой ситуации? Опыт зарубежных стран показывает, что борьба с наркобизнесом должна стать общенациональной проблемой и вестись в ранге государственной политики с привлечением всех средств массовой информации. Это потребует гигантских расходов. Такой путь дал положительные результаты в США. Им удалось приостановить рост количества наркоманов. В России до сих пор к человеку, употребляющему наркотики, относятся только как к преступнику, а не как у больному, нуждающемуся в квалифицированной медицинской помощи. Тюрьмы продолжаются наполняться наркоманами. Наркотики продолжают поступать в Россию. Возможно, антинаркотическая пропаганда, начавшаяся под эгидой холдинга "Медиа-Мост" и поддержанная некоторыми печатными изданиями России, станет первым этапом в борьбе против наркотиков. Хотелось бы в это верить.

XS
SM
MD
LG