Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политика США в отношении Ирака


Евгений Новиков:

Иракский кризис миновал. Президент Клинтон выразил осторожное удовлетворение поведением Багдада в отношении инспекции ООН и даже допустил возможность некоторого уменьшения американского военного присутствия в Персидском заливе. Политические деятели при этом не склонны полностью раскрывать карты американской администрации в отношении будущих шагов в отношении Багдада. А аналитики щедры на предложения, которые вовсе не обязательны для исполнения со стороны администрации. Я постарался в этой передаче представить мнение и политиков и аналитиков о возможном развитии американо-иракских отношений. О том, каковы основные принципы официальной иракской политики Вашингтона рассказывает Джозеф Марти, заведующий Директоратом Ближнего Востока и Южной Азии в Совете Национальной Безопасности США:

Джозеф Марти:

Во время последнего иракского кризиса президент Клинтон убедительно продемонстрировал преимущества сочетания дипломатических средств с реальной угрозой применения внушительной военной силы. Это сработало. Международные инспекторы ООН, среди которых есть и американцы, вернулись в Ирак и приступили к выполнению своих задач. Они проводят инспекции наиболее важных объектов, аналогичных по своей значимости резиденции американского президента в Кэмп Давиде или Пентагону. Это - наша победа и победа международного сообщества. Экономические санкции, наложенные на Ирак 8 лет тому назад, работают на удивление эффективно. Они, например, помешали Ираку получить около 120 миллиардов долларов только от возможной продажи нефти. Лишение Ирака такого дохода в сочетании с введением эмбарго на поставку вооружений Ираку помешали Багдаду восстановить потенциал его обычных вооружений. Это существенно снизило военную угрозу со стороны Ирака его соседям, и в первую очередь, Кувейту и Саудовской Аравии. Это - настоящая победа. Но Саддам и его режим пока сохраняются. Появились отдельные признаки внутренней угрозы стабильности этого режима. Но пока нет надежды на консолидацию действенной организованной внутренней оппозиционной силы, способной свергнуть режим Саддама Хусейна. Также и процесс обнаружения и уничтожения иракского оружия массового уничтожения проходит успешно, но режим в настоящее время выработал искусные методы сокрытия небольших партий такого оружия от международной инспекции. На это международные инспекторы ООН вынуждены отвечать более энергичными методами контрольных проверок подозрительных объектов, что ведёт к частым столкновениям с иракскими властями.

В Совете Безопасности ООН есть значительные успехи в проведении политики сдерживания иракского лидера, о чем свидетельствуют сохранение экономических санкций и других ограничительных мер. Конечно, у России, Франции и некоторых других членов Совета Безопасности могут быть другое понимание этой проблемы, отличное от подходов американского правительства. Они, например, возражают против ужесточения санкций против Ирака. Но как показал последний кризис, по принципиальным вопросам позиции всех членов Совета Безопасности ООН совпадают. Мы откровенно и искренне выразили нашу благодарность России и Франции за то, что они подробно ознакомили Багдад с нашей позицией. И это сыграло определенную роль в разрешении кризиса.

Наша тактика отличается от российской и французской и от методов действия других членов Совета Безопасности. Но несмотря на различие тактических подходов, члены Совета Безопасности по большому счету едины в мнении относительно того, что надлежит делать Ираку по выполнению решений и резолюций ООН.

Новиков:

Правительство США, похоже, не собирается делать каких-то кардинальных изменений своей политики в отношении Ирака. Джозеф Марти, заведующий Директоратом Ближнего Востока и Южной Азии в Совете Национальной Безопасности США говорит об этом со всей определенностью:

Джозеф Марти:

Ирак продолжает бросать вызов мировому сообществу. Поэтому США собираются и дальше совершенствовать свою политику в отношении Ирака. Прежде всего, мы будем развивать методы пресечения той угрозы, которую этот режим может представлять для своих соседей. Этого мы будем добиваться путем сохранения присутствия наших войск и войск наших союзников в регионе. Мы оставим запретные зоны для полётов иракских самолетов на юге и севере Ирака. Запрет на полёты не только помогает населению этих районов избегать карательных мер иракского режима, но и служит постоянным напоминанием Багдаду, что наказание за его агрессивные действия остается в силе. Мы будем поддерживать деятельность международных сил перехвата, которые препятствуют контрабанде в Ирак. Наше содействие международной инспекции ООН также будет неизменным. И мы будем настаивать на продолжении санкции до тех пор, пока будет такая необходимость. Вместе с тем наше стремление облегчить бремя санкций для иракского народа путем расширения рамок программы "Нефть в обмен на продовольствие" вполне серьезно. Мы уже согласились на увеличение иракской квоты на продажу нефти. Мы хотим, чтобы эта программа работала. И мы будем добиваться, чтобы каждый доллар, полученный от продажи этой нефти, шел на приобретение продовольствия и медикаментов. Мы не намерены допускать, чтобы Ирак использовал значительную часть этих денег на реконструкцию своей нефтяной промышленности. Мы будем продолжать контакты с иракской оппозицией и помогать ей действовать более эффективно. И мы готовы начать сотрудничество с новым правительством Ирака, когда оно придет к власти. Власть Саддама не вечна. Мы должны быть готовы работать с теми иракцами, которые придут ему на смену.

Новиков:

Это был Джозеф Марти, заведующий Директоратом Ближнего Востока и Южной Азии в Совете Национальной Безопасности США. Он рассказал об официальной линии правительства США в отношении Ирака. Однако мнение американских специалистов по ближневосточным делам не во всем совпадают с официальной точкой зрения правительства. Я попросил советника министра обороны США, вице-президента Корпорации системного планирования доктора Дова Захейма поделиться своим мнением относительно того, что должны делать США в отношении Ирака?

Дов Захейм:

В отношении Ирака наша политика должна отличаться от той, что проводится в отношении Ирана. В отличие от Ирана, в Ираке нет даже намёка на то, что общественное мнение играет какую-либо роль в политической жизни страны. В Ираке мы видим единоличную диктатуру Саддама и его семьи. Мы должны признать, что иракские власти до сих пор удерживают кувейтских военнопленных и до сих пор рассматривают Кувейт как часть своей территории. Мы должны проводить в отношении иракского режима ещё более жесткую политику, особенно в военном отношении. В дополнение к установленной запретной зоне на полёты иракских боевых самолётов, мы, к примеру, можем добиться установления запретной зоны на передвижение танков. Мы должны запретить иракским войскам покидать свои казармы. Вместе с тем ужесточение военных ограничений в отношении Ирака должно идти параллельно с некоторым ослаблением экономических санкций и расширением программы "Нефть в обмен на продовольствие". Я также выступаю за то, чтобы использовать потенциал Радио "Свобода" как в отношении Ирана, так и в отношении Ирака, и создать радиостанцию "Свободный Ирак". Это позволит иракцам слушать нас и осознавать, что американцы не испытывают вражды в отношении Ирака и не хотят разрушить эту страну. Американцы стремятся только к смещению преступного диктатора, что отвечает интересам и иракцев, и мирового сообщества.

Говоря о необходимости ужесточения военных санкций в отношении Ирака, я не имею в виду усиление нашего военного присутствия в этом регионе. Нам нужно просто использовать имеющиеся там сил более эффективно. При этом посылка новых войск в район Персидского залива или проведение там наземных боевых операций против иракской армии крайне нежелательно. Мы уже подвергали бомбардировки иракские военные объекты, но это не привело к свержению Саддама. Мы должны изменить наши приоритеты и сосредоточиться на оказании помощи тем иракцам, которые хотят избавиться от Саддама. Наши вооруженные силы должны сковать действия его армии, но не выходить за рамки выполнения этой задачи.

Новиков:

Это был советник министра обороны США, вице-президент Корпорации системного планирования доктор Дов Захейм.

Большинство американских экспертов считает, что недавний иракский кризис не был последним, что Багдад и впредь будет нарушать свои обязательства пред ООН, и что США уже сегодня нужно думать и о своей позиции на случай нового кризиса, и о выработке долгосрочной политики в отношении упрямого саддамовского режима. Послушаем, что думает об этом бывший советник миссии США в ООН, а ныне заведующий кафедрой народонаселения, развития и мира Мэрилэндского университета профессор Шиблей Телхами:

Шиблей Телхами:

Мы стоим на пороге нового иракского кризиса. Но у нас пока нет ясной стратегии на случай возникновения этого кризиса. Мы находимся в состоянии ожидания новых шагов Саддама Хусейна с тем, чтобы действовать в соответствии с обстоятельствами. Поэтому Ирак может выбрать подходящую ситуацию и время для того, чтобы создать новый кризис так, как ему заблагорассудится и принудить США к совершению выгодных действий для Ирака. Например, Багдад может удивить всех и обнародовать данные о имеющемся у него биологическом оружии. Это подтолкнет международное сообщество и США к принятию определенных политических решений. Или он может спровоцировать военную конфронтацию в самый неблагоприятный момент, привязав её к той или иной стадии арабо-израильских мирных переговоров. Это может оказать воздействие на лидеров арабских стран, которые под влиянием общественного мнения в своих странах не смогут принять выгодные для США решения в отношении Израиля во время проведения военных операций против Ирака.

При проведении политики кнута и пряника, нужно чётко понимать, что представляет собой военный кнут в руках США. Если это карающий меч на случай возможных агрессивных действий Ирака, то ему не суждено изменить иракский режим. И чем больнее он будет карать Ирак, тем больнее будет самим США. Военная акция США против Ирака может иметь успех только в том случае, если она приведет к свержению саддамовского режима. Но никто не верит в то, что такой исход военной операции возможен. Поэтому, если быть честными перед сами собой, мы должны признать, что перед нами только два пути. Это нереалистический и обреченный на провал путь военных действий против Ирака с целью свержения нынешнего режима. Или же это - сосуществование с существующим в Ираке режимом и разработка стратегии его сдерживания.

Новиков:

Говорил бывший советник миссии США в ООН, а ныне заведующий кафедрой народонаселения, развития и мира Мэрилэндского университета профессора Шиблей Телхами. А вот что думает о проблеме Ирака Директор исследований оборонной политики института Кэйто, бывший главный военный аналитик Бюджетного Управления Конгресса доктор Иван Илэнд:

Иван Илэнд:

Господин Марти считает, что для нас стратегическое значение региона Персидского залива бесспорно. Я не могу с этим согласиться. Моё мнение на этот счёт может показаться вам необычным и противоречащим всему тому, что мы привыкли слышать и читать каждый день. Еще до начала войны в Персидском заливе во времена администрации Рейгана ряд видных экономистов, среди которых был Дэвид Хэнрионсон - старший эксперт президентского Совета консультантов, провели исследование влияния нефти этого региона на экономику Америки. Это исследование рассмотрело худший сценарий - захват Ираком Кувейта, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. (Кстати, операция "Буря в пустыне" и проводилась, чтобы пресечь развитие такого сценария.) Так вот, в случае иракской оккупации этих стран прогнозировалось возможное, но отнюдь не обязательное повышение цен на нефть на мировом рынке. Ведь в случае захвата Ираком Саудовской Аравии Саддам Хусейн должен был бы экспортировать нефть по тем же ценам, по которым продавалась саудовская нефть до оккупации. Ибо существенное повышение цен на нефть сразу влечет за собою уменьшение её закупок - меры по ограничению потребления нефтепродуктов и стимулирование производства заменителей нефти. Установление Саддамом монополии на вывоз нефти стран региона, производящих 20 процентов мирового потребления этого энергоносителя, и возможное повышение цен привело бы к уменьшению валового продукта США всего лишь на 1 процент. Проводившие это исследование экономисты и другие видные американские эксперты по международной экономике давали тогда однозначный совет президенту: "Не вступайте в войну ради нефти!"

Именно поэтому я считаю, что регион Персидского залива не имеет для нас стратегического значения. И даже если экономические аргументы недостаточны для критики нашей сегодняшней политики в этом регионе, давайте посмотрим беспристрастно на сегодняшнее состояние Ирака. После войны в Персидском заливе многое изменилось. Ирак стал значительно слабее. Его военный потенциал подорван войной и последовавшими затем санкциями. Он не способен начать какую-то серьёзную наземную операцию против Саудовской Аравии или других соседей, используя обычное вооружение. Прекрасно оснащенные военно-воздушные силы Саудовской Аравии в настоящее время способны отразить подобного рода агрессию. Поэтому саудовское правительство сегодня больше обеспокоено опасностью внутренней нестабильности, чем возможностью внешней агрессии со стороны Ирака.

Новиков:

Но ведь у Ирака есть намерение создать оружие массового уничтожения. Разве это не представляет реальную опасность для мирового сообщества?

Иван Илэнд:

Говоря об иракском оружии массового уничтожения, мы должны помнить, что Ирак - не единственная страна, которая обладает таким оружием. Ливия, например, уже применяла это оружие против Чада в 1987 году. Кроме того, согласно мнению инспекторов ООН и, в частности, руководителя группы господина Батлера, даже если уничтожить всё имеющееся на сегодня у Ирака оружие массового уничтожения, Багдад сможет восстановить производство биологического оружия в течение одной недели. Это оружие легко производить и легко транспортировать. Конечно, ни одна страна на Ближнем Востоке не имеет в своём распоряжении таких ракет, которые могли бы поразить нашу территорию. Но это могут сделать террористы. Они представляют настоящую опасность, что было доказано газовыми атаками в токийском метро и взрывом торгового центра в Нью-Йорке. И если мы предпримем военные действия против Ирака, Саддам может ответить на это засылкой террористических групп на территорию США. И цена возмездия за наши действия может быть весьма высокой. Я не призываю к умиротворению или соглашательству с потенциальным агрессором. Я предлагаю, во-первых, подвергнуть сомнению стратегическую значимость этого региона, а во-вторых, серьёзно отнестись к опасности террористической атаки, подготовку к которой трудно проконтролировать и которая может принести большие человеческие жертвы. Наше правительство говорит об общей опасности, которую представляет режим Саддама. Но нам нужен конкретный анализ этой опасности и тех последствий ответных террористических акций, которые может принести интервенция в Ирак или нанесение воздушных ударов по его территории. Ведь эти террористические акции могут представлять большую угрозу для нас.

Новиков:

Это был доктор Иван Илэнд, Директор исследований оборонной политики института Кэйто, бывший главный военный аналитик Бюджетного Управления Конгресса.

XS
SM
MD
LG