Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оцифрованное киноведение


Беседа Александра Костинского с Николаем Изволовым

Александр Костинский: Историк кинематографа - одна из гуманитарных профессий. Казалось бы киноведу для работы не нужно ничего кроме ручки и листа бумаги. Как и филологу историку кино необходим только доступ в архивы и библиотеки, но вместо чтения книг он смотрит фильмы. Казалось бы полная аналогия. Но есть и существенное различие. Если филолог описывает словесные конструкции словом, приводя без искажений цитаты и выдержки из литературных произведений, то киновед должен тем же словом описывать движущееся художественное изображение с индивидуальной изобразительной стилистикой, которую не только текстом, но и текстом с фотографиями не передать. До недавнего времени неразрешимое противоречие. Есть ли выход?

Оказалось, что современные цифровые технологии DVD-фильмов позволяют говорить о комментированном и даже академическом издании фильмов вместе со всем необходимым научным аппаратом - примечаниями, вариантами, сценарием и т.д. О первых опытах создания подобных материалов мы будем говорить сегодня с киноведом, историком кино, Николаем Изволовым.

Беседа началась с вопроса: "Как изменили цифровые технологии жизнь историка кино?"

Николай Изволов: На самом деле человеческая жизнь кардинально не меняется с изобретением новых технологий. Помните, как написано у Ильфа и Петрова? Все думали, что с изобретением радио наступит счастье. Радио есть, а счастья нет. Потом изобрели телевизор, компьютер, а людям все равно хочется влюбляться, радоваться или плакать. Компьютер не поможет вам заплакать, если вы к этому не готовы. А что касается профессиональной деятельности, то, конечно, компьютер и цифровые технологии очень сильно помогают людям (если они хотят) демократизировать, упростить свою профессиональную деятельность, сделать ее более свободной и даже добиться некоторых результатов, которые без этих технологий были бы совершенно не достижимы. Опять же мне трудно говорить про всех историков кино и киноведов, потому что методика у каждого своя, чем собственно люди науки и отличаются друг от друга, но если говорить обо мне лично, то я абсолютно счастлив, что был изобретен компьютер и что у меня дома стоит одна из таких машин. Я ею пользуюсь, потому что здесь наконец-то киноведы, историки кино поднимаются до уровня, может быть, филологов, потому что они получили возможность говорить на том же самом языке, на котором говорят люди, работы которых они изучают. Появилась возможность единого метаязыка, охватывающего тот предмет, о котором они рассуждают. Если, скажем, филологи или литературные критики всегда имели возможность говорить тем же языком, что и писатели, то у киноведов, историков кино, кинокритиков такой возможности не было. Как словами описать изображение?

Александр Костинский: Почему? Можно описать.

Николай Изволов: Слова это - метаязык. Описать можно, но ведь слова, напечатанные на бумаге или произнесенные вслух, формируют в сознании воспринимающего тот образ, который он сам порождает в мозгу. У каждого в сознании возникает своя картина, а не тот уникальный визуальный образ, который был создан режиссером кинофильма. Сейчас, когда есть компьютер, можно, особенно занимаясь изучением старого кино, создавать новые, чисто научные произведения, которые говорят тем же языком, на котором говорили создатели кинофильмов. Это замечательная возможность, которой раньше не было. Конечно, нам известны примеры фильма "Бежин луг". Он был восстановлен нынешним директором музея кино Наумом Клейманом и режиссером Сергеем Юткевичем. Это погибший фильм Сергея Эйзенштейна, от которого остались срезки монтажных планов. В свое время они были распечатаны, из них были сделаны стоп-кадры, из которых был смонтирован фото-фильм. Но, простите, это был фильм с серьезным бюджетом, производственными сменами, со сменами озвучания.

Александр Костинский: Это был своеобразный, но настоящий фильм.

Николай Изволов: Совершенно верно. Это все равно было производство фильма, пусть он был дешевле, чем средний игровой фильм, но тем ни менее это было настоящее кинопроизводство. Киновед в таком случае превращался в режиссера или консультанта этого проекта, но он не был его автором. Теперь, когда появились компьютерные технологии, эту работу может делать один человек, она может быть авторской. Причем, сделать какие-то варианты одной и той же работы, скажем восстановления старого погибшего фильма, может и другой человек. Никто ему этого не запрещает. Это может быть предметом научной дискуссии, сделанной посредством визуальных образов, движущихся или статичных картинок, а не просто словесного языка, не просто речи.

Александр Костинский: Можно вставлять в DVD и движущиеся изображения, фрагменты.

Николай Изволов: Ну, конечно. Дело в том, что, когда вы работаете с компьютером и используете новые меди-средства, например, DVD, то этот носитель позволяет одновременно хранить все типы возможной аудиовизуальной информации и фрагменты фильмов, и фильмы целиком, аудиотреки, звук, шумы, голоса, музыку, статичные изображения, фотографии, сканированные режиссерские сценарии. То есть, вся та аргументация, которая раньше была скрыта от взора и могла быть описана только словами, теперь становится визуальным фактом научной аргументации. Вот что интересно.

Александр Костинский: Надо подчеркнуть, что DVD сейчас - промышленная, а не уникальная технология. DVD ROM, конечно, несколько дороже, чем обычный CD-ROM, но не намного, и любой человек со средним достатком, у которого есть компьютер, может купить пишущий DVD, который сейчас стоит долларов 300.

Николай Изволов: Меньше, уже около ста.

Александр Костинский: Значит на столько уже упали цены. Если вы купили пишущий DVD, то сможете записать огромный объем информации - 4,7 гигабайта на один DVD-диск, и даже в два раза больше на диск с двойным слоем. На DVD записывается самая разная информация: текст, музыка, сколько угодно вариантов, причем эти дополнительные треки можно отключать. Вы можете просто смотреть фильм, а можете его дополнить звуком, текстом, изображением.

Николай Изволов: И эта потрясающая возможность наконец-то приближает историю кино и киноведение к тем возможностям, которые всегда имели филологи. Почему филология одна из самых разработанных гуманитарных дисциплин, со своей терминологией, теорией, школами, системой научной аргументации? Именно потому, что у них всегда была такая возможность. Вот, например, существует тип академического комментированного издания литературных текстов. Вы можете пойти в магазин и купить школьное издание, скажем "Войны и мир", а можете пойти и купить академическое комментированное издание, где будут прояснены архаизмы, детали быта того времени, биография автора, список исторических реалий, реакция современников - все то, что является дополнительным научным аппаратом для комментированного издания. Но в киноведении такого никогда не было. Если вы даже могли сделать научно-популярный фильм посвященный, допустим, проблеме создания фильма Эйзенштейна "Броненосец Потемкин", то это все равно был отдельный фильм, который вы смотрите на экране в зале. Вы не в состоянии управлять им. Вы можете включиться в этот отрезок времени и посмотреть то, что сделал автор, который имеет свою точку зрения на фильм Эйзенштейна. Но вы не можете работать с этим, можете только посмотреть. Это зрелище, но не научный аппарат, не инструмент. Теперь, когда есть DVD (через некоторое время, возможно, DVD умрет и появится другой тип цифрового носителя или даже нецифрового), но уже сейчас люди науки могут самостоятельно, не тратя значительных денежных средств, не спрашивая разрешения:

Александр Костинский: Больших денежных средств, какие-то все-таки нужны.

Николай Изволов: Знаете, научные люди всегда тратились на то, чтобы купить пишущую машинку или пачку пищей бумаги, карандаши, ручки.

Александр Костинский: Но сейчас необходимые средства драматически уменьшились. Раньше для того, чтобы прокомментировать фильм, реально нужно было сделать новый фильм. Цены упали на два-три порядка.

Николай Изволов: Дело даже не в деньгах, не в ценах, а в том, что появилась новая возможность научной, человеческой деятельности, вот что интересно. Еще некоторое время назад, до появления компьютеров, любой киновед, который захотел бы предпринять визуальное исследование кинематографа, был бы обязан становиться кинематографистом. Он должен был вступить на другое поле деятельности с совершенно неизвестным результатом. Сейчас, точно также как литературный критик берет лист бумаги, заправляет в пишущую машинку (теперь, конечно, а принтер) и сочиняет статью и никто не в силах ему помешать - он напишет то, что он считает нужным, теперь киновед получил точно такой же аппарат для работы с визуальными образами. Он, создавая научную концепцию, подтверждая ее научными аргументами, может использовать не только литературные средства выражения, но и визуальные. Вот в чем прелесть и своеобразие того исторического этапа, который мы переживаем. Теперь аргументация становится зримой. В принципе, это может быть прозвучит смешно, но современные киноведы получили возможность уподобиться тем ученым, которые были описаны Свифтом. Помните? Когда вместо того, чтобы произносить аргументы, они достали какую-то вещь и показывали ее. Знак был не речевым, не кодированным, а визуальным. Раньше киновед мог говорить: вот в этом кадре динамика движения вот этой части происходит таким образом, что при сочетании со следующим монтажным кадром мы получаем такой-то эффект. Этому можно поверить, а можно и не поверить. Сейчас весь кусок можно показать. Я позволю себе еще одно сравнение, может быть примитивное. Если еще некоторое время назад киноведы находились в тюрьме, они могли кричать сквозь это окошко о чем-то, что они знают, а другие не знают, то теперь они как бы вышли на свободу (какое пленительное слово!) и имеют возможность делать то, что они хотят. Я не думаю, что это счастье. К этому очень быстро привыкают, когда это становится нормальной технологией. Я думаю, что через некоторое время все люди, которые действительно увлечены своим делом, киноведческой наукой, историей, теорией кино, непременно будут пользоваться этой возможностью научной аргументации потому что без нее, как мне кажется, в современной жизни методологическое развитие исторической науки невозможно.

Александр Костинский: Если мы берем DVD-диск, то как представлена информация в этой новой форме, какие есть конкретные разделы?

Николай Изволов: Если вы не поленитесь заглянуть в Интернет на сайты тех компаний, которые выпускают DVD-диски, а их довольно много, то вы заметите такую любопытную тенденцию. Диски, выпускаемые в последнее время, как правило, снабжаются так называемыми бонус-треками. Это та возможность, которую дает DVD, но ведь это было и раньше. Смотрите, фильмы выпускались на видеокассетах и вполне можно было в конце кассеты приписать документальный фильм о том, как снимался игровой фильм, записать интервью с режиссером, но никто этого не делал, потому что зрителю это было по большому счету не нужно. Это напоминало систему продажи дефицитных продуктов с нагрузкой в советское время. Если вы хотите купить что-то дефицитное, то купите обязательно еще и банку кильки потому что дефицит отдельно не продается. Так вот эти бонус-треки, которые появляются на DVD-дисках, с одной стороны отражают тенденцию расширения представления о фильме при помощи новых технических средств, с другой стороны они напоминают эту пресловутую нагрузку. Люди, выпускающие DVD-диски в принципе не понимают, что туда можно было бы напихать, но знают, что туда можно всунуть довольно много материала, но не знают, как его организовать и для чего это собственно нужно. И вот появляются на бонус-треках рекламные ролики, которые показывают в кинотеатрах или фрагменты из фильмов, или фрагменты той продукции, которую они собираются выпускать в будущем, или интервью с режиссером. Они понимают, что нужно каким-то образом окружить фильм инфраструктурой, но как это сделать они не очень понимают. Так вот DVD-диск дает нам уникальную возможность приблизить киноведение к высоким достижениям филологической науки, потому что на DVD возможен выпуск так называемых комментированных фильмов. Вот смотрите. Вы покупаете академическое издание какого-то литературного текста и вы, если вы ученый, если текст нужен для работы, покупая академическое издание получаете в нем огромное количество сопутствующей информации, которая помогает вам методологически исследовать этот текст, биографию автора, исторические реалии, вы можете отследить процесс творчества автора: каким образом сменялся один вариант другим вариантом, посмотреть текстологическую работу, проделанную публикатором, оценить систему его аргументации, согласиться с нею или не согласиться, но комментированное издание есть не просто общеупотребительный предмет, это предмет научной работы. Так вот DVD-диск дает нам наконец-то возможность разработать новую дисциплину в кино под названием кинотекстология таким образом, чтобы аргументация была внятной, доказательной и разработанной. Сейчас мы можем на DVD записать какой-то фильм и снабдить его тем количеством текстовых, визуальных и аудиоматериалов, которые позволят исследовать этот фильм точно так же, как филологи исследуют литературные тексты и сделать эту аргументацию зримой, внятной и пригодной для ученых. Но, академические издания покупают не только ученые. Их покупают студенты, их покупают люди, которых просто интересует творчество Льва Толстого, Достоевского или Шекспира. Академическое издание это не просто узкоспециализированный продукт для странных чудаков, которые упорно занимаются какой-то узкой проблематикой, а продукт пригодный для всех людей, живущих в культурном поле. До сих пор фильм рассматривался, как предмет массового потребления, предмет ширпотреба, но понятно, что это огромная область человеческой культуры, которая последние сто лет сопровождает нас на каждом этапе жизни. И сейчас эту область культуры мы можем подвергнуть точно такому же историко-критическому анализу, как и все другие образцы высокого знания, как в точных, естественных науках. Кино и киноведение наконец-то выходит на новый уровень научного описания и представления человеческой культуры. Это здорово.

Александр Костинский: Если говорить конкретно о структуре такого диска. Там есть дорожки, что на них? Вы говорите, что обычно бонус-треки случайны, а что можно было бы сделать обязательным? Как должен быть устроен такой DVD-диск, на котором, естественно есть сам фильм, который обсуждается? Если мы говорили о романе "Война и мир", то вот текст книги с примечаниями.

Николай Изволов: Принцип тот же самый. Любая современная DVD-мастеринговая программа позволяет таким образом организовать материал внутри диска, чтобы любой фрагмент, любой его сегмент был доступен человеку, который им пользуется в тот момент, когда он этого захочет. Это здорово. Представьте себе, что вы купили академическое издание литературного текста. Что там есть? Там обычный текст, как в любой книжке, сопровожденный сносками - один, два, три или звездочками - и текст, который обозначен этими сносками, располагается либо внизу страницы, либо в конце книги. Это зависит от того насколько сложно этот тестовой комментарий устроен, насколько он разработан и может ли он быть умещен в конце страницы или в конце книги. В любом случае, имея перед глазами основной текст, вы всегда видите обозначение тех мест, которые комментирует публикатор, и можете сразу обнаружить и прочитать тот комментарий, который к этому месту относится.

Александр Костинский: Это немного отвлекает от основного текста.

Николай Изволов: Да, но вы вправе проигнорировать сноски, не замечать их. Но в том случае, если вам нужно, то вы обращаете на них внимание и идете к комментарию. У вас есть выбор. Вы можете остаться с текстом, а можете блуждать по комментариям. То же самое должно быть сделано на DVD и любом будущем цифровом носителе, где будут опубликованы фильмы. Вы должны будете обязательно иметь возможность сделать маркировку основного трека с тем, чтобы она была либо доступна зрителю, либо он мог ее отключить, как скажем сейчас отключают дорожку с субтитрами. Ведь, скажем, вы покупаете диск с фильмом "Солярис" Тарковского и он идет на русском языке, но вы можете по своему желанию включить либо английские, либо немецкие, либо французские, либо китайские субтитры. Вы можете включить дорожку, где фильм дублирован на английский язык и смотреть тот вариант, который вам кажется наиболее пригодным. Точно так же зритель должен иметь возможность включить эту маркировку сносок и примечаний , когда он уже посмотрел фильм, с тем чтобы (если он студент изучающий историю кино) найти все сопроводительные материалы по тому фильму, о котором он должен писать, например, курсовую работу. Он вставляет диск, выбирает возможность включить маркеры сносок и прочесть на этом диске в других десяти треках какую-то другую визуальную, текстовую, аудио информацию, которая позволяет понять историю создания этого фильма. В принципе, любой комментарий к тексту это история текста, история его создания, история его последующей жизни. Вот что входит в сам предмет комментариев. Но тоже самое и с фильмами, потому что любой фильм имеет свою разнообразную историю, он проживает множество этапов, начиная от написания сценарной заявки и кончая поступлением кинокопии в архив.

Александр Костинский: Можно и сценарий поместить на этот же диск.

Николай Изволов: Да. Есть варианты сценариев, режиссерских сценариев, актерские пробы, актеры меняются во время съемок, потом на ходу меняется сюжет, исчезают какие-то куски, взамен них снимаются другие.

Александр Костинский: И можно посмотреть варианты?

Николай Изволов: Да. При монтаже, озвучении, как было в советское время, при сдаче копии начальству, возникали купюры. Потом фильм попадал в прокат. В разных странах он мог идти в разных прокатных вариантах. Скажем, публика в Советском Союзе, Германии или США видела разные цензурные варианты этого фильма: что-то выбрасывалось под цензурным нажимом, фильмы получали другие прокатные названия, они дублировались из-за чего менялась их акустическая среда и т.д. Представьте себе, я опять говорю про студентов, что вам нужно написать, условно говоря, курсовую работу про фильм "Солярис" Тарковского. Что вы должны сделать? Вы должны первым делом посмотреть фильм. Потом, очевидно, изучить биографию режиссера и прочих людей из творческой группы, которая работала над фильмом, проследить историю создания фильма, каким образом над ним работали, чем были обусловлены те или иные творческие решения, какова была технология производства, что из этого было сделано, что не было сделано, какие потери понес фильм в процессе съемки, монтажа и сдачи начальству, попал ли он в архив в полном варианте, была ли на зарубежных кинофестивалях показана та копия, что сохранилась у нас или заграничная публика видела другой вариант. Это огромный комплекс проблем, который возникает при изучении одного единственного фильма и для того, чтобы вам собрать эту информацию вам нужно прочитать довольно большое количество статей в журналах, послушать радиопередачи, если они сохранились в архиве звукозаписи, вам нужно изучить архивы Госфильмофонда, если туда поступила копия, нужно посмотреть картотеки в Институте кинематографии, если они там велись, нужно прочесть мемуарные свидетельства, если они были опубликованы, или найти частных лиц, у которых сохранились архивы тех людей, которые написали те мемуары, которые не были опубликованы. Возникает очень большой спектр проблем. Но, если вы публикуете такое академическое издание фильма, то это все должно быть кем-то собрано и помещено на этот диск с тем, чтобы человек занимающийся изучением вот этой части истории мог сразу получить большое количество сопроводительных материалов, которые помогают ему глубже исследовать ту часть истории, которой он занимается. Другое дело, что мы можем на этот диск поместить не все материалы, которые нам на этот момент известны, но мы можем, как в таблице Менделеева, оставить какие-то пустые клеточки, обозначив, что эта часть нами не откомментирована потому-то и потому, но здесь возможны такие-то архивные данные, которые мы не могли обнаружить, но любой желающий их сможет проверить там-то и там. Мы не только позволяем потребителю испытать чувство сопереживания фильму, но и любому человеку, который интересуется историей или теорией, или творчеством какого-то человека или актера в этом фильме или изучающего операторскую проблему, получить как бы карту того исторического периода, которым он занимается. Более того, эта карта насыщена реальными указателями, где что может быть и как этим можно воспользоваться. То есть мы получаем карманную библиотеку по одному фильму.

Александр Костинский: Старательный студент, который напишет курсовой, может сделать новый, более полный DVD-фильм, где он заполнит некоторые пробелы.

Николай Изволов: Да. Как в филологии, любое комментированное издание текста не является окончательным, потому что открываются новые исторические факты, появляются новые архивные источники, новые научные методики и через некоторое время издается новое комментированное издание с учетом тех комментариев, которые были раньше и даже возможно вступать в научную полемику с теми комментариями, потому что предыдущие публикаторы могли не обладать всей полнотой информации. Это нормальный научный процесс. Так вот, теперь при появлении DVD наконец-то киноведение может включаться в ту методологическую струю, которая наработана представителями других дисциплин, что, как мне кажется только повышает статус киноведения, как науки.

Александр Костинский: Говорил киновед, историк кино, Николай Изволов.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG