Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытое цифровое лицо Астрономии


Астрономы столетиями мечтали наблюдать одновременно все небо во всех диапазонах. Их, казалось бы несбыточная мечта близка к осуществлению. Благодаря цифровым технологиям на Земле и в космосе размещаются автоматические телескопы. Они собирают информацию о вселенной во всех возможных диапазонах электромагнитного излучения. Специальные приборы наблюдают за потоками космических элементарных частиц. Вся эта информация по быстрым цифровым каналам связи поступает к ученым, которые зачастую находятся за миллионы километров от астрономических приборов. Еще тридцать лет назад подобные проекты можно было пересчитать на пальцах. Теперь это норма. Похожая ситуация и в других отраслях науки, но астрономия, по-своему уникальна. Пожалуй, ни у одной науки нет стольких добровольных помощников, которые вносят в исследования свой посильный вклад. Может быть, поэтому большая часть первичной астрономической информации размещается в Интернете и ею пользуются не только профессионалы но и активные любители.

Сегодня мы подробно обсудим влияние на астрономию высоких технологий и Интернета.

В Московской студии радио "Свобода" моими собеседниками будут Сергей Попов - сотрудник отдела релятивистской астрофизики Государственного института им. Штернберга при МГУ. В настоящее время он работает по контракту в университете города Падуя (Италия). В Интернете Сергей Попов сотрудничает с сайтами www.astronet.ru, Scientific.ru другими научно-популярными проектами. Совместно с Михаилом Прохоровым регулярно публикует обзоры электронных препринтов по астрофизике. Другой наш собеседник Владимир Самодуров - сотрудник Пущинской радиоастрономической обсерватории. Составил первый на русском языке аннотированный каталог ссылок по астрономии. Он называется "Краткий путеводитель астронома по Интернету", создал и поддерживает www.astrotop.ru - рейтинг-каталог русскоязычных астрономических ресурсов, ежегодно организует конкурс астрономических интернет-проектов. Третий участник нашей программы Александр Сергеев. Он несколько лет руководит Юношеской Астрономической школой в Петербурге, популяризатор науки, мой коллега, готовит для радио "Свобода" выпуски Новостей науки.

Первый вопрос Владимиру Самодурову. Вы делали сайт "Звезды АстроРунета-2003 и Я" (www.astrotop.ru), который служит рейтингом астрономических сайтов Рунета - русского Интернета. Расскажите, зачем вы его делали, и вообще, что представляет собой русский астрономический Интернет.

Владимир Самодуров: Интернет родился недавно, а всегда интересно участвовать в самом начале. Мне кажется, что после книгопечатания второй самый яркий продукт человечества - Интернет. И я бы, наверно, уподобился герою "Служебного романа", который сказал, что через 20 лет не будет ничего кроме телевидения. Мне иногда кажется, что то же самое будет с Интернетом. Через 20 лет будет один сплошной Интернет.

Особенно в астрономии. Как только появились астросайты, мне показалось - вот оно, будущее наступает. В чем проявляется человек? В совместном творчестве. А это толкучка, как модно сейчас говорить, тусовка. Есть обывательские тусовки, а есть научные тусовки - научные конференции. В Рунете не было астрономической тусовки. И захотелось все свести в одном месте, чтобы понять, кто есть кто в астрономии.

Сначала из интереса я сам все сортировал: вот любители, вот профессионалы, есть получше, похуже страницы. А потом я подумал - какое я имею право решать один? И объединился с другими заинтересованными лицами. В частности, Сергей Попов - очень активный участник. Сейчас www.astrotop.ru ведет команда. Сайт по большому счету, представляет собой каталог астросайтов России плюс рейтинг. В каталоге представлены как астрономы-профессионалы, и официальные организации, так и любители астрономии...

Александр Костинский: То есть здесь все, что касается астрономии и астрофизики на русском языке?

Владимир Самодуров: Плюс космонавтика. Это очень важная составляющая. Один из участников нашей команды шутит: "Что вы все - астрономия да астрономия! Именно по космонавтике мы на передовых позициях в мире. И постепенно, через несколько лет именно на сайты по космонавтике перенесется центр тяжести". Но пока они, как ни странно, проигрывают сайтам по астрономии. Почему понятно: потому что в астрономии работают не только астрономы-профессионалы, но и очень большое число астрономов-любителей. На одного астронома-профессионала приходится примерно десять астрономов-любителей.

Александр Костинский: Любители это люди, у которых есть свой телескоп? Кто такой астроном-любитель? Это ведь не тот, кто просто на небо смотрит?

Владимир Самодуров: Скажем так - это тот, у кого есть интерес к астрономии. Астрономия ведь чем замечательна? В отличие от других наук она зрительно красива и, во-вторых, она романтична. И это привлекает к ней уже несколько столетий любителей астрономии. Ни у одной науки нет такого отряда фанов. Существует огромный строят сайты, телескопы, производят наблюдения и даже добиваются неплохих научных результатов.

Александр Костинский: Благодаря чему? У астрономов-профессионалов, что, глаз не хватает?

Владимир Самодуров: Верно замечено. Самое большое, что есть вокруг нас - это Вселенная и небо над головой. А людей, занимающихся астрономией - мало. Во всем мире - 10-15 тысяч профессионалов. Плюс примерно стотысячный отряд любителей астрономии, которые действуют как приводной ремень между астрономами-профессионалами и всем остальным обществом. Они, я это точно знаю, заряжают вокруг себя людей. Вокруг астрономических кружков распространяется волна интереса. Кстати, многие журналисты вышли из астрономов-любителей.

Александр Сергеев: Здесь можно было бы добавить, что хотя астрономов вроде бы совсем немного - 10-15 тысяч во всем мире, - но они являются носителями представлений нашей цивилизации о Вселенной, в которой мы живем. Такой небольшой круг. И в 10 раз больший круг любителей, которые доносят понимание до всего общества.

Александр Костинский: А между ними мощнейшая прослойка, которая называется астрологией.

Владимир Самодуров: Ну, это скорее конкурирующая организация.

Александр Костинский: Сообщество шарлатанов, которые паразитируют на интересе к астрономии и невежестве, к сожалению, очень многих людей... Сергей, вы вместе с Владимиром ведете этот сайт? Вы оба, Сергей Попов и Владимир Самодуров - профессионалы, занимаетесь экспериментальным и теоретическим исследованием сложных вопросов. Зачем вам, профессионалам, делать любительский сайт?

Сергей Попов: Почему-то вспоминается: "Как вы начали купаться в проруби? - Первый раз случайно." На самом деле, более или менее известно, что открытый Интернет впервые появился именно у ученых...

Александр Костинский: У военных ученых...

Сергей Попов: Нет, открытый - именно у гражданских ученых. Закрытый, да, действительно у военных, а открытый появился в ЦЕРНе (Европейском центре ядерных исследований) - фактически первом большом проекте, которому нужен был Интернет. Соответственно, еще в Советском Союзе открытый Интернет впервые появился тоже у ученых. Потому что стало ясно, что без этого заниматься наукой становится практически невозможно.

Александр Костинский: Просто из-за скорости обмена информацией.

Сергей Попов: Плюс для наших ученых специфически актуальна бесплатность Интернета, потому что в российских библиотеках многих научных журналов днем с огнем не сыщешь, а в Сети это, в принципе, все лежит. Ну, а дальше народ начал понемножечку расслаиваться. Есть люди, склонные к популяризации, есть несклонные.

Александр Костинский: Ученые?

Сергей Попов: Да, естественно, ученые. Ученые сразу оценили возможности Интернета. Главное, конечно, это быстрота. Потому что, написав статью, приходится ждать полгода, пока она выйдет в бумажном журнале...

Александр Костинский: Нужно отметить, что сейчас астрономические открытия разного масштаба совершаются буквально каждый день.

Сергей Попов: Да, конечно. Поэтому и хочется быстро доносить до людей информацию.

Владимир Самодуров: Дополню: Интернет - это возможность доступа по модели "каждый каждому". Интернет впервые в истории цивилизации воплотил мечту, когда каждый человек может теоретически пообщаться с любым человеком в мире.

Александр Костинский: В частности, с автором заинтересовавшей его астрономической статьи.

Владимир Самодуров: А астрономы всегда были клубом белых ворон. Теперь белые вороны впервые могут общаться друг с другом. Я, например, увлекался астрономией с детства и был одинок в нашей ставропольской станице. На меня смотрели как на некоего чудика, чудака. На самом деле, я испытывал небольшой психологический прессинг. И вот сейчас, в эпоху Интернета, я вижу, что появились целые сайты с форумами, где общаются сотни, тысячи людей. Они не чувствуют себя одинокими, они подстегивают интерес друг друга. Каждый человек хочет найти себе подобного. И Интернет дает такую возможность.

Сергей Попов: Люди начали создавать научно-популярные сайты, во-первых, для того, чтобы быстро рассказывать о достижениях астрномии, а, во-вторых, - и это, наверно, черта ученых, занимающихся популяризацией, - есть некоторый специфический эгоизм: сайт в Интернете - это то что ты сделал, сразу увидел и смог показать другим. Психологически, я думаю, это тоже важно. То есть между тобой и читателем не стоит редактор или еще кто-то. И, конечно, просто по богатству возможностей Интернет существенно превосходит бумагу. В частности, превосходит в представлении изображений, я уже не говорю фильмах и мультфильмах, которые можно вставлять в научно-популярные материалы. Например, 8 июня 2004 было прохождение Венеры по диску Солнца.

Александр Костинский: На CNN просто в прямом эфире постоянно показывали...

Сергей Попов: Вот, о том и речь. Можно, конечно, давать фотографию в журнале, но если писать про это на сайте, то можно и фильм. И это, конечно, очень здорово. Поэтому профессионалы достаточно быстро начали размещать материалы в Сети. Не только астрономы, но и физики, математики. И, наверно, все, кто сейчас занимается популяризацией астрономии в российском Интернете, так туда и попали.

Александр Костинский: Вы - профессионал. Что дает Интернет профессионалам?

Сергей Попов: Интернет, во-первых, средство общения, причем на сегодня абсолютно ключевое. Сейчас, если посмотреть правила для авторов научных журналов, то только каким-нибудь третьим пунктом стоит: "также, если совсем все плохо, вы можете послать статью обычной бумажной почтой". Вся профессиональная коммуникация идет через Интернет. У нас в стране пока не совсем так, но в мире, все статьи, все гранты, все заявки на наблюдения в бумажном виде уже просто не направляются.

Александр Костинский: Некому читать бумаги...

Сергей Попов: В общем, да. Так что первое - это коммуникация. Потом для профессиональной астрономии Интернет особо важен, потому что астрономия, в первую очередь, наука наблюдательная. Наблюдения нужно проводить в специально отведенных для этого местах, причем отведенных природой. Как правило, это горы, если говорить об оптических наблюдениях. Это обычно далеко от тех мест, где живут нормальные люди. И, соответственно, связь с источниками информации осуществляется через Интернет. Естественно, то же самое для связи со спутниками.

Александр Костинский: На спутниках тоже живет очень мало нормальных людей...

Сергей Попов: Поэтому для астрономов-наблюдателей Интернет - естественное средство передачи данных. Для теоретиков, которые занимаются численными расчетами, все похоже. Суперкомпьютеры стоят где-то далеко, и соответственно, вы имеете к ним доступ через Интернет. Ну, и, наконец, астрономия - наука, имеющая очень много данных, много каталогов. Доступ к каталогам - конечно, важнейшая вещь - это еще один из четырех китов, на которых строится взаимодействие Интернета и профессионального астронома.

Александр Сергеев: Кстати, это, видимо, уникальная ситуация: в астрономии практически все первичные данные выкладываются в открытом доступе и ими может пользоваться почти любой человек, в том числе ими пользуются любители.

Владимир Самодуров: Да, именно так, но с небольшим примечанием. Раньше все данные профессионалы в основном держали при себе, сами обрабатывали и выкладывали конечный результат. Каталог - это один из конечных результатов. Но сейчас происходит взрывной рост астрономии. Появляются многочисленные автоматизированные системы наблюдения. Даже старые обсерватории переводятся на дистанционное управление автоматами. И появляется все больше и больше данных. Поток информации вырос в десятки, сотни и более раз.

Александр Костинский: То есть на порядки вырос?

Владимир Самодуров: На порядки вырос именно последние пять-десять лет, с момента широкого распространения Интернета, не знаю, совпадение это или закономерность...

Александр Костинский: Наверно, правильнее сказать - цифровых технологий. Это ведь все связано...

Владимир Самодуров: Да, и буквально последние пять-десять лет общепринято (в журналах, на сайтах обсерваторий, в хранилищах данных), писать примерно одну и ту же фразу: ваши данные, которые вы получили в результате наблюдений, вы имеете право обрабатывать два года, а потом они выкладываются в публичный доступ. Раньше такого пункта не было. Причем это касается даже сугубо индивидуальных наблюдений. В основном же большинство данных сразу выкладывается в открытом доступе.

Есть, например, сайт спутника SOHO (sohowww.nascom.nasa.gov), который наблюдает Солнце. Есть спутник "Чандра", который смотри небо в рентгеновском диапазоне... Они выкладывают данные в режиме реального времени. Особенно это касается SOHO. В частности, любители астрономии могут приходить на сайт и смотреть в реальном времени, что происходит сейчас с нашим светилом. И как побочный результат этих наблюдений оказалось, что на Солнце почти непрерывно градом сыплются умирающие кометы. Достаточно посидеть на сайте несколько дней, как можно заметить, что сбоку подлетает комета. И кто первым засечет эту комету, быстренько отправит сообщение в Международный центр астрономических данных - за ним зарегистрируется комета. Любители астрономии таким способом уже открыли более полутысячи комет.

Александр Костинский: Когда мы общались до эфира, вы сказали очень интересную вещь, что близка к осуществлению мечта астрономов: 24 часа в сутки наблюдать все небо при помощи приборов.

Владимир Самодуров: Да, астрономы во все времена мечтали, чтобы в любой момент каждая точка неба наблюдалась во всех диапазонах. И нам осталось буквально лет 10, максимум 20, до осуществления этой мечты. На всех конференциях уже говорится, что сооружаются автоматические телескопы, которые непрерывно мониторят небо. Астероиды уже практически накрыты роботами-телескопами. Кометы тоже редко-редко проскакивают мимо них.

Александр Костинский: Вы называли цифры: до начала цифровой эпохи было открыто 4 тысячи астероидов...

Владимир Самодуров: К середине 1980-х годов было открыто около 2 тысяч астероидов. В середине 1990-х уже тысяч восемь. Затем неожиданно несколько лет назад после проведения одного из обзоров (Sloan) на обработанных в электронном виде данных открыли сразу 50 тысяч астероидов! Скачок произошел почти на порядок.

Александр Костинский: То есть этот скачок породила новая наблюдательная техника или точнее техника обработки экспериментальных наблюдений...

Владимир Самодуров: Кстати, вот еще один интересный факт: у нас в России появилась автоматическая обсерватория - телескоп MASTER (www.pereplet.ru/lipunov). Там сейчас проводят обзоры неба, и на каждом снимке видят около сотни астероидов, из них десять процентов новых.

Александр Костинский: Сергей, вы хотели дополнить.

Сергей Попов: Да, на всякий случай: обзор Sloan - это не обзор "Слон", а слоановский обзор неба (www.sdss.org). Слоан - это человек, который спонтировал эту программу. Упомянутая Володей обсерватория - проект MASTER - это едва ли не первый в России крупный астрономический проект с частным спонсором. Проект изначально мотивировался следующей задачей. Есть очень интересное явление - космические гамма-всплески, про которые все, наверно, хоть раз слышали. Основная проблема в изучении всплесков была в том, что люди видели гамма-всплеск - в гамма-диапазоне, где нельзя достаточно точно определить координаты - и не видели больше ничего. Большой прорыв в их изучении был связан с тем, что люди сумели скоординировать наблюдения и увидеть всплески в других диапазонах. Очень хочется увидеть самые первые секунды всплеска в другом диапазоне, лучше всего в оптике. И появились системы маленьких недорогих телескопов. Самой первой была американская система ROTSE (www.rotse.net). Они непрерывно следили и искали оптические вспышки и сравнивали их с данными гамма-наблюдений. Проект МАСТЕР был мотивирован именно этим. Там есть несколько инструментов. Какие-то смотрят непрерывно почти на все небо, а один направлен на довольно большую площадку. И соответственно есть много побочных результатов, потому что они постоянно наблюдают небо и что-то видят. В частности, такие проекты открывают больше количество астероидов. Ну, или, если не открывают, то уточняют орбиты.

Александр Сергеев: Как я понимаю, в этом проекте вся информация о гамма-всплесках идет по Интернету. Она регистрируется космическими аппаратами.

Сергей Попов: Да, рекорд сейчас такой: оптический телескоп удалось навести на гамма-всплеск примерно за 30 секунд. То есть информация была получена спутником на орбите, обработана бортовым компьютером, скинута в наземный центр данных этого космического аппарата, после чего центр космических данных по Интернету разослал сигнал о том, что получен всплеск, и после этого телескопы-роботы, управляемые через Интернет, навелись на источник. Полностью автоматическая система.

Александр Костинский: И они следующие всплески там заметили?

Владимир Самодуров: Нет, продолжение всплеска в оптике.

Александр Костинский: А, он продолжительный?

Владимир Самодуров: Да, я бы хотел уточнить. Это самый первый случай, американский телескоп ROTSE, 23 января 1999 года. Эта дата во все учебники войдет. Совершенно точно. Телескоп навелся через 4 секунды после начала гамма-всплеска и отнаблюдал даже возгорание звезды в оптике до девятой звездной величины - это очень много для астрономов - и потом еще через несколько секунд она угасла.

Но как выяснилось (это сейчас астрономы обсуждают на конференциях), все-таки механики не хватает, чтобы быстро навестись в любую точку. В этом случае просто повезло: телескоп просто стоял рядом с нужной точкой и поэтому он за 4 секунды навелся. А так, действительно, время реагирования порядка 30 секунд. Что не очень здорово. И вот, прямо сейчас на конференциях пошли доклады, что астрономы уже сейчас готовят системы непрерывного наблюдения неба. Оптические телескопы сморят туда же, куда направлен гамма-телескоп на орбите и непрерывно отслеживают этот же участок неба в оптике. Это делают у нас в САО...

Сергей Попов: САО - это Специальная астрофизическая обсерватория Академии Наук (www.sao.ru)...

Владимир Самодуров: Да, они такой телескоп-робот уже сделали и запускают его. Это и есть начало осуществления мечты, когда телескопы непрерывно отсматривают все небо.

Александр Костинский: То есть фактически все превращается в виртуальные обсерватории.

Владимир Самодуров: Да, все гонится в цифру, и уже термин такой появился "цифровая Вселенная", "виртуальная Вселенная" и в этих данных могут разбираться, ковыряться как астрономы-профессионалы, так и астрономы-любители. Для этого активно пишутся программы, специально создаются каналы. В мире на это сейчас уходят миллионы долларов. Пока Россия немного отстает по вполне понятным причинам. Но все же это направление считается наиболее перспективным. Абсолютно все телескопы мира и все архивы соединить вместе, настроить специальные программы для выборки информации, чтобы после этого буквально каждый мог погрузить руки и мозги в эти астрономические данные.

Александр Костинский: Телескопы становится автоматическими, и люди из любой точки планеты получают быстрый доступ к этим данным.

Владимир Самодуров: Именно так.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG