Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лучшие литературные журналы в Интернете


Сегодня мы расскажем об одном из самых ценных ресурсов российского Интернета - о проекте "Журнальный Зал". "Журнальный зал" - это выставленное в Сети собрание толстых литературных журналов. Его адрес http://magazines.russ.ru/. Здесь собранны подписки более чем двух десятков журналов за много лет. Свежий номер появляется на сайте раньше, чем он выходит на бумаге. Посещаемость "Журнального зала" растет более чем в полтора раза в год. В апреле 2004 года число посещений, согласно статистике Rambler, составила 180 000. Все новые люди приходят на сайт, чтобы читать "Новый мир", "Знамя", "Иностранную литературу". Об этом литературном проекте мы беседуем с основателем и литературным куратором "Журнального зала", заместителем главного редактора журнала "Новый мир" Сергеем Костырко и литературным критиком Владимиром Губайловским.

Вопрос Сергею Костырко, скажите пожалуйста, что такое проект "Журнальный зал"?

Сергей Костырко: Проект "Журнальный зал", если сказать коротко, - это федерация толстых литературных журналов в интернете. Подробнее - это попытка показать толстый литературный журнал, как некий эстетический и общественный феномен, в сегодняшних условиях.

Александр Костинский: То есть в интернете

Сергей Костырко: Место, где удобнее всего отслеживать жизнь литературных журналов - это интернет. Представить себе человека, который подписывается на все литературные журналы или имеет возможность зайти в библиотеку и их посмотреть - очень трудно. Да и библиотек-то таких почти нет в России. Разве, что "Ленинка".

Александр Костинский: Я бы сказал осторожнее. Наверное, существует десяток библиотек, где можно почитать современные литературные журналы, но, я боюсь, что и они не имеют такого полного собрания журналов как в "Журнальном зале".

Сергей Костырко: Сейчас тотальным информационным пространством постепенно становится интернет, и естественно, что мы заняли в нем свою нишу.

Александр Костинский: Когда говорят о трудном положении литературных журналов, вспоминают, в первую очередь, сумасшедшие тиражи 89-90 годов, когда у "Нового мира" тираж был более миллиона экземпляров. Владимир Губайловский, скажите пожалуйста, что произошло? Как получилось, что тиражи упали с миллиона до 10 тысяч у сегодняшнего "Нового мира"?

Владимир Губайловский: Если мы возьмем ситуацию конца 80-х и начала 90-х, она была просто ненормальная. Она была очень сильно "перегрета", и этому есть очень простое объяснение. Люди читали, потому читать было интереснее чем жить, как сказал Жванецкий. Такие ситуации вообще в истории культуры единичны.

Александр Костинский: То есть рынок был перегрет и как положено рухнул.

Сергей Костырко: Я бы выразился несколько иначе. Журналы печатали все, что накопилось за десятилетия цензуры.

Александр Костинский: Все алмазные россыпи.

Сергей Костырко: Представьте такую картину: сначала перегородили реку, и потом плотину взорвали. И все, что десятилетиями сдерживалось, хлынуло. И хлынуло все это, естественно, в журналы. Но как только этот поток вошел в нормальное русло, сократилось количество подписчиков. Когда вы могли в течении одного года читать и "Пушкинский дом" Битова, и "Архипелаг" Солженицына, и Домбровского, и Набокова журналы читали все, но это довольно быстро закончилась. И второе, возникла нормальная жизнь в России. Нормальное, в том смысле, что если ты занимаешься политикой - включай и смотри Думу, читай газеты, это все уже там. Если тебя интересует религиозная жизнь и духовные искания, то иди в церковь. И люди как бы разбрелись.

Александр Костинский: Возникла специализация.

Сергей Костырко: И это совершенно естественный процесс. Миф о России, как о самой читающей стране в мире, - лопнул. В России, читают столько же, а может быть и меньше, чем в какой-нибудь Европе. Люди стали читать не все подряд, а только то, что им интересно.

Александр Костинский: Появилась огромная "желтая" пресса.

Сергей Костырко: Колоссальная. И любовный роман, и триллер, и детектив. Стало интересно смотреть телевизор. Для некоторых до сих пор это интересно.

Александр Костинский: Литература стала жертвой нормализации жизни?

Сергей Костырко: Да, да.

Александр Костинский: И в этот момент интернет подхватил эстафету. Новые люди сейчас не читают литературные журналы, не потому что не хотят их читать. У человека есть время на чтение, но нет времени, чтобы найти журнал в рознице или оформить подписку. Тем более, если вспомнить чехарду 90-х годов, когда просто невозможно было нормально получить журнал, с почтой творилось что-то непонятное. Поэтому, наверное, интернет занял место, если говорить суконным языком, своего рода дистрибьютора.

Сергей Костырко: Нет, я так не думаю. Все изменилось настолько, что если мы будем искать подобие сегодняшним процессам, в той - советской - жизни, мы ничего не поймем. Возникла просто принципиально другая ситуация. Мы живем действительно в другом мире. Это факт.

Александр Костинский: В новом мире. Может быть, не прекрасном, но новом.

Сергей Костырко: Если говорить, что дал интернет литературе, то можно сказать: это как бы культурная инфраструктура. Это оповещение читателя о существовании журналов, о существовании новых текстов.

Александр Костинский: Что они еще существуют.

Сергей Костырко: Кто о чем пишет, кто на пике, кто в состоянии маразма. Вы все это можете узнать. Затем интернет - это место, где раскручивают, или как сейчас говорят, "пиарят" новые вещи. Многие новые писатели сначала дают куски в интернете, а уже потом выходит книжка. Это место, где книги рецензируются и обсуждаются. Но заменить толстый журнал - саму журнальную книжку - интернет, конечно, не в состоянии, по причинам технического несовершенства. Стоит эта железяка перед тобой мигает, глаза сажает. Нужно искать какой-то сайт, загружать, ждать. Это муторно, длинно, и не может заменить нормальную человеческую книжку. Это совсем другое. Журнал в интернете - это эрзац журнала, а не полноценный журнал. Поэтому нельзя говорить о том, что интернет заменил журнал. Нет, не заменил. Но интернет поддерживает журнал, дает ему будущее, дает некую перспективу. Пока еще она туманна, но постепенно становится все более и более внятной.

Александр Костинский: А сколько всего журналов сейчас выставлено на сайте "Журнального зала"?

Сергей Костырко: Сейчас 24. Из них самые посещаемые и регулярно обновляемые - это "Новый мир", "Октябрь", "Знамя", "Звезда", "Нева", "Дружба народов", "Урал", "Иностранная литература", "Новое литературное обозрение". Это - ведущие журналы. Есть журналы периодичность которых раз в три месяца, раз в четыре месяца, поэтому они появляются, естественно, реже.

Александр Костинский: Это уже фактически альманахи.

Сергей Костырко: Нет, это именно журналы. Потому что проект затевался изначально, как представление некоторой русской литературной традиции - именно толстого литературного журнала. Поэтому никакие альманахи, или журналы, которые только претендуют называться журналами, но фактически ими не являются, а являются просто более-менее регулярно выходящими под одним названием сборничками - этого мы не ставим принципиально. У проекта есть своя эстетическая идеология. Она такова: мы представляем толстый русский литературный журнал в его современном виде. И ничего другого в "Журнальном зале" быть не должно.

Александр Костинский: У вас представлены только Москва и Питер?

Сергей Костырко: Нет-нет. Есть "Урал". У нас долгое время выставлялась "Волга", пока она существовала. Мы выставляем "Новый журнал" из "Нью-Йорка". За рубежом, как ни странно, есть литературные журналы на русском языке. "Иерусалимский журнал" - колодка журнала, его тип - это традиционный толстый журнал, идущий еще от "Отечественных записок" Краевского.

Я бы хотел более подробно рассказать о том, что же такое на самом деле "Журнальный зал". Когда говорят, что это просто библиотека толстых журналов, это не совсем правильно. Хотя это словосочетание мы тоже используем для краткости. Но "Журнальный зал" - это именно федерация. Несколько толстых литературных журналов договорились выставляться вместе, и вот мы выставляемся. Работа над проектом началась в 96-ом году, а выставляться в полную силу мы начали в 97-м году. Первоначально журналы выставлялись в виде дайджестов: то есть содержание каждого номера и отрывки из некоторых текстов. А потом некоторые журналы решили выставлять себя целиком. И "Новый мир", и "Знамя", и "Октябрь" сегодня выставляют себя целиком. Конечно, есть проблемы с авторскими правами. Например, "Иностранная литература" не имеет возможности выставлять себя целиком, потому что она связана обязательствами перед иностранными авторами. Когда в 96-м году возникла идея "Журнального зала" это было очень удобно, потому что все редакции уже перешли на электронный набор и уже существовали в природе электронные варианты текстов, существовала возможность их собрать и выставить. Чем еще принципиально отличается "Журнальный зал" от множества других библиотек Начиная с конца 80-х, издательства практически перестали выпускать новую литературу: то что пишется сегодня и, особенно, то что пишется неизвестными авторами. Издатель не хотел рисковать. Живая новая литература вся шла через журналы. Оперативное выставление журналов в интернете давало возможность отслеживать именно сегодняшнее состояние литературного процесса. И сегодня ситуация та же самая. Есть десятка полтора, скажем так, звездных авторов, которые могут себе позволить новый текст отнести прямо в издательство, не пропуская его через журнал. Но таких авторов очень немного. В основном, вся новая современная литература идет через журналы.

Журнальный зал можно рассматривать как гигантский дайджест современной литературы, причем постоянно пополняемый. И пополнение тестами идет не только вперед, но и назад. Например, "Новый мир" выставил себя до 6-го номера 1993 года. Мы начали выставляться в 97-м году в виде дайджестов. Сейчас восстановлены все номера, которые были выставлены не полностью, плюс мы отсканировали и пошли назад вплоть до 93-го года. То есть сейчас у нас висит 120 номеров "Нового мира" целиком.

Александр Костинский: Вы и дальше собираетесь идти?

Сергей Костырко: Если будут деньги и возможности, то, разумеется. Идеальный вариант выставить "Новый мир" целиком за все время существование.

Александр Костинский: А это делает только "Новый мир" или другие журналы тоже?

Сергей Костырко: Пока, к сожалению, только "Новый мир". Другие тоже хотели бы, но пока не получается. Сайт каждого журнала в "Журнальном зале" это еще и самостоятельный сайт. И это уже как бы некий сетевой журнал. Скажем, сетевой журнал "Звезда", сетевой журнал "Октябрь" , сетевой журнал "Новый мир", где кроме воспроизведения целиком содержания журнала есть эксклюзивные публикации - то, что не вошло в журнал. Там есть персональные страницы авторов журнала. Там масса дополнительных сведений о журналах. Ну, допустим у "Нового мира" есть страница, которая простенько называется: "Содержание Нового мира", а на самом деле там можно посмотреть полный список всего, что было опубликовано в журнале за все время его существования - почти за 80 лет.

Александр Костинский: Это уже есть?

Сергей Костырко: Да, конечно. Полных текстов пока нет, а вот библиография по каждому номеру есть с самого начала. То есть "Журнальный зал" организм довольно сложный. Это не просто библиотека электронных копий, это большой самостоятельный сайт с расширяющимся и расширяющимся пространством.

"Журнальный зал" - это сайт, который делает усилиями не двух людей, скажем, Татьяны Тихоновой, которая выставляет тексты и мной, как литературным куратором, а усилиями редакционной элиты России. Это - тексты, прошедшие очень много уровней отбора.

Александр Костинский: И это самое главное, на мой взгляд.

Сергей Костырко: В "Журнальном зале" выставляется то, что отобрано редакторами ведущих толстых журналов.

Александр Костинский: Ведущими толстыми редакторами.

Сергей Костырко: Это очень репрезентативная выборка из того, что пишется сейчас в России.

Александр Костинский: Это очень важно. У нас в рамках "Седьмого континента" часто ведутся споры о том, что есть автор и есть читатель, и есть какие-то мерзавцы - посредники, которые всячески мешают. Эти посредники хотят получать деньги и не дают напрямую связаться автору и читателю. Так вот я постоянно проводил такую мысль: когда люди читали "Новый мир" или любой другой серьезный журнал - они доверяли именно редакции. Кроме литературного агента, продюсера, конечно, фигур довольно спорных, есть редактор, который фильтрует мусор

Сергей Костырко: Для сомневающихся нужен или не нужен редактор, могу предложить: ради Бога, приходите в редакцию. У нас там лежат килограммы и килограммы бумаги - берите и читайте. Да, можно и в интернет войти: есть сайты, где люди имеют возможность выставлять свои сочинения.

Александр Костинский: Это у Мошкова есть сайт "Самиздат".

Сергей Костырко: Попробуйте, попробуйте читать. Я долгое время писал и продолжаю сейчас писать обозрения литературы в интернете.

Александр Костинский: И что?

Сергей Костырко: Впечатление просто устрашающее. Ну, во-первых, количество, вы открываете сайт и перед вами бесконечный список авторов, за которым огромное количество текстов и разобраться в этих завалах просто невозможно. Я думаю, что сейчас самая главная проблема литературного интернета в России, как, впрочем, и везде, это - проблема структурирования.

Александр Костинский: Отбора.

Сергей Костырко: Да-да, отбора.

Александр Костинский: Лавина графомании просто выросла до космических размеров.

Сергей Костырко: А это ведь та свобода, которую дает интернет. Раньше вы написав текст, должны были идти в редакцию, а там возьмут - не возьмут, напечатают или нет. На это люди иногда жизнь клали. И уж когда книга вышла, до все - я писатель. А сейчас нет проблем. Вы написали текст, загрузили его и через сейчас же все это красуется в интернете. И вы вроде как писатель.

Александр Костинский: Я, конечно, могу сказать, что "Журнальный зал" - это замечательный ресурс. Это -стержень, вокруг которого выстраивается литературный процесс. Как говорят: "Есть непреходящие ценности".

Сергей Костырко: А вообще искусство - вещь крайне недемократичная. Любое искусство предполагает очень жестко выстроенную иерархию, как бы не противились этому графоманы. Это звучит как бы не очень обнадеживающе: "редакторы толстых литературных журналов", "квалифицированные специалисты", какой-то стариной отдает вроде бы. А почему нет? Это и есть элита.

Александр Костинский: От этого отдает качеством, а не стариной. Если под стариной понимать качество и любовное, трепетное отношение к своей профессии, когда вначале музыка,. а потом деньги, а не наоборот. Появилось небольшое количество авторов, которые хорошо продаются. Но большинство макулатуры - того самого pulp fiction - бульварного чтива, это все-таки некий повторяющийся процесс, это некоторые рамки каждый раз заполняемые одним и тем же. Существует двадцать жанров или сюжетов вот их и перепевают раз за разом. А настоящая литература идет изнутри и никакими деньгами ее спровоцировать нельзя.

Сергей Костырко: Довольно значительное количество текстов, которые выставляются в "Журнальном зале" могут быть названы чем-то вроде эссенции, которая потом "разводится" для массового, широкого читателя. "Журнальный зал" - это своего рода эстетический полигон.

Александр Костинский: Лаборатория, где делаются открытия?

Сергей Костырко: Это все-таки не лаборатория. Здесь выставляется уже готовый продукт, но продукт еще не освоенный широким читателем. Это еще новое, еще не вошедшее в обиход. И очень грустная картина, когда современные интеллектуалы считают себя интеллектуалами, потому что они могут читать Переса-Реверту или

Александр Костинский: Или Куэльо...

Сергей Костырко: Куэльо какого-нибудь: Да нет от Куэльо-то они морщатся, а вот Мураками считается хорошим писателем. При этом эти "интеллектуалы" абсолютно не представляют себе уровня современной российской литературы. Судить по книжкам, которые пользуются массовым спросом, конечно, нельзя.

Александр Костинский: Мы можем просто посоветовать зайти в "Журнальный зал" и посмотреть хорошую современную русскую литературу.

Сергей Костырко: Это довольно-таки сложное дело. Потому что на сайте процесс представлен во всем своем объеме и многообразии. В этом достоинство "Журнального зала", но кого-то это может и отпугнуть. Потому что представлено абсолютно все. От абсолютно авангардной, даже шокирующей литературы, до вполне традиционной.

Александр Костинский: Разве еще есть шокирующая литература?

Сергей Костырко: Есть, есть и шокирующая, есть и шедевры мимо, которых, на мой взгляд, нельзя пройти. Скажем "Берлинская флейта" Гаврилова, которая была напечатана года два назад в журнале "Октябрь". Это совершенно потрясающая вещь, до которой у меня такое впечатление, только дорастает читатель. Но это уже существует. Ситуация унизительная для современного интеллектуала, который читает ширпотреб, Мураками или :Для меня Мураками фигура знаковая..

Александр Костинский: Хорошо. Ну, что я думаю, если мы чего-то не сказали, в конце нужно сказать что-то главное.

Владимир Губайловский: "Журнальный зал" - это совершенно необходимая сегодня вещь для существования современной русской литературы. Я скажу с точки зрения профессионального критика. Для меня была бы совершенно невыполнимой задача обзора современной русской поэзии, я не смог бы следить за теми поэтическими событиями, которые происходят, не узнал бы, что пишут о поэзии другие критики, если бы "Журнальный зал" не существовал.

Сергей Костырко: У меня такое ощущение, что это все-таки работа на перспективу. Допустим, в квартиру нового русского приносят толстую роскошную книгу Шекспира или Джойса. Ясно, что он ее читать не будет. Но эта книга стоит как бомба, и когда-нибудь она взорвется. Когда-нибудь кто-то из его детей или внуков ее прочитает, и она начнет жить и работать по настоящему. Я думаю, что гигантский ресурс "Журнального зала" уже накопленный и пополняемый ежемесячно это тоже бомба.

Александр Костинский: Бомба под интернет?

Сергей Костырко: Нет, не под интернет. Под сонное потребительское отношение к литературе, под уверенность в том, что литература это такая штука, чтобы полистать в самолете по дороге в Хургаду.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG