Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как разумно выбрать персональный компьютер?


Александр Костинский: Вы решили купить новый настольный компьютер. Производители зазывают вас впечатляющими цифрами: процессор 3 гигагерца, жесткий диск 150 гигабайт, оперативная память - гигабайт. Но что это дает пользователю? Как все-таки оптимально выбрать компьютер? В студии Радио Свобода компьютерный журналист, писатель Евгений Козловский. Он недавно покупал себе новый настольный компьютер взамен старого.

Евгений Козловский: Очень уместный разговор для меня, потому что недавно я такую операцию произвел. Раньше у меня были возможности в силу моей работы журналистской, давали на тестирование, предлагали, у меня всегда были возможности быть на острие. Последний мой большой апгрейт компьютера был лет пять назад, когда только появился "Пентиум-4", и фирма "Интел" презентовала мне экземпляр этого процессора без обозначения частоты. Он работал только на одной памяти "Рамбус", которая была дорогая, в Москве искали, три пластинки всего было, одна была полудефектная, еле нашли, собрали. Я поставил этот компьютер.

Александр Костинский: Четыре года назад это был пик.

Евгений Козловский: Пять лет назад. Это был, конечно, пик, такого не было почти ни у кого в Москве или вообще ни у кого. У меня такой был безумный компьютер, частота 1,6 гигагерц, полмегабайта памяти, винчестер был обалденный, безумно дорогой, который стоил больше тысячи долларов, на 18 гигабайт, 15 тысяч оборотов.

Александр Костинский: 18 гигабайт пять лет назад это было неплохо.

Евгений Козловский: 15 тысяч оборотов в секунду, безумная скорость, он шумел как трактор. Вот такой у меня был компьютер. Жил я с ним и жил. Дали мне как-то на тестирование совсем современный. Я его включил, поставил, разницы особой не заметил. Подумал: ну ладно, может не то. Возиться не охота, отдал. И тут у меня начались сбои на моем компьютере.

Александр Костинский: На каких задачах?

Евгений Козловский: На задачах, которые требуют очень большой работы памяти. На задачах в основном пересчета видео, пересчета картинок. Есть такая еще задача, считающаяся тестом памяти - это собирание "винраром" архива большого размера с большой степенью сжатия. Вот тут, если с памятью чуть-чуть не то, ее будет вышибать. Потом поставил специальный тестер памяти - вылетает. А с памятью вроде бы проще всего - взял, поменял. Но у меня "рамбус", от которой потом отказались. Сейчас ее найти практически невозможно или возможно за безумные деньги. В общем, проверить не удалось. А вдруг дело не в пластинках, подумал я, вдруг микротрещинка в контролере?

Александр Костинский: И решили поменять компьютер?

Евгений Козловский: И решил поменять компьютер. Пользуясь своими привилегиями, обратился в фирму, с которой давнее у нас знакомство, мне пошли навстречу, как-то что-то со скидкой. Короче говоря, мне удалось это сделать. А тот компьютер, кстати, я отдал за небольшие деньги, махнув на него рукой, моему приятелю. А приятель хирург, причем микрохирург. Он его взял, полностью разобрал, вымел всю пыль, полазил с лупой. Нашел где-то в гнезде памяти микроскопический волосок, убрал его. Все прочистил, все вставил - работает как новенький.

Александр Костинский: Вот оно в чем было дело.

Евгений Козловский: Не хватило терпения, сил. Я не поверил, что найду неисправность, а он оптимист и на этом оптимизме он, конечно, выгадал, потому что получил хороший компьютер. А я взял все новое. Я из старого оставил вещи недавнего апгрейда, то есть винчестер на 120 гигабайт и DVD-писалку от "Пионера" 105. Но тут же я добавил винчестер из последних, то есть 200-гигабайтный и купил я новую двухслойную пионеровскую писалку 108.

Александр Костинский: Чтобы DVD-диски двухслойные писать?

Евгений Козловский: Все остальное, монитор оставил старый, модем оставил, а все остальное поменял. Я мучился с какими-то проблемами, с конфигурационными, с тем, сем. Наконец я все поставил, все установил.

Александр Костинский: Евгений, вы такой продвинутый пользователь, просто для справки: вот вы меняете компьютер, сколько времени вам потребовалось, если не брать каких-то сложностей с наладкой новой аппаратуры, для того, чтобы перейти на новый компьютер?

Евгений Козловский: Что значит перейти?

Александр Костинский: Вы должны операционку поставить, все свои сотни программ.

Евгений Козловский: Значит надо иметь в виду, сколько у меня привычных программ. В общем если не сталкиваешься с какими-то проблемами типа ребусов, то на все уходит двое суток без особого сна.

Александр Костинский: То есть все-таки двое суток, 48 часов, ну 40.

Евгений Козловский: 40-44.

Александр Костинский: Можно поспать, пока он что-то объемное делает.

Евгений Козловский: Вот так примерно. При таком количестве программ, которые стоят у меня, и желание сохранить все старые письма, адреса, при желании установить сеть, у меня еще два ноутбука, чтобы было все связано. В этой материнской плате встроен 8-канальный звук.

Александр Костинский: То есть новый компьютер, который вы купили, в нем не только Wi-Fi, с которым мучились при установке, но еще есть 8-канальная звуковая плата.

Евгений Козловский: 8-канального звука. Я уже говорил, память супербыстрая, DDR-2, еще в Москве почти нет, а та, что есть, очень дорогая. Там еще нет обычных IGP-слотов для карт, а там стоит новый стандарт слота PCI Экспресс-16.

Александр Костинский: Видеокарты для монитора?

Евгений Козловский: То есть стоят три обычных PCI слота, три PCI Экспресс слота. Я не видел ни одного устройства под него, но это новое, более быстрое. И для видео PCI экспресс-16. Было IGP-2, 4, 8, а здесь как бы 16, но еще на каких-то более быстрых протоколах. Я вынужден был отказаться от своего любимого "матрокса" (видеокарта), который давал очень хорошие 2D картинку, но никаких игр не позволял и поставил не самую дорогую, из дешевеньких карту, 128 мегабайт памяти.

Александр Костинский: Дешевых из дорогого класса.

Евгений Козловский: Потому что дешевле, чем этот слот пока ничего нет. Может быть появится "матрокс". Три мегагерца процессор, я за большим не стал гоняться. Я очень много слышал о так называемом гипертрейдинге, то есть когда процессор предстает в системе не как один, а как два, разделенные. Ну и что вы думаете? Купил. Это дает два окошечка в системной информации, что работают два процессора. А реально как раньше при каких-то сложных задачах, забирающих всю память, замерзал компьютер, так и сейчас замерзает. Особенно на дисковых операциях, если обмен между дисками или большой "бэкап" (резервное копирование). Все равно все мертво, и оба эти окошечка заняты. Бывают ситуации, как-то в правильном порядке запустишь пересчитывать видео, вроде бы он поживее.

Александр Костинский: "Железное распараллеливание", не поддерживаемое программным распараллеливанием, пока это не фикция, но не работает почти.

Евгений Козловский: На самом деле "виндоуз" как многозначные системы сами должны это все распараллеливать. У них это средне получается. И поддержка "Интела" мало чего дала. Что я получил в результате? Я получил, скажем, два порта "файрвайр". У меня раньше был один, встроенный в 8-канальную звуковую карту, второй появился.

Александр Костинский: Это нужно для того, чтобы загонять изображение из видеокамеры в компьютер. "Файрвайр" - это быстрый доступ по проводам.

Евгений Козловский: Я получил USB-2 - это очень важная вещь. Если приятель приходит с винчестером карманным, если подключить по USB-1, то четыре гигабайта могут качаться восемь часов, по USB-2 перекачиваются буквально за 15 минут, почти как с винчестера на винчестер.

Александр Костинский: То есть это существенное убыстрение.

Евгений Козловский: Это существенное убыстрение, но я его имел и на старом компьютере. За несколько недель до смены компьютера я купил за 12 долларов плату, которую вставил внутрь своего компьютера и получил 4 USB-2. То есть и здесь у меня ничего нового не было. И что я имею в результате? В результате я видеоролик раньше монтировал, пересчитывал из мини-ДВ.

Александр Костинский: Мини-ДВ - это стандарт видеокамеры.

Евгений Козловский: Я пересчитывал часовой ролик за три часа, сейчас я делаю за полтора часа.

Александр Костинский: Во сколько раз вы ускорились?

Евгений Козловский: Вдвое. Память чуть-чуть быстрее стала. Но что это значит? Это значит, во-первых, я эти часовые ролики монтирую, хорошо, если раз в месяц. Во-вторых, все равно идет этот процесс обработки, который не идет в реальном времени, за которым я наблюдать не могу и поправлять не могу.

Александр Костинский: То есть включил и пошел спать.

Евгений Козловский: И пошел я спать на три часа или на полтора часа - разницы в общем-то для меня реальной не оказалось. То же самое относится к пакетной обработке графических файлов.

Александр Костинский: То есть надо взять много фотографий, обработать сразу.

Евгений Козловский: Двести файлов вместе пересчитать. Или наложение в фотошопе какого-нибудь сложного фильтра. Я понимаю, когда человек программист, он пишет огромные программы, и их отлаживает. Тут должен процессор работать, он отлаживается, компилирует ее, раз, ошибка вскочила. Он ее поправил две строчки и снова.

Александр Костинский: Это же профессиональная работа, а не домашняя.

Евгений Козловский: Или если огромная база данных, ее надо вертеть, крутить. Единственное, что оказалось измененным - это игры, трехмерные, стреляки, ходилки. Вот здесь - да. И что оказалось? Оказалось, что в моем чуть ли не супер-компьютере все равно тест бескомпромиссный не проходит. Несколько современных игр, они прокручиваются и все. У меня все равно оказалось от 2 до 4 кадров в секунду.

Александр Костинский: Но это, наверное, из-за того, что видео-карта, которую вы купили, не очень.

Евгений Козловский: Она не очень крутая - да. Процессор "Пентиум", они же постоянно бодаются "Виндоуз" с AMD. И вот недавний "Атлон 64 XP" оказался гораздо производительнее на задачах этого класса.

Александр Костинский: А у вас "Пентиум".

Евгений Козловский: А у меня "Пентиум-4".

Александр Костинский: То есть "Атлон" оказался быстрее?

Евгений Козловский: На задачах класса игр быстрее. И вот если вы берете самый крутой "Атлон", если вы берете видеокарту не за 120 долларов, как у меня, а за 600, если вы берете два диска и объединяете в рейд-массив, чтобы они в два раза быстрее в сумме считывались, то тогда вы получаете 30 фреймов в секунду на этом тесте. С моей точки зрения, во всех этих играх реальность как была деревянная, так и останется деревянной, и сколько не увеличивай треугольничков, все равно она останется деревянной. Я понимаю, что это для меня, а есть люди, для которых игры все. Для игроманов мой апгрейд оказался бы слабеньким. Мой компьютер новый, как ему положено, как довольно крутой компьютер, стоит полторы тысячи. Так было всегда, и на 386, и на 286 процессоре. Крутой компьютер - полторы тысячи долларов, хороший - тысяча.

Александр Костинский: Скромные стоят 600-500 долларов.

Евгений Козловский: Да. Игровой компьютер - это три тысячи долларов, может быть, две-две с половиной. Мне надо было бы добавить на 150 долларов диск в рейд-массив, на "маме" есть рейд-контролеры, даже которые мне пока не нужны. Мне надо карту поменять, добавив еще 400 долларов или около того, мне надо было памяти поставить на 150 долларов и получилось бы две с лишним тысячи. Вот так не меняется много лет. Единственное, что сдвинулась нижняя граница. Если раньше за триста долларов компьютер кроме бэушного никакой нельзя купить, а сейчас вполне можно. То есть сделанный за пять лет апгрейд компьютера показал мне, что я на своих реальных задачах - в основном это писание, обработка картинок, видео и все прочее.

Александр Костинский: Но обработка видео - это одна из самых мощных задач.

Евгений Козловский: Я не получил ничего принципиально нового.

Александр Костинский: Грубо говоря, покупайте новый компьютер, покупайте средний компьютер, не гонитесь. Тысяча - это потолок.

Евгений Козловский: Несколько лет назад все заморозилось.

Александр Костинский: Фактически из нового появился только беспроводной, WiFi.

Евгений Козловский: Все это продается по 10-12 долларов в виде отдельных карточек, купите, вставьте - все. Не гонитесь. Если вы не игроман, если вы с утра до ночи не сидите за монтажом видео, то не надо покупать дорогой компьютер, все остановилось. Был безумный прорыв, когда появился 386 процессор с его многозадачностью. Безумный прорыв, когда появились "Пентиумы".

Александр Костинский: Все-таки сильный скачек был, когда первый USB-порт появился. Любое устройство подсоединяется, плату вставил и все.

Евгений Козловский: Тут не надо менять компьютер. Тут много забавного: плоский процессор, он без ножек. Они сделали новое семейство.

Александр Костинский: А почему?

Евгений Козловский: Хрен его знает. Его вставляют один раз в жизни, в крайнем случае два, сколько я этих процессоров ни переставлял, ни разу у меня проблем не было, ножки не гнулись, он туда входил прекрасно и все. Сделали без ножек с контактными площадками. Плоский камешек - круто, красиво. Четыре диска можно подцепить, сделать рейд-массив. То есть создать либо зеркально два винчестера, либо два как один, данные считываются то оттуда, то отсюда, вроде бы все быстрее. Не в два раза быстрее, несколько быстрее. Потому что винчестеры не ускорились. Какие рейд-массивы ни делались, все равно в сравнении со всем остальным это самый большой тормоз.

Александр Костинский: Понятно. Одно дело вы делаете в быстрой оперативной памяти, которая у вас вся несется с огромной скоростью, фактически процессор и оперативная память. А тут вы должны остановиться, обратиться с диску, подождать, пока он перекинет информацию и опять. И в этом не произошло никакого качественного изменения.

Евгений Козловский: Ничего. Ни в идее собственно счета процессорного, ни в этих механических устройствах. Да, у меня DVD-ROM очень быстрый, но все равно это медленно по сравнению со всем остальным.

Александр Костинский: То есть идет такой тихий линейный рост.

Евгений Козловский: Тихий линейный рост. Хорошо ли, что память в четыре раза быстрее стала? Хорошо. Где я это замечу? Я не знаю. Вы знаете, скорость процессора влияет на общую скорость работы системы в пределах 3-5%. То есть, если вы ставите вдвое больше процессор, вы улучшаете систему на 5%.

Александр Костинский: Но вы все улучшили и получили прирост в два раза?

Евгений Козловский: На некоторых задачах. На других все как было.

Александр Костинский: Понятно, если компьютер, как пишущая машинка, вы и на 386 нормально едете.

Евгений Козловский: Все, как было. На некоторых задачах я получил преимущество. Приятно, чуть-чуть глаже, чуть быстрее грузится, чуть быстрее вызывается, но это все какие-то неколичественные параметры, я даже не знаю, наверное, похожие на то, что сделал мой приятель, пропылесосив мой старый компьютер. Как будто бы мой компьютер пропылесосили, чуть-чуть протерли, налили маслица, а остался тот же.

Александр Костинский: Все, что вы рассказываете, это технологические большие достижения, но то, что нужно человеку на его задачах, мы сейчас не берем физиков, которые молекулы считают, это профессиональные задачи, но для человека, который занимается даже самыми объемными задачами, монтаж видео или перекодировка видео или тысяча фотографий - это большие серьезные задачи. Но любая современная машина, сейчас попробуйте найдите машину меньше 1,6 - 1,7 Ггц - это уже нижний порог. Два мегагерца в ноутбуках уже есть. Если бы наш слушатель нас спросил, какой брать компьютер? Ответ: да берите обычный компьютер, который есть. По деньгам. Шестьсот долларов у вас есть - купите. Единственное, что я бы, честно говоря, по своему опыту посоветовал монитор взять получше.

Евгений Козловский: Монитор - это святое.

Александр Костинский: Глаза. Если брать сам системный блок, нужны вам какие-то особенности - вставьте плату, хотите играть в игры - еще плату. Это уже на уровне престижности, как сотовые телефоны. Давайте будет он фотографировать, он фотографирует, никому это не нужно, но он фотографирует - "прикольно".

Евгений Козловский: Полифоническая мелодия, которая хуже слышна, чем обычная.

Александр Костинский: И многие вместо полифонических мелодий ставят звонок будильника, как старый советский будильник, чтобы было слышно. Возьмите видео, много вы видео снимете на телефон? Это, как говорят ребята, прикольно, они хвастаются друг перед другом. Это имиджевые штуки, это не вещи, о которых думает практичный человек.

Евгений Козловский: Я готов понимать молодых людей, которые торчат на играх. То есть я их не понимаю в высшем смысле, но, с другой стороны, всегда были люди, которые на что-то убивали время - в подворотне с гитарой, преферанс. Почему бы не это, не игры? Что касается игр, там, вероятно, процесс существует, там, вероятно, что-то оправдано с выходом новых игр. Хотя, с моей точки зрения, ни эстетически, ни морально овчинка не стоит выделки. Хотя я понимаю, что именно игровая индустрия подстегивает технологии. А в остальном, как технологии поднялись, так они сейчас идут по этой ровной площадочке. Стало удобнее конфигурировать систему. Но ничего кардинально не изменилось.

Александр Костинский: Покупайте нормальный средний компьютер и экономьте на мониторе.

Евгений Козловский: А если у вас есть компьютер полуторагерцовый - живите с ним и все.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG