Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интернет музей


Александр Костинский: В сегодняшней передаче речь пойдет о самом крупном Интернет-музее в Рунете. Его адрес www.computer-museum.ru. В музее представлена мировая история развития компьютера. Но уникальность его в том, что в его создании участвуют главные конструкторы и разработчики самых известных и распространенных в Советском Союзе систем. Мало кто знает, что в СССР за сорок лет - с 1951 по 91 год - были созданы около четырехсот оригинальных моделей компьютеров. Отрасль выпустила за время своего существования более миллиона ЭВМ. Музей позволяет понять, какой все-таки была вычислительная техника в Советском Союзе. Я побывал на очередном заседании Совета музея и взял интервью у некоторых его участников. О том, как возникла идея создать в Интернете музей, говорит главный редактор журнала PCweek директор музея Александр Пройдаков.

Александр Пройдаков: История, как всегда, забавная. Сын моей сотрудницы, учась курсе на втором физфака, спросил у мамы, а что было до процессора Пентиум. И я понял, что молодежь просто не знает истории вычислительной техники. Здесь нужно сказать, что я лет 20 занимался разработкой и участвовал в пяти проектах советских вычислительных машин, в том числе и довольно интересных, и вот эта ностальгия по разработке иногда проявляется. Сначала я опубликовал статью "Давайте сделаем музей", на которую никто не откликнулся. Был один звонок ветерана, который сказал: "Да, это интересно, но делать как-то и сложно, и это большие заботы". В результате чего я стал делать поначалу сам, потом появился соратник. И вот так товарищ за товарищем удалось собрать бывших главных конструкторов, а дальше уже, пользуясь могучей поддержкой этих уникальных людей, равных я сейчас не вижу - Евгений Николаевич Филинов, человек потрясающей энергии, он приложил очень много усилий для того, чтобы музей состоялся.

Александр Костинский: Вы можете назвать кого-то из самых известных, кого вам удалось пригласить?

Александр Пройдаков: Во-первых, надо начать с нашего председателя Совета музея - это Виктор Владимирович Пржиялковский, главный конструктор ЕС ЭВМ, вообще личность в вычислительной технике легендарная. Второй человек - это Ярослав Афанасьевич Хетагуров, главный конструктор военно-морских вычислительных систем. Человек уникальный, человек, который в те годы, да и сейчас создавал надежные комплексы, которые обеспечили ту военную мощь, которая в сложные годы помогала сохранять мир на этой планете. Третий человек, третий член Совета музея, а всего там девять человек, это один из архитекторов цифровой вычислительной техники, легенда - Николай Петрович Брусенцов. Человек, прославившийся в мировой истории вычислительной техники тем, что он первым создал троичный компьютер. Мы пытались сделать так, чтобы в Совете музея присутствовали люди из разных направлений. В частности, направление БЭСМ представляет Александр Николаевич Томилин, опять же, как вся эта гвардия, человек совершенно неиссякаемой творческой энергии. Благодаря его усилиям в музее представлена серия машин БЭСМ. К сожалению, сейчас по болезни отсутствует Евгений Николаевич Филинов, он представлял направление СМ ЭВМ и очень много сделал для того, чтобы в музее появились описания этих машин.

Александр Костинский: Главный конструктор специальных цифровых вычислительных систем Ярослав Афанасьевич Хетагуров.

Ярослав Хетагуров: Зачем вообще мы решили организовать этот музей? Потому что надо, чтобы люди знали, как что развивалось, какие были соображения, по каким путям шло развитие нашей техники. Потому что все это развитие шло в период, когда мы были за железным занавесом, о нас еще не было известно. Я могу приводить много примеров, что вещи, которые мы решали и делали, мы их просто называли по принципам работы. А потом, когда мы знакомились с заграничными изделиями, им там присваивались совершенно новые названия. Прежде, чем выяснить, старались выяснить, что это такое. Так это уже было у нас реализовано, а там, за границей, это считалось передовым решением. Надо было сказать, что у нас в России вычислительная техника развивалась не хуже, чем американская. По нашим понятиям, во многих вещах мы их обогнали, не в элементной конкретной базе, потому что наше развитие пошло, больше стали влиять технологии, количество элементов, изготовление и так далее, а структурное решение, как построить, какие связи сделать у нас были достаточно высокие. Потому что изобретения, которые зафиксированы в наших авторских свидетельствах, более ранние, чем то, что зафиксировано в американских авторских свидетельствах. Поэтому мы решили, что наши люди должны знать. Сейчас говорится, что все сделали только американцы. Нас в этом деле популяризации подогревала Европа. Европейцы говорили, что не может быть, у вас подобные машины тоже были. Они стимулировали наши исторические исследования. С нашим участием был выпущен специальный том в Германии по поводу развития кибернетики в России, где есть главы о развитии вычислительной техники в России для того, чтобы показать, что эта техника развивалась не хуже, чем в Америке. Европейцам это тоже было интересно, что не одни только американцы умные, а, оказывается, и в России тоже многое делалось. Мы считаем, что обязательно надо рассказывать об этом тем, кто сегодня живет, тем, кто сегодня занимается этой техникой. Потому что у нас были проблемы, но многие эти проблемы остаются и сегодня. Раньше они решались на том уровне техники, сегодня они решаются на другом уровне техники. И вопрос о том, что они должны все равно решаться и надо знать как они решались. Может быть, они решались с каких-то других позиций хорошо, а теперь можно на этом уровне техники использовать те позиции, получить еще лучшие решения.

Александр Пройдаков: Наверное, мы единственный виртуальный компьютерный музей в мире, таких музеев очень много, но я не видел в других музеях разделов бортовых цифровых вычислительных машин. Этим мы отличаемся, потому что ни в одном другом музее мира такого раздела я не видел. Второе, что мы сделали, поскольку народ не знает не только машины и процессоры, которые были до Пентиума, но и не знает людей и ученых, которые в родном отчестве этим занимались, мы постарались сделать "галерею славы". Поставили биографии и воспоминания о тех людях, которые внесли наибольший вклад в создание отечественной вычислительной техники.

Александр Костинский: Разработчик одной из первых советских ЭВМ М-1 Юрий Васильевич Рогачев.

Юрий Рогачев: Если люди не будут знать, с чего все начиналось, то будущее будет не таким ценным, и не так будет восприниматься, как оно должно восприниматься. Очень многие, я вам говорил про внука Карцева, который сказал: "Подумаешь, пять мегабайт". То, что делали мы, вообще говоря, с того момента очень мало осталось литературы и, если осталась, она только храниться. Мы в Политехническом музее провели 50-летие М-1 с тем, чтобы узнали. Я несколько раз бывал на экскурсиях, которые там проводятся, экскурсоводы рассказывают, про это. И школьники, и даже взрослые такие глаза делают на вещи, для них это открытие. Наш политехнический музей был соучредителем выставки на ВДНХ. Мы там наблюдали: не смотрят люди на современный компьютер, который стоит с огромным экраном, а смотрят на память, на печатающее устройство какое-то допотопное, магнитный барабан, большой или маленький. Интересно им, как на этом барабане работала память. То есть очень интересно, очень нужно для тех, кто сейчас широко пользуется вычислительной техникой.

Александр Костинский: Вопрос директору виртуального музея вычислительной технике Эдуарду Пройдакову. Основной, как я понимаю, упор делается на российскую историю, на подробности развития советских, а потом российских систем.

Александр Пройдаков: Это, безусловно, так. Потому что, к сожалению, главные конструкторы, разработчики уходят из этой жизни, организации распадаются. Более того, документация, для того, чтобы освободить помещение архива, сжигается. И сейчас по многим машинам просто очень трудно найти сведения. Одна из задач музея - это все-таки попытаться собрать и сохранить для тех, кто будет заниматься вычислительной техникой дальше. Поэтому большая часть посетителей музея, это не только бывшие разработчики, которым приятно увидеть знакомых, вспомнить, на себя посмотреть, большая часть - это студенты, школьники. Особенно наплыв большой во времена студенческих курсовых работ, потому что они реально ищут для себя материалы для своих работ. В гостевой книге часто записи: "Вот как классно, я нашел то, что искал". Вот это меня больше всего радует.

Александр Костинский: Эти знания не являются знаниями разработчиков для разработчиков. Это не просто клуб воспоминаний пожилых людей?

Александр Пройдаков: Для меня, как бывшего разработчика, это место, где человек может посмотреть, что люди делали до него. Потому что сейчас очень часто молодежи кажется, что до них ничего не было. В отличие от науки, техника - это компромиссы, какие-то соглашения, какие-то поиски оптимальных решений. И люди уже за полвека вычислительной техники не раз спотыкались об одни и те же грабли. Для чего нужно знать историю? Чтобы понимать, что сюда не стоит ходить, а здесь стоит покопать. Когда ты понимаешь мотивацию, почему человек так сделал, ты понимаешь, почему надо сделать иначе. Во всяком случае, в своих машинах я всегда искал некоторое решение, которое было бы оптимальным и уникальным для решаемой задачи.

Александр Костинский: Музей развивается. Это все-таки был огромный пласт работы, это была целая отрасль промышленности. Не жалеете об этом? Не думаете куда-нибудь не то, чтобы уйти, но переложить на чьи-нибудь плечи музей, потому что это тяжело просто делать?

Александр Пройдаков: По моим ощущениям, работа по музею только начинается. Потому что мы вскрыли самый верхний пласт и то далеко не по всем машинам. Потому что в Советском Союзе было разработано порядка четырехсот машин. Названия многих люди просто не знают и никогда не слышали. На многие мы названия знаем, но этих разработчиков уже нет и материалов нет. На самом деле, чем дальше, тем более тщательные раскопки нужно проводить. Поэтому, я считаю, мы в начале этой работы.

Александр Костинский: Тамара Миновна Александриди, разработчица запущенной в декабре 1951 года ЭВМ М-1.

Тамара Александриди: Поскольку я профессор кафедры автоматизированных систем управления и веду курс ЭВМ и системы. В частности, в прошлом году у меня два дипломника защищали дипломы на тему об истории вычислительной техники. Все равно, как правило, в начале курса, который читают у нас по этой специальности, знакомят студентов хотя бы кратко с историей вычислительной техники. Мы считаем, что это колоссальный элемент общечеловеческой культуры. Это культура, которая в значительной степени изменила жизнь всего человечества. За последние годы вряд ли существует еще такие технические открытия, которые бы настолько преобразили жизнь человечества. Теперь говорят о совершенно новых направлениях. Вы знаете, информационные технологии, которые сейчас определяют все бытие и все сознание человечества. Я вспоминаю в связи с этим такой небольшой эпизод. В 56 году была выставка на ВДНХ и впервые демонстрировалась вычислительная техника в Советском Союзе на ВДНХ. Причем достаточно широко посещали выставку члены правительства, зарубежные гости. И был выставлен макет нашей машины М-2. Этот макет был снабжен телетайпом. Главное средство ввода и вывода информации в ЭВМ настоящем был телетайп обычный, который употребляется в связи. Впервые в мире, наверное, организовали мы связь между Ленинским проспектом, где была установлена машина М-2, и ВДНХ, где стоял макет нашей машины. В присутствии разных гостей, в том числе я почему-то запомнила главу Албании Энвера Ходжу, производили демонстрационный счет. Оттуда задали какую-то несложную задачку, вычисление суммы какого-то ряда чисел или что-то еще. Эта задача была введена в машину, передана туда и очень быстро печатался ответ. Все посетители получали распечатки. Это, наверное, были одни из первых распечаток решения вычислительных задач на ЭВМ. Это само по себе в вычислительной технике был колоссальный скачок. А теперь музей вычислительной техники. Где-то недавно слышала такое сравнение, что любой музей - это машина времени.

Александр Костинский: Чем вы гордитесь в вашем музее? Что вы могли бы сказать - вот это замечательно. Вы уже сказали о бортовых системах. Это компьютеры, которые стояли на самолетах, на ракетах, на кораблях?

Александр Пройдаков: Это бортовая техника авиационная, ракетная, танковая. Как раз ее-то в Советском Союзе было больше всего и интеллектуальные силы как раз были брошены на эти направления. То есть на гражданские машины по остаточному принципу, все, что осталось. Там до сих пор эти компьютеры служат, работают. Там были уникальные вещи. Были вещи, которые до сих пор в мире не повторены.

Александр Костинский: Кроме бортовых систем, чем вы гордитесь больше всего?

Александр Пройдаков: Из общедоступных ресурсов наш музей единственный уникальный по объему представленного материала. Я думаю, что со временем этот пласт, который мы там смогли представить, будет представлять не только интерес для российских читателей, но и для мировой компьютерной истории. Поэтому я был очень горд, когда к нам приезжало английское научное радио, делали передачу для него. Когда из Массачусетского технологического института к нам присылают аспирантов. Когда пишут люди из Бразилии с вопросами по тем же троичным компьютерам. Сейчас в музее побывало где-то 280 тысяч человек. Нужно сказать, что он стал не только российским культурным достоянием. Это культурологический некоммерческий проект. По идее такие проекты являются достоянием всей цивилизации.

Александр Костинский: Если мы говорим, что техника - часть общей культуры, то вы рассматриваете этот проект как общекультурный.

Александр Пройдаков: Это общекультурный проект, совершенно верно. Мы пытаемся делать новые разделы. В частности, там появился раздел "Компьютерные игры", он пока слабенький, только начинается, но это как раз для тех, кто очень увлекается этим направлением. Это отдельная история, она совершенно другая. Я здесь ищу любителей, пока их крайне мало, любителей истории компьютерных игр, которые не просто играют, но еще и хотят знать, как эти игры развивались, какие тенденции. Там свои герои, свои первые лица. В рамках музея мы сделали отдельный подраздел "История электросвязи". Это вообще трудно охватываемая область, потому что это колоссальнейший пласт. Не знаю, насколько нам удастся ее охватить, но во всяком случае мы движемся и туда тоже. Вообще, рассчитывая на школьников и студентов, мы попытались сделать разделы по технологиям, то есть основные технологии - микропроцессоры, протоколы и так далее. Есть и трудности. Допустим, писать историю железа гораздо легче, чем писать историю программного обеспечения. Поэтому здесь колоссальный пласт, который мне хотелось бы тоже пройти - это история программного обеспечения. Там тоже поле непаханое. Для школьников и студентов я положил англо-русский словарь по вычислительной технике. Это другой мой культурологический проект, которым я занимаюсь 13 лет. Сейчас в издательстве "Русская редакция" вышло четвертое издание этого словаря, но в то же время он лежит и в музее.

Александр Костинский: Что дальше?

Александр Пройдаков: Дальше хотелось бы сделать, используя материалы музея, используя другие источники, хотелось бы написать учебник по истории отечественной вычислительной техники. Мне хотелось бы, чтобы историю отечественной вычислительной техники преподавали в вузах, хотя бы как факультатив. Потому что сейчас школьники прекрасно знают, как Билл Гейтс написал первую программу на ассемблере, но гораздо хуже знают, кто и что писал здесь. А здесь писались совершенно уникальные, удивительные системы.

Александр Костинский: Говорит разработчик поисковых систем Юрий Поляк.

Юрий Поляк: Я в дополнение хотел бы сказать, что музей не мог бы состояться без энергии моего давнего товарища главного редактора еженедельника PCweek Эдуарда Пройдакова, который создал здесь замечательную атмосферу. Когда разработчики-ветераны отечественной компьютерной техники, приходя на эти заседания, в дружеской обстановке делятся воспоминаниями и здесь возникают такие вещи, которые не прочтешь ни в одной монографии, ни в одной книге. Живые рассказы из собственной практики. И вот это делает еще более важным задачу сохранения этих крупиц и воссоздания из них общей картины. Правильно было сказано, и люди уходят, и что-то стирается из памяти, и часть документации засекречена, другая утрачена. Поэтому, если слушатели передачи могут внести какой-то собственный вклад, что-то вспомнить, прислать, либо просто обратиться на сайт, наверное, это будет правильно, и это поможет музею дальше жить и развиваться.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG