Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немедленно купите компьютер ребенку


Александр Костинский: Приближается Новый год. Перед каждым родителем встает вопрос - что купить ребенку? Ответ однозначный: если у вас дома еще нет компьютера, то его необходимо немедленно купить и это совсем не так дорого, как считают многие. Новый компьютер стоит около 400 долларов, а подержанный, но вполне достаточный для освоения азов компьютерной грамотности, 100 или 150 долларов. Сегодня молодой человек, не владеющий азами компьютерной грамотности, выглядит так же, как сто лет назад просто неграмотный. В студии Радио Свобода мои коллеги: редактор программы "Образование" Владимир Губайловский и обозреватель научных новостей Александр Сергеев.

Александр, вы написали статью с таким, надо сказать, громким названием "Купите ребенку компьютер! Немедленно!".

Александр Сергеев: Дело в том, что компьютер на сегодняшний день настолько универсальный и настолько распространенный инструмент, самая универсальная машина в мире. Любая обычая машина, та, на которой ездят, или та, в которой стирают, она все равно ограничена очень небольшим набором функций, эти функции четко определились, плюс-минус чего-нибудь, и все - это узкоспециализированный агрегат. Компьютер на самом деле совершенно универсальная машина.

Александр Костинский: Хорошо, Александр, но смотрите - 20 лет назад большинство людей жили без всякого компьютера, жили хорошо, становились успешными людьми и до сих пор многие из них успешны. Вы требуете от людей покупать достаточно дорогое устройство, причем немедленно. Почему?

Александр Сергеев: Давайте заглянем, скажем, на сто лет. И тогда мы обнаружим, что далеко не все умели нормально писать, считать, читать и как-то без этого обходились - обыватели, крестьяне, вроде не очень требовалось. Тем не менее, прошло 50 лет, и это стало необходимым, элементарные навыки грамотности. Прошло еще пятьдесят лет, и появился еще один элемент грамотности. Когда сейчас говорят про компьютерную грамотность - это не простые слова, это не просто такой образ. Дело в том, что такое грамотность? Грамотность - это в отличие от того, что называется образованием и культурой, в высоком смысле, это на самом деле не есть уровень интеллектуального развития, это показатель социальной адекватности человека.

Александр Костинский: То есть минимальные навыки.

Александр Сергеев: Минимальные навыки, необходимые для существования в обществе. Сегодня владение компьютером на уровне пользователя - есть минимальный уровень, необходимый для существования в городском российском обществе. Фактически, если человек не владеет компьютером, то он резко ограничен в наборе специальностей, которые ему доступны, в наборе рабочих мест, в перспективах роста, в возможности получения информации. Фактически без компьютера он остается социально немобильным человеком, каким и было большинство населения лет сорок назад.

Александр Костинский: То есть вы считаете, что компьютерная грамотность уже входит в базовую культуру, даже в почвенный слой культуры?

Александр Сергеев: Я считаю, что компьютерная грамотность находится на том же уровне, что умение писать, считать, читать.

Александр Костинский: Владимир, скажите, пожалуйста, Александр такое достаточно сильное утверждение сделал, что сейчас ни один нормальный ребенок не может нормально вписаться в общество, если он не будет владеть азами компьютерной грамотности. Вы согласны с этим?

Владимир Губайловский: Я с этим абсолютно согласен, это безусловно так. Более того, я бы хотел сказать, что компьютеры развиваются таким образом, их интерфейсы становятся, что называется, более и более дружественными, и в силу этого дети начинают использовать компьютер, еще не умея читать. В частности, мне памятна разработка такой оболочки, которая была предложена норвежскими программистами. Эта оболочка, которая предлагала не умеющим читать детям отправлять электронную почту, где адрес выбирался просто по фотографии. Ребенок, например, находил фотографию своей бабушки, он ее выбирал, таким образом набирался адрес, а письмо он просто наговаривал и отправлялось аудио-послание бабушке. Он это делал сам.

Александр Костинский: Главное, чтобы бабушка смогла прочитать его письмо. Вопрос Александру Сергееву: Александр, скажите, пожалуйста, но ведь есть школьная компьютерная грамотность. Сейчас даже в России большинство школ оснащены компьютерами, и дети там занимаются, это обязательный предмет школьного образования. Два раза в неделю со средних классов дети занимаются компьютерами. Может этого достаточно?

Александр Сергеев: Давайте посмотрим на это примерно так, такая аналогия. Представим себе, что мы будем учить человека читать и писать, но при этом книги, бумагу и ручку он будет получать на два часа в школе, и больше нигде он их получать не будет. Сможет ли он в этом случае освоить грамоту, читать, писать? Видимо,- да, сможет к концу школы, но очень медленно и очень слабенько. То есть для того, чтобы освоить такие несложные по сути навыки как чтение и письмо, все-таки нужно провести с книгами и тетрадями сотни часов.

Александр Костинский: Некоторое минимальное время, которое сотнями часов исчисляется.

Александр Сергеев: Так вот с компьютером, как с такой же базовой грамотностью, это время примерно такое же, то есть составляет сотни часов. А сколько времени могут предоставить в школе на компьютерах? Мы говорим - два часа в неделю. Из этих двух часов один уходит на теорию. Как известно, по санитарно-гигиеническим нормам в класс нельзя поставить больше 15 компьютеров, следовательно, нельзя посадить за компьютеры больше чем половину класса. Это значит, что фактически каждый учащийся получает только 45 минут в неделю этого самого компьютерного опыта, из которых еще четверть или треть уйдет на объяснение учителя. То есть фактически нажимает на клавиши и взаимодействует с компьютером полчаса в неделю, 15 часов в учебный год. Сколько можно накопить за старшую школу, среднюю школу, столько и получается. Да, человек, не торопясь набирает тексты на компьютере, он научается запускать несколько программ. Но на самом деле говорить о том, что он освоит по-настоящему универсальный инструмент, будет чувствовать себя с ним свободно, в случае необходимости возьмет и освоит новую программу, новую функцию, а то и запрограммирует что-то, просто не приходится об этом говорить.

Александр Костинский: То есть, вы считаете, что в школе невозможно сейчас получить даже базовую компьютерную грамотность в силу ограниченности времени взаимодействия с компьютером?

Александр Сергеев: Можно получить то, что называется ликбез, в том смысле, в каком это слово возникло. То есть ликвидировать безграмотность можно, обрести грамотность - нет, невозможно.

Александр Костинский: Владимир, скажите, пожалуйста, чему нужно научить?

Владимир Губайловский: Я бы вообще-то хотел сказать буквально два слова в защиту таких достаточно третируемых приложений, как компьютерные игры. Компьютерные игры сами по себе вещи, как мне кажется, невероятно полезные. Потому что для того, чтобы ребенок смог свободно играть в эту компьютерную игру, ему надо уметь эту игру установить, уметь найти к ней дорогу, ее стартовать, уметь ее настроить, иногда это очень непростые все вещи. Кроме того, у него возникает совершено свободное, иногда фантастически свободное владение мышью и клавиатурой, которого у меня, например, нет.

Александр Костинский: По сравнению с вашим сыном?

Владимир Губайловский: Да, по сравнению с моим сыном. Я хочу сказать о том, что работа в цифровом процессоре сама по себе просто по моторике совершенно другая. Она не такая, как написание от руки. В нашей программе "Образование" была преподаватель школы и преподаватель вуза Ольга Рогинская, и она отметила то, что, когда дети занимаются свободным самовыражением, когда они создают что-то свое, пишут какие-то свои тексты, они, как правило, сегодня используют именно "редакторы". В "редакторе" вы можете, не переписывая текст, переставить его куски местами.

Александр Костинский: Безболезненно.

Владимир Губайловский: Абсолютно безболезненно. Вы можете что-то вычеркнуть, что-то переставить местами. Вы не обязаны создавать весь текст от начала и до конца. То есть в отличие, например, от школьного сочинения, которое пишется ручкой подряд от начала и до конца, создание текста в "редакторе" предполагает наличие совершенно других навыков. Более того, у детей даже ошибки другие. В силу того, что в "редакторе", как правило, есть встроенная проверка орфографии, они орфографических ошибок не делают, но зато они делают очень много пунктуационных ошибок.

Александр Сергеев: И стилистических.

Владимир Губайловский: Пунктуационных, стилистических ошибок, это все так. Это, кстати, приводит к очень интересному эффекту. Предложения, которыми они оперируют, становятся короче. Если ребенок учился только писать ручкой на бумаге, то, выходя в самостоятельную жизнь, например, становясь студентом, устраиваясь куда-то на работу, он сталкивается с совершенно другим миром. А там уже все, там по-другому нельзя, там обязательно текстовый, табличный "редактор", в который он утыкается и должен с ним работать.

Александр Костинский: Между прочим, почти во всех вузах крупных городов уже требуют рефераты сдавать в компьютерном виде, отпечатанные даже не на печатной машинке. Есть требования, какими шрифтами печатать, какие размеры заголовков, чего просто на печатной машинке уже нельзя сделать.

Владимир Губайловский: И что же получается? Что человек, который в школе прекрасно писал сочинения, сталкивается с ситуацией, когда он просто не может писать, как те люди, которые имеют опыт работы в "редакторах".

Александр Костинский: Владимир выделил компьютерные игры и текстовой "редактор", что очень важно, конечно. Какие еще, вы считаете, обязательные "редакторы", программы должен знать ребенок?

Александр Сергеев: Я бы сказал, что неправильно называть конкретный набор программ или даже набор типов программ. Правильным критерием компьютерной грамотности является способность усвоить любую из программ, предназначенных для простого пользователя. Понятно, есть программы для специалистов, где надо хорошо разбираться в предметной области, но любую из программ общего назначения нужно освоить. Взять инструкцию, потыкаться в интерфейс и освоить. Умение осваивать программы самостоятельно - это и есть компьютерная грамотность.

Александр Костинский: Александр, я с вами не соглашусь, я думаю, что все-таки табличный редактор, звуковой редактор, графический редактор и умение запустить фильм, я считаю, что этому надо научить.

Александр Сергеев: Мы расходимся здесь принципиально по одному вопросу. Да, все это нужно уметь, но этому не нужно целенаправленно учить. Все эти приложения должны рассматриваться как полигон для освоения методов освоения программ. То есть я беру тот же самый "Ворд", разбираюсь в нем. Это трудно. Чему-то меня учат, подсказывают, экспериментирую, что-то не получается. Потом постепенно входит. Но главное, чтобы следил, как я в этом разбирался. Потом разобрались с "Вордом", взяли "Эксел", стали экспериментировать с электронными таблицами. Там уже легче идет, потому что многое похоже.

Александр Костинский: Открыть файл, закрыть, сохранить - это для всех программ.

Александр Сергеев: Взяли другую программу, например, звук редактировать, там есть какие-то свои особенности, которых нет ни в "Ворде", ни в "Экселе". Но освоение этих деталей идет гораздо легче. Главный смысл, чтобы, взяв новую программу, ребенок не сталкивался с каким-то непреодолимым барьером. Ну новая программа, поставил, потыкался и получилось в конце концов. Может не все сразу, как надо, но постепенно все выправилось. Вот это умение и должно быть. Иначе нам придется, если мы будем учить каждой программе, нам придется проходить курсы по пользованию новой моделью мобильного телефона. Сменилась операционная система, опять же отправляйся на курсы по изучению новой операционной системы. Это ненормально. Человек должен быть грамотен настолько, чтобы, столкнувшись с этими вещами, быстро сориентироваться, почитать какую-то брошюрку с инструкциями и рекомендациями, и действовать.

Александр Костинский: Я еще не назвал, я согласен с вами, но все-таки я не назвал браузер. Я думаю, что это необходимо любому человеку. И все-таки этому надо научить. И поиск, конечно, обязательно.

Александр Сергеев: Здесь бы я согласился, что Интернет надо выделить как отдельную вещь. Потому что информационные технологии распадаются на две большие части - собственно компьютер (пользование автономным компьютером) и пользование сетью, где компьютер уже становится не более чем интерфейсным прибором, а вопрос в том, как работает Сеть.

Александр Костинский: Слушают нас люди и говорят: вы понимаете, компьютер все-таки - это дорогое устройство. У большинства людей в России средний заработок месячный 100-150 долларов, на семью, может быть, 200-300. Люди хотят, чтобы их ребенок вписался в будущее. Можно ли компьютер купить, реально ли это или человек должен во всем себе отказывать и покупать дорогую игрушку? Сколько стоит сейчас компьютер?

Александр Сергеев: Насчет того, что компьютер - это дорого - это миф. Компьютер был дорогой игрушкой десять лет назад, тогда он стоил полторы тысячи долларов. Сейчас ситуация кардинально изменилась. Тут надо отметить очень важную вещь, о которой многие забывают. Для учебных целей нам преспокойно подходят компьютеры, которые были в ходу пять лет назад. Такие компьютеры стоят в школах, и на работе у многих такие компьютеры, и дома стоят у многих такие компьютеры. Купили пять лет назад, он и стоит до сих пор, может быть, немножко его модернизировали, но в принципе это тот же самый компьютер. Но в конце концов, учились этому пять лет назад и нормально осваивали. Следовательно, техника, которая была пять лет назад, вполне годится для учебных целей. Так вот, если сейчас пойти в магазин и попросить собрать самую минимальную, самую дешевую конфигурацию по всем параметрам минимальную. Сколько сейчас могут поставить памяти? Меньше 32, 64 мегабайт вам просто не соберут машину. Процессор меньше чем 800 мегагерц уже не дадут, просто их нет в продаже. Винчестер меньше 10-20 гигабайт не найти. Даже если вы попросите минимальную конфигурацию, ее будет за глаза достаточно для учебных задач. Так вот такая конфигурация стоит примерно 350 долларов вместе с монитором.

Александр Костинский: Можно сидеть и работать?

Александр Сергеев: Можно сидеть и работать, и это будет не убогая, вообще говоря, машина. Она будет такая, какая была современная два года назад. На ней можно освоить все программы, какие сейчас есть. Может быть, только нельзя будет поставить самые современные операционные системы, типа "Виндоус ХР".

Александр Костинский: Александр, вы утверждаете, что 350 долларов, причем с учетом того, что сейчас очень распространен кредит, его дают банки, и 350 долларов - небольшая величина, если человек рассрочит на несколько месяцев, то реально почти любая российская семья может приобрести компьютер без страшного ущерба для семейного бюджета.

Александр Сергеев: Я считаю, что на сегодня это такая же естественная покупка, как, например, покупка цветного телевизора или покупка мягкого кресла в гостиную.

Александр Костинский: Но вы утверждаете, что это на порядок более важная, на порядок более серьезная вещь, чем новый цветной телевизор или кресло.

Александр Сергеев: А что мы предпочтем, чтобы у нас ребенок просидел эти самые сто часов за телевизором в мягком кресле или он эти сто часов провел за компьютером, освоил за это время Интернет и несколько полезных программ, которыми он всю жизнь будет пользоваться или все жизнь он будет переучиваться на новые и новые программы? Для кого-то 350 долларов может оказаться много, особенно, когда нет убежденности в том, что это вещь нужная. Откатимся на пять, на шесть лет назад. Компьютеры, которые покупались тогда, они еще не выработали свой ресурс, и они у многих еще стоят на предприятиях и дома. 200 мегагерц процессор, 32 мегабайта памяти, все нормально. Этого тоже совершенно достаточно для работы. Такой компьютер сейчас покупается с рук у тех людей, которые решили модернизировать свою технику. И стоит такой компьютер в пределах ста долларов.

Александр Костинский: За сто долларов полноценный компьютер?

Александр Сергеев: За сто долларов полноценный компьютер. Более того, может быть даже и дешевле, с монитором за сто долларов, на котором можно начинать учиться и тексты редактировать, и со звуком работать, и таблицы, и даже программировать можно тоже. Потому что спокойно ставится "турбо паскаль" и на нем пишутся замечательные программы. Интернет, конечно, совершенно легко, лишь бы модем был. Это, на мой взгляд, сейчас любой родитель, который беспокоится о грамотности своего ребенка, в состоянии купить и он должен это сделать. Если он не может купить компьютер за 350 долларов или тем более за 500-700 долларов, значит надо купить компьютер за 100-200 долларов с рук, подержанный.

Александр Костинский: Это все равно качественный скачок, качественный рывок.

Александр Сергеев: Люди иногда говорят: давайте отложим, подождем. Вот сейчас такой хороший компьютер продается за 700 долларов, говорят, что через год он будет стоить 500. Не надо этого делать, на месте того 700-долларового появится новый 700-долларовый, и будет желание ждать дальше. Не нужно поддаваться этому желанию, нужно покупать сейчас. Сейчас купить то, что можно купить, а там видно будет через год или через два. Потому что без Интернета вы имеете не компьютер, а полу-компьютер, потому что есть две сферы - компьютер и сеть.

Владимир Губайловский: Крайне важным является, конечно, подключение к Интернету и в Интернете умение пользоваться поиском. Дело в том, что поиск очень сильно меняет структуру нашей человеческой памяти. Если еще совсем недавно человеку необходимо было, десять лет назад, для того, чтобы хорошо, нормально работать, очень много всего нужно было помнить. Механическая память была очень востребована. И самое интересное, что в школе она востребована до сих пор очень сильно. На очень многих занятиях заставляют ученика запоминать очень много вещей. Структура поиска меняет в определенном смысле вообще структуру нашей памяти. Потому что если вы активно и мастерски пользуетесь поиском, вы должны не то, что помнить факт, вы должны уметь задать вопрос. Это другое отношение к информации.

Александр Костинский: К информационной среде. Вы должны помнить, как из нее извлекать. Если Александр говорил, вы должны помнить как работать с цифровым устройством, чтобы работать с любым устройством, то тут вы должны задавать вопросы так, чтобы извлечь фактически любую информацию.

Владимир Губайловский: И чем раньше ребенок научится задавать вопросы, задавать правильные вопросы, научится этому сетевому серфингу, который тоже в определенном смысле искусство, и чем раньше эти навыки сетевого серфинга самого простого и навыки задания вопроса, формулирования вопроса на поиск информации ребенок получит, тем легче ему будет жить. Потому что в зрелом возрасте очень трудно изменить структуру собственной памяти, которая была воспитана во многом на механическом запоминании большого количества информации.

Александр Сергеев: Я могу к этому добавить только что: домашний компьютер должен быть, безусловно, у каждого, и чем раньше, тем лучше. Причем, если сейчас непонятно, зачем школьнику нужен компьютер, не надо откладывать до того времени, когда он начнет писать рефераты или будет переходить в 10 класс, поступать в вуз. Нет, надо сейчас. Он потихонечку сообразит, что делать. Придут друзья, покажут что-нибудь, достанет из Интернета книжку, в другой раз какую-то игрушку. Все это пойдет на пользу. Через несколько лет ажиотаж, которого можно опасаться, вдруг выдавая такую игрушку человеку, пройдет, и останется тот самый необходимый слой грамотности.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG