Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интернет - и не только с точки зрения Юрия Грымова


Александр Костинский: Сейчас в России быстрыми темпами в школы поставляются современные компьютеры. Поэтому необходимо дать учителям хотя бы базовые представления о цифровых технологиях и Интернете. Но мало дать знания, необходимо заинтересовать, вовлечь, и здесь уместны рекламные технологии.

Сегодня в нашей студии руководитель молодежных программ Федерации Интернет образования, режиссер рекламных роликов, клипов и кинофильмов Юрий Грымов.

Юрий, Вы входите в федерацию Интернет-образования и отвечаете за молодежные программы, почему вы это делаете, зачем вам это нужно? Вы человек, который снял множество клипов, снимает фильмы, а это совсем другая область.

Юрий Грымов: Что бы я ни делал, меня всегда интересуют люди, компания, в которой я оказываюсь. Когда мне два года назад предложили этим заняться, то для меня было принципиально понять, что это за люди, кто эти люди, какие ставят перед собой цели? Мне понравилась компания, и я начал этим заниматься и до сих пор об этом не жалею. Вс,е что я раньше делал - клипы, реклама, фильмы, спектакль - это часть меня. Я по-прежнему занимаюсь всем этим, но теперь у меня есть, на мой взгляд такая интересная вещь, как Интернет. Это - гигантское количество информации, другая динамика. Во-первых, я по-другому страну воспринимаю. Иногда приходится ездить по регионам, это безумно интересно, но, по правде говоря, трудно, хотя это добавляет мне впечатлений, как режиссеру.

Александр Костинский: А отличается ли молодежь регионов от Москвы?

Юрий Грымов: По большому счету, не отличается в желаниях, в векторе движения. Конечно, внешне есть различия, менталитет каждого региона накладывает свой отпечаток, но по большому счету я даже удивлен. В некоторых регионах люди гораздо динамичнее москвичей. Москвичи иногда довольно инертны в желании развиваться, учиться и т.д., а регионы, как бы более жадные, более продвинутые в этом плане, хотя, может быть, они кажутся попроще, информации поменьше, но у них большая тяга к развитию.

Александр Костинский: Сосредоточеннее.

Юрий Грымов: Они как-то больше заточены на свои цели.

Александр Костинский: Цифровые технологии создают движение вперед?

Юрий Грымов: Я думаю, нужно говорить не о цифровых технологиях, а про свободу информации. Это очень важная вещь. Для меня Интернет и все что связано с ним, это прежде всего (если не касаться всяких винтиков-шпунтиков, плат и всевозможных технологий) - свобода.

Александр Костинский: Это инструмент.

Юрий Грымов: Да, инструмент. А вот то, что у тебя появляется гигантская палитра свободной, открытой, быстрой, динамичной информации и ты там присутствуешь (любой человек может быть в этом информационном поле) - это безумно интересно и это некая виртуальная реальность. Ты внутри информации, ты ее поглощаешь, и ты же сам создаешь информацию, причем для не нужны иметь связи, знакомства, карьерный рост.

Александр Костинский: Снижается барьер вхождения.

Юрий Грымов: И это очень хорошо.

Александр Костинский: Вы, Федерация Интернет образования, в основном работаете с учителями?

Юрий Грымов: Федерация Интернет образования в основном работает с учителями. Изначально благое намерение и программа выполняется, реально работает. Учителей обучают навыкам работы с Интернетом, потому что дистанция между учителями и учащимися часто огромная. Иногда ребята более продвинуты.

Александр Костинский: Не иногда, а почти всегда.

Юрий Грымов: Пожалуй, практически всегда. В моем детстве этого не было. Сейчас положение изменилось. Но почему учителя затормознули большой вопрос к нашему любимому министерству образования. Что такое? Почему вдруг ребята обгоняют? Если мы начнем рассуждать, что зарплата неважнецкая, то неважнецкая зарплата у всех, по-моему, и сваливать на это неправильно. ФИО этот пробел восполняет. Она по мере возможности обучает учителей в регионах и в Москву привозит в наш большой учебный центр. В дальнейшем, я думаю, работа федерации будет нацелена и на учеников. Пока мы в основном занимаемся педагогами. Я занимаюсь молодежью. Выпускаем журнал Fакел. Есть сайт www.f-abrika.ru . Это не просто забор, на котором пишут. Здесь отбор текстов с редакционным советом, с выбором фотографий. Человек начинает в Интернете реально работать сам на себя, на собственное имя. Лучших людей мы приглашаем в бумажное печатное издание Fакел. Я считаю, что на сегодняшний день при всем нашествии Интернета все равно есть ощущение и запах бумаги и это также важно, как и живое общение. В Интернете очень интересно общаться, но в живую гораздо лучше. Мы, с одной стороны, Федерация Интернет образования, но с другой мы за полноценное общение. Поэтому есть бумажная версия журнала, есть электронная версия www.fakel.org .

Александр Костинский: Я от многих работников образования слышал серьезные нарекания вплоть до того, что Fакел чуть ли не "разлагает молодежь, что вы там публикуете материалы о сексе, презервативах, оргазме и так далее. Какое же это безобразие". Но те же люди мне говорили: "Понимаете что-то творится не то, потому что те же студенты ждут его, выстраивается очередь, его расхватывают".

Юрий Грымов: Мы не пишем о том, чего не существует. Мы никого специально не пытаемся эпатировать. Мы обсуждаем темы. Каждый номер у нас тематический: образование, семья. Мы поднимаем очень серьезные вопросы. Тема номера - секс. Есть тема номера - удовольствие.

Александр Костинский: Боже мой, секс - тема номера!

Юрий Грымов: Да, целый номер. Сейчас январский номер был посвящен науке. Февральский номер мужчине, следующий - женщине. Мы пытаемся посмотреть на явление с разных сторон. Вы сейчас говорили: презерватив, секс, оргазм. Если этих вещей не существует в жизни, то мы - журнал для инопланетян.

Александр Костинский: Наверное, существуют.

Юрий Грымов: По всей видимости, существует потому что инопланетяне нас не читают, насколько я знаю.

Александр Костинский: Инопланетяне не читают, в очереди не стоят?

Юрий Грымов: Мы интересовались, не читают. Этот журнал читают на планете Земля, потому что мы пишем о том, что известно человеку, Божьему существу. Он пытается в себе разобраться. Поэтому мы выбираем такие темы. Мы смотрим на них под разным углом и пытаемся говорить на понятном читателю языке. Когда люди говорят: "Вы о таком пишите!". А я отвечаю "А вы себя голого видели когда-нибудь?"

Александр Костинский: И что отвечают, "Не видели"?

Юрий Грымов: Они теряются. А ты подойди к зеркалу, посмотри на себя. Для меня эта тема закрыта, но я рад, что журнал существует почти два года. Были нападки, писали, ругали. Сейчас меньше. Люди начинают понимать, что нет там ничего особенного.

Учитывая, что вы американская радиостанция, пользуясь случаем скажу. Сейчас по ТВ идет совершенно гениальный американский проект с Оззи Озборном. Семейка Озборн. Почему гениальный? Это верх современной педагогики. Это не просто - ха, ха, ха. Там есть мораль, но она подается в правильной, игровой форме.

Александр Костинский: На языке тех, кто фильм смотрит?

Юрий Грымов: Да, на языке тех, кто их смотрит. А не просто давай сейчас сядем в студии и будем серьезно рассуждать о том, как молодежит жить в современном обществе.

Александр Костинский: Все сразу переключили телевизоры.

Юрий Грымов: Да, всем спасибо, до свидания. Зато телевидение и политики поставили галочку - все прошло, сделали передачу, позаботились о новом поколении. Поэтому мы говорим на языке молодежи. Сейчас радиослушатели наверное скажут: "Ну, договорились, будем опускаться на уровень подростков, а где же тогда воспитательный момент?" Тем, кто так считает, есть смысл посмотреть наш журнал. Вы поймете, что там много интересных, разумных статей. Мы не говорим на уличном языке, ни в коем случае. Но, если в статье есть интересный взгляд на улицу, на язык улицы, то я считаю, что можно опубликовать такую статью. Потому что под ней подписывается автор, он за это отвечает и за это отвечаю я, как шеф-редактор. Это не безымянный журнал, но он субъективный. Просто я не хочу чтобы был один журнал на всю страну и одна радиопередача на всю страну. Я не хочу припадать к приемнику, слушать только радио "Свобода". Кстати, мне не нравится название - радио "Свобода".

Александр Костинский: Не нравится? Может переименуем?

Юрий Грымов: Понимаете, получается телеканал - "Культура", радиостанция - "Свобода". Представляете, какую ответственность вы на себя берете?

Александр Костинский: Пятьдесят лет назад взяли и понесли.

Как мне кажется, всегда в продвижении какой-то идеи есть два подхода. Первый, монашеский. Ты к нам пришел парень, инициируйся, бей 250 поклонов и тогда мы тебя возьмем в наш моностырь. Есть другой подход - миссионерский. Миссионеры приходят с зеркальцами, погремушками, идут к тем же людям и пытаются их поднять до себя. И те, и другие несут людям весть о своем Боге. Как я понимаю, ваш подход миссионерский, вы говорите на языке читателя.

Юрий Грымов: Для меня важно, чтобы журнал вел миссионерскую деятельность в плане открытого общества, права высказаться, права быть услышанным.

Александр Костинский: И права перейти через границы устоявшихся представлений.

Юрий Грымов: На самом деле это граница, о которой вы говорите, она прочертилась в нашей стране благодаря мной нелюбимым коммунистам, которые одной рукой душили и убивали, а другой рукой агитировали за светлое будущее. Жизнь же человека не ставилась ни в грош. Но жизнь человека - это очень важно! Это самое важное. Я буду обеими руками за того президента, который будет беречь жизнь одного единственного человека, а не говорить общими категориями. Я как-то по радио слышал, когда опять что-то случилось в Чечне: "Жертв немного, десять человек".

Александр Костинский: Понятно.

Юрий Грымов: То есть, небольшие жертвы. Все, до свидания. Уже до свидания. Поэтому журнал Fакел говорит о свободе человека. Человек это - "я". "Мы" состоит из "я", вы согласны?

Александр Костинский: Да.

Юрий Грымов: А при коммунистическом режиме "я" - что такое? Это карьеризм и так далее и тому подобное.

Александр Костинский: Вы правы. Один историк сказал: "Сталин упустил важную вещь, хоть был гениальным диктатором, он выпустил на экраны фильм "Тарзан". Как только на экранах появилась личность, то в 50-х годах, закричала, запрыгала по деревьям детвора. Он не понял, что все, режим пошатнулся. Все выровняли, все шагали в ногу, но вышел "Тарзан", и дети и взрослые смотрели фильм по десятки и сотни раз.

Юрий Грымов: Вы сказали о гениальности Сталина. Часто о нем говорят - гениальный, злой гений. Я не считаю, что он гениальный. Знаете почему?

Александр Костинский: Почему?

Юрий Грымов: А что гениального кроме одной вещи - страха, которым он пользовался? Что тут гениального? Гениально, когда ты свободен.

Александр Костинский: Не только страх, но и коммунитарность, он сумел использовать "мы".

Юрий Грымов: Через страх, через убийства, через лишения, через наушничество! И появился целый класс людей, которые на этом воспитаны, с молоком матери впитали в себя этот страх. Мы спрашиваем: "Наверное, он страшный гений, да?" Да не гений он, а - урод. Он просто урод. Вы думаете, с годами снизится уровень страха и останется "Сталин - гений"? Нет, станет ясно Сталин - урод.

Александр Костинский: Свобода информации началась у нас не с Интернета. В 85-87 году появились журналы, газеты, потом все это вросло в Интернет.

Юрий Грымов: То о чем вы говорите - появления очень большого количества СМИ. Но Интернет породил информационную прогрессию. Он не просто увеличил информацию в разы, а настолько, что и сказать сложно.

Александр Костинский: Вы сказали абсолютно точно - в геометрической прогрессии - потому что взрыв это - геометрическая прогрессия.

Юрий Грымов: Поэтому в России этого многие испугались. Может быть, нам этого Интернета не надо? Как с ним быть? Сколько было разговоров в Думе, чтобы ввести цензуру, ограничить. Стоп, секундочку, что значит ограничить? Если человек заходит на порносайты, то это - проблема человека, остаться там или нет. Он все равно через них пройдет, но вопрос, куда он потом придет. Как только начались разговоры про ограничение Интернета, я подумал: "Господи, опять по кругу! Опять мы ходим по кругу".

Александр Костинский: Насколько важен Интернет для вас лично? Вы бываете в Интернете час-два или вам достаточно пяти минут?

Юрий Грымов: Неважно сколько времени. Здесь более важно, что Интернет есть. Не знаю, час, два, а сколько надо? Вам нужна минута - минута, нужно день просидеть, вы день просидите. Дело не в этом. Дело в том, что у вас на столе в какой-то коробочке есть дырка в которую виден весь мир. И вы в этом мире. Главное, что Интернет есть. А сколько вам его нужно решает каждый для себя. Но каждый должен понимать, что у него есть - "это". При появлении первых видеомагнитофонов в стране, все каждый день смотрели по два-три фильма, ночами не спали.

Александр Костинский: И по пять часов смотрели.

Юрий Грымов: А теперь есть у них видеомагнитофон и они его смотрят не очень часто. Скажи: "Уберите его, вы ведь месяц его не включали". Нет, он у вас есть. Когда надо вы этим воспользуетесь. Это неточный пример, так как Интернет гораздо объемнее, гораздо значительнее появления видеомагнитофонов. Поэтому, если он у вас просто есть, то это уже очень много для вашего сознания, для ощущения себя человеком. Вот человек когда восходил на гору, смотрел что там внизу. Здесь пасутся коровы, здесь растет лес и так далее.

Александр Костинский: А вверху облака.

Юрий Грымов: Нужно было взойти на вершину. Взошел и у тебя есть ощущение, что ты все знаешь, ты сам выбираешь информацию.

Александр Костинский: Вы работали в кино, для телевидения и теперь Интернет. Как бы вы могли их сравнить?

Юрий Грымов: Я бы не пытался их сравнивать. Сегодня Интернет в каком-то переходном состоянии. Я для себя не могу определить лучше хуже, интереснее, объемнее, современнее. Кино - это кино, телевидение - это телевидение.

Александр Костинский: Вопрос не в том лучше или хуже, каковы особенности?

Юрий Грымов: Мне кажется, что Интернет приживется и будет развиваться только в очень свободной стране, где есть люди, которые занимаются собой, своим образованием. Для них Интернет нужен. Это инструмент для самосовершенствования.

Александр Костинский: Войдя в Интернет, иногда, люди становятся лучше и сосредотачиваются на себе, потому что на него выливаются не телевизионные помои:

Юрий Грымов: В Интернете тоже достаточно помоев. Вопрос выбора. Свинья лужу найдет. Там есть элемент лужи. Эта лужа для вас, эта лужа для меня и это важно, что они разные. Телевидение на сегодняшний день:

Александр Костинский: Одна большая лужа.

Юрий Грымов: Отстойная вещь. За меня решают, что мне смотреть.

Александр Костинский: Но так и раньше было.

Юрий Грымов: Всегда так было. И так будет, пока телевидение не станет интерактивным. Почему лайв, прямые эфиры, звонки? Это уже движение туда, а вот верстка телевизионной сетки - вчерашний день. Я хочу смотреть новости, а мне говорят, что сейчас нужно смотреть кино. Вот именно сейчас. Через час новости опять будут, но я хочу сейчас. Оп, Интернет! Или почему сейчас нужно смотреть новости, а я сейчас хочу смотреть кино. Оп, Интернет! Сейчас пока есть проблема с кино, но только пока Интернет совершенно уникальная вещь, но он сейчас переживает переходный период.

Александр Костинский: Откуда, куда?

Юрий Грымов: Не знаю откуда и куда, не могу сказать. Он как-то застрял. Или он свалится к широкой большой газете или пойдет дальше к визуальной культуре. Он где-то по середине. Сейчас есть какой-то стопор.

Александр Костинский: Еще какие-то жанры в Интернете не определились.

Юрий Грымов: Не определились и я не могу точно определить, что такое Интернет.

Александр Костинский: Но его может быть и нельзя определить, как нельзя сказать, что такое город Москва, в ней все есть. Интернет это все-таки каналы связи.

Юрий Грымов: Правильно, но, опять таки, каналы связи в широком смысле слова. Даже точнее, каналы контакта с человеком, с информацией, хотя информацию несет тот же человек. Поэтому точнее не каналы связи, а каналы контакта.

Александр Костинский: Есть такое понятие, как "школа", не "школа" - учебное заведение, а школа Сократа, школа Бора в Копенгагене. Это всегда некое чудо. Школа это когда люди усиливают друг друга, это больше чем сумма всех. Какая была проблема. Человек, сидящий в каком-то далеком городе не мог подключиться к такой командной деятельности. "Школу" иногда называют соборностью, иногда командностью. Чудо Интернета, кроме связи, кроме информации, в том, что огромное количество людей вдруг начинает работать в резонанс и большой успех был достигнут в открытом программном обеспечении, например в операционной системе Linux. Люди, не получая не гроша, не видя никогда друг друга, работают как одна команда и с ними не может справиться со своими миллиардами Билл Гейтс. Несмотря на то, что он инициирует судебные разбирательства, и не он один. В каких-то секторах экономики они уже победили. Это чистое творчество. Есть такое расхожее выражение - "бесплатный сыр только в мышеловке". Неправда. Извините, за бесплатный сыр в мышеловке кто-то шел на костер. Джордано Бруно ничего не давали. В действительности, самый верхний уровень человеческого общения - религиозный. Какой-то купец строит церковь, а эти люди, работающие где-то в коммерческих фирмах, в свободное время создают открытые бесплатные продукты. Что вы об этом можете сказать, о том, что Интернет дает возможность человеку не просто получить информацию, но включиться в серьезную командную работу?

Юрий Грымов: Интернет, правда, как общая семья, в которую все входят, делятся информацией. Это и есть его плюс. Как раз то, о чем мы говорили - контакт.

Александр Костинский: Многие сетуют, что молодежь в Интернете в чатах часами сидит.

Юрий Грымов: А некоторые часами, в моем детстве, сидели в подъезде, под гитару.

Александр Костинский: То же самое?

Юрий Грымов: Или под гитару с ужасным портвейном. И это ничего? На улице, на свежем воздухе.

Александр Костинский: Со свежим портвейном.

Юрий Грымов: Ничего страшного. Человек, который заходит в Интернет и долго там находится, все равно когда-то выйдет. Если ваш ребенок подолгу сидит в Интернете попробуйте разобраться в себе, в своей семье. Почему он там так долго? Но это не плохо. Здесь проблему надо искать не в Интернете, а в человеке. Я не думаю, что стоит так долго об этом говорить. Потому что рано или поздно он так уйдет из Интернета за какой-нибудь юбкой, что забудет что такое Интернет.

Александр Костинский: Как вам кажется, компьютерные игры - это страшно, это плохо или это тоже самореализация?

Юрий Грымов: Я не думаю, что стоит так сгущать краски, пугать - "насилие, бездуховность". Давайте посмотрим. Человек, который занимается живописью. Он целыми днями сидит у живописного полотна. Многие сейчас скажут, но это же творчество! Он же создает. Есть игры и вы прекрасно знаете:

Александр Костинский: Игра тоже творчество.

Юрий Грымов: Да, творчество, безумное творчество.

Александр Костинский: Есть даже игровая теория культуры.

Юрий Грымов: Это очень важно, игровая теория культуры. Вообще пора поговорить об игровой теории образования в России.

Александр Костинский: Давно пора.

Юрий Грымов: Да, давно пора. Невозможно образование превращать в такую пытку. Только в игровой форме реально говорить об эффективном образовании. Поэтому значение игр я бы не преувеличивал, но и не преуменьшал.

Александр Костинский: А это лучше, чем гитара и портвейн или то же самое?

Юрий Грымов: Да на самом деле то же самое. Опять таки все зависит от качества этой гитары, от качества этого подъезда, от того с кем ты сидишь.

Александр Костинский: Общение.

Юрий Грымов: С кем ты сидишь, о чем ты поешь. Вот и все. Плохо это или хорошо? Точно так же игра или Интернет. О чем ты говоришь в Интернете, с кем ты говоришь в Интернете, как долго?

Еще недостатки нашего прошлого Интернет может корректировать такой важной вещью, как общение. Здесь люди могут себя не называть, общаться инкогнито.

Александр Костинский: Открываешься лучше, легче перейти через собственный барьер.

Юрий Грымов: Да, через собственный барьер. А потом, осмелев, человек и подпишется под текстом. Это - я. Поэтому Интернет может выполнять роль психотерапевта для нашего общества, которое чего-то боится, и сейчас до сих пор идут разговоры о свободе слова. Чего мы об этом говорим? Свобода слова - это как воздух. Будет воздух, не будет воздуха?

Александр Костинский: А Интернет это тоже воздух?

Юрий Грымов: Да, это воздух, это море.

Александр Костинский: Это больше, чем пресса, телевидение?

Юрий Грымов: Больше.

Александр Костинский: И вот:

Юрий Грымов: Мы уже достали ваших радиослушателей разговором про Интернет. То, о чем мы здесь говорим, по большому счету не стоит тысячной доли того, чем Интернет является для людей. Мы сейчас пытались найти определения: свобода, контакт, но это лишь часть того, о чем мы говорили.

Александр Костинский: А что главное, чего мы не сказали?

Юрий Грымов: Не знаю, надо еще подумать. Иногда бывает, что Интернет - это просто друг.

Александр Костинский: Вы ощущаете мороз по коже?

Юрий Грымов: Нет. Я все-таки не маньяк, я еще занимаюсь визуальной культурой, мне очень важен реальный контакт, но иногда для людей это просто друг. Нельзя этим пренебрегать. Кто-то нашел себе друга в виде Сети, а потом через Сеть реального друга или подругу. Тоже очень важная вещь. Я считаю, что для России в данный момент Интернет очень важен.

Александр Костинский: В московской студии был руководитель молодежных программ Федерации Интернет образования, режиссер Юрий Грымов.

XS
SM
MD
LG