Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Существует ли Интернет-зависимость?


Александр Костинский: Термин Internet-addiction (по-русски "интернет-аддикция" или "интернет-зависимость") появился в 1996 году. Его предложил американский психолог доктор Айвен Голдберг для описания неоправданно долгого, возможно патологического, пребывания в Интернете. Тему с удовольствием подхватили журналисты. Посыпались статьи с предположениями, что молодое поколение уйдет в "виртуальный мир" от скучной реальности. Появились психологи, которые сделали себе имя на Интернет-зависимости. Профессор Питтсбургского университета Кимберли Янг выпустила книги с броскими названиями: "Пойманные в Сеть" и "Запутавшиеся в Паутине" (www.netaddiction.com). Но является ли пристрастие к Интернету действительно столь опасным явлением? Существует ли Интернет-зависимость вообще, и если существует, то какие формы она принимает? Что думают об этой проблеме другие профессиональные психологи?

На эти вопросы мы попытаемся ответить в сегодняшней передаче. Ее подготовила Ольга Никитина при участии Марии Говорун.

На вопросы Ольги Никитиной отвечают: психолог Елена Щепилина, автор сайта "Психология Интернета" (http://psynet.by.ru), и заведующий лабораторией психологии информатизации МГУ, кандидат психологических наук Александр Войскунский.

Ольга Никитина: Если Интернет-зависимость существует, то сколько человек ей подвержены? Доктор Кимберли Янг утверждает, что зависимыми являются 6 процентов пользователей Интернета. А вот что думает по этому поводу психолог Александр Войскунский:

Александр Войскунский: Кимберли Янг - довольно противоречивая исследовательница. В 1994 г. она утверждала, что из 500 человек, ответивших на ее опросник, 400 являются зависимыми. Процент очень большой. Она завышает цифры. Шесть процентов насколько я помню, - это не ее цифра. Этот результат получил в обширном опросе, проведенном c помощью крупной медиа-структуры, Дэвид Гринфилд. Все эти цифры абсолютно недостоверны. Они ни о чем не говорят. Потому что это обычные Интернет-опросы, состоящие из небольшого числа вопросов. Отвечают на такие опросники шутники, те, кто считает себя Интернет-зависимыми, и много людей, которые не считают себя Интернет-зависимыми. Это не репрезентативный опрос "населения" Интернета. Достоверных опросов пока никто не проводил ни заграницей (в Англии, Канаде, Германии, Америке), ни в нашей стране. Поэтому цифра 6 процентов мало что означает. Я считаю, что если зависимость и существует, то зависимых гораздо меньше.

Ольга Никитина: Многие психологи вообще скептически относятся к употреблению выражения "Интернет-зависимость". Говорит Александр Войскунский.

Александр Войскунский: Я считаю, что пристрастие к Интернету это -- проблема, это феномен, с которым надо разбираться и организовывать помощь тем людям, которые уже, вероятно, подвержены (пока я говорю -- феномену: не зависимости от Интернета) феномену чрезмерного применения компьютера и Интернета. Феномен - есть, заниматься им надо. Но зависимостью называть это очень неосторожно. Возможно, это никакая не зависимость. Зависимость - это медико-психологический термин. Она подразумевает целый ряд проверяемых факторов.

Ольга Никитина: Если уж говорить об Интернет-зависимости, то рассматривать ее нужно в одном ряду с другими так называемыми поведенческими зависимостями, такими как телемания, трудоголизм, патологическая сексуальная зависимость, переедание, чрезмерное увлечение азартными играми или ненужными покупками. От наркомании, алкоголизма, курения они отличаются прежде всего тем, что в организм человека не поступают чужеродные химические вещества. Каковы же симптомы явления, которые позволили ввести понятие Интернет-зависимость? Говорит психолог Елена Щепилина.

Елена Щепилина: Интернет-зависимость рассматривается, как обычная поведенческая зависимость (то есть не химическая), наряду с такими, как игромания, трудоголия или пищевые зависимости. Единственная специфика заключается в том, что все это связано с компьютером, как Интернет-зависимость с Интернетом. Это единственное отличие от других поведенческих зависимостей. Сама по себе Интернет-зависимость может быть определена как навязчивое желание войти в Сеть и нежелание выходить из нее. Здесь я подчеркиваю слово "навязчивое". Навязчивое стремление блуждать по Интернету иногда совершенно бесцельно (навязчивая навигация - так называемая компульсивная деятельность). Этим и отличается обычное пользование компьютером или Интернетом от зависимого. Кроме того, происходит уход от реальности. Человек перестает выполнять функции, к которым он привык в обыденной жизни. И - очень важный момент - происходит социальная дезадаптация. Другими словами, нарушаются какие-то общественные связи: меньше общения с семьей, и так далее. Вот это, наверное, самое тяжелое последствие Интернет-зависимости, когда человек полностью обрывает связи с реальным миром и с головой уходит в мир виртуальный.

Ольга Никитина: Чтобы узнать, зависимы ли вы от Интернета, на сайте Кимберли Янг можно пройти специальный тест, где вам предлагается ответить, например, на такие вопросы: "Часто ли вы ловите себя на воспоминаниях о прошлой онлайновой сессии и находитесь в предвкушении следующей?", "Ухудшается ли у вас настроение, появляются ли беспокойство, раздражительность, депрессивное состояние, если вы пытаетесь сократить время, проводимое в Интернете?" Существуют и такие вопросы: "Можете ли вы насвистеть или настучать звуковой сигнал модема?".

Где же та грань, которая отделяет просто увлечение Интернетом от злоупотребления им? Александр Войскунский:

Александр Войскунский: Грань эта очень условная. Некоторые специалисты считают, что возникла Интернет-зависимость, если человек начинают лгать своим близким, что он не так много времени проводит в Сети, как тем кажется; или обманывает, что выполняет срочное задание. Если человек тратит непропорционально много денег (деньги, отложенные на какие-то другие нужды) на upgrade компьютера. Или если он начинает пренебрегать жизненным распорядком, гигиеническими процедурами, удовлетворяется тем, что можно есть и пить прямо у клавиатуры. Если он считает возможным пренебрегать рабочими или учебными функциями, немотивированно отказываться от деловых или личных свиданий ради работы в Интернете. Наконец, если человек испытывает чувство вины за все эти действия, и только когда он работает в Интернете, у него пропадает чувство вины и тревоги, появляется эйфория и радость. А когда его за уши оттаскивают от Интернета, то возникает чувство вины перед собой, перед близкими, перед своим делом, перед своими обязанностями. Несмотря на это он продолжает думать об Интернете, пролистывает книги и журналы о компьютерах и компьютерных сетях. Тогда, как считается, можно говорить о патологическом применении Интернета. Но все это довольно скользко - где грань между увлеченностью и зависимлостью?

Александр Костинский: Кимберли Янг утверждает, что больше всего склонны к Интернет-зависимости те, кто много времени проводит дома в одиночестве. По мнению Елены Щепилиной, стать зависимыми могут, скорее, люди

внутренне одинокие, которые не находят желаемой поддержки и общения в обычной жизни.

Елена Щепилина: Как правило, зависимыми больше становятся люди одинокие или имеющие проблемы в личной и семейной жизни. Не так давно было опубликовано американское исследование, где было показано, что подростки, у которых есть проблемы с родителями или с друзьями в школе, больше подвержены зависимости от Интернета, чем их более счастливые сверстники. Собственно, это показывает, что предпосылки к Интернет-зависимости - в окружающем человека мире. Сам по себе Интернет не аддиктивен, он не обладает никакими качествами, способствующими зависимости. Он ни хороший и ни плохой, он такой, каким мы его делаем. Это безусловно не всемирное зло. Поэтому важно, с чем человек приходит в Интернет.

Александр Костинский: Стать зависимым можно от чего угодно, в том числе и от Интернета. И все-таки, какие именно сервисы заставляют людей проводить в Сети бесчисленные часы? Большинство Интернет-зависимых, по мнению Елены Щепилиной, приходится на зависимых от киберсекса и от общения в чатах. Говорит психолог Елена Щепилина:

Елена Щепилина: Зависимость от киберсекса - одна из разновидностей зависимости от Интернета. Считается, что она оттягивает на себя большую часть вообще Интернет-зависимых. И вполне вероятно, что это действительно так. Около 8% пользователей, посещающих порносайты или пользующихся ресурсами сексуального характера, зависимы от киберсекса. Это не очень большой процент, но, тем не менее, такие люди существуют. Большинство их -- мужчины. Было проведено исследование в Интернете, дающее возможность говорить о цифрах, потому что в нем участвовало более 20 тысяч респондентов. И было выяснено, что люди выходят в порносайты, как правило, с рабочего компьютера. Как правило, это мужчины, предпочитающие визуальные стимулы - порносайты с иллюстрациями. В отличие от женщин, которые картинкам предпочитают общение в чатах, рассказы эротического или порнографического характера. То есть, существуют определенные гендерные различия. По профессиональной принадлежности или образованию явных отличий нет. Можно сказать, что большинство людей, попадающих в эти 8%, одиноки, или не имеют постоянного партнера, либо разведены. Одной из причин, по которой они начали пользоваться такого рода ресурсами, называется анонимность. Кроме того, это безопасно, в отличие от реального секса: люди не боятся ни заразиться, ни встретить агрессивную ответную реакцию. И кроме того, нет ответственности, которая неизбежно возникает в личных контактах. Здесь все достаточно свободно и поддается контролю. Это очень интересная тема, очень большая, но опять же, у нас исследований практически не проводилось. Только очень частные, небольшие. По результатам исследования, которое проводил Купер, больший процент попадает как раз на киберсекс. У Янг несколько другие результаты: она считает, что больший процент приходится на серверы, связанные с общением.

Чаты и форумы привлекают людей и - не становятся, на мой взгляд, причиной Интернет-зависимости, но в определенном смысле влияют на ее формирование. То есть, люди становятся зависимыми от своего общения в Сети. Это тоже очень интересный момент. Как раз по поводу общения в Сети достаточно много работ наших и зарубежных авторов. Много было сказано и о виртуальной смене пола. Известна шутка о том, что в Интернете все очень хорошо знают подробности твоей жизни, но то, что ты собака, не знают. В виртуальном общении привлекает анонимность, доступность. Для людей, которые имеют физические недостатки и застенчивых людей, это способ самореализоваться, самовыразиться. Поскольку в Интернете можно придумать себе любую ипостась, это развязывает руки и иногда играет весьма позитивную роль в раскрепощении человека и формировании нового позитивного опыта. В том числе, к сожалению, иногда способствует возникновению зависимости. Но опять же, без предпосылок у человека зависимость не возникнет. Потому что сами по себе чаты или форумы не несут угрозы.

Александр Костинский: Итак, анонимность чатов позволяет преодолеть комплексы. Общаясь в Интернете, можно на время менять пол и имя, представать перед собеседником в совершенном другом физическом облике, создавать новые образы себя. То есть, реализовывать, пусть виртуально, свои фантазии, которые трудно или невозможно реализовать в обычном мире. К тому же, в Интернете можно найти нового собеседника или секс-партнера, который кажется гораздо лучше реального.

Наконец, возможность купаться в информационном потоке тоже может стать ловушкой для пользователя, если многочасовой веб-сёрфинг станет самоцелью.

На сайте Кимберли Янг можно не только пройти тест на Интернет-зависимость, но и пройти курс лечения в виртуальной клинике. Насколько эффективна такая он-лайновая психологическая помощь? Елена Щепилина:

Елена Щепилина: Это первая клиника в Сети по лечению Интернет-зависимости. По этому поводу было много критики, много неоднозначных мнений. Доктор Орзак (www.computeraddiction.com), например, высказала мнение, что лечить Интернет-зависимость в Сети - это то же самое, что лечить алкоголизм у барной стойки. Кроме того, К. Янг лечит далеко не только Интернет-зависимых, но и их родственников. У нее, на мой взгляд, достаточно коммерциализированный подход, потому что за консультацию берутся большие даже по западным меркам деньги, такие же как за реальную консультацию. Сейчас появилось очень много сайтов, посвященных консультированию он-лайн. В прошлом году англоязычных сайтов такого рода было больше 15 тысяч. У нас их гораздо меньше, но консультации он-лайн происходят и в российском Интернете.

Александр Костинский: Кроме виртуальной клиники, на сайте есть форум, где Интернет-зависимые делятся друг с другом своими историями. Особенно много писем приходит от так называемых "кибервдов", женщин, чей муж не отрывается от компьютера или даже нашел в виртуальном пространстве новую подругу. В свою очередь, мужчины признаются в зависимости от Интернет-порнографии, что негативным образом влияет на отношения с реальными женщинами. Участники форума, исходя из собственного опыта, дают друг другу советы по избавлению от Интернет-зависимости. Один из них, например, предлагает такое простое упражнение: помещать по бокам монитора всякие отвлекающие вещи, яркие наклейки и прочее, на которые захотелось бы взглянуть и таким образом, отвести глаза от монитора. Конечно, это вряд ли заставит человека отключиться от Интернета, но, по крайней мере, поможет время от времени снимать усталость глаз.

Ольга Никитина: Сама доктор Янг для избавления от Интернет-зависимости предлагает человеку по-новому организовать свое время. Например, не включать компьютер сразу после пробуждения, а сначала принять душ и позавтракать. Она также рекомендует использовать внешние стимулы, помогающие вовремя отключиться из Сети. Например, если нужно выйти на работу из дома в 8:30, можно подсоединиться к сети в 7:30, оставив себе ровно час на Интернет. Нужно дать себе мысленную установку на это время. Если такая установка не помогает, завести будильник на нужное время и поставить его возле компьютера. Поможет и составление собственного расписания выхода в Интернет. В общем, контроль за временем, проводимым в Интернете, не позволит, по мнению Янг, Интернету взять под контроль вашу жизнь. В любом случае, для избавления от Интернет-зависимости прежде всего необходимо желание самого человека.

Интернет-зависимость так и не вошла в классификатор психических расстройств (DSM-5). Почему же, тем не менее, ее собирались включить? Говорит Александр Войскунский:

Александр Войскунский: У Ким Янг и некоторых других психологов, к сожалению, очень понятная цель, - сделать зависимость от Интернета настоящей, квалифицированной медицинским сообществом болезнью, чтобы она было включено в справочник психических и поведенческих расстройств. И главное, чтобы ее признали страховые фирмы, которые (в Америке, во всяком случае) публикуют перечень болезней, которые оплачивает стандартная страховка. Например, они обычно не оплачивают мануальную терапию. И она поэтому не очень процветает. Если страховка будет включать зависимость от Интернета, значит, появятся гарантированные, оплачиваемые страховыми агентствами клиенты, и те терапевты, которые уже заявили о себе на этой площадке, будут жить безбедно. Цель их, к сожалению, ясна - они добиваются своего, толкая впереди себя людей, которых называют Интернет-зависимыми. Многие идут у них на поводу. Зачем? Не очень понятно. Обогатить Ким Янг и Дэвида Гринфилда? У них явно нет такой цели.

Ольга Никитина: Как бы то ни было, феномен Интернет-зависимости, не принадлежит к числу опасных. Даже чрезмерное увлечение Интернетом не наносит значительного ущерба здоровью человека. По крайней мере, этот ущерб не больше, чем от осознанной ежедневной работы за компьютером. Зарубежными психологами описаны случаи, когда бывшие алкоголики или наркоманы "перебрасывались" на Интернет. Их аддиктивная, зависимая натура просто искала новый объект привязанности и находила его.

Психологи отмечают, что для развития любой зависимости зачастую нужны годы, поэтому человек, вышедший в Интернет пару месяцев назад, не может считаться зависимым. Скорее, он пребывает в эйфории от открывшихся возможностей и активно осваивает киберпространство. Психолог Александр Войскунский - о "людях Интернета".

Александр Войскунский: Мне нравятся люди в Интернете, и я уже десять лет много живу среди них. Мне нравится, что они пришли ниоткуда. Они сами выбрали новую судьбу так же, как и я. Лет десять назад мне дали мой первый модем. До сих пор я его храню (его, наверное, надо в политехнический музей) - модем на 2400 бит в секунду. Это была большая радость. В какой-то степени, люди в Интернете - люди будущего; это люди авангарда - технологического, культурного: бескультурного, к сожалению, тоже. А зависимые, если они есть, то и они среди них.

XS
SM
MD
LG