Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цифровые технологии и война


Война в Ираке была самым популярным событием этого года. На экране все время возникали танки, пушки, военные корабли и самолеты, гремели взрывы, бежали солдаты. Все было вроде бы как раньше, но даже не очень внимательные телезрители заметили, что очень многое изменилось. Не только в штабе проведения операции все американские офицеры сидели за ноутбуками, но даже в полевых условиях командир батальона изучал карту местности на экране переносного компьютера, причем видел там расположение бронемашин и солдат своего подразделения. Солдаты переговаривались друг с другом через маленькие беспроводные микрофоны, как у актеров музыкальных шоу и тысячекратно повторялись слова "высокоточное оружие". Сегодня мы расскажем о том, как цифровые технологии меняют наши представления о методах ведения войны и о тех нововведениях, которые коснулись не только организации военных действий, крылатых ракет, невидимых бомбардировщиков, но и каждого солдата современной армии.

Первое, что бросается в глаза, это то насколько улучшилась координация войск на большой территории театра военных действий. Произошло все это благодаря внедрению в армейскую практику космических и компьютерных технологий. Теперь все подразделения общаются с помощью цифровых беспроводных сигналов, напоминающих сотовую связь. Важное отличие - надежность и защищенность. Аналоговый сигнал, который используется в обычных рациях, трудно надежно зашифровать, поэтому важные сообщения кодировали и передавали посимвольно, то есть тоже в цифровом виде, чтобы после приема их могли четко восстановить. Быстрые цифровые сети позволяют одновременно по одним и тем же каналам передавать командованию информацию с поля боя и обратно - приказы подразделениям. Это позволяет в режиме реального времени следить за оперативной обстановкой на поле боя. По тем же каналам подразделения координируют свои усилия, вызывают авиацию, вертолеты поддержки и направляют огонь артиллерии. Конечно, ни одна сложная система не может быть идеальной, в ней возникают сбои и ошибки. В Ираке более сотни военнослужащих погибли под собственным огнем, это больше, чем от пуль противника. Сотни мирных иракцев также погибли и были ранены после промахов ракетчиков и авиации. Хороша эффективность? Безусловно, такие ошибки недопустимы, так как за ними стоит жизнь людей, но не надо забывать, что по иракским объектам были выпущены тысячи и тысячи ракет, бомб, снарядов и доля промахов была меньше чем одна десятая процента. Это с военной точки зрения очень высокая точность поражения целей.

Пожалуй, чаще всего говорили о высокоточном оружии и беспилотных самолетах. Действительно, беспилотные самолеты с установленным на борту разведывательным оборудованием крайне удобны для получения данных прямо с поля боя или при подготовке огня. Главное их преимущество - дешевизна и низкая траектория полета. Западное общество крайне болезненно относится к войсковым потерям, а низколетящий разведывательный самолет может быть поврежден даже пулеметным огнем. Кроме того, человек, даже самый тренированный, может выдержать достаточно узкий коридор режимов полета и главное, небольшую длительность. Беспилотный самолет может сутками находится в воздухе. Существует лишь одно ограничение - запас топлива. Такой летательный аппарат - торжество высоких технологий, фактически специализированный робот с дистанционным управлением. Полученные данные такой самолет отправляет прямо в центр управления, а если с ним потеряна прямая связь, то на спутник, который сбросит информацию на наземную станцию, а та передаст в штаб. При этом возникает задержка, но всего в несколько секунд. Управлять боевыми действиями из штаба и видеть все происходящее на полях сражений - сбывшаяся мечта военных. Цифровые технологии продвинулись настолько, что уже сейчас при благоприятной ситуации командир крупного войскового соединения может отдать приказ одному единственному солдату, находящемуся от него за сотни километров.

Огромную роль при этом играют системы космического определения координат на местности, аналогичные GPS. Получая сигнал с разных спутников, датчик каждого солдата может определить его местоположение с точностью до нескольких метров. Эти же системы, вместе с самолетными, корректируют полет высокоточных ракет и бомб. Точность их попадания доведена буквально до нескольких метров. Американские генералы на своих пресс-конференциях любят показывать эффектные кадры, полученные с видеокамер, установленных на ракетах. Стоимость цифровых камер снизилась настолько, что теперь они стоят везде. Кадры, передаваемые с такой ракеты, напоминают замедленные съемки с болида Формулы-1. В последний момент, при хорошей видимости, можно различить крыши, окна, другие детали поражаемого объекта. Такие ракеты и бомбы - довольно дорогие устройства и к тому, что они имеют автоматическое управление, сложную систему наведения все привыкли, но в последнее время проходят испытания управляемые высокоточные снаряды, которые заряжаются в обычные гаубицы.

Характерный пример, снаряд калибра 155-мм - ХМ982. Им могут стрелять 155-мм самоходные и буксируемые гаубицы. Вообще снарядом его можно назвать условно. Это комбинация снаряда и ракеты. Уже во время полета снаряд раскрывает оперение и у него начинает работать ракетный двигатель. Управляется снаряд системой космического наведения NAVSTAR, которая передает сигнал на защищенный от помех приемник. Если космический сигнал подавляется (или из-за плохой погоды он неустойчив), то внутри снаряда есть так называемая инерциальная навигационная система с собственным микрокомпьютером на борту. Компьютер и система навигации определяют ориентацию боеприпаса в пространстве, его координаты, а также после вычислений траектории управляют аэродинамическими рулями снаряда-ракеты. Исходные данные для стрельбы вводятся в бортовой компьютер снаряда, когда его заряжают в современную гаубицу. Но стрелять им можно и из орудий, которые стоят на вооружении уже десятки лет. В таком случае снаряд нужно программировать вручную до заряжания гаубицы.

Весит такой снаряд 48 килограмм, длина около метра. Максимальная дальность полета до 45 километров, точность стрельбы - 20 метров. Параметры, конечно, хуже, чем у крылатых ракет, но такой снаряд при массовом производстве чуть ли не на два порядка дешевле.

Такие снаряды - значительный прорыв, ведь теперь высокоточным оружием оснастят не только крупные, но и небольшие войсковые соединения, размером с пехотный полк. Они резко удешевят ведение боевых действий.

Вообще, высокая точность при удорожании каждого боеприпаса сулит снижение общих затрат из-за качества выполнения боевой задачи, не говоря уже о том, что позволит сухопутным силам издалека поражать противника, сохраняя жизни своих солдат. Это очень важно, так как бюджеты вооруженных сил западных стран, включая Соединенные Штаты, после окончания холодной войны и распада Советского Союза были резко сокращены. Если в 1985 году военный бюджет США был 383 миллиарда долларов, то в 1999 - 283, то есть снизился на сто миллиардов. На первое место вышла эффективность вооруженных сил, тем более, что изменились сами задачи, стоящие перед современными армиями. Если раньше планировали масштабную войну, возможно ядерную, двух держав и их союзников буквально по всему миру, то теперь это локальные конфликты с применением обычного оружия. Резко возросли требования к профессионализму военнослужащих, к уменьшению военных и гражданских потерь. В годы второй мировой войны доминировала цель нанести максимально возможный урон противнику, включая гражданское население, вспомним не только Хиросиму, но и 120 тысяч жителей Дрездена, погребенных в конце войны под руинами своих домов. В этом не было прямой военной необходимости. Теперь войсковая операция чаще всего преследует конкретные политические цели, после достижения которых она заканчивается или переходит в дипломатически-экономическую стадию. Если цель - добиться свержения неугодного режима или отстранить от власти определенное лицо, то необходимо максимально уменьшить потери среди мирного населения, чтобы не озлобить людей и не вызвать партизанскую войну или терроризм, которые могут продолжаться десятилетиями, как в Палестине, Ольстере, как противостояние испанских властей и баскских сепаратистов и Чечня.

Новые стратегии требуют нового качества коммуникаций, ведь войска общего назначения заменяют мобильные подразделения, их можно мгновенно перебросить в любую точку на глобусе. Полностью снаряженная бригада, готовая идти в бой должна прибыть на место и развернуться в течение четырех дней, дивизия - пяти, а пять дивизий - в течение месяца. Для этого все оборудование и вооружение должны стать гораздо легче, мобильней, эффективней. Например, танк "Абрамс", весом 70 тонн заменит новый легкий 20-тонный танк, с превосходящей боевой мощью.

Такие управляемые боеприпасы кажутся воплощением миниатюризации. На смену "катюшам" - символу стрельбы по площадям, приходят высокоточные снаряды, но что делать в условиях уличного боя? Здесь можно ожидать самые большие потери.

Трудно поверить, но в ближайшие годы почти каждый солдат американской армии будет вооружен небольшими управляемыми боеприпасами, с помощью которых он сможет поражать противника даже за прикрытием, высовывая из окопа только руку с винтовкой. Войсковые управляемые боеприпасы прошли тот же путь, что и компьютеры. От больших громоздких систем к средним, а от них к персональным. Все это следствие крайнего удешевления и уменьшения микропроцессоров, видеокамер, лазеров.

Сейчас проходит полевые испытания новый тип гранаты осколочного действия XM1018. Такими гранатами оснащается шестизарядный гранатомет, прикрепленный к новой винтовке XM29. Винтовка может автоматически стрелять обычными пулями калибра 5.56 мм, а может управляемыми гранатами XM1018. Граната калибра 20 мм имеет несколько установок. Обычная граната взрывается при ударе о препятствие, а XM1018 может взорваться в воздухе над окопом, где спрятался противник. Граната оснащена специальной системой равномерного разбрасывания осколков во всех направлениях. В центре боеприпаса, прямо как в крылатой ракете или большом снаряде-ракете, о которых мы говорили, расположен микропроцессор, он подает команду на взрыв гранаты в нужной точке над целью. Если противник спрятался за углом, то можно запрограммировать гранату так, чтобы она взорвалась, пролетев на несколько метров дальше размеров укрытия и разорвавшись, поразила противника летящими назад осколками.

Как программируется такая граната? Это автоматически при прицеливании делает винтовка XM29. Она будет снаряжаться компьютерной системой, лазерным и оптическим прицелом, прибором ночного видения, компасом и измерителем углов. Солдат нацеливает винтовку на укрытие и встроенный в винтовку компьютер, определив координаты цели, программирует микропроцессор гранаты с учетом поправки на ветер так, чтобы она взорвалась, миновав препятствие. От такой винтовки сложно спрятаться.

Граната XM1018 крайне удобна во время уличных боев. Кроме взрыва в воздухе, она срабатывает в обычном режиме, столкнувшись с препятствием. Хоть режим обычный, но по дальности поражения и убойной силе XM1018 значительно превосходит нынешние аналоги. Высочайшая точностью лазерного наведения обеспечивается до 500 метров, убойная сила до тысячи.

Есть режим, подобный бронебойному, когда снаряд, пройдя навесные щиты, взрывается в основной броне. Во время уличного боя XM1018 пробивает стекла, мебель, тонкие стены, а лишь потом взрывается внутри помещения.

Предусмотрен и режим бомбы замедленного действия, когда граната взрывается через несколько секунд после падения, чтобы не дать противнику перестроить свои порядки.

Каждая граната при высокой концентрации противника способна вывести из строя взвод солдат или поразить снайперскую точку. Не поможет глубокий окоп и высокий бруствер, не спрятаться за обломком стены - взрыв произойдет как раз, когда граната минует укрытие.

Мы видим, что, благодаря микропроцессорной и лазерной технике, системе точного определения своих координат и положению противника даже уличный бой превращается в планомерный практически бесконтактный отстрел противника. Несмотря на такую точность, гранате не нужно прямого попадания - достаточно взорваться в нескольких метрах от цели, чтобы уничтожить ее.

Но это не все возможности умной винтовки. Если солдаты подключены к боевой компьютерной сети, то они смогут вести стрельбу из укрытия, вообще не показываясь в зоне обстрела. Огонь будут направлять удаленные наблюдатели, получающие детальную картину боя с беспилотных самолетов. Солдаты же должны будут только правильно располагать свои компьютерные винтовки, программируя нужные параметры огня, а умные гранаты и снаряды сами достигнут нужной цели.

Таким образом, даже на самом нижнем войсковом уровне современной армии реализуется доктрина эффективного боя с минимальными потерями личного состава и мирного населения. При том внимании к войне общественного мнения, какое возникло сейчас, силе пацифистского и зеленого движения, присутствии независимых журналистов, даже самые решительные ястребы на Западе вынуждены развивать именно такую компьютеризированную умную военную стратегию.

Но как бы не было совершенно оружие, главную роль играет подготовка личного состава. Если каждого солдата оснащать специальным обмундированием, носимым компьютером, подключенным к цифровой боевой сети, то этот солдат должен быть образован, обучен и хорошо подготовлен к работе с такой сложной техникой. Кроме того, возникает естественный высокий образовательный барьер для противника, особенно в азиатских странах. Благодаря цифровым технологиям, многие функции умных боеприпасов легко зашифровать и защитить паролями. Если это вооружение попадет к противнику, то ему будет крайне сложно воспользоваться основными его преимуществами, вплоть до подрыва при многократном неправильном введении пароля. Это как противоугонное устройство на автомобиле.

Все эти усовершенствования настолько повысили и повысят боеспособность американской армии, что можно верить генералу Владимиру Слипченко, когда он утверждает - американцы оторвались в военной технике на целое поколение войн.

При всем этом, важнейшей проблемой американской армии составители доклада "О главных угрозах США в XXI веке" считают недостаточное финансирование научных исследований и образования. Имеется ввиду общие, а не военные исследования и образование. Отставание в сфере наукоемких технологий от других стран может иметь для США катастрофические последствия - считают составители доклада. В течение ближайших семи-восьми лет они предлагают вдвое увеличить ассигнования в данной области. Бывший спикер палаты представителей, видный республиканец Ньют Гингрич (Newt Gingrich) выразил это так: "Мы ставим науку и образование на второе место по степени важности для национальной безопасности, поскольку убеждены, что пробел в этих областях уступает лишь угрозе применения оружия массового поражения против одного из наших городов". Это, конечно, алармизм, то есть предупреждающие заявления. Сегодня Соединенные Штаты вкладывают больше всех в мире в эти области, но характерно отношение к образованию и высоким технологиям с точки зрения национальной безопасности.

Мы рассказывали об американской армии, как самой далеко продвинувшейся в область умного оружия, но по тому же пути, пусть и отставая, идут армии всех развитых стран.

На этом фоне по меньшей мере странно выглядят российские генералы, которые страстно отстаивают непрофессиональную армию, состоящую из призывников. Они громко кричат об угрозе национальной безопасности, требуют увеличить военные расходы, но на деле, сами подрывают эту самую национальную безопасность, настаивая на устаревших и бесперспективных моделях развития вооруженных сил. Когда денег немного их необходимо истратить наиболее эффективно и рационально. Вся структура российской армии нацелена на широкомасштабную войну с такими странами, как США или Китай, как будто Китай со своей сотней ядерных боеголовок или Соединенные Штаты могут хоть что-нибудь противоставить тысячам мощных термоядерных боеголовок, которые до сих пор находятся у нас на боевом дежурстве. Никто никогда даже в самых буйных фантазиях не решится на прямое нападение на Россию. Конечно, усталые, не очень разбирающиеся в военном ремесле люди, могут болезненно реагировать на крики безответственных политиков: "Вчера - Белград, сегодня - Багдад, завтра - Москва!", но профессионалы, специалисты должны отдавать себе отчет, что началась эпоха других политических проблем и других войн, другого отношения к жизням своих солдат и безопасности гражданского населения. Теперь главное - локальные сражения, где необходим профессионализм и высокая армейская дисциплина. Альтернативы профессиональной армии нет не только из-за криминального призыва, но и просто, чтобы сохранить боеспособность российской армии. Если сократить раздутые и неэффективные силы общего назначения, то можно сосредоточить не такие уж малые ресурсы на подготовке небольшой, высококлассной армии, оснащенной современным оружием. Ядерные силы исключают крупные конфликты, а профессиональные мобильные подразделения решают локальные задачи.

Этого не случится, если по-прежнему большинство солдат вместо боевой подготовки и изучения материальной части вооружений будут жить по принципу "через день на ремень, через два - на кухню", охраняя огромные склады кадрированных дивизий, то есть дивизий, которые в случае широкомасштабной войны развернутся в полнокомплектные, увеличившись в десятки раз за счет резервистов. Такие кадрированные, в войсках говорят "кастрированные" войсковые формирования, не могут обойтись без призывников, ведь только девятнадцатилетних ребят можно несколько дней не сменять из караула, сдавать как бесплатную рабочую силу на окрестные заводы, взамен получая их продукцию, да и будут ли безропотно контрактники строить дачи командованию? О какой боевой подготовке может идти речь, какую компьютерную технику можно доверить такому молодому, униженному и развращенному дедовщиной бойцу? Бить не числом, а умением учил великий русский полководец. Люди, которые клянутся его именем, всерьез рассказывают об успехах военных операций в Чечне, где группировка федеральных войск численностью в 80 тысяч плюс многотысячная местная милиция не могут в течение четырех лет на территории маленькой республики арестовать даже такую известную фигуру, как Шамиль Басаев, несмотря на то, что Басаев с завидной периодичностью устраивает очередную многолюдную свадьбу. Где же находится в это время вся эта "убойная сила" спецназа ГРУ, ФСБ, герои подразделений "Альфа" и так далее? Не так давно я спросил правозащитника, который часто бывает в Чечне, почему до сих пор на свободе Шамиль Басаев? Он ответил: "Вдумайся только в один факт, непрерывным потоком из Чечни идут неучтенные бензовозы в Ставропольский и Краснодарский край. Только такой дешевый бензин и дизельное топливо по карману тамошним земледельцам. Ты слышал хоть раз по новостям, чтобы взорвался или был подбит из гранатомета бензовоз? Нет. А какая это замечательная мишень?"

Россиянам обещают профессиональную армию к 2010 году. Интересно куда за эти годы уйдут передовые армии развитых стран и на что будут похожи российские сухопутные войска?

XS
SM
MD
LG