Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сеть Переславля Залесского и ее обитатели


Александр Костинский: Переславль-Залесский - небольшой город, где живут сорок пять тысяч человек. Расположен он в Ярославской области, 120 километров от Москвы. Мы в нашей передаче уже рассказывали об уникальности городской компьютерной сети Переславля. В ней сочетаются быстрота, надежность и низкая цена. Сеть некоммерческая. Затраты на подключение прямо к сетевой карте компьютера со скоростью от 10 до 100 мегабит - 190 долларов. Это минимум в двести раз быстрее, чем самый быстрый модем. Абонентская плата за пользование сетью - три доллара в месяц. Пользователь получает неограниченное время с неограниченным трафиком внутри городской сети. За связь с Интернетом каждый платит сам из расчета 12 центов за мегабайт. Технология такова, что стоимость волоконно-оптических магистралей из расчета на одного пользователя всего около одного доллара. Сеть города Переславля назвали "Ботик" в честь небольшого парусного судна, с которого, по преданию, началась слава российских военно-морских сил. Именно в Переславле на Плещеевом озере построил Петр Первый свой потешный флот.

Сеть "Ботик" спроектировали и реализовали сотрудники Института Программных систем Академии наук и Института региональных проблем Министерства образования. Главное их достижение в том, что, благодаря цепи оригинальных решений, им удалось технологию локальных сетей для дома или офиса превратить в технологию региональных сетей, которые легко и быстро масштабируются. Разработчики утверждают, что для покрытия подобными скоростными магистралями города Москвы требуется не более десяти миллионов долларов. Напомним, что московская программа информатизации рассчитана на два миллиарда долларов и в ней не предусмотрен быстрый Интернет в каждую квартиру, как в Переславле. Надо сказать, что вся документация на программное обеспечение и компьютерные разработки проекта "Ботик" открыта, находится в Интернете и по этой технологии уже построены сети во многих местах: Подмосковное Голицино, Алма-Ата, управа Братеево в Москве.

У переславской модели интернетизации есть и недостаток: у нее малая откатоемкость. То есть, из-за дешевизны и открытости технологии, недобросовестным чиновникам трудно "освоить" большие средства и заработать на откатах.

В сегодняшней передаче мы поговорим с пользователями сети Ботик. Они расскажут, как живет небольшой российский город, в котором распространен широкополосный Интернет. В начале руководитель Института программных систем и лаборатории "Ботик" Сергей Абрамов скажет несколько слов об устройстве Сети.

Сергей Абрамов: Опорная сеть состоит из 12 узлов. Они обеспечены гарантированным питанием. Если Чубайс обеспечит 8 часов подачи электроэнергии в сутки (пусть даже 16 часов питания не будет), то опорная сеть сможет работать. Это собственные разработки аппаратуры, которая выдерживает такие условия. Причем напряжение может быть от 160 до 320 вольт. Пропускная способность при этом 100 мегабит.

Александр Костинский: Можно сказать, что у вас чубайсоустойчивая сеть?

Сергей Абрамов: У нас был доклад на эту тему, конечно, не в таких терминах. Он назывался: "Разработка аппаратной части для опорной высокоскоростной сети с учетом национальных особенностей электропитания". Это серьезная разработка - 12 узлов, дающих 100 мегабит.

Александр Костинский: И эти разработки вы разместили в Интернете?

Сергей Абрамов: Конечно, это все выложено - чертежи, конструкторская документация, схемы, платы, как и все разработки лаборатории "Ботик". Мы все размещаем в сети, иногда нас упрекают, что поздновато, но должен пройти период адаптации. У нас достаточный уровень ответственности. Пока мы не испытаем это здесь, на этой площадке, не убедимся, что нормально работает, не выкладываем в сеть. Радиус сети примерно 20 километров, она разветвленная, с циклами, то есть избыточными ребрами связи (если в одном месте порвут волокно, то сеть должна работать за счет дублирующего канала. Конечно, мы не даем стопроцентной гарантии. От волоконно-оптической магистрали дешевыми медными проводами идет разводка по домам, по учреждениям, а дальше от медной магистрали идет в квартиры 10 мегабит. В городе по такой схеме подключены две тысячи компьютеров. Внутри этой сети в первую очередь подчеркивается тесная связность региона. Стараемся ее обеспечить, хотя, конечно, не все идеально. На этой аппаратной базе, на этой платформе возникают эффекты о которых мы говорим - взаимодействие людей, проживающих на этой территории. Одно из самых серьезных последствий - возникновение внутреннего контента малого города. В силу того, что внешние каналы платные, а внутренние нет. Внутри мы можем сделать хорошие скорости и за него не нужно платить. Снаружи можно увидеть, что сорокапятитысячное население города создало ресурс, который по Яндексу (Яндекс - замечательный проект):

Александр Костинский: Мы его сейчас будем рекламировать?

Сергей Абрамов: Нет, просто у них есть такая штука, как Яндекс-цитирование. Это не клики, а насколько это интересно всей России. Город Переславль получил по Яндексу индекс цитирования - 1200. Мы вошли в первые пол процента российского Интернета. Это оценка города, а не лаборатории "Ботик". Настолько город Переславль интересен всей остальной России. Но внутри ресурсов, которых извне никто не видит, гораздо больше!

Александр Костинский: Почему?

Сергей Абрамов: Потому что внешний трафик платный. Внутри же мы создали оранжерейные условия. Причем, 1200 без учета сепаратистов. У нас есть сепаратисты, например Учком, они оттянули на себя 700 пунктов. Если сложить 1200 и 700, то получится очень серьезная цифра.

Александр Костинский: Вы с ними расправились, как подобает с сепаратистами?

Сергей Абрамов: Конечно, а чего Женя Патаракин в Америку сбежал? После проработки. Один из первых внутренних ресурсов сервер - Тауэр, который решал вопросы внутреннего контента города Переславля.

Александр Костинский: Вопрос студенту Олегу Браге, который поддерживает компьютерную сеть университета.

Зачем нужна Сеть в Университете города Переславля?

Олег Брага: Как это зачем? Сеть нужна хотя бы для того, чтобы студенты могли гораздо легче учиться.

Александр Костинский: Чтобы рефераты таскать из Сети?

Олег Брага: Нет, рефераты таскать из Сети это слишком узко.

Александр Костинский: Понял. Можно скачивать дипломы и диссертации.

Олег Брага: Можно и так, хотя в основном мы - компьютерный вуз, мы учимся работать на компьютерах. У нас вся работа и учеба заключается в том, что мы осваиваем компьютеры, а без Сети компьютер, честно говоря, уже ущербная машина. Мы многие курсы, собственно говоря, проходим через Интернет. Допустим, курс, который нам преподавал Евгений Петрович Лилитко. Все задания мы получали на специальном сайте и сдавали задания там же. Выполняем, отсылаем на сервер, а потом получаем результат - принято-не принято.

Евгений Лилитко: На самом деле, рефераты, дипломы, диссертации это тривиально - вчерашний день. Как вам понравится действующая "биржа труда", где "народ" заявляет, что такую-то задачу мне нужно решить, а кто-то предлагает: давай я тебе решу за две бутылки пива. Вот это все действует, работает и это гораздо интереснее, чем скачать реферат. Прямо во время экзаменов у меня ребята консультировались с другими ребятами, которые находились дома или где-то еще возле компьютера. Есть некоторое комьюнити, где они советуются друг с другом, обсуждают, как меня надуть, а я в это время спокойно, под чужим именем спокойно слушаю, о чем они говорят. Все нормально. Эти технические решения, например, общение прямо во время экзамена, это тоже результат, его надо уметь найти и реализовать.

Александр Костинский: Это из серии: "Костя, как слышишь? Прием".

Евгений Лилитко: Да, да. "Профессор - лопух".

Александр Костинский: Вопрос Анатолию Прохорову, исполнительному директору компьютерной фирмы "Стратегия".

Есть у вашей фирмы связь с университетом Переславля? Вы ощущаете, что город более сильно компьтеризирован, чем в среднем по стране.

Анатолий Прохоров: Он из-за этого уникален.

Александр Костинский: А это дает какое-то преимущество бизнесу?

Анатолий Прохоров: Бизнесу это дает постоянный мотивированный приток кадров из университета.

Александр Костинский: То, что ребята все время использует Сеть, их чем-то отличает от ребят из других городов или это позволяет их оставить здесь (не уедут в Москву)?

Анатолий Прохоров: Это дает следующее. Когда они вне Переславля, в Германии, Америке, они начинают понимать, что там этого нет и жизни такой нет. Люди привыкают к сети, которая есть в Переславле, как к само собой разумеющемуся, и они отказываются понимать, что где-то люди, в развитых странах сидят на модемах, локальной сети нет, а уж о десяти мегабитах и вообще речи нет. Это привычка, которая создает потом крайний дискомфорт, когда этой сети и этих возможностей нет. Это я вижу и по своим стажерам и работникам и вообще в целом.

Александр Костинский: Поехав в Германию, они убеждаются какая это глубокая провинция по сравнению с Переславлем.

Анатолий Прохоров: Совершенно верно. К сожалению, это так, потому что входит в такую привычку, что без этого жизни уже просто нет.

Александр Костинский: Вопрос Якову Зейдельману преподавателю университета.

Скажите пожалуйста, как вам кажется, что дает сеть города Переславля?

Зейдельман: Очень трудно сказать, что дает Сеть, потому что, честно говоря, я уже начал забывать как вообще мы жили без Сети. Она есть, мы в этой среде существуем. В том же университете, о котором мы говорили. Я не знаю является ли это свойством сети или свойством университета, который сам по себе уникален, но такого свободного сетевого общения студентов и преподавателей, насколько я знаю из общения с коллегами из других городов, больше нигде нет. Когда для студента, помимо межстуденческой биржи, о которой рассказывалось, вполне естественно в случае необходимости, когда у него возникает какой-то вопрос или проблема, он пишет электронное письмо своему преподавателю и получает ответ. Занимает это чаще всего считанные минуты, потому что этот самый преподаватель, находится ли он у себя дома, на рабочем месте в фирме "Стратегия" или в Институте программных систем, он скоре всего сидит перед компьютером, который настроен на постоянный прием почты, так как не надо звонить ни по какому модему. Пришло письмо от студента - проблема. Я немедленно ответил. Что это, свойство сети или свойство маленького университета, где всего пара сотен студентов и можно себе это позволить? При паре тысяч студентов у преподавателя в таком режиме не останется времени ни на что кроме ответов на студенческие письма.

Александр Костинский: Вопрос Евгению Патаракину, заведующему лабораторией дистанционного образования Uchcom Института программных систем.

Вы приехали сейчас из командировки в Соединенные Штаты, мы говорили, что переславские ребята, когда попадают в Германию, чувствуют, насколько Переславль "впереди планеты всей". Вы можете сравнить с Америкой?

Евгений Патаракин: Могу. Я не был в Германии, про нее мне трудно говорить.

Александр Костинский: О немецком отставании уже сказали, а теперь возьмемся за Америку.

Евгений Патаракин: В сравнении с Америкой мне не кажется, что Переславль какой-то уникальный город. По коммуникациям это совершенно нормальный американский город. Точно также как в Америке можно придти в любой дом и воткнуться в розетку и получить десять или сто мегабит, точно так же и здесь. Это хорошо, этот город на уровне американских стандартов.

Александр Костинский: Евгений Лилитко не согласился, что в Америке так же хорошо с Интернетом, как в Переславле, на что

Евгений Патаракин: ответил.

Евгений Патаракин: Я говорю о том, что видел, лишнего не говорю. Я был в маленьком городе Конкорд под Бостоном, он даже меньше, чем Переславль-Залесский, но он исторический город. Оттуда пошла американская революция: они там впервые прогнали англичан с моста. Сейчас там есть похожий на Переславль центр создания открытого программного обеспечения и они там думают о том, о чем в России еще речь не зашла, о том, чтобы образовательные продукты (программы и контент) были открытыми. Было ужасно интересно и приятно, что я из этого города попал в тот и примерно про то же самое думает руководство там и руководство здесь.

Александр Костинский: Что видится руководству рассказывает Сергей Абрамов.

Сергей Абрамов: Что я вижу, какие следствия из той инфраструктуры, которая построена? Персонально я работаю в среде, где не важна точка присутствия в городе. Из-за того, что сеть скоростная раньше, я использовал технологию разделяемых дисков. У меня был диск, где хранилась вся моя работа, переписка, текущие документы и я мог находится на рабочем месте. Когда подходит конец рабочего дня, стоит автобус, надо ехать домой, я бросал все как есть, приезжал домой и продолжал (после некоторого отдыха) работу с той же точки.

Александр Костинский: А бэк-ап (резервное копирование) было?

Сергей Абрамов: Бэк-ап - дело системного программиста. Звучала мысль, что не каждая школа может поставить у себя Веб-сервер (под любой платформой) с бэк-апом, гарантированным энергопитанием, оплатой системного программиста и т.д. В такой системе это решается просто. Пусть система телекоммуникаций "Ботик" возьмет сервис на себя за умеренную плату. Можно арендовать пространство, где гарантирован бэк-ап, электропитание, сидит это все на магистрали и это уже их головная боль обеспечивать инфраструктуру. Этим и надо пользоваться. Только так это решается. Каждое предприятие не может развернуть свой Веб-сервер. Раньше мы это называли - аренда www-пространства, после многих лет появилось слово веб-хостинг и т.д. Это разумно решать централизованно. Это более эффективное решение, чем, если каждый будет иметь эту головную боль у себя.

Александр Костинский: Вы не хотите, чтобы было как раньше в Китае, когда каждый плавил металл у себя на огороде.

Сергей Абрамов: Это не самый лучший способ. Какую мысль я хочу подчеркнуть, переходя к образованию, хоть сам я не имею отношения к контенту. На одной конференции была произнесена хорошая фраза. Кто-то рассказывал про технические решения, как у нас в "Ботике", мол, вот мы сделали такую-то железяку, так протянули провода, и это здорово работает. Ему задали вопрос: "А контент, ребята? Вы совсем не думаете про наполнение!" Он ответил: "Давайте я буду строить дороги, а танки по ним будут ездить или детские коляски это уже вопрос не ко мне". Давайте начнем с того, что построим хорошие дороги. На самом деле, вещи связанные. Если дороги хорошие, то:

Александр Костинский: По ним ездят танки?

Сергей Абрамов: Нет, танки проедут и по грязи. Не надо! С танками все в порядке - танки грязи не боятся. Как раз детские коляски очень придирчивы к качеству дорог. Поэтому мы строим дороги. Часто звучит тема - информатизация школ, информатизация школ. Мне помнится с чего начинался "Ботик", с РанНет (замечательная программа) - сеть для университетов России, потом появилась сеть для образования и высшей школы, потом появилась программа - сеть для выборов, потом - сеть для Газпрома, потом - сеть для Центробанка. В России огромная территория и две известных беды, так вот современные информационные дороги это основная беда, которая есть в стране. При этом каждый говорит: "В России нет денег для сети, для хороших информационных дорог, но при этом строится десяток дублирующих информационных магистральных систем. Если перейти на автомобильную терминологию, то построены автотрассы для высшей школы, отдельно для университетов, отдельно автострады для выборов, отдельно для Газпрома, отдельно для Центробанка, отдельно для военных и т.д.

Даже в Соединенных Штатах, я изучал этот вопрос, военные сети спецназначения - "глобальная оптическая инициатива" (оптика до поля боя), как устроена? Они арендуют магистральные каналы в единой гражданской сети, там же где идет наука, образование, выборы, там же где работает их "газпром" и их "центробанк" - федеральная резервная система.

Александр Костинский: Они наверное бедны. Россия богата, чтобы строить столько параллельных дорог.

Сергей Абрамов: Совершенно верно. Они бедные и у них маленькая территория и денег не хватает на то, чтобы покрыть эту территорию. Нашу территорию мы покрываем десять-двенадцать раз и потом говорим, что все дороги плохие. Если меня спросить: "Сколько денег нужно для подключения всех школ Переславля, но больше, чтобы туда никого не пускать, только школы?" Я скажу: "Очень дорого!" Если спросить Сколько денег нужно для подключения всех университетов?" Я скажу: "Очень дорого!" А может только коммерческие фирмы? Опять: "Очень дорого!" Если делать сеть для всех, то оказывается, что с точки зрения денег и технологий получается более гибкое пространство для решений, и такая сеть (сеть для всех) оказывается разумной по цене. И потом уже, возвращаясь на секунду к школе, если мы вернемся больше, чем на секунду, мы оттуда уже никогда не вернемся. Вот сидит кандидат педагогических наук, который мне прочистил мозги. Он мне сказал: "Сережа, образовательная сеть, которая содержит только школы, это маразм, потому что в учебниках педагогики с самого начала сказано, что в педагогическом процессе есть три стороны: первая - учитель, вторая -ученик (помнишь, как на августовском педсовете сказали, что третья -гороно? Нет!), третья - родители. Если мы построили сеть, которая связала школы (в ней отражаются результаты обучения школьников и используются принципы открытого образовательного процесса), если к этой сети неестественный доступ у родителей, то мы сделали дурацкую работу. Родитель должен быть в этой же сети. Дальше. Выпускник школы должен познакомиться с вузами, поэтому в этой сети должны быть вузы, выпускник школы должен познакомиться с предприятиями, если не хочет идти в вуз. Значит, здесь же должны быть коммерческие предприятия. Студент университета города Переславля делает курсовую на заводе "Лит", должны эти два предприятия тесно связаны? Должны. Или он работает в Институте программных систем, который не имеет к образованию никакого отношения, это академический институт, но у студента базовая кафедра в институте. Должны быть они в одной сети? Должны. В конце концов, когда мы все это говорим, когда продумываем все взаимосвязи, которые просто есть в жизни, то понимаем, что нет такого понятия - "система образования", есть понятие "Российская Федерация". Сеть с ограниченной политикой, что это такое? Это сеть в которой эти имеют право работать, а те нет. Это - чушь, так не бывает, вернее не должно так быть.

Александр Костинский: Вы считаете, что успех сети Переславля в том, что это быстрая сеть для всех?

Сергей Абрамов: Совершенно верно. Отсутствие сетевой политики - наша политика. К нам может обратиться любое предприятие, любой человек и без всякой политики, на разумных стоимостных основаниях он будет включен в нашу сеть.

XS
SM
MD
LG