Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамблер - попытка слияния ТВ и Интернета


Александр Костинский: Один из самых крупных игроков на поле русскоязычного Интернета холдинг Рамблер (Rambler) www.rambler.ru . В переводе с английского rambler - бродяга, странник. В холдинг входит поисковая машина, каталог самых посещаемых ресурсов ТОП-100, бесплатные электронные почтовые ящики, интернет-магазин и много чего еще. В этом году начался, может быть, самый крупный совместный проект Рамблера - Рамблер-ТелеСеть. Канал Рамблер ТелеСеть задуман как первый познавательный канал. Как намерены взаимодействовать в рамках проекта телевидение и Интернет расскажут Генеральный директор Рамблер ТелеСеть Сергей Савушкин и зам. генерального директора компании Рамблер Иван Засурский.

Иван Засурский: Во-первых, необходимо сказать одну важную вещь про Интернет. Интернет - это коллективный разум.

Александр Костинский: Сильно сказано.

Иван Засурский: Но это правда.

Сергей Савушкин: Абсолютная.

Иван Засурский: Это настолько просто, что просто дух захватывает.

Александр Костинский: А что такое "коллективный разум"?

Иван Засурский: Коллективный разум - пространство, в котором все знания находятся одновременно. Они доступны, к ним можно подключиться, и можно принять участие в их развитии и формировании.

Александр Костинский: Тогда стоит уточнить, что Интернет - это будущий коллективный разум, судя по тому, сколько в нем качественной информации, а сколько не очень.

Иван Засурский: А как вы можете это узнать? Ваш опыт никогда не позволит вам определить, сколько информации находится в Интернете, потому что вы никогда не сможете испытать просто физически даже 0,01% того, что там есть.

Александр Костинский: Не согласен. Это делается легко. Я не могу опросить все население страны, но для того, чтобы иметь представление о том, что в ней происходит, мне достаточно опросить специально вразброс подобранных 5 тысяч человек. Ну, хорошо, 10 или 20 тысяч человек (это репрезентативная выборка). То же самое и в Интернете. Вам достаточно по своей отрасли посмотреть 20-30 основных ресурсов, и вы получите очень хорошую картину того, что там происходит.

Иван Засурский: Но если вы там появляетесь, то это означает, что среда, система изменилась. Если вы становитесь активным, вносите свой вклад, то тогда вместо того, чтобы воспринимать ситуацию критически, "ах, коллективный разум такой слабый", вы просто его своим появлением формируете. Поэтому мы всегда и говорим, что очень важно включаться, потому что главное отличие Интернета от других медиа состоит в том, что Интернет не приемлет пассивное поведение. Если с телевизором это - ОК, вы сидите и ничего не делаете, едите чипсы, а там что-то происходит, то в Интернете так нельзя. Потому что тогда вы будете идти от одной рекламы к другой. Кто-то за вас построит ваш путь. Вы никогда не сможете ничего найти, потому что вы не будете ничего искать. В Интернете это бессмысленно, в Интернете поведение человека совершенно иное. Интернет - это поход. Даже, если у вас нет никакой конкретной миссии, вы все равно должны совершать некоторые действия, чтобы двигаться дальше. И, что самое интересное, если у вас есть какое-то желание и вы способны его сформулировать, то я могу вам гарантировать, что вы, скорее всего, его удовлетворите. Вы получите эту информацию или намек на нее, или информацию, где взять нужную информацию, или, наконец, информация о человеке, который владеет этой информацией. Так или иначе, через коллективный разум вы можете "сыграть". Иногда бывает так, что через коллективный разум вы можете действовать.

Сергей Савушкин: Хотел бы добавить. Если Интернет это поход, то Рамблер это "Бродяга" в полном смысле этого слова.

Александр Костинский: Бродяга - просто перевод английского слова rambler.

Иван Засурский: Мы спорим. Я говорю, что Рамблер это - странник. А мне с нажимом - бродяга. Нужно иметь ввиду, что для Сергея, как настоящего путешественника, это чисто биографическая вещь.

Александр Костинский: Бродяга и путешественник это одно и то же. Как в науке, когда спрашивают, кто такой ученый? Академик Арцимович когда-то очень хорошо ответил: "Это человек, который удовлетворяет свое любопытство за счет государства". Так и здесь. То ли человек любит бродяжничать и поэтому он путешествует и хорошо, если за это ему платят деньги, то ли наоборот, ему платят деньги и он путешествует.

Сергей Савушкин: Рамблер - это образ жизни.

Александр Костинский: А зачем тогда нужно телевидение?

Иван Засурский: Потому что людям нужно телевидение. Рамблер-телесеть - познавательный канал. Самое главное в нашей концепции то, что телевидение у людей похищает время. Они ничего не делают, а им кажется, что что-то происходит, а на самом деле ничего не происходит. Люди находятся в какой-то грезе, "сны в полдень". При этом, что самое страшное, эти "сны в полдень" ничего не дают. И поэтому наша основная стратегия сделать время, проведенное за телевизором временем обретенным, чтобы человек узнавал что-то полезное, чтобы знаний становилось больше.

Сергей Савушкин: Это действительно основа концепции нашего телеканала. Рамблер-телесеть это не только сеть телевизионных станций, а именно -- ТелеСеть. Теле и Сеть с большой буквы. Это объединение возможностей телевидения и Интернета. Объединение происходит стремительно и с каждым днем его становится все больше и больше. Оно выражается в конкретных продуктах. Мы надеемся, что скоро вообще произойдет слияние ТВ и Интернета - уже виден горизонт. На нашем канале мы стараемся реализовать сегодняшние возможности Интернета и телевидения. По мере продвижения технологий возникают конкретные программные продукты, которые будут полезны и пользователю Интернета и зрителю. Поэтому мы, на самом деле, стараемся объединить эти аудитории, которые сейчас не пересекаются, как две параллельные траектории.

Александр Костинский: Почему? Те, кто ходит в Интернет, разве не смотрят телевизор?

Сергей Савушкин: Практически - да.

Иван Засурский: Те, кто по настоящему ходит в Интернет, те, кто находится в состоянии пробужденности, в состоянии "коллективного разума", погружаются в ТВ ненадолго, чтобы, может быть, снять стресс на 15-20 минут, потому что они хорошо знают как быстро идет время.

Александр Костинский: У нас вообще-то передача про Интернет и цифровые технологии и мы все время их пропагандируем, а тут я начинаю выступать как защитник ТВ. Объясню почему. Я сам ТВ смотрю мало, но не могу не признать, что по ТВ можно посмотреть много хороших, интересных передач с точки зрения познания. Что такое познание? Если человек гораздо больше вас знает и вам это интересно, то вы готовы его слушать. Интерактивным вы можете стать в той области, в которой вы что-то понимаете, иначе эта интерактивность будет фактически белым шумом, а белый шум в Интернете составляет 60%-90%.

Иван Засурский: Знаете, Александр, вы не имеете никакой возможности посмотреть какое количество идиотизма и непонимания возникает в голове у обычного ТВ-зрителя, потому что он никогда об этом не говорит.

Александр Костинский: Почему? Все это можно увидеть, если посмотреть на то, что говорят люди в Государственной думе.

Иван Засурский: Да, такая маленькая фокус-группа.

Александр Костинский: На ваш оптимизм по поводу Интернета и "коллективного разума", приведу данные по США. В Америке 80% семей имеют компьютеры, то есть, 80% людей имеют дома доступ в Интернет каждый день. С телевизорами там тоже все хорошо. И вот что показывает статистика. В 1995 году на одного человека в год приходилось в среднем в США 1580 часов просмотра телевизора, а выхода в Интернет было 5 часов, то есть человек посещал Сеть 5 часов в год. В 2005 году по прогнозу телевизор будут смотреть 1679 часов в год, то есть больше, хотя, казалось бы, Интернет должен отобрать у ТВ время. В Интернете предположительно в 2005 году средний человек будет находиться 195 часов. Получается, что несмотря на огромное развитие Интернета (США в этой области лидер), ТВ не сдает свои позиции.

Иван Засурский: Я хочу внести коррективы в то, что вы говорите. Когда я жил в Олбани под Нью-Йорком, то моя домохозяйка, ирландская тетушка лет пятидесяти, круглые сутки

Александр Костинский: Сидела в Интернете?

Иван Засурский: Нет, смотрела специализированный канал, по которому показывали фондовый рынок, потому что она играла на бирже.

Александр Костинский: Она была серьезным игроком?

Иван Засурский: В Америке таких людей очень много. Это значит, что для нее просмотр телеканала и игра на бирже фактически вариант интерактивного поведения. Это для нее даже более удобно, чем Интернет. В чем фишка Интернета? Интернет дает бесконечное многообразие каналов информации с большим разнообразием возможностей обратной связи. В ее конкретном случае ей Интернет просто не нужен, потому что в Америке очень много ТВ каналов (50-100 в каждом доме) и есть специальный канал для ее главной потребности, потому что она любила и очень хорошо играла на бирже. У нее был телефон, по которому она проводила финансовые операции и телевизор, который работал круглые сутки. Вот это, с одной стороны, все ваши часы просмотра. С другой стороны эта статистика не правдива, потому что нельзя сравнивать несоизмеримые вещи ТВ и Интернет. ТВ это приемник. Нужно сравнивать ТВ и компьютер, потому что компьютер первичен, подключен он к Сети или нет. На самом деле за компьютером сидят гораздо больше, чем бывают в Интернете и компьютер дает Интернету всю функциональность. Интернет, когда вы работаете за компьютером, может быть, нужен вам не так часто, но он вам нужен всегда. Когда вы смотрите ТВ, то вы можете отвернуться, поговорить с кем-то, все равно это время вам засчитывается как время просмотра, никто же не следит отвлеклись вы или нет. Также и с компьютером. Вы пишите какой-то документ, если у вас выделенная линия в компании, то вы все время в Интернете. Вы документ подготовите, а потом пошлете, но это время почему-то не засчитывается Интернету. Реально, статистика прямо противоположная. Все работающие люди сидят за компьютером от 8 до 12 часов в день. Это бесконечно больше, чем то, что имеет ТВ.

Александр Костинский: Вы хотите сказать, что по крайней мере время распределяется 50% на 50%, то есть средний американец проводит за компьютером восемь часов в день.

Иван Засурский: Есть средний американец, который работает, а есть домохозяйка, дети школьного возраста, которые не обязаны ходить в офис и сидеть перед компьютером. Поэтому 50% на 50%. А для тех, кто работает, для меня, например, это 95% на 5%. 95% - компьютер, 5% - телевизор.

Александр Костинский: Но тогда должен снизиться время просмотра телевизора.

Иван Засурский: Оно не должно снизиться.

Александр Костинский: Почему, это происходит в разное время?

Иван Засурский: Во-первых, в разное время, во-вторых, это разные группы людей, а, в-третьих, чем больше растет общество, чем дальше развиваются социальные процессы, тем больше роль медиа. Внимание, которое люди раньше уделяли друг другу теперь уделяется медиа. Поэтому роль медиа будет расти. Но вы, наверное, не знаете других цифр, они тоже интересны.

Александр Костинский: Расскажите о них, пожалуйста.

Иван Засурский: В России как раз ситуация немного другая. Я знаю, что Интернет начал убивать газеты, вообще-то и ТВ - тоже. Среди тех, кто активно пользуется Интернетом просмотр ТВ-программ вообще сходит на нет (это я и по себе знаю), но также падает время чтения газет. Ведь в Интернете много информации и часто там представлены те же самые газеты. Что удивительно и тоже очень важно, растет время, уделяемое журналам. Специализированные источники информации начинают убивать массовые - газеты и ТВ, которые сделаны для всех, под общий знаменатель. Журналы - "Охотник и рыболов", "Автолюбитель". Это определенный уровень специализации. То же самое в Америке. Почему такие большие цифры просмотра ТВ, почему они продолжают расти? Не потому что все смотрят NBC или ABC, шоу Фила Донехью. Эти каналы фактически потеряли свою власть. Центрального ТВ в Америке нет. Рост идет за счет каналов Discovery, TechTV, за счет исторических, приключенческих каналов, за счет каналов специализирующихся на фондовом рынке, о котором я говорил. Моя ирландская хозяйка как сумасшедшая целый день и круглые сутки смотрела этот канал. Вдруг упадет какая-то технологическая компания и сгорят ее деньги.

Александр Костинский: Вам попалась азартная женщина.

Сергей Савушкин: Тебе, Иван, повезло. Я думаю, что в Америке большинство таких азартных женщин и мужчин.

Александр Костинский: Не в этом ли секрет их успехов? А то у нас принято все время ругать американцев за недалекость, но если посмотреть количество людей, которые получают нобелевские премии, их огромные финансовые ресурсы. Странно, в России о них говорят как о людях недалеких, и, понятно, кровожадных, но получается, что они контролируют при всей своей недалекости такое количество ресурсов (появившись 200 лет назад), что вообще-то возникает вопрос, а почему так получилось?

Иван Засурский: Я вам скажу, что Интернет это американская вещь. Интернет позволяет понять почему происходит так, как вы говорите. Это абсолютный индивидуализм, с одной стороны, опора только на свои силы, с другой стороны, именно из-за этого крайнего индивидуализма максимальное желание социальной интеграции, участия. Но участия не по нашему, когда ты просто маленький винтик в системе или маленький человечек в толпе, которая тебя куда-то несет, а сознательное участие, когда ты понимаешь куда ты идешь, ты понимаешь зачем тебе нужно встречаться с этими людьми, ты понимаешь зачем тебе думать на эти темы, зачем тебе это делать. Вот этот фактор осознанного индивидуального действия это и есть то, что есть в Интернете. Помните, когда я говорил, что пассивное поведение в Интернете невозможно. То, что я понял для себя, в Америке пассивное поведение невозможно. В России есть такое ощущение, что даже если ты ничего не делаешь, все равно что-то происходит, а в Америке такого нет. Если ты ничего не делаешь, то буквально ничего и не происходит.

Александр Костинский: То есть, нужно все время плыть против течения.

Иван Засурский: Не обязательно - против, можно - по, но нужно плыть.

Александр Костинский: Даже если плывешь - по, то обгоняют, те кто плывет.

Иван Засурский: А, нет соревнования. Ошибка думать, что так много значит соревнование. Соревнования нет, есть взаимодействие. Понимаете, это бесконечное разнообразие и никакое обобщение невозможно. Когда люди пытаются что-то сказать про Интернет - "Интернет это...", меня сразу режет по сердцу, потому что я знаю, что нельзя обобщить.

Александр Костинский: Это все равно, что сказать: "Телефон это...". По телефону могут вестись высокоинтеллектуальные разговоры, а можно спросить сколько стоит колбаса в соседнем магазине.

Иван Засурский: Не совсем все-таки так. Это даже больше. Это означает, что там одновременно присутствует все.

Александр Костинский: Многое.

Иван Засурский: Многое, но это значит, что все зависит от вас, потому что от того какой выбор вы делаете, какой путь вы себе выбираете, ровно это вы и находите. У каждого свой Интернет. Это не шутка, потому что Интернет, как жизнь. Ты здесь пошел по этой ссылке, здесь тебе захотелось поискать вот это, здесь ты нажал на этот баннер. Ты сам можешь делать выводы - "Интернет это..." На самом деле это твой Интернет.

Александр Костинский: При всей замечательности Интернета, при том, что это коллективный разум, вдруг интернетовский Рамблер идет в отжившее, примитивное, одурманивающее - сон посреди белого дня - телевидение. Зачем?

Сергей Савушкин: Видимо затем, что не отжившее.

Иван Засурский: Несет свет.

Александр Костинский: Понятно. Преобразование световой энергии.

Сергей Савушкин: Я бы на самом деле не хоронил ТВ каналы для всех.

Александр Костинский: Я бы похоронил, с удовольствием, но они не умирают.

Сергей Савушкин: Хоронить их не надо, они были, есть и будут, потому что все равно основная масса зрителей будет смотреть эти каналы. И, слава богу, что они есть, потому что на их фоне будут возникать специализированные каналы. Их будет много. На Западе, не только в Америке, но и в Европе таких каналов много и они только доказывают, что в России давно созрела ситуация для них. Мы и сами видим, что есть канал "Спорт", есть музыкальные каналы, как MTV, МузТВ. То, что затеял Рамблер - первый познавательный телеканал в России - тому подтверждение.

Александр Костинский: Первый специализированный канал? Ведь познавательные передачи есть и на других каналах.

Сергей Савушкин: Естественно. Слава богу, что есть познавательные передачи на других каналах.

Александр Костинский: Как и спортивные.

Сергей Савушкин: Как и спортивные, но все равно людям не хватает каналов. Если посмотреть те же измерения телесмотрения, то, когда одновременно на разных каналах Шварцнегер соревнуется со Сталоне, почему-то увеличивается доля спортивного канала. Просто есть часть зрителей, которые не хотят смотреть ни на того, ни на другого. Выбора нет, и они выходят просто на другое смотрение.

Александр Костинский: Вы считаете, что они придут к вам?

Сергей Савушкин: Они придут потому что это другое ТВ. Помимо аудитории, которая все равно придет, она хочет смотреть познавательное ТВ, на телеканал еще придет аудитория, которая не хочет смотреть имеющиеся каналы, он хочет смотреть "другое". Это "другое" мы и предоставляем на рынок.

Александр Костинский: Насколько важна сфокусированность? На заре телевидения никто не помышлял, что будет, например, исключительно спортивный канал.

Иван Засурский: Теперь их два.

Сергей Савушкин: Что вы называете "зарей телевиденья"?

Александр Костинский: Я говорю, конечно, об Америке, Европе. Очень многие модели ТВ-бизнеса были придуманы и опробованы там. Был момент, когда никто не верил, что хоть один специализированный канал выживет, ну, просто потому, что трудно предположить, что люди будут смотреть один спорт. Сама идея специализации была важной. Сейчас все говорят, что, например, каналы должны быть нет просто развлекательными, а развлекательно заточены на совершенно определенную аудиторию. Я, посмотрев, вашу программу передач вижу, что у вас очень широкий диапазон. Он всегда будет таким или сейчас только стадия формирования и поиска формата?

Сергей Савушкин: Да, стадия формирования. На самом деле это начальный этап, канал выходит на рынок, мы сами стараемся понять потребности пользователей, мы внимательно слушаем рынок - что он хочет смотреть, чего не хочет. Это может быть и неправильно потому что, если рынок не видел этого товара, то он его и не хочет.

Александр Костинский: Если видел ботинки только фабрики "Большевик", то они самые лучшие.

Сергей Савушкин: Да.

Александр Костинский: Мне кажется важным то, что вы сказали, потому что это означает вести за собой рынок. Реально на российском телевидении мы не находим такой позиции. Их политика, грубо говоря, пристройка к зрителю снизу.

Сергей Савушкин: Это лукавство, абсолютное лукавство больших наших братьев, когда они говорят, что зритель этого хочет. Все каналы ведут за собой зрителя, все каналы формируют аудиторию, формируют спрос. Это просто аксиома. Естественно, мы тоже будем формировать свою аудиторию, мы тоже будем вести, мы будем внедрять новые ТВ-форматы. Приживутся они или не приживутся, это покажет исследование и опыт, но мы надеемся, что приживутся. Поэтому в содружестве с интернет-холдингом Рамблер, нашим старшим братом и партнером мы просто будем разрабатывать новые форматы, потому что существует пласт форматов, которых нет в мире. Есть попытки, есть технологические разработки в Интернете, в обучающих программах, есть попытки совместить разные жанры, включая образовательные программы.

Александр Костинский: То есть, у вас будут не только познавательные, но и образовательные программы. Ваш лозунг - "Первый познавательный канал в России", а теперь вы говорите, что будете двигаться также в образовательную сторону, если я правильно понял.

Сергей Савушкин: Образовательный элемент, безусловно, будет на нашем телеканале, но мы постараемся сделать его не сухими лекциями, хотя если с самого начала и не получится, то будем двигаться постепенно. Но мы хотим, чтобы появлялись образовательные программы в разных жанрах, может быть в привычных жанрах смотрения. То, что телезритель уже способен принять. Ему гораздо сложнее принимать какие-то экспериментальные формы. У нас есть формат, который пойдет на нашем канале это Sitcom World - образование через смех, через улыбку. Зритель готов воспринимать эти жанры: мелодрама, детектив. У нас пойдут замечательные детективные сериалы, но это будет медицина. Сериал о достижениях в медицине через детективные истории. Они по жанру привычные для аудитории. Мы знаем какие инструменты увлекают зрителя, что он хочет смотреть, таких жанров немного. Но тема может быть любой, фон может быть любым, герои могут быть любыми. Поэтому, оставляя за собой общепринятый жанровый инструментарий, которым мы тоже будем пользоваться, все-таки будет настойчиво продвигать нашу тематику.

Александр Костинский: Говорил генеральный директор Рамблер ТелеСеть Сергей Савушкин, также в программе участвовал заместитель генерального директора компании Рамблер Иван Засурский. В следующей передаче Седьмой континента мы продолжим разговор о взаимодействии телевидения и Интернета.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG