Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамблер - попытка слияния ТВ и Интернета-2


Александр Костинский: Сегодня мы продолжим разговор о проекте создания Первого познавательного российского телеканала Рамблер ТелеСеть. Холдинг Рамблер (Rambler) www.rambler.ru один из самых крупных игроков на поле русскоязычного Интернета. Создатели канала надеются объединить в одном проекте преимущества Интернета и телевидения. Об этом рассказывают Генеральный директор Рамблер ТелеСеть Сергей Савушкин и зам. генерального директора компании Рамблер Иван Засурский.

Сергей Савушкин: Рамблер ТелеСеть выходит через спутник на всю территорию России.

Александр Костинский: И не только России?

Сергей Савушкин: Конечно, гораздо шире, чем Россия. Это страны СНГ, Балтия, Азия, Япония, Израиль, часть Европы.

Александр Костинский: Это геостационарный спутник?

Сергей Савушкин: У нас уже сейчас официальные отношения примерно с 350 партнерами в разных городах во всех регионах России.

Александр Костинский: Вы существуете год?

Сергей Савушкин: Нет, как Рамблер ТелеСеть мы существуем полгода с 1 января 2003 года. В новогоднюю ночь началось вещание. Но столько же, а может быть и больше, у нас партнеров, которые не оформили с нами отношения. Поэтому мы не можем совершенно точно сказать вам где нас смотрят, но мы периодически проводим различные ТВ-проекты (викторины, конкурсы), с обратной связью и получаем письма из тех мест, где у нас нет партнеров, но зрители нас там смотрят. Это дает нам право полагать, что аудитория гораздо шире, чем официальное покрытие контрактами. Сейчас примерно 28 миллионов человек, которые потенциально могут нас смотреть. Это конечно не означает, что они нас смотрят, мы только-только выходим на рынок. Еще много проблем начального периода. Мы не можем сейчас охватить многих из них, в силу разных объективных причин, например, отсутствие Москвы. Это главная объективная причина.

Александр Костинский: У вас пока нет лицензии на вещание в Москве?

Сергей Савушкин: Да, и у нас нет партнера, который мог бы транслировать наш сигнал. Нас в Москве конечно же локально смотрят люди, которые имеют тарелки или пользователи небольших кабельных сетей, но это пока нельзя называть московским смотрением. Поэтому мы не можем включить в полном объеме программный продукт, который у нас есть. А это уникальные, эксклюзивные вещи, которые предоставлены на территории России только нашему каналу, но сейчас выдавать это в эфир считаем преждевременным. Мы ждем нового сезона и надеемся, что в будущем году у нас появится Москва и тогда уже мы будем во всеоружие и данный продукт появится в эфире.

Александр Костинский: Это просто связано с окупаемостью эфира, рекламой?

Сергей Савушкин: В принципе, да. Существует бизнес-план и мы ему следуем. Москва основной рекламный рынок в стране.

Александр Костинский: Москвы нет и много потенциальных денег вы не получаете?

Иван Засурский: Можем тратить гораздо меньше.

Сергей Савушкин: Да, да. Мы не можем себе позволить, скажем, большего "промо", лучшего программного продукта, потому что он более дорогой, не можем себе позволить просто по бизнес-плану, хотя у нас есть возможности и разработки, производить уникальные интерактивные вещи, связанные с Интернетом. Это затраты, которые будут окупаться с появлением Москвы.

Иван Засурский: У нас как раз сегодня с Сергеем будет встреча с продюсерами, где я буду пытаться доказать, что уже можно начинать.

Сергей Савушкин: Но, тем ни менее, то, что мы показываем, абсолютно конкурентоспособный, качественный продукт. Мы не показываем сейчас продукцию класса W, нет, у нас достойная сетка, мы на данном этапе определяем нишу, пытаемся тематически обозначить для зрителя наш программный продукт: "Мы будем говорить об этом, об этом и об этом". Запланирован образовательный сегмент, программы по высоким технологиям, определенные фильмы ими мы обозначаем то, что не будем показывать. Не будет политики, не будет аналитики, не будет общественно-политических программ. Это не наш формат.

Александр Костинский: Но научная аналитика, наверное будет?

Сергей Савушкин: Да, я сейчас говорил о политической аналитике. Информационные жанры будут специализированными новостями: новости высоких технологий, науки, туризма.

Александр Костинский: Наверное, будут фильмы о животных?

Сергей Савушкин: Конечно, может быть не в той пропорции, в которой они существуют на больших каналах, мы все-таки Рамблер, и об этом помним всегда! У нас есть технологические особенности и свои задачи. Поэтому в вашей передаче мы присутствуем не зря, потому что продвижение Интернета в России нас тоже интересует. Мы прекрасно понимаем, что сегодня несоизмеримые цифры пользователей ТВ и Интернета и, несмотря на весь пафос Ивана, я склоняюсь к тем цифрам, о которых вы говорили.

Иван Засурский: Сергей Владимирович, вы работаете на телевидении, это неудивительно!

Александр Костинский: Не надо! Мы "истину ищем", а не хвалим те места, где работаем.

Иван Засурский: А вы работаете на радио. Прекратите это давление на Интернет.

Александр Костинский: Не надо обижать радио. 95% людей в машинах слушают радио и от этого никуда не уйти.

Сергей Савушкин: Я бы сказал 100%.

Иван Засурский: Ура!

Сергей Савушкин: Но я должен сказать, что аудитория растет постоянно, ежедневно.

Александр Костинский: Ваша аудитория?

Иван Засурский: И наша и Интернета и ТВ.

Сергей Савушкин: Мы работаем на будущее, на перспективу. Наша аудитория, наши зрители и пользователи прирастают каждый день, не по дням, а по часам.

Иван Засурский: Действительно, это не шутка. Рамблер это больше, чем поисковая система. Это не просто функциональная вещь. Это достаточно долгосрочный проект по социальной инженерии. Это проект попытки упрощения, сортировки и формирования такого интерфейса, такой возможности работать со знанием, содержащимся в Интернете, которая сделает это максимально простым, понятным и легким, потому что сейчас Интернет действительно быстро растет, называют цифру от 6 до 11 миллионов пользователей. И он продолжает расти. И чем больше людей приходит, тем больше знания оказывается в этом коллективном разуме. Как же так, вроде бы там люди занимаются всякой ерундой, говорят о какой-то фигне, ничего серьезного там не найти. Нужно понимать, что это коллективное взаимодействие сознаний происходит на всех уровнях: на уровне высоколобых интеллектуалов, на уровне физиков, которые разрабатывают новые уравнения, на уровне интернет-аналитиков, которые анализируют куда идут какие аудитории и что сейчас интересно людям, на уровне домохозяек, которые обмениваются рецептами, на уровне детей, которые делятся паролями от компьютерных игр и посылают друг другу уровни - кто куда прошел. Это бесконечное разнообразие. Если вам какая-то вещь кажется глупой или бессмысленной, то часто выясняется, что вы не знаете контекста, в котором она играет роль, вы не являетесь частью той аудитории.

Александр Костинский: Правильно, те же детские сайты, чаты не обмен знаниями, а форма социализации. Когда мы были в их возрасте и не было Интернета, то сидели на лавочках и говорили вроде бы не о чем. Это проблема социализации и выстраивания статусов внутри детских групп. Здесь люди не делятся знаниями. Их функция вполне понятна.

Иван Засурский: Конечно, здесь все будет очень сложно. Всегда против того, что кажется интересным, позитивным есть множество аргументов, но прелесть Интернета в том, что если вы трудный ребенок и сидите во дворе и пьете пиво с друзьями, то каковы шансы, что вдруг что-то произойдет и в вашу жизнь войдет что-то новое, интересное, необычное, любопытное? Если вы трудный подросток в плохом районе шансы эти равны нулю, потому что выглядите вы так, что к вам не подойдет какая-нибудь приятная девушка, которая могла бы вас просветить. Привычки у вас скорее всего мерзкие поэтому вы с правильной информацией не встречаетесь.

Александр Костинский: А тут Интернет?

Иван Засурский: А в Интернете есть хотя бы шанс, даже если вы совсем никудышный, что случайно увиденное вас заинтересует. Может быть вы сделаете хотя бы шаг в эту сторону. Здесь барьер намного меньше. В Интернете есть позитивный потенциал. Он возникает из-за того, что так легко с одной колеи перескочить в другую. Можете мое предсказание потом использовать, и мы его обсудим через пару лет - сбылось или нет. Я считаю, что подростки 13-16 лет через десятилетие, а может и раньше, станут одной из наиболее активных и наиболее важных групп и, возможно, одной из наиболее высокооплачиваемых, не везде, а в некоторых сферах. Потому что после того, как происходит демонтаж некоторых барьеров, уже не так важен диплом. Это сейчас происходит в хакерстве, в каких-то контркультурных вещах, в которых люди за счет свежести восприятия могут сделать гораздо больше, гораздо быстрее. Я вам рассказывал реальную историю про 15-летнего человека, который консультировал крупные корпорации по юридическим вопросам, кто-то его вывел на чистую воду, потом все радовались - ха, ха, ха, вот он мошенник! А он не мошенник, он давал реальные советы, помогал, люди делали то, что он говорил и платили ему деньги. Да, у него нет "корочки", диплома, но он достаточно накопил знаний, он был достаточно открыт для того, чтобы его быстро усвоить и за счет этого смог сделать очень много. Поэтому, мне кажется, что у молодежи будет новая возможность ускоренной социализации через дела. Это мне кажется захватывающим.

Александр Костинский: А какова в этом роль телевидения, Рамблер ТелеСеть? Насколько я понимаю, пока эта связка, кумулятивный эффект взаимодействия ТВ и Интернета где-то в будущем. Поэтому сейчас у вас, наверное, стадии роста, когда просто надо сделать эфир.

Иван Засурский: Неправильно, нам не нужно давать скидки.

Александр Костинский: Нет?

Иван Засурский: Нам не нужны скидки. Мне кажется, что у нас все очень хорошо. Сейчас это просто интерактивные проекты, когда мы делаем какой-то сайт, какие-то программные функции выносим в Интернет. По большому счету, Сергей Владимирович не даст соврать.

Сергей Савушкин: Не дам.

Александр Костинский: Не давайте.

Иван Засурский: По большому счету, важная роль вынести за узкие пределы интернетчиков информацию о том, что это такое. Информацию не только конкретно об Интернете, хотя пропаганда Интернета тоже очень важна, но и информацию о знании, которое есть в Интернете.

Сергей Савушкин: Мы, на самом деле, пытаемся создать площадку, на которую придут те самые люди, которые могут это сделать. Они есть, но нет места, где они могут приложить свои силы. Действительно, не нужно никаких скидок. Мы сейчас способны предложить программный продукт, который в силу технических особенностей сегодняшнего дня, народ просто не сможет понять, посмотреть. Телевизоры не обладают определенными приставками или приставки эти очень дороги. Кабельные сети еще малоразвиты, не обладают пропускной способностью, для обратной связи Мы технически можем сделать такой эксперимент и показать, что все это будет так работать. Все эти наработки есть, форматы известны, даже персонально известны люди и с рядом фирм проведены переговоры, но не дозрела общая рыночная ситуация. Мы создаем некий парниковый эффект, чтобы она вызрела. Я уверен, что все это произойдет в ближайший год, по крайней мере, в крупных городах страны все это будет готово и появится новый продукт. До этого большая часть этого слияния находится на территории Интернета, потому что это просто физически сейчас доступно пользователю Сети. Поэтому с сентября каждая наша программа будет иметь свой сайт, появится поиск в эфире и Интернете по ключевым словам. Все это будет объединено, будут технологические штучки, которые зритель и пользователь увидит и будет применять. Для этого ему нужно будет сидеть в Интернете, работать, это может быть днем, либо в эфире. Будет много объединяющих моментов. Такой инструментарий мы сейчас разрабатываем. Мы можем вернуться к нашему разговору в октябре и мы вам какие-то вещи продемонстрируем.

Александр Костинский: Произошла еще одна важная вещь, она, может быть, достаточно утилитарна, но научно-популярное сообщество, судя по вашим пресс-конференциям, очень оживилось. Центрнаучфильм, Леннаучфильм - у нас же в Советском Союзе (кроме художественного кино, которое при всех понятных оговорках, было в лучших проявлениях достаточно сильным) - было сильное научно-популярное кино, как и вообще очень сильна была научная популяризация. Пожалуй урон, который понесла эта отрасль, также как научно-популярное книгоиздание и кинопроизводство был наибольшим. Если говорить грубо попсовые жанры (к ним нет никакого пренебрежения, они нравятся и нужны людям в определенное время, в определенной обстановке), абсолютно вытеснили более содержательные жанры и вымыли многих людей из этих, гораздо более сложных и тонких отраслей. Мне кажется, что эта утилитарная функция вашего ТВ, которая, на первый взгляд, не имеет каких-то заоблачных перспектив, коллективного разума, может восстановить нормальную ситуацию, которая должна быть и существует сейчас на Западе, когда так сильны и смотрятся ТВ-каналы о современной технике, о путешествиях и приключениях, науке. Это, возможно, восполнит пробелы, которые образовались в течение этих 14-15 лет.

Сергей Савушкин: Я с вами согласен. В том, что вы сказали ключевое слово - нормально. На самом деле, то что мы делаем является индикатором нормальной жизни. Я надеюсь, что революционный этап развития нашей страны, моей страны, закончен, что мы перешли к нормальной жизни или точнее, переходим и сейчас становятся востребованы атрибуты нормальной жизни.

Иван Засурский: Да, нормальные вещи, позитивные, по честному.

Александр Костинский: Долгосрочные?

Сергей Савушкин: Да, знание, образование. Слов может быть много, но суть понятна. Это все мы собираемся аккумулировать в телеканале Рамблер ТелеСеть. Поймите, это не только рекламная вставка, так оно и есть.

Александр Костинский: Будем надеяться, что это будет реализовано.

Сергей Савушкин: Эта внутренняя позиция всего нашего коллектива. Слава богу, сохранились люди, профессионалы, которые этим занимались до революции.

Александр Костинский: До семнадцатого года.

Иван Засурский: До 91-го наверное.

Сергей Савушкин: Не все развалилось, слава богу, сохранены архивы, сохранены люди, что очень важно.

Александр Костинский: Там еще что-то осталось?

Сергей Савушкин: Все осталось. Сохранен опыт. Более того, в Питере, по моему, еще есть мастерская, где готовят кинорежиссеров научно-популярного кино, что вообще фантастика.

Александр Костинский: А где эти кинорежиссеры снимают?

Сергей Савушкин: На Леннаучфильме.

Александр Костинский: Реально снимают?

Сергей Савушкин: Снимают. Леннаучфильм и Центрнаучфильм делают по 5-10 проектов в год. Другое дело, что их никто не видит. Мы стараемся создать для них площадку.

Александр Костинский: Поразительно, что им на это дают деньги.

Сергей Савушкин: Дают. Государство заботится, слава богу. И большое спасибо государству и Министерству культуры, конкретным людям, что они дают деньги.

Александр Костинский: И лично товарищу Швыдкому?

Сергей Савушкин: В том числе. Лично товарищу Голутве и товарищу Швыдкому. Но мы хотим создать площадку, где бы встретились те кто делают это и те, кто хочет это смотреть.

Александр Костинский: Чтобы традиция не разрывалась?

Сергей Савушкин: Да. Мы как раз хотим соединить эти звенья, чтобы дальше традиция появилась снова. Мы хотим возрождать фестивали, семинары, на которых встречались кинематографисты и ученые. Потому что не только здесь порвалась нить, в науке тоже самое. И это одна из задач канала Рамблер ТелеСеть.

Иван Засурский: Это в принципе канал знаний, по честному.

Сергей Савушкин: Я прошу прощения за пафос, который прозвучал, но на самом деле, это так.

Александр Костинский: Как это не парадоксально, 70% выпускников средних школ России идут в вузы. Да, это вузы часто не очень сильные, да, там есть коррупция, но только тот человек, который был, допустим, в армии и просто видел чем отличается человек с высшим образованием от человека без высшего образования. А на солдатские, сержантские должности попадают люди с высшим образованием из крайне заштатных вузов и разница между этими людьми и людьми без высшего образования колоссальная. Казалось бы, при всем при том, что в этих заштатных вузах дают взятки, приносят преподавателям какие-то "бутылки", люди вроде бы серьезно не учатся, на экзаменах "из под юбок" переписывают со шпаргалок. Несмотря на это, людей изменяет, видимо, некий коллективный эффект, ток который возникает в институте.

Иван Засурский: Другой уровень сознания.

Александр Костинский: Да. Если уж мы говорим аналогиями из физики, то прикладывается напряжение именно в этом направлении образования, что очень важно. Поэтому, при всей любви к Интернету, ТВ сейчас может приложить подобное напряжение и стать коллективным ускорителем и вложить серьезный вклад, на мой взгляд, в ту область, о которой мы говорим.

Сергей Савушкин: Я еще хотел добавить. Слушают нас сейчас люди и думают: "Ну, да, рассказывай, деньги то где?". Кто же за это будет платить, как вы существуете?

Александр Костинский: Вы же коммерческий канал?

Сергей Савушкин: Кто же за книжки, за знания на Руси деньги то когда-нибудь платил? Все же это было бесплатно. Государство должно заботиться об образовании. Мы первый познавательный телеканал в России, рассматриваем Рамблер ТелеСеть, как абсолютно коммерческое предприятие.

Александр Костинский: А модель бизнеса рекламная?

Сергей Савушкин: Да. Мы уверены, что телеканал будет себя окупать и наша конкурентоспособная модель будет работать на рынке и приносить деньги. Не сегодня, не сейчас, но в ближайшее время будет.

Иван Засурский: Просто для этого, мы должны придти сейчас, когда подобного канала еще нет.

Сергей Савушкин: Потому что есть специализированные рекламодатели, которым нужна специализированная аудитория. Эти рекламодатели не имеют таких больших бюджетов, как "Проктер энд Гэмбл" или "Джонстон и Джонстон", но они и не приходят на большие каналы. Им нужна своя аудитория. У них бюджеты меньше, но они целенаправленны. Поэтому, взять эти бюджеты - наша задача. И мы, на самом деле их возьмем, мы подготовим площадку. По расчетам, которые делали специалисты по рынку, все это абсолютно коммерческая история и она будет работать в России.

Александр Костинский: В связке с Рамблером, который может продавать в одном флаконе несколько пакетов?

Сергей Савушкин: Не может, а обязан.

Александр Костинский: А-а, Рамблер - паровоз, который будет какое-то время тащить ТВ?

Иван Засурский: Вы знаете, у нас просто два локомотива.

Александр Костинский: Я надеюсь, что они стоят не в разных хвостах поезда. Они в одну сторону толкают холдинг?

Сергей Савушкин: В одну.

Иван Засурский: В одну. Рельсы одни.

Александр Костинский: То есть поезда не разъедутся в разные стороны?

Сергей Савушкин: Не должны.

Иван Засурский: Да, не должны.

Александр Костинский: Говорил зам. генерального директора компании Рамблер Иван Засурский.

В передаче участвовал Генеральный директор Рамблер ТелеСеть Сергей Савушкин

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG