Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Компьютерный класс для осужденных женщин


Александр Костинский: Сегодня владение цифровыми технологиями и Интернетом необходимо каждому современному человеку. Это понимают даже заключенные, люди, лишенные свободы. Более того, если есть возможность, они с гораздо большим рвением обучаются работе на компьютере, чем обычные слушатели курсов компьютерной грамотности. А можно ли заключенным пользоваться Интернетом? Не станут ли они общаться с сообщниками и разрабатывать на расстоянии новые преступления? Не будет ли компьютерная подготовка курсами повышения квалификации преступников? В сегодняшней передаче, главный редактор журнала "Мир Интернет" Мария Говорун и ее собеседники расскажут о компьютерном классе в Саблинской женской колонии Тоснинского района, Ленинградской области.

Вообще-то, места заключения предназначены не только для наказания и изоляции преступников, но и для перевоспитания, а также подготовки к нормальной жизни после выхода на волю. Даже человеку твердо решившему больше не нарушать закон очень трудно безболезненно включиться в обычную жизнь. Ему нужно, по крайней мере, устроиться на работу, желательно не самого низкого уровня. Поэтому в развитых странах Запада многих заключенных обучают работе на компьютерах. Они нередко имеют доступ к Интернету и электронной почте. Доступ осуществляется под контролем администрации, что и понятно. Нераскаявшиеся заключенные не должны поддерживать отношения с сообщниками на свободе. В Соединенных Штатах электронной почтой разрешают пользоваться даже осужденным на смертную казнь.

Очень хорошо, что в последнее время и в российские исправительные учреждения пришла компьютерная техника. Вот несколько примеров. Заключенные исправительной колонии №5 Самарской губернии получают высшее образование благодаря дистанционному обучению. В Кохминской колонии заключенные переписывались с родными по электронной почте, а в Икшанской воспитательной колонии год назад был открыт интернет-центр http://fio.novgorod.ru/projects/project411/index.htm . Некоторые российские колонии обзавелись своими сайтами http://www.uin.ivanovo.ru:8101/ . Пока все они созданы в воспитательных целях сотрудниками колоний или правозащитниками. Сами же заключенные доступа к Интернету не имеют. В лучшем случае, они могут просматривать сообщения сайта. Например, с помощью проектора. - Такое решение нашли авторы сайта Омской воспитательной колонии http://www.sibadi.omsk.ru/ovk/ "Не ошибись, как я" http://195.161.22.58:8080/GLAVN/default.asp .

Саблинская женская колония, куда поехала Мария Говорун, считается одной из лучших. В ней есть своя медсанчасть, библиотека, множество кружков для осужденных. Но исправительные учреждения крайне недостаточно финансируются, поэтому даже в лучших из них - скудный рацион питания, нехватка денег на полноценное медицинское обслуживание. Работают заключенные в основном: в швейных цехах - шьют камуфляжную форму, тачают обувь, работают по благоустройству колонии.

Сегодня здесь находится 950 женщин. Примерно треть их них отбывает срок за умышленное убийство и нанесение тяжелых телесных повреждений, треть за кражу, разбой и вымогательство, остальные - за распространение наркотиков.

Возраст от 25 до 45 лет, сроки от 6 месяцев до 15 лет. Более трети женщин моложе 26. Именно молодые заключенные стали ученицами компьютерных курсов, которые недавно открылись в колонии благодаря "Центру женских инициатив". Ценр получил грант "Гагаринского фонда" на годовой проект под названием "Компьютерный класс в Саблинской колонии". О проекте рассказывает председатель "Центра женских инициатив" Ирина Княжева. Вопросы ей задает Мария Говорун.

Мария Говорун: С чем было связано решение начать именно компьютерные курсы в колонии?

Ирина Княжева: Центр женских инициатив отличается не только тем, что им руководят женщины. Как всем женщинам, нашему центру присуща практичность. Компьютер настолько прочно вошел в жизнь, что без навыков работы на компьютере сейчас не устроиться ни на одну более-менее престижную работу. В тоже время, многие женщины в колонии имеют большие сроки и теряют профессиональные навыки, которые имели до осуждения. А с помощью наших курсов они научатся обращаться с компьютером, перестанут его бояться - это тоже большое дело - и, я надеюсь, в дальнейшем некоторые из них получат хорошие, прочные знания и найдут работу именно связанную с компьютером.

Мария Говорун: Что можно сказать о возрасте заключенных, о среднем уровне образования? Они располагают к обучению компьютерным технологиям?

Ирина Княжева: Многие женщины, которые сидят в колонии, не имеют даже среднего образования. Многие, но не все. Мы, проводя тестирование, убедились в том, что очень многие из них имеют высокий уровень IQ. Т.е. нельзя сказать, что в колонии отбывают срок совсем неразвитые женщины, неспособные к обучению. Наоборот тестирование показало, что у них очень хороший шанс получить полноценные знания.

Мария Говорун: А есть в колонии заключенные, знакомые с компьютером?

Ирина Княжева: Да. Одна дама подбежала к компьютеру, как только ее впустили в компьютерный класс. Она гладила клавиатуру, сразу просмотрела все прикладные программы. Она и раньше с компьютером работала. Для нее курсы - хороший шанс обновить свои знания, не потерять, навыки. Мы на курсы брали людей, которым оставалось год до освобождения, потому что иначе знания могут утратиться. Это было одно из наших условий.

Мария Говорун: А какое в целом у женщин отношение к компьютерам?

Ирина Княжева: Когда просто тестировали, они очень боялись, что тестирование покажет - а тестирование очень часто показывает смекалку, ум, какие-то еще качества - что этих качеств они лишены. Было несколько групп, они рассказывали друг другу какие ответы правильные, какие нет. Вообще вели себя, как школьницы перед выпускными экзаменами. Это было интересное зрелище, ведь они добровольно пришли поступать. И, если они пришли сами, то естественно, к занятиям отношение неплохое, ведь это был конкурсный отбор.

Мария Говорун: Сколько было желающих на одно место?

Ирина Княжева: Я не могу сказать точно, сколько было желающих, потому что условия были определены заранее. Женщины должны были соответствовать определенным критериям: молодые женщины до 35-40 лет, у которых оставался год до освобождения. Также отдавалось предпочтение тем, кто болен СПИДом. Тестирование они проходили, потому что были люди, у которых 2-3 класса образования. Их компьютерной грамотности бесполезно учить. Такого рода отбор происходил в отрядах. К нам на тестирование пришло человек 150.

Мария Говорун: Сколько сейчас денег выделено на проект?

Ирина Княжева: Около 10 тысяч долларов.

Мария Говорун: Это годовой проект?

Ирина Княжева: Да, это годовой проект, который включает приобретение оборудования и мебели. Кстати, столы, на которых стоят компьютеры, сделаны в мужской колонии. Мужчины знали, куда пойдут эти столы, и что там будут стоять компьютеры, на которых будут учиться женщины.

Мария Говорун: Скажите, возникали какие-то проблемы?

Ирина Княжева: Организационные. В начале презентации проекта тут же на наших глазах сгорело два компьютера с мониторами - неправильно подключили фазы электропитания. Было 380 вольт, а нужно было 220. Сейчас мы ищем деньги на ремонт. Это была неприятная встряска. Мы очень обиделись. Я не могу я выразить это чувство: Это все равно, что вы подарили соседскому мальчику красивую игрушку, а он сломал ее на ваших глазах.

Мария Говорун: Когда первые выпускницы выйдут на свободу?

Ирина Княжева: Я, к сожалению, не знаю графика. Дело в том, что сейчас есть такая возможность - досрочный выпуск на свободу в зависимости от поведения. Если человек себя зарекомендовал, то он может выйти на свободу раньше срока. И прохождение этих курсов - большой плюс для осужденного, он дает ему шанс сократить срок пребывания в неволе. И, я надеюсь, что как можно большее количество женщин воспользуются этой возможностью и досрочно выйдет.

Мария Говорун: А Вы не опасаетесь, что посещение компьютерных курсов будет просто средством уменьшить срок пребывания?

Ирина Княжева: Зачем мне опасаться этого? Это - работа воспитательного отдела, администрации колонии. Мое дело - дать шанс.

Александр Костинский: Сегодня в классе - 12 компьютеров. За каждым сидят по две ученицы. Женщины занимаются после основной работы на швейном производстве, не всегда успевая к началу занятий, о чем очень жалеют. Всего в колонии за один поток компьютерную грамоту осваивают 48 человек. К концу года обучение пройдут 166 женщин.

В программе работа с файлами, текстовые и табличные редакторы Word Pad, Word и Exсel. Организаторы компьютерного класса надеются, что курс компьютерной грамотности войдет также в программу средней школы или ПТУ, расположенных на территории колонии. Администрация колонии поддерживает начинание "Центра женских инициатив", но осторожно относится к идее подключить компьютеры к Интернету.

Говорит Тамара Козырева, Заместитель начальника Саблинской колонии по воспитательной работе.

Мария Говорун: Скажите, почему нельзя провести в колонию Интернет? С чем это связано?

Тамара Козырева: Во-первых, здесь у нас закрытое режимное учреждение. И потом, надо знать наших осужденных. Тяжкие статьи: убийство, разбой, грабеж, незаконное распространение наркотиков - все это прошлое наших осужденных. Поэтому - сами понимаете - и их нахождение здесь, и поведение контролируются администрацией. Все должно быть под четким контролем. Если сегодня контролируется переписка, получение посылок и передач, то почему мы должны дать свободный доступ в Интернет? Я работаю здесь почти 20 лет, и не вижу необходимости в этом. Все же не забывайте о том, что сегодня мы готовим преступников к работе на компьютере, и все должно быть под контролем!

Александр Костинский: Преподает компьютерную грамотность в колонии кандидат психологических наук Елена Ленгауэр. Она знает о том, что такое колония, с детства. Ее отец работал в исправительном учреждении. Вопросы задает

Мария Говорун:.

Мария Говорун: Расскажите, пожалуйста, отличаются ли Ваши ученицы в колонии от учениц на воле?

Елена Ленгауэр: Да.

Мария Говорун: Чем именно?

Елена Ленгауэр: У них другие способности к обучению. Большинство женщин, которые здесь находятся, по нескольку лет не обучались. Образовательный труд - специфический для работы мозга и, естественно, навыки образования и самообразования частично утрачены. Женщины, которые живут на воле, находятся в другом информационном пространстве. Они постоянно работают с большим потоком информации: в любом количестве телевизор, радио, газеты, доступ к книгам не ограничен. Поэтому у них совершенно другие образовательные навыки. И в колонии мне пришлось на первых занятиях частично восстанавливать навыки, которые они получали в школе, в техникуме, в институте.

Мария Говорун: Ваши ученицы заинтересованы в обучении или ходят на курсы ради галочки?

Елена Ленгауэр: Очень мощная внутренняя мотивация - это еще одно их отличие от людей на воле. Там у меня тоже учатся в основном женщины, мужчины редко ходят на курсы.

Мария Говорун: Почему у женщин такая заинтересованность?

Елена Ленгауэр: Я думаю, по двум причинам. Во-первых, многие из них готовятся выйти, и они это четко осознают. Они понимают, что компьютер поможет им адаптироваться к нормальной жизни. И второе, обучение - это одна из возможностей зарекомендовать себя здесь и уйти на условно-досрочное освобождение. Но первый мотив - намного более сильный.

Мария Говорун: Они учатся только у Вас или у них есть какие-то книги, пособия?

Елена Ленгауэр: Учатся по пособиям, которые мы для них подготовили, и тем книгам, которые они сами покупают. Постоянно меня спрашивают, что еще нужно. И родственники им привозят.

Мария Говорун: Как покупают, ведь заключенные не могут сами пойти в магазин и купить?

Елена Ленгауэр: Звонят, им присылают - это разрешено.

Мария Говорун: Ваши ученицы работают по программе. А есть ли у них возможность придти и в любое время и поработать при желании на компьютере?

Елена Ленгауэр: Нет, они еще недостаточно продвинутые - мы только прошли первый модуль программы (начальное пользование). Если оставить их наедине с компьютером - просто-напросто потом можно восстанавливать операционную систему. Что-то может быть случайно удалено. К сожалению, такой опыт всегда в избытке у преподавателей курсов компьютерной грамотности. И оставить их в классе после окончания курсов будет нельзя - специфика учреждения.

Мария Говорун: Считаете ли Вы возможным подключение колонии к Интернету?

Елена Ленгауэр: Это учреждение, доступ к информации в котором ограничен. Получать информацию - одно, а отправлять - другое. Как педагог я могу проследить и элементарно ограничить выход с компьютера во внешний мир. Т.е., отсылать информацию будет нельзя. Также можно контролировать и прием информации. Это не так уж сложно сделать. Вопрос в другом: насколько сейчас это необходимо женщинам? А вот здесь я прежде всего хотела бы поговорить с психологом. Женщины, привыкшие жить в определенном информационном пространстве и резко помещенные в другое, могут попасть, мягко говоря, в сложные психологические ситуации.

Мария Говорун: Но, с другой стороны, наоборот, многие женщины приходят с воли из насыщенного информационного пространства и для них как раз эта ситуация ограничений является неестественной.

Елена Ленгауэр: Да. Поэтому прямо сказать "да, за", "нет, против" я не могу. Надо посмотреть, кто из девочек выдержит это, а кто и нет. Допустим, осталось женщине сидеть четыре года, мы поместим ее в большое информационное пространство, где она будет себя великолепно чувствовать. А потом - раз и обрыв - у нас пошла другая программа, мы взяли другой контингент, и она не будет иметь выход в Сеть. Чем это закончится? Это тонко. Поэтому просто как женщина я бы хотела еще посоветоваться с профессиональным психологом. На это просто никто не обращает внимание. Считается - подумаешь, позвонила, а ведь на нее обрушится желание не только посмотреть это на экране, но, может быть, и почувствовать, и нельзя. А как дальше будут работать с таким человеком сотрудники? - Я не знаю ответа на этот вопрос. Он просто передо мной стоит.

Александр Костинский: Председатель "Центра женских инициатив"

Ирина Княжева:.

Ирина Княжева: И потом вы не забывайте - сейчас существует практика перлюстрации писем. Вдруг человек получит возможность общаться со своими бывшими сообщниками, воздействовать на них. Какая разница, сидит ли он в колонии и готовит преступление или он среди них? Обязательно должно быть техническое обеспечение, которое не позволит им это делать. Да, выход в Интернет и дистанционное обучение - это достаточно интересно, но, мне кажется, меры контроля информации, которую заключенные готовы отправлять и получать, у нас пока мало разработаны. Мы только 10 лет назад вошли в мир Интернета, и давать возможность подключения осужденным, я считаю, преждевременно.

Елена Ленгауэр: Вообще интересно попробовать, пощупать, поэкспериментировать в разрешенном законом пространстве.

Ирина Княжева: Мне кажется, если мы и будем работать в этом направлении с осужденными, то, прежде всего, в области дистанционного обучения. Я считаю это - будущее.

Тамара Козырева: Давайте не будем мечтать и вернемся в сегодняшний день. У нас масса осужденных безграмотные, не имеют ни специальности, ни образования, ни профессии. Они не понимают, что такое положительные жизненные установки. Мы их этому пытаемся научить, и одно из средств этого обучения - компьютерные курсы.

Александр Костинский: Многие осужденные действительно не имеют среднего образования, но в компьютерный класс были отобраны наиболее подготовленные женщины.

Мария Говорун: общалась с ученицами компьютерных курсов - Юлией, Светланой и Натальей. Самой старшей из них - 25 лет. Две из них имеют незаконченное высшее образование. В заключение, по их словам, они попали за распространение наркотиков. Но сотрудники колонии рассказали, что Юлия, бывшая студентка факультета менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, была осуждена за мошенничество в особо крупных размерах - в частности, за незаконные сделки с недвижимостью.

Мария Говорун: Почему вы решили пойти сюда, на компьютерные курсы?

Юлия Потому что это интересно, нужно и может пригодится в будущем.

Мария Говорун: А вы?

Светлана Здесь мы работаем на швейной фабрике. Другой альтернативы тут нет. Компьютер - это то, чем можно заполнить свой досуг. Это по мне. Мне нравится.

Наталья Мы и время проводим, и чему-то учимся.

Мария Говорун: Что было самым сложным при освоении компьютера?

Юлия Недостаточное количество часов для занятий в классе. Время у нас очень ограничено, занятость очень большая. Мы работаем в разные смены. Поэтому сложно заниматься столько, сколько хотелось бы.

Светлана Я думаю, тут нашлись бы женщины, которые ходили бы каждый день. Проводили бы время с пользой для себя.

Мария Говорун: А как вы думаете, если бы вы были бы на воле, вы бы пошли на такие курсы?

Юлия Не знаю, как остальные, я - конечно. Сейчас общество компьютеризировано. Эти знания нужны, без этого невозможно зарабатывать деньги, это - так же, как обязательное знание иностранного языка в современном деловом мире.

Светлана Обязательно бы пошла. С большим удовольствием.

Наталья У меня сейчас дома появился компьютер, а я не могу на нем работать. Мои младшие братья это делают лучше, чем я.

Светлана Хочется хоть в чем-то разбираться. Что-то знать. Хотя бы подойти к компьютеру и суметь его включить, поработать на нем. А не то, что пришел, и не знаешь, с какой стороны к нему подойти. Совсем профаном не хочется быть. Не обязательно высот каких-то в этом достигнуть, но необходимо знать, что такое компьютер.

Мария Говорун: Хотели бы вы, чтобы сюда провели Интернет?

Юлия Конечно, это было бы здорово. Но я боюсь, что это нереально. Потому что здесь все-таки режимное место. Светлана Тут существуют проверки, сверки, обязательная работа, у нас просто не было бы времени. Этот вопрос трудно было бы уладить.

Наталья Мы бы нашли время, но нам вряд ли разрешили.

Юлия И потом здесь все-таки места лишения свободы. Мы лишены, например, телефонных звонков. Мы можем позвонить, но в определенное время, и разговор прослушивается. А Интернет все-таки - это свободная очень разносторонняя связь. Колония не то место, куда могли бы провести Интернет. Может быть разрешат обучающие, образовательные программы через Интернет?

Мария Говорун: А чего вам больше не хватает здесь, в отличие от того, что есть там, на воле?

Юлия Свободы.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG