Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год разочарований; Стивен Кинг и электронное книгоиздательство

  • Алексей Цветков



Двухтысячный - год разочарований. Итоги подводит Александр Костинский.

Костинский

Двухтысячный был годом чуть ли не буквального помешательства инвесторов на акциях цифровых компаний с неминуемо последовавшей шоковой терапией и некоторой нормализацией ожиданий в конце года. Некоторые аналитики назвали его "годом разочарования в секторе высоких технологий (hi-tech)". Точнее бы звучало, на мой взгляд, так: "год разочарования в легендах о невероятной прибыльности сектора высоких технологий".

Чтобы картина происшедшего была яснее, скажем несколько слов об основных показателях, на которые ориентируются инвесторы, вкладывая средства.

Большинство современных крупных корпораций являются акционерными обществами открытого типа. То есть, средства для своего развития они получают не только из банковских кредитов, но и от продажи на фондовых рынках своих акций. Успешная компания по результатам года начисляет и выплачивает дивиденды - определенную прибыль на каждую акцию.

Рост акционерного капитала и увеличение прибыли на акцию - важнейшие критерии оценки успехов корпорации. Роль этих факторов красноречиво подчеркнута в монографии "Поведение потребителей": "Главной финансовой целью хорошо управляемых корпораций является рост акционерного капитала. Способность компании обеспечить занятость своих работников и удовлетворить клиентов зависит от роста акционерного капитала. А он сам, в свою очередь, зависит от обеспечения постоянного и длительного роста прибыли, а также от способности сообщить об этом финансовому сообществу. Рост акционерного капитала отражает долгосрочные стратегии компании - капиталовложения в новые изделия, совместные предприятия и крупные капитальные затраты". К сожалению, в периоды ажиотажа рост акционерного капитала компании зависит не только от долгосрочной стратегии.

Выпущенные акции живут своей собственной жизнью, и их ценность определяется не только (а порой не столько) реальными достижениями фирмы, сколько ожиданиями и надеждами инвесторов, которые зависят во многом от экспертных оценок и настроений, сформированных средствами массовой информации. Каждое изменение в экономике или политике, каждая статья признанных экспертов меняют ожидания инвесторов, а, следовательно, курсы акций корпораций.

Если цена акций колеблется значительно, то покупая их в период снижения и продавая при подорожании можно заработать гораздо больше, чем на дивидендах. Естественно, существует большое количество фирм, занимающихся подобным бизнесом, который называют, в зависимости от скрытой моральной оценки, игрой на бирже, биржевыми спекуляциями, портфельными инвестициями и так далее. Портфельные инвестиции, грубо говоря, это стратегия покупки и продажи такого множества акций разных корпораций, чтобы, независимо от конъюнктуры финансового рынка, деньги в любом случае приносили доход. Современная игра на бирже поддерживается такими инструментами, как, например, статистический анализ, анализ рисков, поведенческий анализ, но все равно, главной составляющей успеха является знание раньше других о грядущих экономических и политических решениях, а также опыт, ставший интуицией. Но не только фирмы и профессиональные игроки формируют финансовые рынки. Можно сказать, что игра на бирже - самое большое казино развитых стран, и участвуют в этой игре в той или иной степени большинство западных граждан.

Для количественной оценки происходящего на биржевых рынках служат индексы котировок акций. Самый известный из них индекс Доу-Джонса - Dow Jones Industrial Average. Числовое значение любого биржевого индекса пропорционально суммарной цене акций компаний, включенных в список с определенными весовыми соотношениями. Для новой высокотехнологичной экономики мало традиционных индексов, так как они не отражают реальной динамики отрасли. Общепризнанным на этом рынке является, созданный около тридцати лет назад, сводный индекс почти пяти тысяч фирм Nasdaq Composite, в список которого включены акции большинства цифровых компаний. Цифровая индустрия формируется и видоизменяется очень быстро, и один Nasdaq не может удовлетворительно описать динамику всех её сегментов, таких как Интернет-фирмы. Поэтому существуют десятки специализированных индексов, среди которых Dow Jones Internet Index, в которых учитываются от 20 до 100 компаний. Но большинство авторитетных изданий для описания состояния сетевой экономики пользуются другим индексом. Это ISDEX (Internet Stock Index), созданный в 1996 году корпорацией Internet.com. Он формируется на основе акций 50 цифровых компаний, каждая из которых имеет свой вес в индексе. Подчеркнем, что для инвесторов наиболее важным параметром является даже не величина индекса, а динамика его роста и падения.

Последние десять лет NASDAQ с колебаниями, но непрерывно рос. После экономического кризиса 98 года в Юго-Восточной Азии рискованный инновационный и венчурный капитал, который ориентирован на большие прибыли, стал искать точку приложения. Как раз в это время начался бурный рост Интернет-экономики, мобильной телефонии и связанных с ними областей. Фондовый рынок "новой экономики" стал накачиваться не слишком обоснованными инвестициями. Молодые компании, стремясь сосредоточить в своих руках значительные средства, не скупились на обещания, которые охотно тиражировали средства массовой информации. В девяносто девятом году рост цен на акции цифровых корпораций стал напоминать золотую лихорадку, а золотая лихорадка привлекла широкие слои граждан не слишком искушенных в инновационном бизнесе. Некоторые их них, как у нас во времена МММ и "Властелины", стали брать кредиты под залог недвижимости, покупая без разбора акции Интернет - компаний. NASDAQ в конце февраля прошлого года дорос до умопомрачительного значения - 5132 пункта, самого большого за его историю. Акции компьютерных, программистских и в первую очередь Интернет-фирм, росли невиданными темпами. Все это время специалисты терпеливо предупреждали о грядущем обвале значительно перегретого рынка информационных технологий. Стоимость акций не только перестала говорить что-то вразумительное о состоянии дел в компаниях, но и давала нереально радужную перспективу развития отрасли. Такой неоправданный рост цен на фондовом рынке сделал вполне вероятной инфляцию. Понимая все это, совершенно оправданно, с моей точки зрения, Федеральная Резервная Система, выполняющая в Соединенных Штатах роль центрального банка, приступила к планомерному повышению процентной ставки по кредитам, то есть делала кредиты все более дорогими. Это уберегло американскую и мировую экономику от острого кризиса. На действия Федеральной Резервной Системы наложилось повышение цен на нефть, что повысило эффективность капиталовложений в энергетические компании.

В апреле двухтысячного NASDAQ рухнул почти на 2000 пунктов. Более медленное снижение продолжалось весь год, к его концу NASDAQ упал по сравнению с мартовским максимумом в два раза. Те, кто увлекся, не слишком удачно, если не трагически завершили свой рискованный бизнес в области высоких технологий, а реальные инвесторы наконец-то стали читать не только биржевые сводки, но и квартальные отчеты компаний.

Похоронное настроение царило на бирже в первые торги две тысячи первого года. Индекс NASDAQ опустился за день на 7,23 процента, до самого низкого за последние 22 месяца значения 2291 пункт. Индекс Интернет-компаний ISDEX упал еще сильнее, почти на 14 процентов. Для сравнения общеэкономический индекс Доу-Джонса снизился всего на один процент.

Насколько можно полагаться на мнение экспертов видно из оценки, которую некоторые из них давали по итогам торгов 2 января: "Большинство экспертов считает, что в январе не стоит ждать бурного роста котировок, учитывая настроения рынка и показатели американской экономики" (конец цитаты). 3 января торги начались довольно вяло и без неожиданностей до того момента, когда поступила информация о снижении Федеральной резервной системой учетной ставки с шести с половиной до шести процентов. Это решение взорвало рынок. Началась быстрая скупка акций, и котировки NASDAQ в течение дня взмыли на 14 процентов. Еще сильнее, на 22 процента, вырос индекс акций Интернет-компаний ISDEX. Значительно для себя, на 2,8 процента, вырос и индекс Доу-Джонса. Процентный рост за один день 3 января был рекордным за всю историю торговых площадок "новой экономики". Рекордным был и объем торгов на NASDAQ - более трех миллиардов долларов.

Опять вмешательство Федеральной резервной системы оказалось успешным. Заемные средства становятся дешевле и стало легче получить кредиты, чтобы удержаться на плаву тормозящей мировой экономики. Известный биржевой специалист Эл Гольдман выразил ощущение большинства коллег словами: "Федеральная резервная система предприняла шаг драматический, но исключительно необходимый. Она стала нашим другом".

Здесь мы сталкиваемся с весьма показательным примером благотворного регулирующего влияния государственных структур на либеральную экономику, как бы неприятно это не звучало для сторонников радикального либерализма. Своими действиями Федеральная резервная система в одном случае оберегает инвесторов от их собственного эйфорического психоза, в другом помогает трезво взглянуть на рынок и не впадать в отчаянье.

Стоит вспомнить аргументы в пользу регулирования финансовых рынков самого известного биржевого игрока Джорджа Сороса, который может быть конкретнее других представляет реальные масштабы раскачки и обрушения рынков в эпоху мгновенных коммуникаций. "Экономическая теория сумела создать искусственный мир, в котором предпочтения участников и возникающие перед ними возможности не зависят друг от друга, а цены стремятся к равновесию, которое и балансирует эти две силы. Но на финансовых рынках цены - это не просто пассивное отражение независимых данных спроса и предложения: они также играют активную роль в формировании этих предпочтений и возможностей. Это возвратное взаимодействие делает финансовые рынки исходно нестабильными".

Финансовые качели часто отвлекали в двухтысячном году от основных событий, которые происходили на реальных цифровых рынках.

Microsoft продолжала контролировать рынок операционных систем, как самый важный в отрасли. В прошлом году вышла Windows 2000, которая потребовала максимального напряжения от пяти тысяч программистов, написавших около тридцати миллионов строк программного кода. Трудно поверить, но двести пятьдесят тысяч человек проверяли работоспособность программы, обнаруживая ошибки и нестыковки.

Летом компания Intel первой объявила о выпуске процессора Pentium III с тактовой частотой 1 ГГц, то есть миллиард тактов в секунду. Чуть позже компания AMD - основной конкурент Intel представила процессор Athlon 1 ГГц. Осенью Intel представила еще более мощный процессор с новой архитектурой Pentium 4 с тактовой частотой выше 1,4 ГГц, что сулит не только ускорение работы компьютера, но и экономичное исполнение многих мультимедийных приложений.

Intel остался лидером в области персональных компьютеров, а самый быстрый профессиональный суперкомпьютер продемонстрировала корпорация IBM. Пиковая производительность машины IBM ASCI White достигла пяти тысяч миллиардов операций с десятичными цифрами в секунду. Надо отметить, что лидирующее положение IBM вполне заслужено, ведь даже во времена триумфа персоналок, когда раздавались голоса, что разработка суперкомпьютеров экономически нерентабельна IBM продолжала создавать мэйнфреймы, то есть большие компьютеры, и дождалась эпохи сверхмощных серверов и всплеска биотехнологических и молекулярных исследований. Кроме того, многие жизненно важные задачи, аэро- и гидродинамики, локации, гидрометеорологии не позволяют существенно распараллелить алгоритм и их решение зависит от мощности компьютера с единой архитектурой.

Настоящим хитом рынка стала универсальная приставка Sony PlayStation-2. В какой бы стране ее не начинали продавать, везде выстраивались длинные очереди и, даже появлялись спекулянты. Приставка имеет мощнейший графический процессор, выход в Интернет и выполняет многие другие функции обычного компьютера.

Чрезвычайно высокими темпами во всем мире дешевели услуги и росла сеть сотовых телефонов. В России их число достигло трех миллионов.

Чаще всего в этом году в поисковых системах запрашивали словосочетания с именем новой поп-звезды Бритни Спирс. Ее популярность сейчас так высока, что даже на следующий день после голосования на выборах в США словосочетание "президентские выборы" лишь чуть-чуть опережало Бритни Спирс в рейтинге наиболее запрашиваемых ресурсов.

Выступление Мадонны в конце ноября стало самой массовой разовой прямой трансляцией концерта в Интернете. По сообщению Microsoft - организатора сетевого вещания - за ним следили девять миллионов человек. Как положено в таких случаях сервер не справился со всеми желающими, оставив за бортом еще более десяти миллионов человек.

Радио «Свобода», программа «Седьмой континент». В заключение - Владимир Воронько об электронных книгах и эксперименте Стивена Кинга.

Воронько

Об электронных книгах, то есть книгах, не напечатанных на бумаге, а существующих в виде компьютерных файлов, "7й Континент" рассказывал уже неоднократно. Сами по себе эти книги известны довольно давно, но до марта прошлого года широкая публика и большой бизнес не обращали на них серьезного внимания. Ситуация изменилась после неожиданного успеха сетевых продаж электронной новеллы Стивена Кинга, когда с ее помощью за двое суток издательство Саймон&Шустер заработало почти два миллиона долларов.

После продажи новеллы Стивен Кинг начал новый эксперимент, который всё прошлое лето и осень оставался в центре внимания публики. Напомним, что в июне писатель выставил на своем сайте первую часть своего незаконченного романа "Растение", и предложил всем читателям добровольно перечислять за прочитанное по одному доллару.

Поклонники Кинга очень благожелательно отнеслись к этой инициативе, а эксперты заговорили о больших переменах, грядущих в книжном деле. Тем временем писатель выложил второй фрагмент романа, а затем пришло время и для остальных частей. Поскольку эта сетевая акция была первой в своем роде, и от её результатов зависело и очень многое в ближайшем будущем электронных книг, каждый её этап активно комментировался сетевыми масс-медиа. К сожалению, с добровольной оплатой "Растения" дела шли не лучшим образом.

Предупреждение Стивена Кинга, что он прекратит эксперимент, если за книгу будут платить меньше трех четвертей читателей, с самого начала работало с большим трудом. В первые недели за прочитанное платили только четверо из пяти, а потом и того меньше. Помимо этого копии текста появлялись на других сайтах, большей частью пиратских, из-за чего все подсчёты общего количества читателей "Растения", а значит и ущерба от неуплаты, могли быть лишь приблизительными.

Со временем становилось ясно, что несмотря на совершенно мизерную по американским меркам сумму - один доллар, её не платят всё больше и больше людей. Кинг не раз объяснял, что финансовый вопрос в этом эксперименте не является для него самым главным. "Растение" было неоконченным романом, долгие годы лежавшим в столе, и Стивен был рад выставить его на публику даже за символическую плату. Тем не менее, когда подошло время выставлять для скачивания фрагменты написанные этим летом, и стало очевидно, что неплательщиков больше, чем ожидалось, писатель попытался переломить ситуацию.

В конце августа, в письме на своём персональном сайте (www.stephenking.com), Кинг сообщил читателям, что всерьез планирует поменять способ денежных расчётов и после третьей части романа новые фрагменты будут высылаться лишь тем, кто предварительно их закажет и оплатит. К счастью для поклонников, столь радикальная перемена так и не произошла. Писатель ограничился лишь увеличением запрашиваемой оплаты до двух долларов, объясняя это тем, что четвертая и последующие части "Растения" стали почти втрое длиннее. В том же письме Кинг сообщил, что весь роман будет состоять из 8 частей, и все 8 будут стоить честному читателю 13 долларов, что немного дешевле такой же бумажной книги в мягкой обложке.

К концу осени, когда на сайте писателя уже появились третий, четвертый и пятый фрагменты, дела с оплатой пошли из рук вон плохо. По данным на конец ноября, более половины читателей, скачивающих текст, не считало нужным перечислять за него никакой платы. Такая ситуация наверняка не нравилась Кингу, и еще меньше она нравилась другим писателям, которые с самого начала пристально следили за этим экспериментом, собираясь предпринять что-то похожее. Тот факт, что честных людей в конце концов оказалось меньше, чем нечестных, сильно влиял и на самих читателей, особенно на тех, кто из-за лени или трудностей с оплатой колебался - перечислять деньги или нет.

Будучи серьёзным человеком, Стивен Кинг не мог бросить роман на середине, хотя бы из уважения к честной части своих поклонников, и довел его до конца. Писатель разрешил своим читателям не перечислять плату за 6ю часть, и сообщил, что не будет писать 7ю и 8ю части, поскольку приостанавливает работу над романом до лучших времен. Шестой фрагмент "Растения" был выставлен на сайте в конце декабря. Как предупредил автор, он намного длиннее всех предыдущих и является логическим завершением сюжета - в бумажном варианте на этом месте заканчивался бы первый том.

В обращении к читателям, своё решение Кинг объясняет необходимостью вернуться к другим книгам, а также просьбами своих агентов сделать перерыв для перевода "Растения" на другие языки. По словам писателя, если роман лежал в его письменном столе почти двадцать лет, с ним ничего не будет, если он полежит еще год-два. Это, конечно, многих огорчает - роман завершился раньше чем ожидалось, и большинство понимает, что шансов на его продолжение в прежней форме очень мало. Некоторым утешением может быть лишь неожиданный и немного шокирующий финал 6й части "Растения", но в любом случае эксперимент, начавшийся в июне, уже завершён и можно подводить итоги.

Сам Стивен Кинг говорит, что в целом доволен результатом своей акции. Несмотря на невысокую сознательность публики, писателю удалось заработать на "Растении" около полумиллиона долларов. Особенно Кинга радует тот факт, что из этого полумиллиона ни одного доллара не досталось редакторам и издательствам. Напомним, что за новеллу "Верхом на пуле" Кинг тоже получил примерно полмиллиона, но в три раза большую сумму забрало себе издательство Саймон&Шустер, через сайт которого эта новелла продавалась.

Пока неясно, какие выводы из всего этого сделают для себя другие писатели, но ясно, что способ доведения романа до публики, который выбрал Кинг, является далеко не идеальным. Многие критикуют растянутость всего процесса более чем на полгода - это сильно испытывало терпение читателей.

Некоторые эксперты считают, что поскольку плата была делом добровольным, Кингу не следовало называть конкретную сумму в 1, или позднее, 2 доллара. Ему надо было написать на своём сайте что-нибудь вроде: "Прошу вас заплатить столько, сколько вы сочтёте нужным", и тогда сработал бы механизм, называемый "психологией чаевых". Читатели платили бы из тех же соображений, из которых они дают деньги "на чай" официантам или коридорным в гостинице. В обычной жизни никто ведь не обязывает людей давать чаевые и никто не называет их размер, но большинство посетителей ресторана всегда их платят.

Конечно, многие люди чаевых не дают, и многие читатели "Растения" не перечисляли денег за прочитанное, но другие, в условиях неопределённой цены, платили бы писателю самые разные суммы, исходя из своих собственных соображений и расчётов. Такая схема позволяла бы читателям со спокойной совестью присылать за один фрагмент текста и 10 центов и 10 долларов. Весьма вероятно, что в конечном итоге Стивен Кинг заработал бы таким способом гораздо больше полумиллиона, особенно если бы не хвастался доходами, поскольку богатым дают "на чай" меньше, чем бедным.

Как бы то ни было, благодаря Кингу электронное книгоиздание получило хороший урок. Теперь ясно, что честность публики очень зыбкая материя, плохо поддающаяся прогнозам, и другие авторы должны сделать из этого правильные выводы.

Тем временем, в конце октября на международной Франкфуртской книжной ярмарке была вручена премия за лучшие электронные книги. Эта премия - International eBook Award, вручалась впервые, и была призвана привлечь к электронным книгам внимание публики и масс-медиа. Основными спонсорами крупного денежного приза стали Microsoft и ряд крупных традиционных издательств. Всего конкурсная комиссия рассмотрела более восьми сотен претендентов, и гран-при в размере ста тысяч долларов разделили между собой двое авторов, совершенно неизвестных русскоязычному читателю - E.M.Shorb и David Maraniss. Первый получил приз за типичный триллер, а второй за биографию легендарного американского футбольного тренера Винса Ломбарди. Кстати - оба победителя были не самостоятельными авторами, а представлялись издательствами "Саймон & Шустер" и "Дэлинджэрс-Паблишерс", что вызвало недовольство независимых писателей.

Как бы то ни было, судя по событиям прошлого года, большие издательства смотрят на будущее электронных книг с оптимизмом и намерены развивать этот бизнес. В новом тысячелетии он наверняка станет источником множества интересных событий.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG