Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зашита звуковых файлов; новости Интернета

  • Алексей Цветков



Передачу откроет материал Владимира Воронько о попытках звукозаписывающих компаний защитить музыкальные файлы в Интернете.

Воронько

В конце прошлого года организация SDMI проводила в Интернете конкурс под названием "взломай SDMI". SDMI - это организация, включающая в себя более двух сотен самых различных компаний, имеющих отношение к музыкальному бизнесу. Она образовалась в начале 1999 года, когда музыкальные компании решили объединиться для создания технических спецификаций, а проще говоря - рецептов по защите цифровой музыки от пиратов на всех платформах, от компьютеров до видеоплееров.

SDMI начала работу в феврале 99го, однако, её первые разработки для портативных устройств были встречены производителями вяло.

Пиратство же росло не по дням, а по часам - в Интернете появился Napster, и, пытаясь придумать что-то в ответ, в прошлом году SDMI обратилась к весьма экзотичной технологии - электронным водяным знакам.

Так называют маленькие метки внутри файлов, обычно графических или звуковых, которые совершенно незаметны посторонним, но для тех, кто знает как их увидеть, они могут содержать массу информации - от имени автора до признаков целостности файла. Надо заметить, что обычно такие знаки наносятся не добавлением в файлы новых байтов, а сложной модификацией уже существующих. Таким образом, размер меченых файлов не меняется. При этом они начинают нести дополнительную информацию, но заметить в файлах что-то необычное чрезвычайно трудно.

Эта технология называется стеганографией, и "7й Континент" уже рассказывал о ней. SDMI решил использовать её для маркировки аудиофайлов. Обнаружив в них такие скрытые метки, музыкальная техника новых моделей могла бы сама решать, можно ли ей работать с этим конкретным аудиофайлом, можно ли делать его копии, если да, то какого качества, и так далее. Такая умная техника, в сочетании с водяными знаками во всех записях всех музыкальных компаний, по замыслу SDMI, во первых: будет мешать нелегальному копированию, а во вторых: маркировка может быть доказательством в суде против пиратов.

Долго уговаривать звукозаписывающие фирмы внедрить у себя такие метки не придётся. Изготовителей техники тоже можно убедить выпускать только нужные проигрыватели. Остаётся только одна проблема - водяные знаки должны быть такими, что бы стереть их или повредить можно было лишь необратимо повреждая всю аудиозапись.

Дело в том, что цифровые картинки и звук очень легко меняют форматы. Каждый пользователь может движением руки изменить размер фотографии или превратить музыкальную стерео-запись в моно, смешав оба звуковых канала. Что бы невидимая маркировка, содержащая, скажем имя автора, сохранилась при такой конвертации файлов, для её нанесения и прочтения необходимы чрезвычайно сложные алгоритмы, которые почти всегда являются коммерческой тайной производителей.

В отличие от аудио, водяные знаки в графических файлах широко используются с середины 90х годов. На рынке можно найти полдесятка компаний, предлагающих фотографам и художникам, выставляющим свои работы в Сети, маркировать их для борьбы с нелегальным копированием. Большинство таких водяных знаков успешно выдерживает случайные искажения - изменение разрядности картинок, уменьшение размеров, увеличение и так далее. Компания DigiMark утверждает, что её метки сохраняются в рисунке, даже если его распечатать на принтере, а затем сканировать. Напомню - речь идёт о метках, совершенно невидимых посторонним.

Как ни странно, если специально задаться целью, то такие метки вполне можно уничтожить, оставив изображение практически тем же самым. Если знать, что именно надо делать с файлом, то сделать метки нечитаемыми можно в обычном графическом редакторе, например всем известном Photoshop-e. Обычно достаточно едва заметного скручивания и зашумления рисунка, при котором его внешний вид почти не меняется, но водяные знаки перестают читаться. В Сети можно даже найти специальную программу - Stirmark, которая делает всё автоматически, справляясь с маркировкой всех известных компаний.

Для аудио-маркировки такой универсальной программы-ластика пока не создано, но понятно, что будущие метки SDMI тоже могут научиться удалять. Что бы оценить надежность самой идеи маркировки аудио-файлов, а также выбрать из нескольких алгоритмов маркировки самый устойчивый, SDMI и решила устроить публичный конкурс по взлому нескольких записей, с наградой победителю в 10 тысяч долларов.

Конкурс начался 6-го сентября прошлого года, когда в Сеть, вместе с разъяснениями условий, были выложены шесть файлов с музыкальными записями, содержащими водяные знаки шести различных систем маркировки.

Две из них защищали целостность музыкальных фрагментов, а из остальных четырёх нужно было просто удалить маркировку, при этом не ухудшив качество записи.

Каждый из этих четырёх файлов был размером почти 50 мегабайт и содержал три музыкальных фрагмента. Первый был музыкальным отрывком без всяких меток, второй - тем же отрывком, но содержавшим неслышимую маркировку. А третий был уже другой записью, тоже содержащей маркировку, и именно из него эту маркировку надо было удалять.

Участники конкурса могли делать с третьим фрагментом всё что угодно, помня при этом, что качество записи не должно опускаться ниже некоего предела.

Самым простым было бы добавление к записи слабых шумов, однако слабое зашумление метки обычно выдерживают, а при сильном музыку просто неприятно слушать. Запись надо было обработать так, чтобы музыка на слух осталась прежней, а водяные знаки в ней перестали обнаруживаться.

SDMI не предоставила участникам программу, которой они могли бы проверять - есть в записи водяные знаки или уже исчезли. Вместо этого, свои результаты конкурсанты могли пересылать по Сети специальному роботу-контролёру, который пытался обнаружить в записи маркировку, а если её не было, оценивал искажения звука. Результаты высылались участникам по почте, однако, если кому-то удавалось пройти обе эти проверки, это еще не означало, что приз в их руках. Прошедшим первый этап конкурса высылался дополнительный аудио-фрагмент, в котором также надо было нейтрализовать маркировку, и если это удавалось, с таким человеком организаторы связывались по почте. Конкурсанта просили подробно рассказать, как и что он делал, и только если его метод давал результат на других записях, с ним должны были заключить договор о неразглашении информации и выплатить приз.

В первые же две недели конкурса, первый этап успешно прошли почти четыреста участников. Наибольшим авторитетом среди них обладала команда из нескольких ученых*, работающих в Принстонском университете и исследовательском центре компании Xerox. По их словам, они успешно взломали все четыре системы маркировки, о чём получили подтверждения от робота-контролёра на сайте SDMI. От дальнейшего участия в конкурсе учёные решили отказаться, поскольку не хотели связывать себя договором о неразглашении, а денежный приз с самого начала не был для них главной целью. 7-го октября SDMI объявила о завершении первого этапа конкурса и начале детальной проверке присланных попыток взлома.

Эта проверка длилась примерно месяц, в течении которого в Сети разгорелись споры о честности организаторов и самой идее цифровой маркировки. Сетевой журнал Salon.com привел высказывания анонимного источника из SDMI, согласно которому весь конкурс планируется "спустить на тормозах", объявив об успехах взломщиков позднее, когда интерес к этой теме утихнет. SDMI официально опровергла эту информацию, но доказать свою правоту ни одна сторона не могла. Тем временем учёные из Принстона и Xerox-а заявили, что хотя они не участвуют во втором круге конкурса, но не сомневаются в воспроизводимости своей методики, а качество музыки она ухудшает, по их словам, не более, чем сама маркировка - они это гарантируют, поскольку слушали собственными ушами.

В начале ноября SDMI огласила итоги конкурса. По словам организаторов, только две попытки взлома оказались успешными, и только одна из них воспроизводима на других аудиозаписях. Приз решено было разделить между авторами этих двух попыток, вручив им по 5 тысяч долларов, а об остальных сотнях участников, прошедших первый круг, было сказано, что их попытки слишком сильно ухудшали качество записи. На таких условиях, по словам SDMI, все четыре системы маркировки, не взломал никто. На этом конкурс закончился, оставив у публики немало вопросов.

Главный из них - по каким критериям оценивалось качество звука? Например, большинство потребителей вполне довольно качеством, которое даёт алгоритм mp3 на скорости 128, или даже 96 килобит в секунду. В то же время большинство аудиофилов вообще не слушают сжатую музыку, поскольку на своей дорогостоящей аппаратуре они слишком хорошо слышат искажения, характерные для mp3-сжатия. Понятно, что если бы SDMI оценивала качество записей по наивысшим критериям, то оно было бы плохим у всех без исключения.

По словам SDMI, только одна маркировка была удалена с сохранением достаточного качества звука. Ученые же из Принстона и Xerox-а утверждают, что не ухудшая качество, смогли удалить все четыре маркировки. Возможно, правы и те и другие, просто они по разному оценивали музыку.

В любом случае сама идея использовать водяные знаки для защиты аудио-файлов может оказаться изначально ошибочной. Надо понять, что музыкальные пираты, столкнувшись в будущем с такой маркировкой, не станут читать её или подделывать. Все их усилия будут направлены на то, что бы просто сделать эту маркировку нечитаемой, т.е. достаточно сильно повредить водяные знаки.

Эта задача принципиально проще, например той, которую решают взломщики шифров. В отличие от них, борцам с водяными знаками не надо будет тщательно анализировать алгоритмы маркировки, и перебирать возможные варианты кода. По аналогии со взломом сейфа, если криптоаналитики должны подобрать комбинацию цифр на кодовом замке, то пиратам достаточно только правильно угадать количество динамита, который сорвёт дверцу сейфа не повредив его содержимое. Им надо будет один раз найти такой тип искажения звука, который бы разрушал маркировку и почти не повреждал звук, что бы затем обрабатывать так всю защищённую музыку.

Вероятно, это понимают и в самой SDMI. Музыкальным компаниям, оказавшимся явно не готовыми к цифровым достижениям последних лет, сейчас можно только посочувствовать - все их попытки защитить результаты своего труда, часто весьма немалого, по большому счёту не приносят успеха. Сокращение их доходов, потеря некоторых рынков, и как крайний случай, возможные банкротства, конечно будут невыгодны большинству потребителей, поскольку количество музыки из-за этого только уменьшится.

Конкурс, проводившийся SDMI, в самом деле нельзя назвать образцом честной игры - часть хакеров его вообще бойкотировала, хотя, судя по всему в этом не было необходимости - оказалась ошибочной сама концепция защиты. Критики SDMI утверждают, что защита музыки дело безнадёжное в силу чисто технических причин, и в современной Сети надо руководствоваться правилом: "Защитить нельзя - можно заработать". Возможно, так и есть. Нам остаётся лишь надеяться, что в конце концов, музыкальный бизнес сумеет разрешить свои проблемы, сделав это не в ущерб потребителям.

Радио «Свобода», программа «Седьмой континент». Передачу завершит подборка новостей Интернета, составленная Александром Костинским.

Костинский

Подводятся последние итоги прошлого года. Средства массовой информации крайне критически оценивают перспективы цифровых технологий, ссылаясь на резкое падение котировок акций высокотехнологических компаний. Но, скорее всего, произошло оздоровление цифрового рынка, на нем поубавилось спекулятивных денег, и котировки акций стали лучше отражать экономические процессы в отрасли. Если посмотреть на абсолютные цифры динамики продаж, то скорость внедрения новых товаров на цифровой рынок просто беспрецедентна. Жизненный цикл цифрового продукта теперь исчисляется максимум двумя годами, а в минимуме вообще составляет несколько месяцев. По представлениям классического маркетинга за это время можно лишь успеть оповестить потребителей о появлении нового товара. Радикальное изменение технологий связи, индивидуальная реклама на глазах изменяет экономическое поведение самой образованной и мобильной части общества. Происходит это ни в одной Северной Америке и Юго-Восточной Азии.

Если по абсолютному количеству компьютеров, подключенных к Интернету, пока с большим отрывом лидируют Соединенные Штаты, то по такому показателю, как ежегодный рейтинг самых информатизированных обществ (ISI), США далеко не первые.

ISI - комплексный критерий, он определяется для каждой страны по совокупным возможностям доступа к информации и развитости информационных технологий. В списке учитываются более пятидесяти стран, которые осуществляют 97 процентов мирового производства и 99 процентов расходов на информационные технологии. ISI составляется на базе информации Международного телекоммуникационного союза (ITU), Мирового Банка, UNESCO, информационного агентства IDC, правозащитной организации Freedom House.

Впечатляют качественные успехи скандинавских стран. Первое место в рейтинге ISI уже второй год удерживает Швеция. На второе место поднялась Норвегия, потеснив на четвертое США. Третье место, как и в прошлом году, занимает Финляндия. Значительный рывок осуществила Великобритания. Благодаря освоению мобильной связи, она быстро переместилась с двенадцатого на шестое место.

Расчеты по методике ISI показали, что инфраструктура Интернета лучше всего развита в Швеции, Сингапуре и Австралии. В номинации информационной инфраструктуры, включающей все виды передачи информации лидируют Тайвань, Голландия и Дания. Но первое место в категории компьютерной инфраструктуры по-прежнему занимает США, за которыми идут Сингапур и Австралия.

Самым динамичным сектором цифровой экономики остается мобильная телефония. По данным компании Dataquest в двухтысячном году было продано почти четыреста тринадцать миллионов сотовых телефонов. Это на сорок пять процентов больше, чем в тысяча девятьсот девяносто девятом году. Сотовых телефонов продано в несколько раз больше, чем других продуктов массовой электроники - телевизоров, радиоприемников, плееров, видеокамер и даже компьютеров. Хотя подобное сравнение все труднее проводить, ведь в эпоху цифровых технологий происходит постоянное слияние разных устройств. Ведущим производителем сотовых телефонов остается финская Nokia, за ней по объемам продаж идут Ericsson, Siemens, Panasonic и Samsung.

Другим двигателем цифровой индустрии остается ошеломляющее - никак не скажешь по другому - снижение цен даже на самые дорогие массовые процессоры. Прямо сейчас можно купить за тысячу долларов компьютеры с процессором, имеющим тактовую частоту от 700 до 900 МГц. Но специалисты по маркетингу цифровых рынков предсказывают, что в этом году до тысячи долларов опустятся цены на компьютеры производительностью в Гигагерц. Первые гигагерцовые процессоры от AMD и Intel при появлении на рынке стоили от тысячи трёхсот до девятьсот девяноста долларов. Менее, чем за год их стоимость упала в несколько раз. Процессор - это, конечно же, не все. Цена компьютера зависит и от других составляющих системы, таких как объем жесткого диска, качество видеокарты, объем оперативной памяти, возможность проигрывать DVD-диски и так далее, но и эти составляющие хорошей машины стремительно дешевеют. Например, цены на ста двадцати восьми мегабайтные чипы оперативной памяти упали до уровня пяти долларов за штуку, что весьма беспокоит рыночных аналитиков, ведь слишком низкие цены грозят подорвать стабильный рост продаж в будущем. Таким образом, закон Мура, один из главных показателей цифровой отрасли, по прежнему выполняется, а это означает, что за год-два происходит удвоение всех основных характеристик компьютерных устройств при постоянстве цены.

Но также остаются стабильными факторы торможения цифровой индустрии. Это - уязвимость глобальных сетей и некорректное поведение многих крупных корпораций, нарушающих права потребителей.

По данным Европейской Комиссии, объем незаконных операций с кредитными картами в Европе вырос на пятьдесят процентов за двухтысячный год по сравнению с 1999-м. В абсолютных цифрах украдено свыше пятисот пятидесяти миллионов долларов. Причем половина всех краж с кредитных карт осуществляется через Интернет, при том, что расплачиваются ими через Сеть всего в двух процентах случаев. Такое положение вещей заставило заявить представителей Европейской Комиссии: "кредитные карточки мало пригодны для сетевой коммерции, и мы надеемся, что скоро будут созданы новые, значительно более защищенные каналы Интернет - платежей" (конец цитаты).

Нарушением прав потребителей грешат многие монополисты цифровых рынков. В окружном суде Майами 2 марта начнется судебный процесс против крупнейшего в мире Интрнет- провайдера America Online Inc. Компанию обвиняют в том, что пятая версия клиентского программного обеспечения корпорации без ведома самого клиента вносит изменения в настройки его компьютера, для того, чтобы не позволить человеку выходить в Интернет через любого другого провайдера, кроме America Online.

Обвинение утверждает, что новое программное обеспечение изменяет около двухсот различных файлов на клиентском компьютере, и неопытный пользователь (а это девяносто пять процентов), просто не может вернуть файлы в исходное положение. Кроме того, изменения, вносимые America Online становятся причиной постоянных сбоев и сообщений о системных ошибках, и в конечном счете могут привести к переустановке всей операционной системы. Пострадавшие требуют компенсации в размере пяти тысяч долларов за каждый компьютер, подвергшийся подобной кастрации, однако юридическое и психологическое давление на новых монополистов, ведущее к массовой потере клиентов, важнее, чем десятки миллионов долларов ущерба, которые для подобных фирм малосущественны. Тем более, что America Online уже была ранее замечена в подобной практике, когда её программное обеспечение принудительно направляло клиентов на домашнюю страницу корпорации AOL.com. Неутомимо посягают на права потребителей и другие крупные цифровые компании, начиная с Майкрософт и Амазон.ком и кончая поставщиками сетевой рекламы. Поэтому, как это странно не звучит, правозащитная деятельность в развитых либеральных странах вполне актуальна, правда она затрагивает в основном проблему охраны частной, приватной информации о личности, необходимой коммерческим организациям для планирования бизнеса. Но и здесь действует тот же закон: наши права ущемляют ровно настолько насколько мы позволяем это делать.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG