Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Microsoft - естественная монополия российской системы образования. Часть 2




В прошлой передаче мы рассказали, как министерство образования проводит государственную программу компьютеризации сельских школ. При этом, судя по имеющимся в нашем распоряжении документам, предпочтение в обход конкурса было отдано программным продуктам корпорации Microsoft.

Сегодня мы вернемся к этой теме, и на то есть веские основания. На прошлой неделе на заседании правительства Российской Федерации была одобрена федеральная целевая программа: "Развитие единой образовательной информационной среды на 2002-2006 гг." "Компьютеризация сельских школ" - пилотный, пробный проект всей этой большой программы. Именно на сельских школах отрабатывается механизм всеобщей компьютеризации образования и поэтому так важно, чтобы этот начальный этап был, как можно более пристально рассмотрен как специалистами, так и контролирующими организациями. Если не исправить ошибки, допущенные на первой стадии, когда расходуются 2 миллиарда рублей, то они будут распространены на остальные 54 миллиарда. Кроме того, в тот же день была одобрена другая еще большая федеральная целевая программа - "Электронная Россия", на которую ассигновано 76 миллиардов рублей в рамках которой предусмотрено 11 миллиардов на нужды образования, в основном в сфере телекоммуникаций.

Всю прошлую неделю я в числе других журналистов пытался получить комментарии руководства министерства образования по поводу сомнительного тендера. Чиновники не отвечали на письма, отключали сотовые телефоны и даже вечером, на дачах, когда сотовый телефон видимо нужен для связи, трубку брали другие люди, сообщая, что ну никак нельзя поговорить с ответственным товарищем.

Пришлось искать ответы на эти вопросы, внимательно изучая документы министерства, как полученные от наших источников, так и размещенные на официальных Интернет-узлах министерства образования и подведомственных организаций.

Самый главный вопрос, конечно: "Был ли тендер на системное и офисное программное обеспечение?" На него сейчас можно ответить с почти стопроцентной вероятностью: "Не был. И даже не намечался". Как же так, ведь это прямое нарушение закона "О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд"? А вот так.

Ровно год назад 10 июля происходит совещание "По проблемам информатизации сельских школ" и в его протоколе находим "Концепцию компьютеризации сельских школ", принятую совещанием "в целом"

В ней черным по белому написано:

"Под рабочим местом преподавателя понимается компьютер класса не ниже Pentium III 500, который соответствует современному уровню развития компьютерной техники, с периферийными устройствами (принтер, модем, источник бесперебойного питания). Под рабочим местом ученика понимается упрощенная конфигурация - компьютер класса не ниже Celeron 466 без периферийных устройств. Конфигурации рабочих мест преподавателя и ученика представлены в приложении №2 (данные конфигурации были составлены исходя из требований надежности и качества, предъявляемых к комплектующим, и современного уровня развития техники с заделом до трех лет его актуальности)".

Обращаемся к приложению №2 и видим спецификацию на комплект рабочего места учителя и ученика, в разделе же "Программное обеспечение" прямо указаны компакт диски Windows 2000 Server, Windows 2000 Professional, Office 2000 Professional. Все русифицированы и на каждый покупается академическая лицензия. Это означает, что какие-то люди (какие именно скажем позже), сами для себя определили в самом общем виде требования к надежности и качеству и сами же предложили решение.

А все должно быть ровно наоборот. Сперва формулируются ясные и прозрачные критерии и публикуются в открытой печати. После получения предложений комиссия специалистов их оценивает и выбирает, опираясь на критерии, наиболее подходящие решения. Очевидно также, что сначала должен проводиться тендер по выбору программной платформы и офисных приложений из Windows, MacOS, Linux и так далее, а потом по конкретному компьютерному железу, на котором победившая платформа будет реализована. Ведь на одно и то же "железо" можно поставить в зависимости от задачи требовательные по ресурсам решения Microsoft и экономичные Linux. Аппаратная надежность у них будет одинаковая, а программная - разная.

Но не может же министерство образования не объявить конкурс и нарушить закон? Конечно, не может. Оно его объявляет через полгода - одиннадцатого января 2001. При этом соблюдаются все формальности: избирается конкурсная комиссия, назначаются ответственные за исполнение, определяются сроки. Но конкурс на операционные системы и офисное программное обеспечение так и не состоялся. В буквальном смысле "по умолчанию" принимаются позиции, изложенные в прошлогодней июльской концепции, скорректированные с учетом удешевления аппаратных средств.

Тендер объявляется между поставщиками железа с предустановленным (то есть, заранее установленным) софтом корпорации Microsoft, то есть между одинаковыми программными решениями. В этом и хитрость: закон формально выполнен и не пришлось обсуждать принципиальный вопрос - какое выбрать системное и офисное программное обеспечение.

Но чтобы быть до конца объективным надо сказать, что серьезная борьба все-таки была. Искушенный слушатель мог ее заметить в перечислении программных продуктов концепции. Схватка развернулась между терминальными и обычными решениями ... все той же корпорации Microsoft. За ней, видимо затаив дыхание, следили руководители разных отделов корпорации: кому летят звездочки на погоны? Это как в социалистическом реализме: борьба хорошего - с лучшим или призыв в советское время голосовать за блок коммунистов и беспартийных.

Дабы никто из поставщиков не перепутал и не пробовал всучить давно все решившей комиссии другие программные решения и был разослан документ, попавший в руки журналистов "Компьютерры". Назывался он "Конкурсная документация. Открытый конкурс на поставку аппаратно-программных средств для нужд сельских школ Российской Федерации".

В разделе 5.10 "Конкурсной документации" опять же без всяких обсуждений, как само собой разумеющееся в пункте 5.10.1.3 написано:

"Поставка всего программного обеспечения должна осуществляться по специальному соглашению поставщика с фирмой Microsoft под данный проект".

В других пунктах перечислялись названия конкретных продуктов Майкрософт прямо перекочевавшие сюда из концепции июльского совещания.

Наверное, предвидя некоторое смущение фирм-участников тендера, которые включатся в конкурс, составители этого документа, для большей убедительности, написали в пункте 5.10.1.2 "Поставка программного обеспечения фирмы Microsoft согласована с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации".

Звучит довольно странно: то ли в нашем действующем законодательстве есть закон, по которому у всех должно в обязательном порядке стоять программное обеспечение Microsoft, а минэкономразвития следит за строгим его выполнением; то ли с минэкономразвития необходимо в законодательном порядке согласовывать установку продуктов Microsoft; то ли, наконец, минэкономразвития потребовало от минобразования установить на все сельские компьютеры продукцию компании Билла Гейтса.

Конечно, захотелось понять, какое же государственное ведомство так настойчиво продвигает в наши школы Windows и профессиональный Microsoft-Office. Я позвонил в министерство экономического развития и, в отличие от минобразования, через несколько минут мне пояснили, что они слыхом не слышали о конкретных программах, которые нужно ставить на компьютеры в сельских школах. Их функция - следить за правильным оформлением документации и тем, чтобы все поставки госучереждениям осуществлялись на конкурсной основе. А за выбор конкретных товаров отвечает научно-технический совет и конкурсная комиссия министерства-заказчика, (в данном случае Минобразования) и они несут ответственность при расточительном решении. Таким образом, Минэкономразвития можно упрекнуть только в формальном подходе к контролю за подбором экспертной комиссии и проведением тендера, но не в отчетливой приверженности одному производителю.

Навести порядок с конкурсом на компьютерное оборудование для сельских школ необходимо, так как абсолютно тот же механизм продвижения продуктов Microsoft в обход тендера угадывается и в одобренной правительством несколько дней назад большой федеральной целевой программе "Развитие единой образовательной информационной среды на 2002-2006". В разделе "Общеобразовательная школа" на пятой странице неизвестный автор с болью в сердце пишет: "В большинстве случаев нет даже возможности ввести типовую среду Windows 95/98, которая используется подавляющим числом пользователей персональных компьютеров в России" (конец цитаты). Так пишут об идеале, к которому надо стремиться, а устраивать тендер идеалов, согласитесь, странно.

Многие конкурсные документы можно обнаружить на Интернет-сайте организации "Дети России", которую назначили ответственной за проведение тендера. Здесь методично проводится жизнь тот же план: "По умолчанию принимаем программную платформу Майкрософт и пусть сражаются конкретные поставщики железа". Отметим, что 26 февраля публикуется та самая "конкурсная документация" с прямым указанием продуктов Майкрософт и лишь 7 апреля этого года происходит утверждение кандидатур экспертов для оценки конкурсных заявок.

Но, кроме обычной тендерной информации, на сайте закономерно обнаруживается трепетное отношение к программному идеалу министерства образования. В информации за 26 марта исполнительная дирекция сообщает, что "в статье "Макинтош идет на помощь", опубликованной в Российской газете 22 марта 2001 года, воспроизведен ответ И.В. Кузнецовой на вопрос корреспондента относительно ситуации с реализацией проекта "Компьютеризация сельских школ 2001". И.В. Кузнецова не была поставлена в известность о планах использования текста ее ответа в указанной статье. Конкурсная комиссия, Исполнительная дирекция и, персонально, И.В. Кузнецова не имеют никакого отношения к опубликованным материалам о фирме Apple".

Открываю статью, от которой так усиленно открещиваются "Дети России". В названии допущена ошибка. Макинтош не "идет", а "спешит" на помощь. Нахожу буквально два абзаца, где госпожа Кузнецова говорит о "Компьютеризации сельских школ". Про Apple - ни слова. Все ею сказанное обнародавано в открытых документах Минобразования. Далее журналист в стиле рекламных буклетов говорит об успехах компании Apple на ниве образования, причем Кузнецова никак эти успехи не комментирует. Она не при чем. Компоновка статьи, естественно, принадлежит автору - Николаю Петрову. Но, "Конкурсная комиссия, Исполнительная дирекция и, персонально, И.В. Кузнецова" почувствовали покушение на святая святых и с несколько забавной предупредительностью шарахаются от Apple. Не дай бог, в провинции не разберутся и примут статью в правительственной газете как руководство к действию. Разве можно упоминать организации образования в одном тексте с какими-нибудь программными платформами, кроме корпорации Гейтса?

Стоит обратить внимание на ключевые слова, которые неизменно появляются при продвижении в обход тендеров продуктов Microsoft. Начнем с первой июльской концепции двухтысячного года. "В комплект поставки должно входить лицензионное системное программное обеспечение, а также прикладное программное обеспечение по всем предметным областям школьного обучения". Вот оно ключевое слово - лицензионное. В принятой на днях федеральной целевой программе "Развитие единой образовательной информационной среды" находим: "В комплект поставки должно входить лицензионное системное программное обеспечение".

А министр образования Владимир Филиппов, по этому поводу в частности сказал:

"В России будет налажена индустрия электронных образовательных продуктов. При этом реализация программы будет проходить на базе "чистых" - лицензионных компьютерных программ".

Трудно сказать, что значит "чистые" по мнению министра, наверное "не пиратские", но про лицензионные программы сотрудникам министерства образования надо немного рассказать. Они наверное удивятся, если узнают, что все известные свободно распространяемые пакеты, такие, как Linux, StarOffice, RedHat - также лицензионные. Лицензия определяет, что можно делать с программой, а что нельзя. Как действовать в случае написания дополнений к ним. Она также запрещает продажу такой программы. Поэтому волшебное слово "лицензионное" не отсеивает автоматически программы с открытым кодом.

Но кто же все-таки ответственен за столь смелые аппаратные комбинации? Страна должна знать героев освоения компьютерной целины. Ответ опять находим в приложении к судьбоносному приказу № 2976 от 17 октября двухтысячного года. В пункте 4 читаем: "Назначить головной организацией по разработке проектов программ компьютеризации сельских школ на 2000-2001 годы и развития единой образовательной информационной среды на 2001-2005 годы ГосНИИ информационных технологий и коммуникаций". Именно эта небольшая организация подготовила и прошлогоднюю "Концепцию развития сельских школ" и ныне одобренную программу "Единой образовательной среды". Подготовка пакета документов для проведения тендера - тоже их работа. Директор НИИ, через документы которого красной нитью проходят продукты Майкрософт, - Александр Николаевич Тихонов. Справедливости ради надо сказать, что, будучи министром образования, он многое сделал для развития Федеральной университетской компьютерной сети. А вот программные платформы выбирал скорее всего Александр Александрович Поляков - начальник управления информационных и образовательных технологий. Его фамилия стоит в графе "ответственные исполнители" против пункта "Определение типовых конфигураций и технических параметров компьютерного и телекоммуникационного оборудования, поставляемого в школы, технико-экономическое обоснование затрат на оснащение школ компьютерной техникой". Как вы думаете, какой назначен срок выполнения этого пункта? Может быть, он совпадет с 12 апреля 2001 года, когда состоялось вскрытие конвертов конкурсной комиссии? Нет, на полгода раньше. Это еще одно из многих найденных в документах Минобразования свидетельств того, что никто проводить тендер по программным платформам и не собирался.

Научно-техническим советом "компьютеризации сельских школ" руководит заместитель министра образования Борис Алексеевич Виноградов. Также во всех приказах написано, что контроль за программой неусыпно осуществляет министр образования Владимир Михайлович Филиппов.

Насколько компетентен научно-технический совет, утвердивший выбор платформы, видно из переписки г-на Виноградова с компанией Арсенал. Приведу только один факт. В приложении к письму, где сравниваются характеристики Microsoft Office и "Русского офиса" компании "Арсенал", написано "Станадарт HTML [в "Русском офисе"] не поддерживается". В прошлой передаче я рассказывал, как тестировал вместе с 11-летним сыном бесплатный и не нашел известных мне функциональных StarOffice 5.2 отличий от MS-Office. Теперь пришел черед выяснить поддерживает ли "Русский офис" интернетовский формат HTML. Я позвонил в Арсенал и попросил дать на тестирование их программы. Каково же было мое удивление, когда обнаружилось, что вопреки Виноградову HTML поддерживается. Если Арсенал предоставил подлинный ответ заместителя министра, то получается, одно из двух: либо г-н Виноградов лжет, либо в научно-техническом совете программы нет ни одного квалифицированного специалиста и он некомпетентен. Такой, знаете ли, край непуганых майкрософтов.

К сожалению, скорее всего, верна первая версия. По крайней мере, сотрудники учреждения возглавляемого г-ном Тихоновым разбираются в таких тонкостях. В подготовленных ими документах аргументировано написано, что сетевые решения с использованием терминалов удешевляют на 30 процентов общую сумму расходов. Почему эти же эксперты не обсуждают дальнейшее снижение цены в разы за счет использования бесплатного открытого программного обеспечения в рамках тех же терминалов - непонятно. Ведь именно бесплатный открытый Linux принадлежит к семейству самых надежных операционных систем, рассчитанных на параллельные решения. Их история куда более богата, чем история операционных систем Майкрософт.

Но бросается в глаза и еще один крен. В порыве массовой компьютеризации образования, кажется, забыли, зачем это делается. Самый совершенный компьютер, сопряженный с самым быстрым волоконным кабелем, всего лишь инструмент и может быстро воспроизвести на экране монитора лишь то знание, которое уже создано и переведено в цифровой вид. Известна формула компьютерщиков: мусор на входе - мусор на выходе. По собственному опыту преподавания физики и математики знаю насколько сухо и канцелярски изложены эти дисциплины, словно их писали, чтобы отбить у школьников интерес к величайшим достижениям человеческого духа (Не меняет дела, что в числе авторов этих учебников есть крупные и даже выдающиеся ученые. Скорее любопытно разобраться почему они написаны так формально). Если эти образцы педагогического бесплодия перевести в электронный вид, то в преподавании трудно ожидать прорыва. Именно поэтому инвестиции в образование должны делаться не только в технические средства, но и в создание новых захватывающих, учебников и учебных пособий, обычных и мультимедийных, и в перевод в электронный вид ранее опубликованных замечательных образцов педагогической и научно-популярной мысли. Я внимательно просмотрел целый ворох документов Министерства образования и не нашел, какие же средства выделяются на сканирование и оцифровку современных учебников, справочников, энциклопедий, внеклассной литературы, которая давно уже в сельские школы и библиотеки не попадает? Или все эти миллиарды тратятся для того, чтобы сельские школьники могли заглянуть в библиотеку Мошкова? Это тоже неплохо, но школьных учебников я там не видел. Вообще, содержательно российский Интернет беден и фрагментарен, и именно эти бреши надо заделывать, но никакой внятной политики по созданию цифрового контента при самом внимательном изучении документов министерства образования обнаружить не удается. Зато при помощи калькулятора удается обнаружить, сколько тратится на служебное программное обеспечение Microsoft, а сколько на собственно обучающие программы. Оказалось, что комплект на одну школу Windows и MicrosoftOffice стоит 303 доллара, а все обучающие программы по всем предметам - 90. То есть, служебные программы обходятся более, чем в три раза дороже, чем содержательные. Интересно и это соотношение можно оправдать лицензионностью?

Исправить ситуацию наверное можно, но для этого, для начала, в научно-технический совет необходимо ввести не только чиновников и директоров подчиненных министерству учреждений, но и действительно независимых экспертов, которые в условиях скудного финансирования находили впечатляющие научные и организационные решения основанные на мировом опыте, но органично вписанные в современную российскую действительность, компенсируя талантом и изобретательностью недостаток средств. А средств всегда не будет хватать. Назову несколько фамилий в алфавитном порядке, хотя я не уверен, что они согласятся, если даже предположить, что этим ученым и педагогам предложат войти в научно-технический совет министерства образования. Сергей Абрамов (Переславль-Залесский), исполнительный директор российско-белоруской программы создания суперкомпьютеров, Владимир Воеводин (Московский университет), Лаборатория параллельных информационных технологий, Андрей Климов (Институт прикладной математики имени Келдыша), Анатолий Федотов Институт вычислительных технологий (Новосибирск).

И, наконец, никак не выходит из головы: почему чиновники министерства так стоически молчат? Недостаток информации восполняешь правдоподобными рассуждениями. Невольно задаешь себе вопрос, а, если быть корыстным чиновником, что нужно сделать, чтобы эффективно заработать на подобном проекте? Как получить "откат" от разбросанных по всей стране поставщиков? Хорошо бы создать одну воронку, куда возвращаются перечисленные из Москвы федеральные ассигнования. А при правильном оформлении бумаг, туда же сами потекут соизмеримые по объему отчисления от затрат на компьютеризацию администраций регионов. И тут всплывает чарующее словосочетание "лицензионное программное обеспечение". Остается только правильно составить документы и можно договариваться всего с одним контрагентом, резко снижая опасность утечки информации. Зато с другими поставщиками только принципиальные, деловые отношения. Достоверную я придумал схему?

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG