Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Электронная Россия. Мысли перед стартом




Российское правительство недавно одобрило две федеральные целевые программы: «Электронная Россия» и «Развитие единой образовательной информационной среды на 2002-2006 годы». Пожалуй, за последние годы это самое масштабное событие в области цифровых технологий.

Хотя программы идут одним пакетом, даже при беглом знакомстве видно, что они принадлежат не столько к разным подходам, сколько к разным эпохам. Единое образовательное пространство кроится министерством образования по старым лекалам. Механизм такого творчества известен. Собираются высшие чиновники министерства. Раз они высшие, то очень хорошо знают, что нужно стране. Приглашаются также крупные дружественные чиновники из других ведомств, чтобы создавалось впечатление широкого обсуждения, без ненужного углубления в суть обсуждаемых проблем. Подготовленный в аппарате министерства или подведомственном институте документ реально корректируют и обсуждают на стадии подготовки всего несколько человек. Остальные играют роль большой квазидемократической массовки, как в недавнем прошлом на съезде Советов, где депутаты в основном озабочены походом по московским магазинам и культурной программой. Естественно, соблюдаются все законодательные процедуры, но к ним относятся как к неудобным, но необходимым формальностям. В законе предусмотрен конкурсный порядок? Будем соблюдать, но так, как нам удобно. Проведение конкурсов поручим подотчетной организации, некоему послушному приводному ремню от заказчика-министерства к коммерческим исполнителям программы. Средствам массовой информации рассказывает о программе сам министр. Другим работникам министерства приказом общение с прессой разрешено только под присмотром пресс-секретаря. Когда во вне просочились сведения о недобросовестном проведении тендера и возникла кризисная ситуация, все ответственные товарищи исчезли на несколько недель из поля зрения, раскачав таким поведением маховик нескольких журналистских расследований.

Возникла проблема. Решение проблем по-старому - это объяснения и торг с вышестоящими начальниками и наказание нерадивых подчиненных. О том, что существует «паблик рилейшенз», то есть определенные технологии взаимодействия организации с обществом и определенные обязанности организации перед обществом, чиновники министерства образования наверное слышали, но, видимо, считают, что эти слова и действия из другой, не нашей жизни.

В результате, скомпрометирована действительно необходимая системе образования программа. Но, нет худа без добра. Как заметил Михаил Брауде-Золотарев, чиновникам минобразования надо выразить большую благодарность. Они провели открытый мастер-класс: как не надо проводить компьютерные тендеры. От себя добавлю: и как не надо взаимодействовать с общественным мнением, которое, чтобы ни говорили, в России уже есть, и с ним надо считаться.

Подготовленная министерством экономического развития и Высшей школой экономики федеральная целевая программа «Электронная Россия» - качественно другая. Дело даже не в том, что в числе главных целей программы: «создание технологических предпосылок для развития гражданского общества за счет обеспечения прав на свободный доступ к информации» и «создание дополнительных стимулов для развития независимых СМИ на основе внедрения информационно-коммуникационных технологий в их профессиональную деятельность». Эти фразы звучали после 1991 года неоднократно, в последнее время реже. Дело в том, что, первое, «Электронная Россия» стала результатом многочисленных консультаций с представителями самых разных сил, действующих на цифровой сцене, второе, в нее заложены механизмы прозрачных обратных связей между дирекцией программы, игроками компьютерной сцены и обществом, в интересах которого проводится технологическая реформа государственных и общественных отношений. В «Электронной России» не только оцениваются риски и макроэкономические последствия реализации программы (термины, видимо, малоупотребимые чиновниками минобразования), но и предусмотрено формирование общественной поддержки программе. Что это не только красивые слова (а такие в программе тоже есть), слушатели смогут убедиться в следующей нашей передаче полностью, посвященной беседе с разработчиками «Электронной России» Андреем Яковлевым и Цереном Цереновым. Их трезвая оценка ситуации и понимание реальной сложности проблем компьютеризации вызывают «сдержанный оптимизм». Главное, что мне хотелось бы отметить: авторы «Электронной России» осознают, что в быстро меняющейся политико-экономической среде никакая программа не будет эффективна, если не войдет в тесное взаимодействие как с профессиональным сообществом, так и с обществом в целом, побуждая их к совместному творчеству. Рассел Акоф назвал бы это «партисипативным управлением».

Не будем больше сегодня останавливаться на основных принципах построения «Электронной России». На мой взгляд, они стали шагом вперед в российском государственном строительстве и будут подробно рассматриваться в следующей передаче.

Сосредоточимся на тех сторонах программы, которые требуют дальнейшего обсуждения. Нет ничего удивительного, что такие стороны существуют, ведь финальная стадия подготовки «Электронной России» заняла всего три месяца.

Вот некоторые, на мой взгляд, критические точки, где возможны значительные потери при реализации программы. Их можно разделить на три основных группы

  • Первая. Нерациональные траты на аппаратно-программный комплекс. Вторая. Нерациональный выбор точек доступа населения к информации. Третья. Значительный перенос центра тяжести финансирования в сторону служебного аппаратно-программного комплекса и недооценка проблемы подготовки качественного и тематически полного контента, то есть содержательной части цифровой среды.


Пойдем по порядку.

Нерациональные траты на аппаратно-программный комплекс. Тендер, проведенный министерством образования показал, что существует серьезная опасность повсеместного внедрения дорогих компьютеров общего назначения, снабженных дорогими операционными системами в купе с избыточными пакетами офисных программ. Несложная оценка показывает, что затраты на аппаратно-программный комплекс могут превысить половину всех ассигнований на программу и поэтому требуют самого внимательного рассмотрения независимыми экспертами. Если тщательно определить цели и задачи использования настольной компьютерной техники, то станет очевидно, что часто рациональнее применять не универсальные, а специализированные системы, которые в несколько раз дешевле и надежнее. Даже из общих соображений понятно, что не может одно и тоже устройство мчаться по магистрали со скоростью 250 километров в час, плыть под водой и летать. А современная персоналка - именно такое универсальное устройство, претендующее на выполнение абсолютно всех операций от создания текстов и таблиц до игр и работы со звуком и изображением. Но не надо забывать, что амфибия неудобна для езды по городским улицам, а обычный самолет для посадки на воду. Мировые тенденции таковы, что экономичны именно специализированные решения.

Кроме того, экспертными комиссиями должны быть тщательно изучены недорогие или вообще бесплатные, основанные на мировом опыте, отечественные серверные решения, разработанные с тщательным учетом конкретных российских реалий, а также широкое использование открытых и бесплатных операционным системам и офисных приложений для настольных компьютеров. Это - реальный резерв экономии средств. Кроме того, не надо забывать, что открытые системы подчиняются логике технологического и структурного усовершенствования, как и научные разработки, а в системах, изготовленных на продажу, естественно делается крен в сторону имиджевых, чисто внешних свойств товара в ущерб технологическим.

Вторая опасность. Нерациональный выбор точек доступа населения к информации.

Читая текст «Электронной России», находим: «Развитие инфраструктуры общественного доступа к информационным сетям предусматривает создание центров коллективного доступа на базе учебных заведений, библиотек, общественных приемных органов законодательной и исполнительной власти и т.д. Для обеспечения деятельности таких центров будут использоваться объекты недвижимости, переходящие в собственность органов государственной власти различного уровня и органов местного самоуправления в результате реструктуризации убыточных унитарных предприятий». В другом месте: «Софинансирование из федерального бюджета должно также обеспечить создание центров общественного доступа к сети Интернет на базе государственных и муниципальных учреждений (библиотек, почтовых отделений, ВУЗов, школ и т.п.)».

Опасение вызывает последовательное перечисление государственных учреждений (включая «и т.д.») независимо от миссии, которую они выполняют в обществе и которая исторически сложилась и закрепилась в представлении большинства граждан, работающих в этих учреждениях, и посещающих их. Также большие капитальные затраты на ремонт и переоборудование кроются во фразе «будут использоваться объекты недвижимости, переходящие в собственность органов государственной власти различного уровня и органов местного самоуправления в результате реструктуризации убыточных унитарных предприятий».

Изучая документ, видишь, что в его разработке принимали весьма малое участие эксперты, которых можно отнести по роду занятий к министерству культуры. Если мы говорим о праве доступа большинства граждан к качественной информации, то надо объяснить: почему в программе так слабо отражена роль библиотек и буквально ни разу не упомянуты музеи. А это - существующие десятки тысяч открытых точек доступа к информации. Библиотеки и музеи уже обладают значительными площадями, уникальной информацией и уникальными специалистами. И главное - миссия этих учреждений: ежедневный, часто без выходных, доступ к систематизированным общим и специализированным знаниям. Не надо забывать, что их сотрудники терпеливо постоянно работают с самым неподготовленным клиентом и, кроме того, они владеют отнюдь не устаревшими технологиями освоения экспоненциального роста информации, который продолжается как минимум три столетия подряд. Это, прежде всего правильное описание источников и тщательная каталогизация ресурсов, что на порядки сокращает время доступа клиента к необходимому ресурсу.

В программе чувствуется тенденция перенести основные точки доступа в образовательные учреждения, в основном - ВУЗы, создавая новые информационные центры, но ведь это серьезные капитальные затраты. Они существенно поднимут цену на теоретически дешевые цифровые услуги. Однако, гораздо важнее, на наш взгляд, то, что ВУЗы и школы по своей миссии предоставляют доступ в первую очередь учащимся и преподавателям, которые очень активно используют информационные технологии и часто для доступа к компьютерам заранее формируется очередь. Человеку со стороны, тем более неподготовленному, придется встретить на пути к информационным базам не только вахтеров, но и снисходительное отношение большинства постоянных пользователей. Вдобавок, образовательные учреждения не готовы ни организационно ни психологически к наплыву массовой публики, а надо помнить, что у большинства российских граждан нет домашних компьютеров и они должны будут физически присутствовать в месте доступа. Одновременное информационное обслуживание сотен человек требует определенной структуры отношений, которые в библиотеках и музеях уже отлажены. Пассивная позиция министерства культуры не должна заслонять этих реально существующих преимуществ библиотек и музеев. И есть примеры крайне удачного использования информационно-коммуникационных технологий в сфере культуры. Вспомним хотя бы музейный сайт, объединяющий тысячи музеев http://www.museum.ru/defruss.htm.

Не стоит также забывать, что пока очень немного значимой информации переведено в цифровой вид, и в библиотеках смогут органично дополнить друг друга знания в классической и цифровой форме, перетекая из одной формы в другую. По аналогии назовем это принципом информационной совместимости или непрерывности. Вместе с тем надо признать, что в общей массе библиотечное и музейное сообщество оказалось не готово к стремительной компьютеризации и нуждается в помощи и методической поддержке со стороны более технологически развитых организаций.

Третья критическая точка. Значительный перенос центра тяжести финансирования в сторону служебного аппаратно-программного комплекса и недооценка технологических и организационных проблем подготовки содержательной части цифровой среды.

Компьютерные Сети без контента - это скоростной поезд без пассажиров. При создании проекта «Электронная Россия» разработчики активно общались с представителями компьютерно-программного бизнес-сообщества, но, вероятно, гораздо меньше с производителями контента. И неудивительно, ведь эта цифровая отрасль только начала развиваться, и у нее пока нет достаточно ярких представителей. Просто у массового покупателя информации в России крайне низка платежеспособность. Но это совсем не означает, что эта часть цифровой индустрии должна быть забыта при определении государственных приоритетов. Ситуация в нашей стране сейчас такова, что серьезным заказчиком на массовую оцифровку может выступить только государство, или крупные корпорации, компенсировав таким образом сложившийся за последние десять лет крайне неравномерные возможнисти доступа к информации.

Продуманная законодательная инициатива в сочетании с финансовой поддержкой способна обеспечить широкий и качественный доступ к информации. Подобной инициативой может стать, например, закон об обязательном электронном экземпляре книг и газет. Это не дань моде. Даже Книжная палата и РГБ (бывшая Ленинка) в лучшем случае собирают 75% отечественных изданий. Часто у публикаторов малотиражных книг и газет просто нет средств или времени отправлять обычной почтой экземпляры своей продукции по обязательным адресам. В стране ежегодно издается около 40 тысяч книг, и они без труда разместятся на нескольких десятках CD-ROM-ов. DVD-ROM-ов нужно на порядок меньше. Таким образом можно комплектовать центральные узлы доступа в регионах, связь с которыми на местах надежнее и дешевле.

Так же обстоит дело и с периодикой. Хорошо, что многие издания имеют свои представительства во Всемирной паутине, но более эффективно и, главное, полно охватит информационное поле страны государственный электронный депозитарий периодики. Вспомним, что самые совершенные поисковые механизмы способны дотянуться до 30 процентов, размещенной в Сети информации. Хорошим примером такого упорядоченного газетного ресурса может служить коммерческий сайт Национальная электронная библиотека www.nns.ru .

Желательно также предусмотреть в «Электронной России» раздел, посвященный переводу в цифровой вид наиболее актуальных, исторически значимых ранее опубликованных изданий. Перевод в цифровую форму исторического фонда называется ретроконверсией. Причем подобную работу при удовлетворительных сетях связи разумно распределить по всей стране. Наполнять содержанием «Электронную Россию» смогут жители не только нескольких крупных городов.

Оцифровка, распознавание и вычитка - несложный, нормируемый процесс. Если наладить надежную схему контроля качества, что нетрудно, то одновременно можно привлечь к ретроконверсии не только государственных служащих, но и заинтересованных людей. Уже у многих наших граждан на работе или дома есть доступ к компьютерам и сканерам. Причем они готовы включиться в перевод культурного достояния в цифровой вид не только по экономическим соображениям. Достаточно взглянуть, как много разнородной информации бескорыстно размещено на страницах Интернета. Большинство энтузиастов практически не нуждается в дополнительном обучении, скорее им нужны четкие стандарты подготовки текстов, а при сносном финансировании реально добиться их соблюдения. Включение в создание контента «Электронной России» добровольцев резко сократит капитальные затраты на сканирование, так как они сами будут находить и оптимизировать доступ к компьютерам. В головном методическом центре остается подготовить кроме стандартных критериев качества, подробные, хорошо написанные учебные пособия по переводу текстов в электронную форму для начинающих, и обеспечить прозрачное регулярное финансирование.

Сам процесс ретроконверсии разумно систематизировать, чтобы закрыть множество лакун современного Интернета. Одной из возможных схем наполнения цифрового пространства может стать профессионально написанный рубрикатор. В соответствии с которым будут отобраны, допустим, наиболее актуальные 100.000 тысяч книг. При цене перевода среднего издания в цифровой вид от 50 до 300 долларов вся ретроконверсия обойдется максимум в 30 миллионов долларов, что для страны вполне реальная цифра, даже если допустить удвоение цены из-за накладных расходов. При распределенном переводе во многих местах подобная работа может быть проведена достаточно быстро.

На первый взгляд кажется, что на пути подобных проектов может стать проблема авторских прав. Но она не так остра, как принято думать. Опыт общения с авторами популярных книг на русском языке показывает, что более 90 процентов дают согласие на открытую бесплатную публикацию своего текста в Интернете. И что интересно, издательства не несут при этом убытков. Поначалу казалось, что полный текст помещенный в Интернете, делает ненужным бумажное издание. В большинстве же случаев полнотекстовое электронная версия только улучшает бумажные продажи, ведь читать достаточно объемную книгу в электронном виде по-прежнему неудобно и утомительно для глаз.

Уже давно обсуждается необходимость подготовить «Большую российскую энциклопедию». Издание должно охватить все стороны послесоветской жизни. Разумно сразу же готовить энциклопедию и в электронном виде. Кроме дешевизны подготовки, периодически обновляемая БРЭ может стать стержнем актуальных знаний о новой России. То, что полноценные энциклопедии, включая «Большую советскую энциклопедию» могут успешно существовать в Интернете, недавно продемонстрировал проект www.rubricon.ru .

Наиболее очевидно, что в Сеть должны попасть все федеральные учебники, и пособия, ведь во многих местах ощущается реальная их нехватка, особенно в динамично меняющемся преподавании гуманитарных и экономических наук. Об этом не сказано ни слова даже в программе министерства образования. А раз слова не сказаны - денег не будет или практически не будет. Мне известны только несколько инициативных проектов, самый последовательный из которых проводится в РГБ. http://orel.rsl.ru

Возможно, государству разумно выкупить у владельцев авторских прав некоторые необходимые обществу содержательные ресурсы или право их использования. На такие цели также разумно зарезервировать средства в программе.

Если общедоступные ресурсы энциклопедий и справочников дают достаточно полное представление о личностях прошлого, то необходим и общенациональный ресурс современной персональной информации. Из известных примеров приходят в голову базы данных фирмы «Панорама» www.panorama.ru .

Для определенности подчеркнем: конкретные названия проектов приводятся, естественно, не в духе минобразования, как маяки, на которые нужно равняться и которые мы исподволь продвигаем. Эти ресурсы - скорее представители некоторых классов, к сожалению пока немногочисленных. Они, по моему мнению, имеют шанс стать опорными точками Электронной России, если победят в открытой конкурентной борьбе с прозрачными критериями отбора. Зрителям, да и судьям, чтобы определить кто же забил гол, должно быть ясно где находятся ворота.

В заключение, скажем, что в области цифровых технологий российское правительство стоит перед выбором: ехать по накатанной колее сложившегося баланса интересов или принимать ответственные, необходимые стране нестандартные решения. В этот момент уместно вспомнить слова известного маркетолога Тима Амблера: «Руководством для принятия решения может послужить звенящее ощущение принимаемого на себя риска».

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG