Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ностальгия по империи в Интернете; Интернет и гласность

  • Алексей Цветков

Ностальгия по империи в Интернете; Интернет и гласность

Нашу передачу откроет обзор Александра Костинского, посвященный имперской идее в российском Интернете.

Костинский

Резкий поворот последних месяцев в российском массовом сознании, возрождение имперской и антизападной риторики, ограничение свободы слова протекают в русле ранее обозначенных представлений. Эти взгляды широко, явно и достаточно полно представлены на узле Совета по внешней и оборонной политике www.svop.ru (сокращенно - СВОП). В краткой справке на сайте о СВОП пишется: "Совет по внешней и оборонной политике - неправительственное общественное объединение, основанное 25 февраля 1992 года в Москве группой известных и влиятельных политиков, руководителей ассоциаций деловых кругов, видных предпринимателей, общественных и государственных деятелей, представителей силовых министерств, военно-промышленного комплекса, науки и средств массовой информации. Главным мотивом, объединившим людей, занятых столь разными видами государственной и общественной деятельности и отнюдь не склонных к единомыслию, было стремление содействовать выработке и реализации стратегических концепций развития России, ее внешней и оборонной политики, становлению Российского государства и гражданского общества в стране" (конец цитаты).

Перечень 116 действительно известных и влиятельных людей несколько озадачивает. Безусловные звезды информационного фронта чеченского театра военных действий Сергей Ястржембский, генералы Валерий Манилов, Александр Зданович соседствуют с "демократами" Сергеем Юшенковым, Ириной Хакамадой, Аркадием Мурашевым. Борец с коррупцией Юрий Болдырев рядом с Кахой Бендукидзе, генеральным директором "Уральских машиностроительных заводов" и Алексеем Кандауровым из "ЮКОСа", которые часто упоминались в связи с поспешной приватизацией жирных кусков общенародной собственности. В списке Игорь Шабдурасулов и Игорь Малашенко, Леонид Парфенов и Александр Лившиц, Владимир Лукин и Алексей Подберезкин, Аркадий Вольский и главный редактор "Московских новостей" Виктор Лошак. В разработке документов СВОП принимают участие такие ученые, как Заместитель директора Института Европы Сергей Караганов, Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, Директор Фонда прикладных политических исследований "Индем" Георгий Сатаров, Президент Фонда "Российский общественно-политического центр" Алексей Салмин. Венчают этот список не только чрезвычайные и полномочные послы, Председатель Государственного таможенного комитета, начальник Национального Центрального бюро Интерпола, но и бывшие председатель Совета безопасности Андрей Кокошин председатели правительства Евгений Примаков и Сергей Степашин.

В самохарактеристике подчеркивается, что "СВОП - организация его членов, но работает с привлечением широкого круга квалифицированных отечественных и зарубежных экспертов"

Несмотря на "тесные связи" и "квалифицированные консультации", представители отечественных исследовательских центров с подкупающей самокритичностью говорят: "Мы не только теряем многие заделы, но и все меньше понимаем тенденции мирового развития, интеллектуально провинциализируемся".

Анализ противоречий в документах, подготовленных экспертами и подписанных многими из членов СВОП, позволяет познакомиться со взглядами руководящего российского слоя. Посмотрим на Ключевой текст, опубликованный в июне 1998 года "Стратегия России в ХXI веке: анализ ситуации и некоторые предложения".

Главный итог внутреннего развития предыдущих трех лет по мнению СВОП: "Россия в политическом плане сумела удержаться над безднами: не "свалилась" в пучину гражданской войны, сохранила хрупкую нарождающуюся российскую демократию, избежала соблазна тотальной культурной "вестернизации" страны".

СВОП не ищет "новую русскую идею". Его члены беспокоятся об "активной стратегии выгодной интеграции России в мировое экономическое и информационное пространство". Как члены СВОП понимают выгодную интеграцию видно по тому, что важнейшей проблемой российской внешней политики они считают - оторванность от конкретных экономических интересов страны, а главным субъектом этих интересов являются российские корпорации и банки. Текст явно отражает процесс согласования внутри СВОП. С одной стороны генераторами вожделенного роста "способны стать несколько мощных ресурсодобывающих и промышленно-финансовых групп, обеспечивающих единство страны больше, чем многие и к тому же слабеющие инструменты государства". С другой стороны главные проблемы России "в вопиющей слабости государственного механизма, исполнительных структур" из-за "раскоординированности действий элит, все еще неспособных дорасти до понимания общности своих интересов с основными интересами государства". Сложно, конечно, ответить на вызовы современности, когда даже из концептуального текста непонятно то ли корпорации и банки, составляющие промышленно-финансовые группы не доросли до осознания интересов государства, то ли государство не доросло до грамотной защиты на внешнем рынке своих корпораций и банков.

Противоречия между ролью финансово-сырьевых групп и других основных действующих лиц российской политической сцены продолжаются и дальше. С одной стороны "Важнейшим элементом интеграции России в мировое хозяйство является эффективное использование ее сырьевого и, прежде всего, энергетического потенциала. Только его эффективное использование может дать необходимые средства для роста промышленности. Газ, нефть, сырье - это наш "план Маршалла", данный нам природой", говорится в стратегическом тексте. С другой стороны "не менее важной чем природные ресурсы, а может быть - главной основой борьбы России за достойное место в XXI веке является "по-прежнему не востребованный в гражданской сфере интеллектуальный и технологический потенциал российского ВПК". Но предложением дальше подчеркивается, что военно-промышленный комплекс, несмотря на такие замечательные потенциальные возможности, "по большей части, к сожалению, не сумел предложить продукции, ориентированной на платежеспособный спрос, как внутри страны, так и за рубежом".

Члены СВОП считают, что: "Отсутствует четкая стратегия стимулирования экономического роста и необходимая для ее реализации политическая воля" и поэтому, наверное, "сохраняется опасное расслоение общества по доходам. Положение таково, что рассчитывать на формирование массового среднего класса в обозримом будущем не приходится. Замедлилось формирование средней и мелкой буржуазии, среднего класса в целом". Странно, конечно, но об отсутствии воли говорят высшие государственные чиновники, которые эту самую волю и воплощают.

В то время как у нас государственные чиновники воспитывают волю, как справедливо замечают авторы доклада: "Произошло создание глобальной посткапиталистической системы, развивающейся в основном по единым правилам. Выигрыш в этой системе определяется, в первую очередь, способностью быстро адаптироваться и обладанием передовыми интеллектуальными, информационными и коммуникационными возможностями. США и многие американские корпорации пока выигрывают в этой системе, прежде всего, благодаря этой способности к адаптации".

Адаптировавшись, подчеркивается в докладе "США претендуют и в обозримом будущем, вероятно, будут продолжать претендовать на роль безусловного единоличного лидера складывающейся системы". С этим нельзя смириться и СВОП предлагает "для обеспечения развития и удержания статуса влиятельной или даже "великой" державы, Россия вынуждена будет сохранять опору на ядерное оружие - в политических и опосредованно в экономических целях". Это почему-то пугает соседние с Россией страны, и они хотят войти в НАТО. И НАТО согласно принять некоторые из них. СВОП считает, что "политика расширения НАТО, несмотря на протесты России, была большинством общества воспринята как вероломство. Действиями Запада разочарованы практически все, кроме маргинальных прозападников".

Действительно, российская наука находится сейчас в сложном положении, но существуют и более ясные оценки сложившейся ситуации. Игорь Илларионов назвал основным процессом, сформировавшим современную российскую государственность приватизацию самой государственной власти. Страна представляет собой несколько больших и множество малых финансово-экономических кланов, которые ожесточенно борются за сырьевые ресурсы. В докладе эти свары изящно названы "раскоординированностью действий элит". Правозащитник и сиделец по 70-й статье Андрей Миронов удачно назвал этот уклад паханатом, отталкиваясь от названия лидера преступной группировки. Одним из самых могущественных кланов является исполнительная государственная власть. У неё собственные клановые интересы и она обеспечивает их имеющимся государственным административными ресурсами, как в стране, так и за рубежом. По этому поводу переживают российские корпорации и банки из других кланов, считающие именно себя "главным субъектом экономических интересов страны". За этой увлекательной схваткой наблюдает по телевизору забытое в пылу сражений население России. Стивен Холмс точно заметил, что "Российское общество можно уподобить сломанным песочным часам: верхи не эксплуатируют и не угнетают низы, даже не управляют ими - они их просто игнорируют". Игнорировали они, добавим, не только низы, но и военно-промышленный комплекс, расходы на который сократились в 14 раз. Сейчас мы присутствуем при значительном переделе финансового пирога в пользу ВПК и у нас могут в соответствии с анализом СВОП появится надежды на то, что Россия наконец займет достойное место в ХХ1 веке, используя замечательные, но невостребованные военно-технические наработки. Но тот же Стивен Холмс, анализируя реальные процессы, протекающие при поступлении средств на крупные государственные предприятия почему-то не разделяет оптимизма генералов ВПК: "Директора субсидируемых государством предприятий покупают у одних своих друзей по завышенным ценам сырье, оборудование и прочее и продают продукцию за бесценок другим друзьям. В результате предприятия растрачивают свой капитал, а народные средства перекачиваются в частные карманы. Такие директора присваивают себе активы предприятий, спихивая пассивы на государственный долг". Андрей Илларионов с горечью пишет, что "социализм превратил одну из величайших стран планеты в бедную, озлобленную попрошайку, живущую на подаяния международного сообщества и одновременно шантажирующую его своим ядерным оружием". Многие сторонние наблюдатели не понимают такого противоречивого поведения. Но, если посмотреть с точки зрения клановой раздробленности, то деньги клянчит правительственно-кремлевский клан и его члены более умеренны в отношениях к западу, хотя тоже не стесняясь размахивают ядерной дубинкой, а вот разжигают ксенофобию и ненависть к Западу, перед которым действительно униженно себя ведет правительственный клан, военно-промышленно-силовое сообщество.

За всеми этими баталиями не до развития мелкого и среднего бизнеса. Откуда же взяться слою мелких бизнесменов, если они размалываются между жерновами различных колес государственной машины. Впрочем, многие предприниматели поняли, что нужно включать в свои расходы субсидирование мелких чиновников, которые осуществляют контроль, и можно выжить.

Если на ВПК надеяться нельзя, то есть и другое предложение СВОП "для роста промышленности". Уже упомянутые "Газ, нефть, сырье - наш "план Маршалла", данный нам природой". Снова слово Стивену Холмсу, который, работая в Принстоне, знает опасения тамошних капиталистов, видимо лучше, чем аналитики СВОП. "Капиталисты не склонны вкладывать свои средства в страны вроде России, где не один субъект экономики не внушает доверия к себе. Долгосрочные инвестиции в производство, создающие рабочие места, не очень то вероятны в ситуации, когда здания и оборудование приходится с трудом защищать от вооруженных рэкетиров. В таких условиях капитал имеет тенденцию перемещаться на выкачку природных ресурсов, которые можно охранять от разграбления в местах добычи и при транспортировке".

А тем временем, Соединенные Штаты, пользуясь загадочной способностью к адаптации, претендуют на роль единоличного лидера. Почему им это удается? Их правительство тоже часто принимает мягко говоря не оптимальные решения, их военно-промышленный комплекс тоже охотно и нерасчетливо сжирает значительную часть государственного бюджета, их чиновники тоже замечены в коррупции, а президенты во лжи.

Тут мы упираемся уже в существенные культурные различия. В докладе СВОП ни разу не упоминаются давно навязшие на зубах, но от этого не ставшие менее актуальными слова "права человека". Так вот здесь-то и проходит водораздел. Дело даже не в том, что большинство населения России не уважает права человека, а в том, как оно понимает эти права. Герман Дилигенский приводит данные социологических опросов, из которых следует, что в отличие от западных граждан, "большинство наших соотечественников основными правами человека считает не гражданские свободы и возможность их активного использования, а "пассивные" социально-экономические права, существовавшие при коммунистическом режиме. 64 процента россиян считают самыми важными правами право на образование и социальное обеспечение, 49 процентов - право на хорошо оплачиваемую работу, зато на свободу слова - 18 процентов, свободу поездок за границу - 11 процентов и право на получение информации - 8 процентов". Общим для властей и большинства народа остается неуважение к творческой личности и просто непонимание её роли, как и непонимании важности свободы выбора. Слова личность вообще нет в докладе СВОП, при этом выражается сожаление в низкой правовой культуре и слабости гражданского общества. Но необходимым условием существования гражданского общества, которое может противостоять коррумпированному чиновничеству, является "существование определенного типа личности". С одной стороны эта личность защищает свою ценность от притязаний социума и государственной власти в особенности, с другой стороны "она способна к творческой интеграции во имя общих целей, интересов ценностей" и может подчинять "свои частные интересы и способы их достижения общему благу, выраженному в правовых нормах".

Социально и экономически активной и относительно честной части нашего общества нельзя отказать, как и Соединенным Штатам, в способности к адаптации, но адаптация эта происходит, по точному определению Алены Леденевой, в форме неформальных отношений, которые ведут свое происхождение от хорошо известных в советском обществе отношений, носящих имя - блат. В нынешних условиях ""активные" члены общества широко пользуются накопленными ими в эпоху расцвета блата административными контактами и личными связями для получения кредитов, льгот, лицензий и так далее". Блат был и остается "социально приемлемым трюком, позволяющим обернуть к собственной выгоде доступ к государственной собственности - без прямого воровства".

В последнее время хором зазвучали голоса "ученых", которые всерьез заговорили о примате права государства над правами личности, в чем они видят именно наш российский путь. Реальным научным исследованиям, некоторые результаты которых мы здесь привели, учеными, привлеченными СВОП, противоставляются не факты и измерения, а такие научные термины, как "вероломство", "соблазн тотальной культурной "вестернизации" страны". Анализ причин успеха Соединенных Штатов, необходимый для использования у нас удачных схем и образцов коммерческой деятельности, что и является нормальным процессом взаимообмена культур и цивилизаций, заменяется эмоциональными фразами типа: "Действиями Запада разочарованы практически все, кроме маргинальных прозападников" и маловразумительными ссылками на способность адаптации, которой у нас почему то нет.

А нет её потому, что способность к адаптации в сложной меняющейся обстановке - это творческая способность, а множество инновационных идей и методов не приходят в голову всему народу или даже тем людям, которые успешно доят государство, благодаря хорошим связям. Они рождаются в командах, ведомых творческими личностями, которые уверены, что результаты их труда не будут сразу же украдены и приватизированы сонмом государственных чиновников или просто бандитов, наехавших по наводке тех же чиновников.

Поразителен, конечно, и страх перед вестернизацией, который так отчетливо очерчен в текстах СВОП. По стилистике употребления он очень напоминает страх перед инфекционными заболеваниями. С такой страстью, обычно говорят о культурной оккупации? О риске замены нашей культуры на западную? Но, включая телевизор, видишь на самых патриотичных государственных каналах по-прежнему те же третьесортные западные фильмы и клипы, на которые "дают добро" члены СВОП Шабдурасулов, Малашенко, Парфенов. Может быть, под вестернизацией понимается умение работать, не воруя и не подкупая государственных чиновников, требование от них отчитаться за потраченные и загадочным образом обнаруженные в иностранных банках миллиарды долларов, а может право говорить правду о туберкулезном кошмаре, тесноте и произволе обычных следственных изоляторов и тюрем, куда имеет шанс попасть не только чеченец, но и каждый россиянин, а может быть не дай бог и таких необычных, как фильтрационно-концентрационные лагеря? Не знаем. Система понятий, используемых СВОП, эмоционально размыта.

Зато ясно видно, что на стратегию России в начале ХХ1 века, как и в прошлые века, к сожалению, пока мало влияет мысль что невозможна Великая Россия без Великой Российской Личности, которая уважает и себя, и сильное правовое государство в котором живет.

Радио "Свобода", программа "Седьмой континент". Михаил Кречмер - о гласности и законе в Интернете.

Кречмер

Интернет для России явление не только и не столько техническое. Как и всякое определение, высказывание об Интернете как о всемирной Сети, включающей в себя множество меньших по размеру сетей, конечно хромает. Вообще, для многих (можно сказать "неспециалистов") обидно слышать, что Интернет - это некая совокупность персональных компьютеров, телефонных и иных линий, модемов, маршрутизаторов, серверов и прочего "железа", а так же - специального программного продукта. Для многих Интернет - это отдельный континент, информационное Эльдорадо, коллективный мозг и Бог еще знает что. Как телефон - это средство общения (без подробностей о преобразовании звуковых волн в электромагнитные колебания и передачи их на расстояние), так для многих Интернет - это средство передачи и получения информации и собственно хранилище этой информации. Бескрайний ангар величиною с земную поверхность, электронная супербиблитотека с мгновенным доступом.

Между тем, немногие из тех, кто запускает броузер, посылает электронное письмо или выставляет на всеобщее обозрение свой собственный Веб-сайт, мыслят такими категориями, как "свобода слова", "свобода мысли", "право производить, получать и распространять информацию". А , пожалуй, это и есть главные ценности российского Интернета. Интернет у нас пока остается территорией свободы - Terra Libera.

В одной из прошлых программ мы рассказывали о китайском Интернете, о том, как он в нынешних условиях для этой страны становится новой площадью Тяньаньмэнь. Для неправедных правителей Интернет , безусловно, зло. Или потенциальное зло. И с ним надо бороться, а не учреждать национальные программы развития информационной магистрали , как это делается в нормальных странах.

Нельзя сказать, что у нас тема свободы слова в Интернете не изучена... Периодически об этом пишут в специализированных компьютерных журналах, собственно в Интернете или в немногочисленных журналах ему посвященных. Обычные средства массовой информации обращаются к теме в случаях скандальных или близких к тому. Как, к примеру, было во время последних выборов в Государственную Думу, когда во время голосования в Сети появилась информация о том как голосует (или может голосовать) народ.

Книга, посвященная этой теме у нас издается впервые. По крайней мере, ни о чем подобном в отечественном книгоиздании слышать не приходилось: в российском Фонде защиты гласности вышла книга "Интернет и гласность".

Вообще, "гласность" для Фонда - понятие не "дежурное", а основополагающее. Напомню, что символом Фонда защиты гласности стала черепаха, опоясанная лозунгом: "Гласность - это черепаха, ползущая к свободе слова".

У книги - три автора: экономист Елена Волчинская, юрист Людмила Терещенко и юрист-международник Михаил Якушев. Уже по титулам и научной специализации авторов можно предположить, что в работе рассматриваются правовые вопросы, касающиеся Интернета в целом и свободы слова в Интернете в частности.

В предисловии редактор книги Михаил Горбаневский рассказывает о том, что правозащитная организация "Репортеры без границ" назвала 12 стран - "врагов Интернета". В этих странах жестко контролируют всё, что происходит в национальных сегментах Интернета, подвергают цензуре Веб-сайты, постоянно осуществляют нападки на пользователей и так далее. К этим "врагам" отнесены Китай, КНДР, Куба, Иран, Ирак, Сирия, Ливия, Саудовская Аравия, Сьерра-Леоне, Судан, Тунис и Вьетнам. Весь остальной мир старается решать проблемы, связанные с Интернетом цивилизованно...

Как и многие системы в нашей жизни, Интернет с одной стороны регулируется законодательством, а с другой - принципами саморегуляции и нормами повседневной жизни. Этим проблемам, в основном посвящена книга "Интернет и гласность".

В последнее время все чаще стают спорные вопросы, которые рано или поздно придется решать. Все-таки, Веб-сайт - средство массовой информации или нет? Это особенно горячо обсуждали во время последних думских выборов. До какой степени можно размещать в Сети персональные данные простых людей и политических деятелей? Как соблюдать авторское право в Интернете?

Вот только один пример из вышедшей книги: в январе 99-го года британская компания звукозаписи "Электра" прислала предупреждение российской компании "ТОРП". Поводом к предупреждению стало то, что российская компания разметила на своем сайте звуковой файл, принадлежавший "Электре". Судебного разбирательства не потребовалось, уже на следующий день пиратский файл исчез с Веб-сайта.

Книга "Интернет и гласность" состоит из пяти глав и нескольких приложений. Главы посвящены общим проблемам обеспечения гласности, "традиционным" средствам массовой информации в Интернете, перспективам правового регулирования и саморегуляции. Одна из глав называется "Свободные люди" в Интернете. Это как раз о том, кто, какую информацию и как представляет в Интернете. Кто у кого мягко говоря заимствует данные (потом обнародуя) и насколько можно доверять всякой всячине в Сети. Есть и еще один из многих вопрос: кто несет ответственность за распространение недостоверной информации в Сети? Об этом можно прочесть на страницах книги.

В приложениях - в основном, извлечения из российских нормативных правовых актов, то, что касается информации, связи, а также - о защите свобод. Это - обычная практика для Фонда защиты гласности, когда книга подкрепляется изрядной выборкой из юридических документов. Как своих, так и зарубежных, или международных.

При всем своем свободолюбии и свободомыслии Интернет не может быть территорией, не подвластной закону. Он, конечно же, должен быть включён в общеправовую систему. Но от того, к а к это происходит и будет происходить - зависит вся последующая жизнь Интернет-сообщества.

Кстати, о персональных данных. Во время позапрошлых президентских выборов я лично обнаружил в Интернете, на достаточно известном Веб-сайте досье на кандидатов, где было много всяческой информации. В том числе, данные их паспортов.

Там было прописано, что у кандидата Зюганова паспорт ТД N517 341, у Горбачева - ГН N700 000, а у кандидата Ельцина - АИ N500004.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG