Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интернет

  • Алексей Цветков

Сегодняшнюю передачу открывает Михаил Брауде-Золотарев, рассказывающий о предприятих нового типа: Интернет-инкубаторах.

Брауде-Золотарев

В последние годы как совершенно новые, так и вполне традиционные формы предпринимательской активности получают все большее представительство в Интернете. До недавних пор основной движущей силой этого процесса, наверное, была мода, помноженная на определенного рода восторженные (и, возможно, несколько завышенные) ожидания инвесторов. Теперь ситуация меняется. Все большую популярность приобретает сакральный вопрос: а каким образом Интернет может помочь фирмам и их инвесторам зарабатывать реальные деньги?

Теоретический ответ на этот вопрос известен давно: цифровые технологии, Интернет, потенциально способны снижать так называемые трансакционные издержки, упрощенно говоря, затраты покупателей и предпринимателей на общение друг с другом. Например, на изучение рынка, на получение информации о продуктах или услугах и их свойствах, на совершение сделок, наконец.

Но это - теория, а на практике основа развития любого сетевого бизнеса - это инвестиции, вложение средств в перспективный проект. И хотя даже на западном Интернет-рынке сайтов, которые могли бы похвастаться хотя бы текущей рентабельностью, пока немного, это не повод для нарождающейся российской сетевой экономики не задумываться над вопросами эффективного привлечения денег. В отличие от Запада, где под раскрутку молодой компании можно получить банковский кредит, где работают венчурные фонды и бизнес-инкубаторы, где, наконец, есть частные инвесторы, в России начинающему сетевому проекту рассчитывать практически не на что. Разве что, на неожиданно открывшееся наследство, но очень уж ненадежен расчет на наследство.

Не могу не сказать хотя бы пару слов о знаменитой российской специфике.

Пока наш рынок очень не развит, и на нем нет не только большого спроса, но и предложения. Мало проектов, готовых принять инвестиции - эксперты оценивают инвестиционную емкость Рунета в двухтысячном году в 10-20 млн. долл., хотя вложить в Россию они готовы гораздо больше.

Есть и другое, даже более важное ограничение: общепринятый способ освоения инвестиций в мире - эмиссия акций и уменьшение доли первоначального собственника - в России работает плохо. Российские компании не прозрачны, и у инвестора обычно нет возможности влиять на их бизнес, защищаяя свои интересы. Да и российские интернетчики зачастую не блещут трезвой самооценкой и не в восторге от необходимости расстаться с существенной долей в своем сетевом детище. Но ведь инвестору, чтобы рассчитывать хотя бы на сохранение своих денег, необходимо как-то контролировать компанию, в которую он вложил средства!

Далее, в России из-за все той же неразвитости рынка трудно просчитать перспективы фирмы. Американский подход, когда на численности посетителей сайта строят оценки стоимости проекта, у нас малоадекватен. И тем не менее, по аналогии с американским рынком, в Рунете подспудно считается, что высокая посещаемость Интренет-ресурса сама по себе гарантирует его высокую инвестиционную привлекательность и будущую доходность. При этом финансовые "стратеги" как бы "забывают" про платежеспособность выстроенного вокруг популярного сайта сообщества, или как его часто называют на западный манер, "коммьюнити". Точнее про его неплатежеспособность...

Ну да ладно, проблема платежеспособности российского потребителя - вопрос отдельный, а мы, несмотря ни на что, можем уверенно констатировать факт: в этом году в Рунете наблюдается своего рода инвестиционный бум - маленький, адекватный нашему неразвитому рынку, я бы сказал, "домашний", но все же бум.

Первые большие деньги, пришедшие в Рунет, появились с целью застолбить территорию, стать владельцем приглянувшегося Интерент-ресурса как бы "на всякий случай", в расчете на отдаленную перспективу. Дескать, в те веремена, когда вырастет рынок, вместе с ним станет дороже и получивший финансирование Сетевой ресурс. Это вложения в сложившиеся проекты с устоявшейся аудиторией, имиджем и командами. От таких проектов инвесторы, называющие себя "стратегическими", в принципе и не ожидают скорой прибыльности, а иногда и вовсе на прибыльность не рассчитывают, ориентируясь исключительно на последующую перепродажу проекта.

Но застолбить территорию, скупив на корню пару раскрученных проектов, несложно - были бы деньги. Вот заставить такие проекты работать, приносить прибыль, много сложнее. А ведь если богатого покупателя не найдется, рано или поздно большинству ныне бездумных "стратегических" инвесторов может захотеться получить подробный ответ на вопрос, "а где отдача?" и на что, собственно говоря, пошли их денежки...

Но бог с ними - стратегическими инвесторами. Сегодня мы подробнее поговорим не о них, а о фирмах, реализующих немного другую тактику вложения денег в Интернет, - о так называемых Интернет-инкубаторах, вероятно единственной доступной для начинающих компаний (стартапов) форме привлечения инвестиций в свои Интернет-проекты.

Заметьте, что проблемы создателей молодых компаний более-менее одинаковые: где добыть деньги на зарплату - ведь их детище пока еще бесприбыльно; как привлечь внимание публики... Есть и менее материальные, но более концептуальные задачи: как из безответственной, но энергичной компании друзей-приятелей превратиться в отлаженную предпринимательскую структуру с бухгалтерией, учетом и прочими радостями серьезного бизнеса.

Неудивительно, что именно на этих одинаковых проблемах стартапов и играют бизнес-инкубаторы. Их участие сводится к помощи молодым компаниям пережить "младенческий возраст" и покрепче встать на ноги. Стандартное предложение стартапу со стороны инкубатора обычно включает в себя услуги по управлению и развитию компании, поиск финансирования, техническую и юридическую поддержку, предоставление офиса и персонала, помощь в маркетинговых исследованиях, бухгалтерии и т. п. Фактически инкубатор создает для начинающих предпринимателей тепличную среду, позволяющую последним сосредоточиться на продвигаемых на рынок услугах или продуктах и избавиться от решения организационных вопросов.

Взамен бизнес-инкубаторы забирают у своих подопечных значительную долю во взращиваемом бизнесе и навязывают определенную культуру ведения предпринимательской деятельности - с составлением бизнес-планов, учетом, прозрачностью для инвесторов и т. п. А раскрутив проект и, подняв тем самым его стоимость, они продают его инвестору следующего уровня. Бизнес этот высокорискованный, т. к. не всегда инкубатору удается угадать заранее, получит ли спрос на рынке раскрученная им фирма, но, как и в любом другом высокорискованном бизнесе неудачные вложения по замыслу должны с лихвой окупаться проектами успешными, где прибыль может составлять тысячи процентов.

Основа работы любого инкубатора - это отбор молодых компаний, обещающих большую прибыльность после раскрутки. Как происходит этот отбор? Перво-наперво, конечно, анализируется идея нового бизнеса, оформленная в виде бизнес-плана. На втором месте по значимости оказывается анализ предлагающей его команды: образованность ее членов, их целеустремленность, слаженность. Это не удивительно - проект ждет успех, только если есть команда, способная реализовать блестящий план в жизнь. Некоторые инкубаторы даже говорят, что "команда оценивается более строго, чем ее бизнес-план". И, наконец, третья важнейшая составляющая перед принятием решения: инкубатор всегда прикидывает, будет ли "продаваем" проект после раскрутки, т. е. найдутся ли для него инвесторы следующего уровня.

Первые опыты бизнес-инкубации были предприняты в западных странах много лет назад, в начале 80-х, и осознание, что энергичная команда с хорошей идеей вкупе с плотной опекой инкубатора может оборачиваться сверхприбыльным бизнесами, наступило довольно быстро. С приходом виртуальной экономики, в одна тысяча 96 г., опыт бизнес-инкубации был применен в Сети известным американским бизнесменом Биллом Гроссом, основавшим до сих пор самый известный Интернет-инкубатор idealab! За ним последовали и другие. За годы своего существования Интернет-инкубаторы успели претерпеть определенную эволюцию: теперь их целевой функцией стало ускорение взращивания проекта. Конкурентность рынка и скорость проникновения новых технологий оказались настолько велики, что определяющим фактором для успеха проекта стала именно скорость его продвижения на рынок. Как шутят инвесторы, "кому будет нужен "отличный" проект завтра, если на рынке появится просто "хороший" конкурирующий проект сегодня"...

Теперь на раскрутку новых торговых марок, возможных будущих лидеров рынка, тратится буквально несколько месяцев. Инкубаторы даже сменили самоназвание, предпочитая в последнее время именоваться бизнес-акселераторами или бизнес-катализаторами. Кстати, первыми идею "ускорения" сформулировали и реализовали два известных американских предпринимателя Скай Дейтон и Джейк Вейнбаум, создавшие инкубатор eCompanies. Cpok инкубации в нем жестко ограничен тремя-четыремя месяцами.

Мы были свидетелями, как лет за десять по тем или иным причинам отошло первое поколение "перестроечных" политиков, которых почему-то теперь все чаще называют романтиками. Их вытеснили не лучшие, но более приспособленные люди, увереннее ориентирующиеся в новых правилах игры. Наверное, то же самое может произойти в Рунете со многими, "стоявшими у истоков" и иногда не вполне адекватно оценивающими свою нынешнюю роль и роль своих сетевых детищ лидерами. Совсем другое дело - новые предприниматели, которые выросли в других условиях и которые менее склонны к переоценке собственной роли и возможностей, да и просто более сговорчивые. Эти люди не только вузы, но иногда и школу заканчивали уже после кончины советской власти. Бытие ли первично, сознание ли, но и то и другое у них совсем не те, что у поколения, скажем, 60-х или 70-х.

По-видимому, именно к представителям этого молодого поколения предпринимателей адресуются народившиеся в этом году российские интернет-инкубаторы. Первый из них, так и названный "Интернет-инкубатором", родился в феврале двухтысячного года. Он недолго оставался в одиночестве: за прошедшие с тех пор время о создании подобных бизнесов заявили сразу несколько компаний. Среди них в прессе "засветились" проекты Incubator.ru, NetValue.Ru, Arrava, причем список, вероятно, этим не ограничится. Не все они позиционируют себя именно как инкубаторы, хотя суть деятельности у всех одинакова.

В мире Интернет-инкубаторы заинтересовываются десятками проектов каждый день, а вот российские их собратья даже при крайней своей доброжелательности вряд ли сумеют найти и "поддержать" в этом году больше нескольких десятков проектов.

И напоследок давайте взглянем на идею инкубации с другой стороны. Представьте себе, что вы и есть тот самый молодой Интернет-предприниматель, жаждущий инвестиций.

Знайте тогда, что инкубаторам вы интересны не как творческая личность и уж никак не своими гениальными идеями. И то, и другое лишь необходимое, но недостаточное условие. Вы нужны инкубатору, только если сможете в перспективе приносить прибыль, т. е. если твердо знаете, как реализовывать свои идеи. Но и тогда могут возникнуть проблемы - претворить идею в жизнь в одиночку без слаженной команды у вас вряд ли получится. Но, убедившись, что у вас есть и идея, и команда, непременно попробуйте составить бизнес-план и постучаться в дверь к денежному мешку.

Чем вам грозит попадание на отсидку в инкубатор? Вас, как мы рассказали выше, возьмут под плотную опеку, тщательнейшим образом проведут экспертизу ваших планов, отнимут часть бизнеса, навяжут жесткие правила поведения, заставят вести - о ужас! - бухгалтерию и отчитываться о расходах, согласовывать траты... Причем рассчитывать, что, сделав на вас ставку, вас будут тянуть до победного конца, не стоит. Если окажется, что перспективы вашего бизнеса неважнецкие, то на поддержку лучше не рассчитывать. Вас безжалостно ссадят, как ссаживают с поезда неплатежеспособного безбилетника: сама природа Интернет-инвестиции предполагает, что часть проектов окажется неудачной, деньги будут потеряны, и чем раньше это выяснится, тем меньшие потери понесет инкубатор.

Зато если все сложится удачно... Если все сложится удачно, то, заработав деньги на вас, инкубатор даст заработать и вам, отправив вас в самостоятельное бизнес-плавание.

Радио «Свобода», программа «Седьмой континент». Нашу передачу завершит интервью, взятое Александром Костинским у Андрея Вакуленко - директора первого российского Интернет-инкубатора.

Костинский

Андрей, почему появилась такая форма поддержки развивающегося бизнеса, как Интернет - инкубатор, зачем она нужна и каковы её главные особенности?

Вакуленко.

Ну, тут всё очень просто. Если мы посмотрим на российский рынок Интернет - проектов, то мы увидим, что практически все команды, которые были готовы к тому, чтобы получить инвестиции, такие, как, например, Yandex, Rambler, оЗон, Инфоарт свои инвестиции уже получили. На рынке на сегодняшний день готовых для инвестиции команд и готовых для инвестиций Интернет -компаний просто нет. Поэтому, если мы хотим зарабатывать на Интернет-рынке в России, то нам необходимо такие команды выращивать, воспитывать. Без этого просто ничего не получится. У нас даже есть такой термин, и такой продукт, который мы продвигаем на рынок - мы называем его - управление талантами.

Костинский

Если я правильно понял, то цель такой формы организации, как Интернет-инкубатор - взаимовлияние разных проектов и людей из этих проектов друг на друга?

Вакуленко

Это, безусловно, очень важно для нас.

Все руководители нашей компании и ведущий персонал прошли некоторую школу работы в западных компаниях и поэтому, естественные, для западной менеджерской культуры традиции привычки и обычаи, просто уже, впитаны в кровь на уровне инстинктов. Сталкиваясь с людьми, которые такой школы не прошли, ты неожиданно обнаруживаешь, что люди не понимают каких-то вещей.

Костинский

А какие основные вещи наши люди не понимают?

Вакуленко

Большинство менеджеров проектов, с которыми приходится для начала иметь дело, приходят к нам, имея в голове, например, некий миф о том, что деньги инвестором выдаются под бизнес-план написанный на салфетке, что гениальный бизнес - план написанный на салфетке достаточен для того чтобы тебе тут же принесли мешок долларов. С удивлением они обнаруживают, что такая программа, как Microsoft Power Point - это оказывается, чуть ли не основная программа, которой должен владеть менеджер. И что искусство презентовать свой проект, оно не менее важно, чем искусство придумать некоторую замечательную идею. Есть ещё много разных вещей, некоторые из которых более глубокие, некоторые менее глубокие, но, тем не менее, инкубатор - это некоторая школа менеджмента и люди должны её пройти от начала и до конца.

Тут надо сделать небольшое отступление. У нас есть некоторый тест: если к нам приходит человек и говорит: вы знаете у меня есть идея, но она очень секретная. Я вам эту идею не скажу, потому, что вы сейчас у меня эту идею украдёте и сами её реализуете. Вот для нас это признак номер один, что человек нам совершенно не подходит. Мы начинаем вводить термин - "новая экономика". Интернет это только одна из информационных сред, будет ещё несколько сред, в которых будет развиваться бизнес. В этой самой новой экономике всё происходит очень быстро. Ценность представляют только те люди, у которых идеи появляются каждый день по пять штук. И если у человека одна идея, раз он так за неё дрожит, значит, наверное, - одна, то это явно человек, который, в первых, нам не подходит, потому что у него идей мало, во-вторых, он ещё не понимает, что придумать идею это просто ерунда, а вот реализовать её и суметь выстроить бизнес - вот это задача более сложная. Поэтому, люди должны все время друг с другом общаться генерировать новые идеи, на стыке разных проектов возникают некоторые новые мысли, новые предложения. Мало того люди, если они действительно талантливы, для них это, кроме всего прочего, просто удовольствие, когда вокруг тебя много интересных и талантливых людей, то просто это радует, приятно работать и радостно и весело. Поскольку люди работают у нас по 48 часов в сутки, то удовольствие, которое они получают от работы это может быть одно из самых может быть главных эффектов, потому что инвестиции будут в будущем, то есть, инвестор для инкубируемых проектов ожидается где-то месяцев через шесть.

Костинский

То есть можно даже сказать, что и вы - менеджмент самого инкубатора - тоже развиваетесь вместе с развиваемыми вами проектами?

Вакуленко

Безусловно, конечно, да. Ну, как-то это абсурдно было бы брать такой проект, про который я все до дна понимаю. Тогда может быть не надо его брать, может быть самому все это сделать, раз все понятно до донышка? Как раз наоборот, интересно брать те проекты, где дна не видно.

Костинский

Андрей, а какие основные проблемы в бизнесе Интернет-инкубаторов?

Вакуленко

До последнего времени на Интернет - рынке был некоторый очень большой бум. Этот бум, был ... Может быть вообще надо пару слов сказать про механизмы финансирования Интернет-проектов. Может быть ситуация парадоксальная, но до сих пор все Интернет-проекты, которые на российском рынке существуют, в конечном итоге рассчитаны на то, что деньги в них вложит колорадский фермер. Это не абстрактная идея. Я бы сказал так: есть разные схемы финансирования, но конечный человек, который будет инвестировать в российский Интернет - это колорадский фермер.

Костинский

Покупая акции?

Вакуленко

Покупая...Да, вот сейчас мы создаем некий проект. Одна из схем состоит в том, что мы этот проект будем растить, растить, растить, в конце концов, выведем в Америке на "Насдак", на биржу. Там колорадский фермер купит акцию и таким образом проинвестирует наш проект. Или другой вариант: мы будем ждать некоторого прихода институционального инвестора, то есть какого-нибудь западного инвестиционного фонда, который придёт со своими деньгами и вложится в этот проект. Но в этот инвестиционный фонд в свою очередь уже вложил деньги тот самый колорадский фермер. Либо, третий вариант, когда говорят что мы сейчас создадим российскую биржу проектов и будем выводить проекты на российскую биржу, но эта российская биржа все равно рассчитана на то, что туда придут игроки с западными деньгами, в которых в конечном итоге вложил все тот самый колорадский фермер. К несчастью, вот это - одна из проблем: в России, к сожалению, очень плохо разработан и законодательно проработан механизм инвестирования, который позволял бы простым российским гражданам инвестировать свои деньги в различные проекты. Это плохо с двух сторон. Во-первых, потому что просто довольно большие финансовые ресурсы, несмотря на кажущуюся бедность, тем не менее, довольно большие финансовые ресурсы просто не привлекаются в этот сектор. Причем, чем инвестор лучше понимает ситуацию на рынке, тем она лучше и, если это будет российский частный инвестор, то он лучше будет понимать, что происходит здесь в России, чем инвестор из Колорадо. Во-вторых, очень важный механизм для всех растущих проектов и тем более проектов в Интернете, для всех высокотехнологичных проектов - это возможность заинтересовать участников проекта участием в собственности в этой разработке. Вот то, что на Западе реализуется в системе опционов.

Костинский.

Опцион - это право на долю в бизнесе, которую получает работник дополнительно к заработной плате вместо части денег?

Вакуленко

Опцион - это, грубо говоря, некоторая возможность получить долю собственности в компании, которую человек получает вместе со своей зарплатой. Для того чтобы это в России реализовать надо фактически зарегистрировать открытое акционерное общество. Это немыслимо, для маленького проекта, для стартапа. Этот механизм реализовать нельзя, поэтому очень тяжело сделать так, чтобы сотрудники были сильно заинтересованы в результатах своего труда. Для стартапа это очень плохо. Вот как бы трудности. Вторая трудность, я надеюсь, что она, слава богу, как-нибудь решаться, это некий общий климат для бизнеса в России. Ничего тут нового нет. Я боюсь, что буду ужасно банален, но опять же, поскольку в основном мы ориентируемся на западных инвесторов - у них есть такая удивительная традиция - они привыкли играть по правилам. Они удивительным образом, например, привыкли платить налоги. При этом, как вы сами знаете, если в России платить все налоги, то бизнесу приходится очень туго. Тем ни менее, мы не можем предлагать западным инвесторам таких проектов, которые налогов не платят. Не то что бы тут есть какой-нибудь большой этический смысл в этом. Скорее тут все очень просто, потому что налогов может не платить маленький проект, а когда вы разрослись и стали большим вы станете слишком заметными и вам не удастся не платить налогов. Слава богу, вроде бы налоговый кодекс принимается. Тут надо обратить внимание ещё на такую тонкость: в Интернет-проектах всё-таки основная доля расходов идет на зарплату - очень большая доля расходов. Поэтому все эти реформы, связанные с единым социальным налогом, с плоской налоговой шкалой, они для Интернет-проектов очень важны, то есть, если это все реализуется - то я считаю очень будет здорово.

Костинский

И тогда у вас резко падает количество выплачиваемых налогов.

Вакуленко

Конечно, да. Для нас это очень важно.

Костинский

То есть эффективность бизнеса резко возрастёт?

Вакуленко

Мне кажется, что это очень серьезная вещь, если говорить о каких-то трудностях, но мне не кажется, что это какие-то специальные трудности Интернет - проектов, это все общие трудности бизнеса. Если говорить про трудности российского Интернета, то надо всё-таки понимать, что он ещё очень маленький, то есть у нас все еще порядка шести миллионов пользователей и рост пользователей очень сильно сдерживается, я бы даже сказал не то чтобы количеством компьютеров или сетями или ещё чем-то: это все мелочи жизни потому что, понятно, что те люди, которые не купят себе компьютер они будут выходить в Интернет, например, через мобильные телефоны - это мы скоро пронаблюдаем все, - а тут важно другое - какую среднюю зарплату получает российский человек, и соответственно, сколько можно ожидать, что он денег в Интернете потратит. И при том уровне средней зарплаты, который сейчас в стране есть, конечно, все очень не здорово.

Костинский

И напоследок, каковы перспективы бизнес-инкубации как специализированного способа выращивания компаний?

Вакуленко

Я бы сказал так, на сегодняшний день. Мы были первым Интернет инкубатором, который в России открылся. Мы даже зарегистрировали свое название, прям вот так вот и зарегистрировали, как "Интернет-инкубатор" и зарегистрировали торговую марку "Интернет-Инкубатор". Поэтому, все кто после нас уже регистрировался, должны были придумывать разные другие слова - Интернет - акселератор и всяко другое. Сейчас, по нашему пути пошло еще примерно шесть-семь компаний. И я думаю, что для практически любой компании, которая намерена инвестировать в российский Интернет практически неизбежно нужно создавать тот самый Интернет - инкубатор ровно по той самой причине: в России существует дефицит менеджерских кадров.

Костинский

Удачи Вам в воспитании нового российского менеджмента. Всего хорошего. Спасибо.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG