Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Курск" в Интернете

  • Алексей Цветков



Александр Костинский:



В последнее время много говорят о наступлении информационной эпохи о кардинальном упрощении и ускорении доступа через Интернет к таким первоисточникам, как ленты новостей информационных агентств, которые ежеминутно обновляют сообщения, или статьям в электронной прессе, появляющимся в Сети сразу же после их написания. Из этого делается вывод, что у тех, кто имеет доступ к Интернету больше шансов разобраться и понять события современного мира. Насколько оправдано это утверждение и как потоки информации могут отдалять от понимания происходящего мы попытаемся сегодня увидеть на примере самого широко освещаемого события этого года - гибели атомной подводной лодки "Курск".

Достаточно подробная хронология событий представлена на многих российских узлах Всемирной паутины. Пожалуй, наиболее четко фактологический ряд представлен Леонидом Харитоновым

В 11 часов 29 минут 34 секунды по Московскому времени норвежская сейсмическая служба NORSAR (Norwegian Seismic Array) зафиксировала первый взрыв силой в полтора балла по шкале Рихтера в точке около 69 градусов 38 минут северной широты и 37 градусов 19 минут восточной долготы (эти координаты потом будут немного уточнены), в 11часов 31 минуту 48 секунд ещё один, гораздо более мощный взрыв силой в 3,5 балла, который соответствует по данным NORSAR мощности до двух тонн взрывчатки. Подобные данные получены сейсмическими станциями Канады и Аляски. Эти взрывы также были зарегистрированы двумя американскими подводными лодками "Memphis" и "Toledo", а также разведывательными кораблями "Loyal" (США) и "Marjata" (Норвегия).

Леонид Харитонов утверждает также, что одна российская подводная лодка и тяжелый ракетный крейсер "Петр Великий" также зафиксировали эти взрывы. Кроме того, по словам Министра обороны, российская лодка слышала также и третий взрыв в 11 часов 44 минуты.

По официальной версии, крайне обеспокоенное сообщениями о взрывах, командование Северного флота аж через шесть часов в 17:30 послало радиограмму "Курску": "Донести свое место и действия". Когда истек положенный срок ответа, в 23:30, была объявлена аварийная тревога по флоту и в район предполагаемого местонахождения лодки были направлены поисковые силы. Два поисковых самолета Ил-38 (командиры экипажей - подполковники Дергунов и Довженко) обнаружили в районе масляное пятно, а также, по непроверенным данным, аварийные буи и иностранную подводную лодку, шедшую на скорости 5 узлов.

После аварии было выдвинуто множество версий гибели "Курска". Большинство независимых специалистов, включая наших отставных капитанов и адмиралов, считают, что на лодке произошел взрыв в торпедном отсеке, который привел к пожару и ещё более мощному взрыву всего боезапаса отсека. Некоторые из них всерьёз считают, что "Курск" был по ошибке расстрелян крейсером "Петр Великий" или другим нашим кораблем. Однако, командующий военно-морским флотом Владимир Куроедов, министр обороны Сергеев и вице-премьер правительства Илья Клебанов от имени правительственной комиссии настаивают, что причиной гибели "Курска" стало столкновение с иностранной субмариной. По их словам комиссия обнаружила "большое количество косвенных признаков" такого столкновения. Этими признаками являются, якобы найденные в двухстах метрах от носа "Курска" инородные тела, предположительно, фрагменты рубки иностранной подводной лодки, также буи бело-зелёной, иностранной окраски. Буи, правда, потом не нашли, а норвежские водолазы и наши ученые с исследовательского судна "Академик Келдыш", спускавшиеся много раз к "Курску" не видели никаких следов посторонней лодки.

В подкрепление версии о столкновении в последнее время правительственной комиссией приводятся также другие не менее веские доказательства: "характерные вмятина и царапины на правом борту в районе I-II отсеков", обнаруженные во время операции по извлечению тел, а также сигнал SOS, записанный примерно в четырнадцать ноль-ноль 13 августа в районе гибели лодки, который командование ВМФ тогда ошибочно приняло за сигнал бедствия с "Курска". Далее Илья Клебанов сказал убийственную для любого, кто хоть сколько-нибудь смыслит в гидроакустике фразу: "После изучения пленки эксперты выяснили, что это был "механический стук, а не стук человека", - и далее, - "Подтверждаю, что на нашей лодке "Курск" нет устройства, которое может подавать такие сигналы. И, наверное, к этому моменту та лодка еще могла лежать где-то рядом".

Версию о столкновении широко поддерживают про правительственные СМИ, включая сетевые, причем иногда довольно странно. Например, "Вести.ру", принадлежащие Фонду эффективной политики Глеба Павловского загадочно напоминают "о проходивших в то время экстренных телефонных переговорах между президентами России и США, и о "плановом" визите в Москву директора ЦРУ, "случайно" пришедшемся на середину августа". Желание поддержать эту версию так велико, что "Вести.ру" просто обвиняет членов российского правительства в сговоре с западными политиками за спиной российской общественности, и всё это делается примитивно ради денег. Цитату из статьи с красноречивым названием "КУРСК": КТО ПОТОПИЛ, ТОТ И ПОДНИМЕТ?" стоит даже привести. "Возникает вопрос: если подводную лодку собираются поднимать западные компании на деньги западных правительств, не лучше ли тактично промолчать о наиболее вероятной причине гибели "Курска"? Вот когда деньги соберут, а "Курск" - с Божьей помощью - поднимут, г-н Клебанов сумеет "обозначить причину". Тем более что тогда скрывать ее будет значительно труднее". Чтобы было понятно: "Вести.ру" со сдержанным пафосом называют скрываемой именно версию о столкновении, которую по несколько раз на дню называют и командование флота и правительственная комиссия.

Надо сказать, что, несмотря на явную нелепость, под водопадами подобного информационного шума, состоящего из недомолвок, намеков и многозначительных фраз почти уже погребена вера в то, что причины гибели атомной подводной лодки "Курск" вообще можно установить.

Но, по моему мнению, надежда ещё есть, только путь к ней лежит не через информацию, а через знания. Рамки нашей передачи невелики, поэтому сосредоточимся только на версии столкновения.

Для начала придется сказать несколько слов о том, как распространяются электромагнитные и звуковые волны в толще воды и какими способами обнаруживают подводные лодки. Это необходимо сделать, чтобы глубже и осмысленней понять происходящие тогда события, а не ходить по кругу наезженных версий.

Первое, даже в чистой воде радиоволны в лучшем случае проникают вглубь всего на несколько метров. Поэтому для радиосвязи подводная лодка должна всплывать на так называемую перископную глубину, чтобы её антенны показались над водой. Если лодка терпит крушение и ложится на грунт, то всплывающий аварийный буй несет антенну на поверхность, причем антенна связанна с радиоаппаратурой внутри лодки кабелем, прикрепленным к тросу, удерживающему буй.

Совершенно по-другому ведут себя под водой звуковые волны, причем их поведение резко отличается от привычного нам звука в воздухе. Мы можем нормально говорить на расстоянии до пяти метров, даже громкий крик слышен лишь десятки метров. Под водой же водолазы, несущие на себе весьма маломощное оборудование могут общаться на расстоянии в километры. Происходит это потому, что в воде звук затухает на два порядка слабее, чем в воздухе. Колебания с частотой килогерц, то есть тысячу колебаний в секунду, при прохождении десяти километров поглощаются водой всего на двадцать процентов, а колебания в сто герц на те же двадцать процентов затухают, пройдя уже пятьсот километров. Разница связана с тем, что поглощение любых звуковых волн средой растёт с частотой их колебаний.

Естественно замечательное свойство воды мало поглощать звук используют абсолютно все военно-морские суда и службы береговой охраны. На них расположены весьма чувствительные гидроакустические комплексы для прослушивания того, что творится под водой. Это так называемая пассивная гидролокация.

Заметим, что обычная видимость под водой в лучшем случае несколько десятков метров, а в мутной воде она сокращается до метров. Поэтому, звук под водой - единственный источник передачи и получения информации на расстоянии и с его помощью люди научились под водой не только слышать, но и видеть. Этот метод обнаружения подводных объектов называют активной гидролокации. Прибор же с помощью которого осуществляется активная гидролокация получил название - сонар или эхолот. Сонар использует известный принцип эхолокации. Этот метод совсем не нов, он разработан ещё во время первой мировой войны как раз для обнаружения подводных лодок противника с помощью коротких мощных импульсов звука.

Во время первой мировой войны удавалось с помощью звуковых волн определять лишь расстояние до подводной лодки, но не её местоположение, так как звук излучался в очень широком угле. Но в следующие десятилетия, благодаря использованию всем известного со школы явления интерференции, удалось создать звуковые лучи очень узкой направленности вплоть до одного градуса. Такие лучи, подобно световому лучу прожектора, позволяют немедленно определить направление на объект, естественно в пределах ширины пучка. Если же освещаемый звуком предмет велик, то можно с помощью сонара его "увидеть", то есть получить характерное изображение на регистрирующем приборе.

Сонары - давно и хорошо разработанная техника. Они совершенно преобразили не только морскую разведку, но и рыболовецкий промысел. Грэхэм Чедд в книге "Звук", написанной тридцать лет назад, пишет, что типовой рыболовецкий сонар ближнего действия с весьма скромными параметрами: угол пучка 30 градусов, мощностью 200 ватт и длительностью в одну миллисекунду позволяет обнаружить под водой одну-единственную сельдь на глубине в сто метров или одну большую треску на глубине в 200 метров, причем по характеру отражения можно отличить одну рыбу от другой. Даже далекому от военно-морского флота человеку понятно, что подводная лодка "Мемфис" длиною в 110 метров является гораздо более удобным объектами для сонаров, чем сельдь или треска. Кроме размеров это происходит от того, что подводные лодки и корабли изготовлены из металла, который прекрасно отражает в воде звуковые волны. Заметим также, что специфика распространения звуковых волн в жидкостях и твердых телах такова, что в отличие от самолетов принципиально невозможно изготовить невидимую для сонаров подводную лодку, как не покрывай её поверхности различными резиновыми и пробковыми листами. Если удается добиться хорошего поглощения и рассеяния в одном узком диапазоне длин волн, то в другом диапазоне лодка заметна и хорошо отражает.

Обычно активный гидроакустический комплекс военно-морской разведки представляет собой набор сонаров ближнего и дальнего действия. Обнаружение и идентификация объекта часто происходит по такой схеме. Сначала мощная корабельная система дальнего действия или самолет, оснащенный магнитометрами, обнаруживает на далеком расстоянии с большой погрешностью крупный подводный объект. После этого в подозреваемый район вылетают вертолеты, оснащенные погружаемыми на тросе в воду гидроакустическими комплексами ближнего действия и получают детальное изображение подозрительного объекта. Надо ещё заметить, что даже лучшие субмарины движутся очень медленно, не только по воздушным, но и сухопутным меркам. Возможная скорость "Курска", а это действительно выдающаяся подводная лодка, всего 55 километров в час. Поэтому вертолет легко нагоняет, обнаруживает и определяет тип подводной лодки. Шум вертолета практически полностью отражается от поверхности воды и не мешает работе погруженного в воду гидрокомплекса.

Мы видим, что спрятаться подводной лодке, особенно на мелководье чрезвычайно трудно, иногда для этого на короткое время ей удается использовать складки морского дна, порой лодка старается плыть поблизости или внутри крупного косяка рыбы или скопления планктона, находясь как бы в их тени.

Итак, вернемся в самое начало. В одиннадцать часов тридцать две минуты в восьмидесяти километрах от нашего берега произошел не просто взрыв, а грандиозное акустическое событие. Грандиозность его понятна даже из официальных сообщений. Норвежские сейсмологи, напомним, зафиксировали колебания почвы силой в три с половиной балла. Сейсмологи, заметим, это не гидроакустики, они меряют колебания земных пород. Значит, мощная звуковая волна из воды перешла в грунт, а ведь даже в самых благоприятных условиях больше шестидесяти процентов звуковой энергии отражается от более плотного грунта. Далее взрыв зафиксировали в Канаде и на Аляске, а Аляска от нас на расстоянии не много ни мало - десять тысяч километров. Поэтому нельзя согласиться с изложением этих событий "Комсомольской правдой", которая этот момент описывает так: "В это время российские гидроакустики и их коллеги на иностранных подлодках зафиксировали шум взрывов, который поначалу был "прочитан" как признак мощного торпедного залпа" (конец цитаты). Если все наши гидроакустики на множестве военных кораблей, участвовавших в учениях и гидроакустики береговой охраны "прочитали" огромной силы взрыв, разнесший в клочья первые отсеки "Курска", как мощный торпедный залп, то действительно всё руководство флота немедленно должно уйти в отставку за развал акустической службы.

Несмотря на подобные неточности, именно "Комсомольская правда" представила в Интернете одну из самых полных версий событий, связанных с гибелью "Курска" Журналисты газеты задали двадцать восемь вопросов на которые "страна ждёт ответов до сих пор". На второй вопрос: "Когда командование ВМФ сумело определиться, что случилось с подлодкой - "происшествие", "авария" или "катастрофа"?" можно ответить так: "То, что с подводным кораблем произошла именно "катастрофа" на всех корабельных и береговых гидроакустических комплексах стало известно через время необходимое звуку чтобы до них дойти". Это означает, что на кораблях группировки по которой осуществлял учебные стрельбы "Курск" взрыв зафиксирован менее чем через сорок секунд. В Североморске и Мурманске взрыв был зафиксирован через две с половиной минуты. Естественно о таком значительном подводном событии сразу же было доложено начальству. И военные не могут сослаться на то, что гидроакустика была отключена, ведь, как мы помним, маршал Сергеев говорил даже о гораздо более слабом третьем взрыве в 11-44.

Даже, если не знать, что у наших берегов взорвался именно "Курск", вернее именно, если это взорвался не "Курск", а чужая иностранная лодка, не дай бог атомная, то в район бедствия сразу же должны быть посланы самолеты и вертолеты с активными гидроакустическими комплексами высокого разрешения. Скорее всего, через полчаса, максимум через час они уже должны были засечь любой движущийся по мелководью подводный объект и ни в коем случае его не отпустить. Подошедшие через несколько часов корабли должны были тщательно обшарить все окрестности. И, конечно, вблизи Кольского полуострова, где каждая складка морского дна нанесена на подробные карты, иностранная подводная лодка не могла спрятаться, тем более, если верить Илье Клебанову, иностранная лодка ещё и на следующий день подавала сигналы SOS. Если всего этого не было сделано и только в 17.30 были посланы первые сигналы "Курску", а тревогу объявили в 23.30, то получается, что никому из военно-морского начальства не было дела, до того что менее чем в тридцати милях от нашего берега произошел "неопознанный чудовищный взрыв". В этом случае опять же без всякой связи с гибелью "Курска" все руководство флота немедленно должно быть уволено по служебному несоответствию, так как у наших берегов можно производить взрывы любой мощности - никто даже не обратит внимания.

Но допустим всё-таки американская лодка действительно протаранила наш "Курск", а потом незаметно и "подло улизнула" с места трагедии. Что это означает? Во-первых, западная субмарина не могла далеко уплыть от места события и должна была сначала испытать огромной силы воздействие сверхзвуковой ударной волны от взрыва "Курска", даже если во время прямого столкновения она не пострадала. Даже, если предположить, что иностранная лодка уходила со скоростью двадцать узлов в час, то и то она должна была добраться до Норвегии за восемь часов, а реально не быстрее, чем за шестнадцать.

Видя эти цифры, понимаешь почему в официальной версии первое сообщение с лодкой отнесено на шесть часов, а тревога на одиннадцать. За это время иностранная лодка должна уйти на такое расстояние, чтобы можно было предложить хоть сколько-нибудь приличное объяснение - почему её не обнаружили сразу же. Кстати, видимо именно этого удивляет адмиралов запаса, которые не понимают, почему никто из руководства флота не был уволен. Ведь дело не столько в том, что случилось с "Курском", а в том как, могла уйти незамеченной подводная лодка противника да ещё с серьезными повреждениями, если правительственная комиссия так настаивает на обломках, спасательных буях и SOSе?

Но это непонятно не только военным. Владимир Воронов в "Новом времени" от третьего декабря в статье "След "Мемфиса"" резонно спрашивает: "Вдруг окажется, что адмирал Куроедов со товарищи был прав, и что "Курск" пал жертвой не трагических стечений обстоятельств чисто внутреннего свойства, а действительно оказался задетым теми же американцами. Ведь тогда по всем раскладам выходит, что подводный корабль потенциального противника не просто сумел незамеченным проникнуть в акваторию учений и вплотную подобраться к считающейся наисовременнейшей российской атомной субмарине, но и столь же незаметно покинуть опасный район, между делом потопив флагман нашего подводного флота! Адмиралы поют нам (и на ушко Верховного) ласковые песни, мы (и Верховный) верим им вбухиваем массу денег на их игрушки, а в результате великие флотоводцы не могут грамотно охранить от неприятельских кораблей даже воды буквально в собственных гаванях, возле собственных военных баз!" (конец цитаты)

Но правительственной комиссии и командованию флота стоит задуматься, как вся эта история выглядит с точки зрения рядовых моряков, несущих сейчас боевую вахту. Известный специалист по рекламе и PR Аластер Кромптон предупреждал: "Публику обмануть можно, а специалистов - никогда". Ведь то о чем мы сегодня говорили моряки знают во много лучше и точнее, чем мы и во много раз болезненней воспринимают малообоснованные версии - это же их ежедневная работа. Они понимают, что если бы американская лодка действительно была, то правительственная комиссия предоставила НАТО не вызывающие улыбку аргументы, а тысячи неопровержимых улик, полученных нашими гидроакустиками, причем расписанные по минутам, ведь американская лодка должна была уходить с места трагедии без преувеличения часами. Во время спасательной операции мы много слышали о том, что существует морское братство и морские законы не зависящие от национальной принадлежности. Законы эти вырабатывались столетиями, как обобщение горького опыта крушений и смертей. Когда наши военные моряки обращаются с такими малообоснованными требованиями они пренебрегают действительно вековыми традициями российского флота и каждый военный моряк это ощущает.

Флот действительно в тяжелом положении, если наши адмиралы не понимают, что самое страшное - когда моряки не доверяют своим капитанам, это страшнее недофинансирования.

Авария "Курска" показала также, что не только на российском Военно-Морском флоте, но и в администрации президента нет плана кризисных PR-мероприятий. Иначе невозможно объяснить то смятение, которое было заметно в рядах высших чиновников. Пожалуй по этому в суматохе и была выбрана (как официальная) настолько слабо подкрепленная фактами гипотеза. Теперь её изо всех сил защищают, опять же не понимая, что гораздо лучше и честнее было бы от неё отказаться. Но видимо дело не только в технической ошибке. Весь опыт нашего политического PR, который на деле является обычной пропагандой, это опыт выявления и борьбы с врагом. Враг может быть не только внешним, но и внутренним. Все региональные да и общероссийские выборы - это не соперничество, а война на уничтожение. В случае с "Курском" впервые возникла неприятная для власти ситуация, когда нет прямого врага. И тогда была выбрана знакомая, хорошо обкатанная PR-схема с американцами в качестве главного врага.

В каком сейчас тяжелом положении флот понятно и из того, что адмиралы не смогли или даже не попытались объяснить пропагандистам насколько версия столкновения фактологически слаба.

Но как бы то ни было, стоит набраться мужества и сказать всем давно известную правду, ведь флотскому начальству ещё не один год придётся смотреть в глаза тем, кто, несмотря на нетопленые квартиры и жалкие оклады будет оставлять своих родных и уходить в дальний поход и моряки должны твердо знать, что их, если и не обеспечат достойной жизнью, то хотя бы не предадут и не унизят примитивным обманом.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG