Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыкальные войны в Интернете; интерактивное телевидение

  • Алексей Цветков



Нашу передачу открывает Александр Костинский подведением итогов года: музыкальные войны в Интернете.

Александр Костинский:



Конец декабря. Можно подводить первые итоги двухтысячного года в области цифровых технологий и Интернета. Год - много для киберпространства, но всё-таки несложно выделить самое заметное событие. Это, конечно, борьба ведущих звукозаписывающих корпораций против Интернет-компаний Napster и MP3.com, бесплатно распространявших чужую музыку в цифровом аудиформате MP3. По моему мнению, история MP3 заслуживает пристального внимания, так как скорее всего подобные изменения, порожденные Интернетом, ждут и другие традиционные области, и проходить они будут по сходному сценарию.

Кратко вспомним хронологию событий. Цифровой звук, вывели на рынок в начале восьмидесятых крупные электронные компании во главе с Sony. Первыми его носителями стали компакт-диски, коротко - CD.

В это же время началось впечатляющее шествие персональных компьютеров, на которых, с появлением звуковых карт, и CD-ROM-ов, стало возможным записывать и воспроизводить цифровой звук. С распространением Интернета звук стало возможно пересылать по Сети. Но существовало серьезное препятствие: звуковые файлы на обычном компакт диске довольно громоздки. Одна композиция занимает до тридцати мегабайт. Оказалось, используя особенности восприятия звука человеком, можно, без особой потери качества, опустить часть звукового сигнала. Это позволило сократить или, как говорят компьютерщики, сжать файлы более чем в десять раз. Самый удачный стандарт сжатия, названный MP3, предложил к свободному распространению институт Фраунгофера. Сжатые звуковые файлы теперь можно скачать из Сети за несколько минут. Немедленно появились фирмы, предложившие такой сервис бесплатно, и в считанные месяцы миллионы людей стали их клиентами. Действовали пираты эфирных морей так: брали обычные компакт диски, переводили звук в MP3 - формат, не утруждая себя покупкой лицензий, и тысячами выставляли их в Сеть. Фирмы звукозаписи стали нести значительные убытки.

Олицетворением зла в глазах лидеров аудиоиндустрии стали компании MP3.com и Napster. MP3.com просто беззастенчиво размещала на своих серверах чужие композиции, позволяя любому желающему их скачать. Масштабы её пиратства впечатляют. На сайте MP3.com сейчас размещено около семисот пятидесяти тысяч произведений, что более пяти лет непрерывного звучания. Сложнее обстоит дело с компанией Napster, так как на её сайте нет никаких музыкальных записей. Система Napster служит лишь средством связи между множеством частных лиц, которые хранят сжатые звуковые файлы на своих дисках и сами перекачивают их друг у друга, используя Napster только как удобного посредника и информационную среду.

Несмотря на это, последовали многочисленные юридические атаки не только на MP3.com, но и на Napster.

Подав жалобы в судебные инстанции, аудиокорпорации рассчитывали быстро прикрыть пиратские притоны. Но события развивались вопреки их ожиданиям. До начала судебных процессов услугами Napster-а пользовались около миллиона человек. Во время нависшей угрозы закрытия число пользователей системы возросло в сорок раз, и Napster стал одним из самых посещаемых узлов Интернета.

Процесс против Napster-а стал настоящим событием американской жизни. Треть университетов запретили студентам использовать сервис компании. Кандидат в президенты Эл Гор сравнил Napster с американской демократией, видимо, пытаясь заручиться на выборах поддержкой молодежи.

Несмотря на судебные процессы продажи компакт-дисков продолжали падать. В ответ фирмы звукозаписи подключили ведущих музыкантов. Элтон Джон и Пол Маккартни начали кампанию по борьбе с бесплатным скачиванием музыки через Интернет под лозунгом: "Используя Napster и Gnutella, вы лишаете нас хлеба".

Всё это время гиганты звукозаписи пытались найти стратегию изменения прежней системы распространения музыки, стараясь вывести Napster и MP3.com из игры. Но на сцене появилась программа Gnutella, в которой можно также как в Napster-е обмениваться файлами, но ей не нужен центральный сервер, который можно закрыть. Стало очевидно, что уничтожение Napster-а и MP3.com проблему не решит, а сделает процесс неуправляемым. Нельзя же действительно возбудить уголовные дела против миллионов пользователей. Дело ухудшается ещё и тем, что большaя доля продаж музыки приходится на молодежь, которая относится к авторскому праву без особого почтения.

Запретить обмен файлами между частными лицами можно, но предотвратить нельзя. Достаточно вспомнить широкую распространённость и доступность стойкой криптографии. После шифрования практически невозможно будет доказать, что клиенты Gnutella обмениваются копиями дисков, а не звуковыми письмами друг другу. Даже, если поймать на пиратстве несколько человек, и потом довести до суда их дела, то это приведёт к серьезному противостоянию между звукозаписывающими фирмами и большим числом молодых покупателей их продукции. Такой сценарий может привести к появлению множества мелких частных обменных сетей, контроль за которыми будет так же эффективен, как и контроль за спиртным во время сухого закона.

В качестве противоядия звукозаписывающие компании активизировали разработку различных методов защиты компакт дисков от копирования. Примером таких усилий стал проект фирмы SDMI, созданный 175 компаниями, работающими в медиа-индустрии. SDMI объявила о создании нового механизма защиты авторских прав на аудиозаписи. Чтобы проверить надежность своей разработки, SDMI предложила 10 тысяч долларов тому, кто сумеет найти брешь в защите системы. Всего за несколько недель хакеры предложили 447 способов взлома систем SDMI.

Осенью ряды гигантов дрогнули. Первой поняла, что воюет не столько с пиратами, сколько с собственными покупателями, корпорация Bertelsmann. Она дезертировала с корпоративного фронта и заключила альянс с Napster. В течение нескольких недель о сотрудничестве с Napster заявили и другие лидеры рынка звукозаписи. Уладила свои основные конфликты, заплатив многомиллионные штрафы, даже откровенно пиратская MP3.com. 5 декабря, после семимесячного перерыва, она вновь открыла для всеобщего доступа службу скачивания песен из Интернета My.MP3.com.

Но и Интернет-компании также пошли на весьма значительные уступки. Большая часть их MP3-фонда стала платной, и они согласились на отчисления авторам и издателям музыкальных произведений. Размер ежемесячной абонентской платы за сервис Napster прогнозируется в пределах 5-15 долларов. Политика MP3.com схожа. Пользователь сможет бесплатно создать себе коллекцию не более, чем из 25 компакт-дисков, но ему придётся при этом видеть на мониторе рекламные картинки. Тот, кто заплатит 50 долларов в год, увеличит свою личную фонотеку на сайте MP3.com до 500 дисков.

Более того, аудио-пираты включили в советы директоров своих фирм известных юристов. Napster пригласил на должность вице-президента по корпоративному и стратегическому развитию председателя совета при комитете по юрисдикции Мануса Куни. В совет директоров компании MP3.com вошел бывший судья калифорнийского апелляционного суда Ховард Вьенер. Получилось, честное слово, как в песне Булата Окуджавы: "Когда воротимся мы в Портленд, мы к судьям бросимся в объятья".

Глядя назад, любопытно оценить, какие прогнозы аналитиков оказались ближе к пониманию цифрового будущего. Напомним, что именно ссылаясь на триумф бесплатного распространения музыки в формате MP3, предсказывалась смерть классическому имущественному авторскому праву. Другая крайняя точка зрения предвещала безжалостное уничтожение пиратов силами правопорядка, по крайней мере в развитых странах Запада, как только они покусятся на значительную долю коммерческого пирога. Правы же оказались те аналитики, которые считали, что новые цифровые и Интернет-технологии, безусловно, изменят каналы и формы оплаты за конкретный авторский труд, но саму эту оплату упразднить не смогут, иначе у авторов не будет постоянного стимула писать, а у фирм звукозаписи отбирать и раскручивать этих исполнителей. Потому что авторское право сейчас не только способ воздаяния за творческий труд, но и инструмент маркетинга медиа-корпораций, контролирующих миллиардные долларовые потоки. Считать, что медиа-гиганты исчезнут, смытые анархической волной - несерьезно. Их политика гораздо более эластична - они меняются сами и, опираясь на судебные процедуры, довольно быстро превращают пиратов в каперов, то есть грабителей, имеющих государственную лицензию на грабеж, которая дает пиратам шанс умереть в собственной мягкой постели, но заставляет отдавать "добрым людям" большую часть добычи.

Да, механизм получения денег за музыкальные произведения становится другим: вместо покупки конкретного компакт-диска теперь будет взиматься определенная ежемесячная абонентская плата за постоянный доступ к общему массиву композиций, но бoльший гонорар, как и раньше, получат те авторы и издатели, чьи произведения пользуются бoльшей популярностью в Сети. То есть, Элтон Джон и Пол Маккартни зря беспокоятся за свое будущее.

Радио "Свобода", программа "Седьмой континент". Передачу завершит беседа Вадима Алексеева об интерактивном телевидении.

Вадим Алексеев:

Стоит заметить, что некоторые простые элементы интерактивного телевидения существуют уже сейчас. Это опросы при помощи звонков по специальным телефонным номерам, общение в ходе передачи при помощи электронной почты, чата или телефона, организация продаж при помощи "магазина на диване".

А вот то, что предложит интерактивное телевидение уже в недалеком будущем. В первую очередь - это персонифицированное телевидение, т. е. направленное на каждого конкретного зрителя. Любой сможет управлять программой телепередач, начиная с самого простого, например, составлять персональное расписание исходя из собственных предпочтений, компоновать передачи и назначать время просмотра; осуществлять гибкое формирование собственное меню программ на основе вещания традиционных телеканалов; фильтровать рекламу и многое другое.

Далее - непосредственно интерактивность. Здесь телезритель может, используя стандартный пульт дистанционного управления, реагировать на предложенные в ходе передачи опросы, анкеты и другие формы обратной связи; становиться явным участником передачи, представленным телезрителям в виде виртуального образа или фотографии с голосом; в ходе трансляции запрашивать и получать дополнительную информацию как о самой передаче или ее участниках, так и о сопутствующих материалах или услугах, либо других похожих или дополняющих программах; участвовать в формировании самих передач, например, выбирая студийные декорации, личность ведущего и содержание самой передачи; выбирать дальнейшее развитие сценария и так далее. В-третьих, у телезрителя появляется возможность пользоваться всеми ресурсами Интернета. И, наконец, последнее - телевизор может стать центром управления вашим домом.

О том, как происходит рождение интерактивного телевидения в нашей стране, мы беседовали с президентом корпорации-разработчика ARRAVA Internet Management Ильей Пономаревым.

Вадим Алексеев:

Почему ТВ должно быть интерактивным?

Илья Пономарев:

Сейчас зритель выбирать может в лучшем случае между несколькими каналами. Если это рядовой москвич, то это от 6 до 14 каналов. Если это богатый человек, и он поставил себе тарелку, то он может выбирать между 50 каналами. Но во всех случаях он не выбирает, что ему смотреть, он выбирает между организациями, которые диктуют, что ему смотреть. Интерактивное ТВ принципиально меняет эту идею. Поскольку это система двустороннего взаимодействия зрителя с компанией, то, во-первых, пользователь может выбирать те передачи, которые ему хочется смотреть в данный конкретный момент времени, во-вторых, он может влиять на то, как идут вполне традиционные передачи, он может смотреть, когда ему удобно, то что ему нравиться.

Вадим Алексеев:

Вы полагаете, что для зрителя лучше такое телевидение, чем просто иметь сто или двести обыкновенных каналов, и зритель должен вмешиваться в процесс?

Илья Пономарев:

Он может особенно сильно и не вмешиваться. Когда он подписывается на эту систему, он говорит о себе определенные данные о том, что он любит смотреть. Он может находиться в пассивном режиме и также смотреть, что ему транслируется. Уже даже в этом варианте то, что ему подается, оно будет сформировано, основываясь на тех ответах, которые он дал в анкете. Это будет именно для него передача, не для его соседа, дома или города, а для Ивана Ивановича Иванова конкретно. Если же он активный человек и хочет вмешиваться, он получает возможность вмешиваться и смотрит не то, что на данный момент может показать телеканал, а то, что в принципе доступно из всего выбора, который только может быть.

Вадим Алексеев:

Получается так, что программа будет готовиться для каждого конкретного зрителя?

Илья Пономарев:

Она будет готовиться в автоматизированном режиме. Если говорить техническим языком, то в вещательном центре будет большая база данных. В этой базе данных будут храниться все телевизионные программы, которые в принципе выходят в эфир. И зритель, включив телевизор, может просто смотреть то меню, которое сформировало, например, ОРТ и в том порядке, в котором его сформировало ОРТ. Он может найти то, что пропустил, например, 2 дня назад, а сейчас ему захотелось посмотреть какой-то конкретный фильм.

Вадим Алексеев:

По сути дела, это наполовину ТВ по запросу и архивное ТВ, а наполовину тот самый интерактив, который позволяет человеку: Предполагается, что человек может вмешиваться во все программы? Или есть часть программ, в которые он не может вмешаться, например новости?

Илья Пономарев:

Есть программы, которые были сделаны традиционным образом для традиционных каналов. И мы их просто ретранслируем. В таком случае вмешаться в ход передачи он не может, он может только выбрать одну или другую. Если передача специальным образом подготовлена, он уже может что-то там делать. Допустим, можно взять вполне традиционный сериал, доснять в нем несколько сцен вариантов развития сериала, и дать возможность человеку выбирать между этими вариантами развития. Если это телевизионная игра, какая-нибудь "Угадай мелодию", то можно, чтобы люди угадывали у себя дома, нажимая кнопки на пульте, и так далее и тому подобное. Интересный вопрос, который прозвучал относительно новостей. Это, на мой взгляд, одна из самых таких интересных возможностей, которые здесь открываются. Известен факт, что большая часть новостных сюжетов, которые в принципе есть на телеканалах в эфир, не идут по причине формата, и многие из них остаются в архиве из того, чтобы они в принципе могли бы показать. Интерактивное ТВ, опять-таки опираясь на персональные предпочтения человека, поможет формировать ему виртуальный новостной канал, подавая те сюжеты, которые его могут заинтересовать, в той последовательности, которая соответствует его приоритетам.

Вадим Алексеев:

Будет ли зритель иметь возможность сам участвовать в подготовке выпусков новостей, например, сможет ли он рассказать о каком-то местном событии?

Илья Пономарев:

Такая возможность обязательно будет.

Вадим Алексеев:

Как будет организовано такое ТВ? Какие должны использоваться линии связи? Будет ли использоваться традиционный эфирный способ подачи сигнала, и как человек будет иметь возможность осуществлять обратную связь?

Илья Пономарев:

Поскольку вся система цифровая, то безусловно нужны хорошие каналы передачи данных. Мы у себя разработали технологию, которая позволяет использовать традиционные кабельные сети, которые сейчас в Москве, например, охватывают 75 процентов населения. Т. е. к этому вполне традиционному антенному кабелю, который приходит в каждую квартиру, надо будет подключить определенную коробочку, которая называется телевизионная приставка или set-top-box. С ее помощью будет организована работа с цифровым видео и обратная реакция на то, что происходит. Она же будет давать одну из важнейших возможностей интерактивного телевидения - это доступ в Интернет.

Вадим Алексеев:

Разработка и эксплуатация системы требует больших капиталовложений, как я понимаю, возвращать эти вложения должны будут зрители. Это будет платное ТВ?

Илья Пономарев:

Да, естественно это будет платное телевидение.

Вадим Алексеев:

Полностью? Или там будут какие-то бесплатные каналы?

Илья Пономарев:

Я думаю, что базовый пакет услуг будет бесплатным. Или же платным за очень небольшие деньги, где-то в пределах 10 долларов. Он будет включать в себя базовые вещи, как электронную почту, базовый пакет каналов. Все, что дальше начинается сверху этого - эти запросы того, что уже прошло, доступ к платным спутниковым каналам и так далее и тому подобное, естественно за это нужно будет платить.

Вадим Алексеев:

Надо так понимать, что зрители хотят иметь такое телевидение. А могут ли вещатели обеспечить этого зрителя таким большим объемом программ? Технология уже вроде бы разработана, всё готово, можно запускать, а есть чего запускать?

Илья Пономарев:

В данном случае мы и есть этот самый вещатель, который финансирует создание конкретных интерактивных программ. Мы не думаем, что их первоначально будет много. В первую очередь мы сделаем хорошие персонифицированные новости, 2-3 телевизионных передачи, которые были бы адаптированы к технологиям интерактивного телевидения. И безусловно, мы сделаем несколько тематических виртуальных каналов. По мере того, как технология будет завоевывать рынок, будут появляться свободные ресурсы, мы будем наращивать производство адаптивных программ для этой технологии.

Вадим Алексеев:

Другими словами, можно сказать, что вещателем будете именно вы. Ваша компания - это по сути дела новая телевизионная компания?

Илья Пономарев:

Да, абсолютно верно.

Вадим Алексеев:

Если вы будете подавать целый пакет программ, то нет ли смысла включать в этот пакет программы уже существующих компаний?

Илья Пономарев:

Да, конечно мы будем предлагать сотрудничество традиционным каналам.

Вадим Алексеев:

Какая первоначально будет аудитория? Где она будет формироваться, только в Москве?

Илья Пономарев:

Да. Первоначально аудитория только московская, потому что очень большие затраты нужны для того, чтобы развернуть отдельные вещательные центры в каждом из регионов, а они там нужны, для того чтобы время реакции с телезрителем было приемлемым.

Вадим Алексеев:

Как долго только Москва будет иметь возможность пользоваться вашей системой?

Илья Пономарев:

Я думаю, что порядка года. Полагаю, что в начале 2002 года мы будем думать о том, чтобы идти в другие регионы. Правда это не означает, что мы регионами вообще не будем заниматься. То, что мы собираемся делать уже где-то марта-апреля месяца - это продавать эти самые устройства региональным кабельным операторам. В расчете на то, что они будут создавать необходимую инфраструктуру.

Вадим Алексеев:

Давайте вернемся к Интернету. Какова будет скорость доступа в Интернет? Будет ли он полным?

Илья Пономарев:

Это будет абсолютно полный Интернет. Более того, сейчас появился целый класс технологий, который называется ASP (Application Service Provider), который подразумевает то, что большое количество программного обеспечения может выполняться удаленно. Это фактически означает, что тот же самый телевизор можно будет использовать в качестве терминала для того же самого Microsoft Office. Эти технологии сейчас активно развиваются. Тем не менее, то что касается в принципе доступа в Интернет - это скорость на прием 1,5 Мбит, скорость на передачу минимум 64 кбит/с, а максимум те же 1,5 Мбит/с.

Вадим Алексеев:

Можно ли будет, не имея компьютера, с этим телевизором пользоваться тем же самым Word-ом, который установлен на каком-то удаленном компьютере?

Илья Пономарев:

Да. Будет несколько вариантов этой приставки. Самый дорогой вариант будет около 400 долларов. В "люксовой" версии будет иметься возможность подключать один или несколько персональных компьютеров. Таким образом, чтобы с обычного персонального компьютера выходить в Интернет через эту приставку.

Вадим Алексеев:

Будет ли взиматься дополнительная плата за трафик?

Илья Пономарев:

За трафик нет, за набор услуг будет взиматься абонентская плата. Мы сейчас планируем установить плату на уровне 15 долларов в месяц за неограниченное пользование Интернетом. При этом я прошу заметить, мы телефонную линию не занимаем.

Вадим Алексеев:

Какие ещё возможности у этой технологии?

Илья Пономарев:

Данная технология - это один из первых шагов в сторону концепции умного дома. Когда телевизор становится центром управления квартирой. Эти технологии пока еще слишком дороги, чтобы запускать их в массовую продажу. Мы рассчитываем, что через год сможем уже предлагать на основе этой технологии полностью умный дом, когда с помощью телевизора загружаются рецепты в микроволновую печь, холодильник знает, когда заказать очередную порцию колбасы в электронном магазине, если живешь в коттедже, то он знает, когда человек подъезжает и открывает ему дверь, и так далее и тому подобное.

Вадим Алексеев:

Благодарю Вас, Илья, за интересную и содержательную беседу.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG