Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интернет

  • Алексей Цветков

Национальная электронная библиотека опубликовала в Интернете частотных словарь российских средств массовой информации. С анализом - Александр Костинский.

Костинский

События в Косово и вторая Чеченская война изменили не только политический, но и культурный климат России. Можно ли было предугадать внезапное единение народа и власти? И чем оно обусловлено? Но даже специалисты были удивлены характером и масштабом произошедшего. Растерянность аналитиков позволяет предположить, что корни ситуации лежат в области психики больших общностей людей, которую Юнг назвал "коллективным бессознательным"?

Но можно ли обращаться к этой "зыбкой материи" только "с помощью эрудиции, а также воображения", как замечал Февр? На ограниченность такого подхода указали авторы монографии "Ментальность россиян": "Угадать направление происходящих в массовом сознании глобальных мировоззренческих изменений с помощью одного лишь традиционного для гуманитарных наук спекулятивного анализа весьма затруднительно. Поэтому особое значение приобретает доказательное выявление как разнообразных сдвигов, так и проявлений стабильности в структуре базовых ценностей..." (конец цитаты). Легко сказать. А как на практике доказательно выявить или хотя бы оценить подобные сдвиги? Традиционно измерения проводятся с помощью социологических опросов, но при этом всегда возникают подозрения - насколько сильно влияет методика и характер предлагаемых вопросов на ответы людей.

Сегодня мы расскажем о новой (пока качественной) диагностике массового сознания, которая недавно появилась благодаря цифровым технологиям и Интернету. В наших прошлых передач речь шла о самом большом электронном собрании русскоязычной периодики - проекте под названием "Национальная электронная библиотека". Проект - коммерческий, но с прошлого месяца любой желающий может бесплатно изучать частоту употребления слов в материалах СМИ во всем огромном цифровом массиве. На какие мысли может навести такое изучение, мы покажем ниже, а сначала напомним основные параметры ресурса.

В цифровой банк данных уже пять лет заносятся газеты, журналы, аналитические отчеты, тексты телевизионных и радиопередач. В нем более четырех миллионов документов. Самостоятельным документом электронной библиотеки считается не номер газеты или журнала, а отдельная статья. Каждый день собрание растет на шесть тысяч текстов, которые поступают от трехсот средств массовой информации. Треть современных изданий, поступающих в библиотеку, приходится переводить из бумажного в электронный вид. Поэтому проект представляет не только Москву, но и основные региональные издания.

Вернемся к частоте употребления слов в современной газетной лексике. Возможно она позволит нащупать контуры ответов на вопросы поставленные в начале передачи. Ключом к нашему поиску стало замечание Валерия Бардина, идеолога и одного из создателей механизма частотного анализа внутри "Национальной электронной библиотеки". Он обратил наше внимание на то, что слово "Косово" только недавно в самый разгар чеченской войны стало уступать по частоте появления сумме слов "Чечня", "чеченцы", "чечены".

Запрос показал, что сравнялись эти понятия на уровне семи. Число 7, как и все числа приводимые дальше, говорят о частоте появления данного слова среди ста тысяч, взятых из текстов подряд.

Глядя на график, сразу бросилось в глаза, что в конце лета "Косово" достигало аж 56 единиц, в 20 раз превышая слово "беженцы" и "албанцы"! Это - исключительно большая цифра. Возьмем для сравнения взрывы домов в Москве. Казалось, содрогнулась страна, но даже вместе слова - "взрыв" и "взрывы" не превысили десяти на сто тысяч. Конечно, было видно, что события в Югославии взволновали российское общество, но не до такой же степени.

Чтобы обнаружить явление, стоящее за суждениями в социологии ищут связанные с ним слова. А для понимания важности сравнивают с другими основополагающими понятиями.

Начинаем искать в окрестностях "Косово" и с еще большим изумлением видим, что слово "США" устойчиво дает - 60 единиц, превышая частоту употребления слово "Россия", которое ближе к 58. Может быть что-то не так? Как называется государство, в котором мы живем? Начинаем пробовать синонимы: родина, отчизна, но результат ниже на порядок. В нашем коллективном сознании одно слово - Россия. Пробуем другие страны и континенты. И близко ничего нет. Китай, Германия колеблются в диапазоне пяти-шести, Европа трех-пяти, Азия вообще - меньше единицы.

Но дальше нас ждет еще большая неожиданность. Мы дали поиск на слово - НАТО. Сто тридцать два (!) - в период косовского кризиса! Особо обратим внимание, что и до событий в Косово частота слова "НАТО" взлетала до восьмидесяти дважды, совершая резкие колебания около 35. Для сравнения: даже сумма частот употребления слов Чечня, чечен, чеченцы, чеченская никогда, и в прошлую войну, которая освещалась СМИ по-другому, не превышала даже шестнадцати слов на сто тысяч.

Оказывается НАТО и США - главная забота россиян. Сравним с другими понятиями. В знаменитой триаде вера, надежда, любовь впереди любовь доходящая до 12, надежда - 6, вера - три с половиной. Добро только - два, терпение - один. Свобода, равенство, братство - и того меньше. Свобода в среднем - 2.5, равенство и братство всего 0,5 десятых - на уровне правозащиты. Недалеко ушла и "справедливость" - одна целая восемь десятых.

А как основные базисные ценности? Они волнуют больше свободы, но не намного. Здоровье, семья - по шесть. Внимание к образованию подросло за три года с шести до восьми. "Книги" около девяти.

Другая связанная тройка: зарплата, труд, работа. Несмотря на катастрофические невыплаты понятие "зарплата" имеет низкое упоминание - 4. Труд - скромно держится на шести, а вот "работа" занимает высокое место и равняется целым двадцати. Еще одно слово вырвалось вперед и достигло одиннадцати - "служба". Видимо так многие понимают работу.

Еще одна неожиданность. Столько, кажется, говорят о преступности и криминале, а они еле дотягивают до двух, безопасность - три с половиной.

Но у россиян есть действительно базовые ценности. Вот они: союз- 12, власть -15, порядок - 15, СССР - 20 и закон - 27. Но даже дорогие нашему сердцу порядок и закон значительно перекрываются понятием, которое не укладывается в привычные представления о русском характере. Это - деньги. Они стабильно парят все эти годы на высоте 45, достигнув во время августовского кризиса пятидесяти восьми. Еще одна неприятность. Слово "доллар" все время превосходит "рубль" в среднем подрастая от пяти до девяти. Рубль тоже растет, но с двух до пяти. Даже не верится: национальная валюта меньше упоминается в национальной прессе, чем иностранная.

И напоследок персоналии. Зюганов - около пяти упоминаний на сто тысяч слов. Лужков колеблется между семью и десятью. Премьеры Кириенко, Примаков, Степашин поднимаются к пятнадцати - восемнадцати. Путин их уже обогнал, достигнув сейчас двадцати трех. Ельцин дрейфует в интервале от десяти до двадцати пяти. Не считая, конечно, выборов 1996 года. Но тогда все как один демократы и автократы таскали коробки из под ксерокса, набитые долларами, давали концерты, скандировали, размахивая кепками, на площадях. Ельцина смогли раскрутить до рекордной точки - восемьдесят два. И все-таки, до натовских ста тридцати двух далеко. Вот, что значит веление сердца!

Да. Страшнее НАТО - зверя нет. Размытый раньше враждебный обобщенный Запад сосредоточился для нас в двух понятиях НАТО и США.

Но стоит ли доверять таким новым, необычным и простым критериям, как частота употребления слов в периодической печати? Даже, если это усреднение по сорока тысячам пишущих человек со всех концов страны.

Попробуем сравнить наши результаты с социологическим исследованием девяносто пятого года "Советский менталитет в русском сознании". На вопрос в интересах Запада - нам помочь или ослабить? 68 процентов ответили - ослабить. 32-помочь. Один немолодой инженер прокомментировал: "Великую державу поставили на колени". Более того, 67 процентов считают, что Россия должна сохранить статус великой державы, даже ценой ухудшения отношений с Западом. А 65 процентов, что необходимо навести "порядок" и установить "власть твердой руки". Противников "державы" втрое меньше. Раскол российского общества проходит по всем слоям, но "западники" по большей части находятся выше среднего социального и образовательного статуса, но не на самом верху. В антизападничестве правящая элита смыкается с бедными и менее образованными, которых она и обирает.

Социолог Сикевич, комментирует эти результаты: "Державность не просто антитеза мифологизированному "не нашему" Западу, и даже не символ нашего государства, а нечто значительно более экзистенциальное, почвенное для русского человека".

Очень верное замечание. Тот, кто строит и поддерживает реальное государство, тратит средства - на инфраструктуру, связь, Интернет, железные дороги, образование и здравоохранение. Тот же, кто мечтает о величии Державы, строит макеты храмов в натуральную величину и бронзовые памятники за сотни миллионов долларов, держит войска в Абхазии, Грузии, Армении, Таджикистане, Косово и так далее, в счет долгов за поставку газа берет завышено дорогие военные самолеты вместо мяса, зерна и подсолнечного масла, месяцами не платит зарплату и "мочит" инородцев во всех доступных им местах, тратя - миллиарды долларов уже на вторую войну.

Сознание первично. Человек не может жить без идеала. Но религиозный идеал разрушен, а либеральные ценности разделяет не больше 20 процентов. Из памяти выветрились, если они там были, воспоминания о миллионах, лежащих в основании великой державы, о поражениях, которые терпела могучая Россия от маленьких стран, если война была для нее несправедливой. Даже в этом веке: японская 1905-го, финская, афганская. Алексей Цветков недавно отметил: "Война сейчас - может быть единственная реальная святыня, какая сохранилась у русских, даже несмотря на то, что прямых участников осталась редеющая горстка..." Шестьдесят процентов россиян считают также. Но на наш взгляд стоит уточнить - главной святыней является - Держава, а Отечественная Война как раз служит основным доказательством ее величия.

С этой точки зрения становится понятной невиданная волна возмущений событиями в Косово, значительно перекрывшая реакцию на взрывы в Москве и войну в Чечне. По видимому, наше коллективное бессознательное ощущало, что бомбят не Косово, а наше былое могущество. Марш-бросок в Приштину, внезапный отъезд Ельцина из Стамбула, напоминание Клинтону о тысячах российских термоядерных боеголовок. Каждый из этих случаев выглядит неубедительно, но все вместе они стараются поддержать рушащийся миф. И как ему не рушиться, если стоимость только одной американской компьютерной компании Майкрософт - 500 миллиардов долларов, а годовой российский бюджет - меньше тридцати. Да что там бюджет. Весь валовой национальный продукт России со всеми ракетами, газо- и нефтепромыслами заключен в рамках тридцатипроцентных колебаний акций Майкрософт.

Понятно и стремительное восхождение Путина, который подал надежду на порядок, твердую руку и хоть какой-нибудь национальный успех. За это можно не замечать, что он ставленник ненавистной большинству "семьи", что раскручивает его ОРТ - телеканал Березовского, в патриотической литературе чуть ли не антихриста земли русской. Скорей всего чеченской войне сейчас, общественное мнение сочувствует из мечты восстановить идеал великой Державы. И тут никаких компромиссов. Борьба за идеал у нас всегда ведется до последнего человека своего и чужого.

Как видим, первые результаты частотного анализа больших цифровых массивов периодики оказались полезными, если не самостоятельно, то вместе с другими методами. Проверить наши цифры нетрудно каждому, кто имеет доступ в Интернет. Наберите www.nns.ru и нажмите кнопку "пресс-индекс".

Радио "Свобода", программа "Седьмой континент". Послушайте очередной материал Сергея Данилочкина из серии "Бизнес в Интернете" - интервью с редактором электронной версии газеты "Файненшел таймс".

Интервью

Стив МакГукин - редактор электронных изданий британской газеты "Файнэншл таймс". Мы встретились с ним в здании программы повышения квалификации журналистов в мичиганском университетском городе Анн Арбор перед очередным семинаром.

Мой первый вопрос к Стиву. Вы работали в газете больше девяти лет, когда "Файнэншл таймс" решила расширить сферу своей деятельности и, что называется, выйти на просторы Интернета. Не могли бы вы рассказать о том, что представляют собой и как зародились электронные публикации "Файнэншл таймс" на сайте www.ft.com?

Мы создали сайт www.ft.com, который является электронной версией газеты, в 96-м году. Сначала этот сайт представлял собой нечто вроде электронной доски объявлений о содержании очередного номера нашего печатного издания.

Примерно через год, мы решили запустить на Интернете полноценную интерактивную версию газеты. В то время мы каждый вечер помещали на наш сайт примерно половину статей из газеты. Постепенно наш сайт развивался, и мы помещали туда все больше информации.

Поначалу к сайту "Файнэншл таймс" с заголовками статей свежего номера газеты обращались всего несколько тысяч человек. Сейчас же - примерно через два с половиной года - у наших электронных публикаций около 750 тысяч зарегистрированных читателей. Сравните это с печатной версией газеты. Тираж ее составляет около 400 тысяч экземпляров.

Создание сайта "Файнэншл таймс" на Интернете было связано с маркетинговой политикой. В то время мы собирались печатать нашу газету на Западном побережье США и подумали, что таким образом было лучше всего пробиться к тамошней аудитории. "Файнэншл таймс" - европейская газета, о ней в Америке - за пределами Нью-Йорка - знают очень немногие. Так вот, мы приступали к печатанию газеты на Западном побережье и решили, что представить ее в Кремниевой долине и окрестностях Сиэтла лучше всего через Интернет. Именно тогда появился сайт "Файнэншл таймс" с заголовками материалов свежего номера. А затем он постепенно превратился в полноценную электронную версию газеты.

Думаю, что когда "Файнэншл таймс" собиралась открыть сайт на Интернете, вы все же учитывали успешный опыт ваших коллег и конкурентов из "Уолл-стрит джорнэл", не так ли?..

Да, "Уолл-стрит джорнэл" опережал нас тогда примерно на год. В то время они решили перейти от бесплатного доступа к информации на их сайте к подписной системе.

Они ввели подписку, и, надо сказать, весьма преуспели. Тому есть две причины. Известно, что не все электронные издания смогли добиться прибыли.

Основная причина успеха электронной версии "Уолл-стрит джорнэл" - весьма разумные расценки на подписку: 29 долларов в год для уже получающих печатный вариант газеты. К тому же, большинству читателей этого сайта подписку все равно бы оплатила фирма, на которой они работают. Так что им это практически ничего не стоило.

Во-вторых, в "Уолл-стрит джорнэл" полагали, что в долгосрочной перспективе электронная версия газеты, скорее всего, заменит большинству читателей печатную. Они не стремились к быстрому успеху и полагали, что их читатели в итоге отдадут предпочтение электронному способу получения информации. Это, однако, вовсе не означает, что "Уолл-стрит джорнэл" перестанет выходить в печатном виде, на бумаге.

Полагаю, что мы в "Файнэншл таймс" пошли по тому же пути. Сейчас наши выпуски - электронный и печатный - сосуществуют, дополняя друг друга. Каждый из них способствует популярности другого.

К тому же, в то время в Великобритании появилось издание "Электронный телеграф", которое было интернетовской версией газеты "Дэйли телеграф" с ежедневным тиражом полмиллиона экземпляров. Это издание появилось также примерно на год раньше нашего...

Стив, вы сказали, что у электронной версии "Файнэншл таймс" чуть ли не в два раза больше читателей, чем у так сказать классической - напечатанной на знаменитой кремовой бумаге. Интересно, а имеет ли это какое-нибудь отношение к количеству персонала, выпускающего тот и другой варианты? Сколько людей работают над электронной версией "Файнэншл таймс"? И сколько над печатным изданием?

Над печатным вариантом газеты работают около 350-и человек. Когда электронная версия "Файнэншл таймс" только появилась в 96-м году, над ней работали всего два человека. Ну а недавно мы набрали в штат новых людей, поскольку хотим расширить наш сайт и превратить его в так называемый "портал". Так что сейчас над электронной газетой работают 150-160 журналистов.

Целью, конечно же, является объединение этих двух редакций в единое целое, чтобы оптимально использовать ресурсы. Ведь в конечном счете мы продаем не газету, интренетовский сайт или телестанцию, а содержание, информацию. В принципе, не важно, КАКИМ именно способом эта информация поступает к читателям. Важно то, что в любом случае они могут рассчитывать на высокие стандарты, принятые в системе "Файнэншл таймс".

Стив, какие материалы вы помещаете в электронной версии "Файнэншл таймс"? Что это - собственные статьи, или же на сайте есть новости таких информационных агентств, как Рейтер, Ассошиэйтед пресс или Блумберг? И что будет, когда "Файнэншл таймс" превратит свой сайт в бизнес "портал"?

Многие газеты в Соединенных Штатах дополняют собственные статьи материалами информационных агентств, например, Ассошиэйтед пресс или Рейтер. Сейчас мы стараемся отбирать новости, которые появляются на нашем сайте, потому что любой материал там несет марку "Файнэншл таймс". Мы не можем публиковать случайную информацию или ссылки, которые мы сами не проверили и не подтвердили. Конечно, мы сотрудничаем с Рейтер и другими агентствами новостей, чтобы обеспечить наших читателей наиболее полными и разнообразными сведениями.

Я уже говорил, что мы собираемся превратить сайт "Файнэншл таймс" в деловой "портал". Это - своего рода ворота в мир информации, то есть такой адрес на Интернете, где читатели могут получить весь необходимый им объем информации - будь то сведения о стоимости акций, различные графики, ссылки на сайты различных компаний. Вся эта разнообразная информация должна быть собрана на едином "портале".

В связи с вашим упоминанием о том, что не все электронные издания добились успеха, я хочу спросить, а не связано ли это с конкуренцией? Каковы особенности соперничества на информационном рынке в Интернете?

Наиболее интересной и важной особенностью конкуренции для нас сейчас стало то, что мы больше не соревнуемся с другими газетами. Теперь нашими конкурентами являются теле- и радиостанции, электронные брокеры, наподобие "И-трэйд" и "Амери-трэйд", компании, которые также, как и мы, снабжают клиентов исследовательские и аналитические продукты. Мы также соревнуемся с такими фирмами, как "Мотней Фул". Их инвестиционный сайт не существовал каких-нибудь 2-3 года назад.

Одна из проблем конкуренции с телестанциями - они значительно превосходят печатные издания в использовании на сайтах в Интернете видео технологий. В прошлом году мы начали помещать на наш сайт наряду со статьями видеокомментарии и видеоинтервью. Однако же не стоит забывать, что для газет такие технологии были прежде совершенно несвойственны.

Так что сейчас, мы находимся в абсолютно ином окружении - "Файнэншл таймс" конкурирует не столько с другими газетами, сколько, практически, с любой компанией, предоставляющей деловую информацию.

Стив, каким видится вам будущее электронных публикаций "Файнэншл таймс"? И не вытеснят ли они с информационного рынка традиционную, бумажную версию газеты?

Думаю, что на нашем сайте будет гораздо больше аудио и видео файлов. И это касается не только нашей газеты. Будущее интернетовских продуктов - в сочетании различных способов передачи информации.

Другая тенденция - усиление роли мобильной связи. Все больше информация с нашего сайта передается на портативные компьютеры, подключенные к мобильным телефонам.

Что же касается взаимосвязи между печатной и электронной версиями газеты, то не думаю, что традиционный вариант перестанет выходить в свет. Это связано с тем, что требования к рекламе в этих разных информационных продуктах просто не совпадают.

Все ссылки в тексте программ ведут на страницы лиц и организаций, не связанных с радио "Свобода"; редакция не несет ответственности за содержание этих страниц.

XS
SM
MD
LG