Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Седьмой Континент

  • Алексей Цветков

В одной из предыдущих передач мы уже рассказывали о попытке российских государственных ведомств ввести лицензирование вещания в Интернете, приравняв Всемирную паутину к средствам массовой информации. Эта инициатива, нацеленная по-видимому, не столько на свободу слова пользователей, сколько на содержимое их карманов, пока, к счастью, не воплощена в жизнь. Тем не менее, пока нет эффективного тормоза законотворческой и фискальной смекалке, опасность рано считать окончательно миновавшей. Олег Родин совершил экскурсию в те пункты российской паутины, где ведется обсуждение вопроса о лицензировании, и сообщает об услышанном.

Завершит сегодняшний выпуск подборка новостей Интернета, посвященных преимущественно проблеме борьбы с правонарушениями во всемирной компьютерной сети.

Радио "Свобода", программа "Седьмой континент". Олег Родин рассказывает о форуме в Интернете, где ведется обсуждение недавней попытки ввести лицензирование на виртуальное вещание.

Родин

В начале 1998 года забили тревогу правозащитники: на форуме "Наши права" Интернет - выпуска "Русского журнала" появилось тревожное сообщение Андрея Блинушова "Конец свободы слова в Интернете?": "На рассмотрении Думы находятся поправки к закону "О средствах массовой информации", говорилось в нем. "В случае их принятия "сообщения и материалы, распространяемые по компьютерным сетям" будут включены в понятие СМИ, а издавать СМИ (кроме газет тиражом менее 1000 экз.) смогут только юридические лица и зарегистрированные предприниматели. Это означает, что власти смогут заставить провайдеров закрыть все сайты и странички в Интернет, сделанные неюридическими лицами. Да и "юридические лица", не получившие соответствующей лицензии, также могут потерять свои Web-детища, электронные бюллетени, телеконференции и т.д.

Многим общественным организациям, в том числе и правозащитным, казалось, что свобода слова в Интернет - понятие для нашей страны далекое. А Федеральное агентство правительственной связи и информации, ФСБ, депутаты от компартии так не думали... Предлагаем срочно развернуть кампанию протеста против внесения подобных поправок в закон о СМИ. Если мы, как всегда, в текучке дел, "проспим" - завтра нам придется прощаться с Интернет!..."

"Зачем прощаться?" отвечает один из участников форума. "Провайдеры и граждане могут обратиться в Конституционный суд с жалобой на эту новую норму закона о СМИ, фактически ограничивающую конституционные права граждан на свободу слова и получение - распространение информации." Впрочем, он тут же и замечает: "Федеральное Собрание и Президент России не будут препятствовать принятию антиконституционных положений законопроекта о СМИ и отметут все возражения общественности, ибо такие ограничения им выгодны."

Другой корреспондент иронизирует: "Конечно, думские крючкотворы никоим образом не хотят задушить гласность. Конечно, они "за" широкие информационные связи российской общественности. А то, что вынуждены ввести эту драконовскую поправку - так это только для упрочения порядка и в поисках пропитания для госбюджета. Полноте, господа! Неужели госбюджет действительно можно насытить, скармливая ему нищих общественников? Следующим шагом, надо полагать, станет обязательное лицензирование и цензура домашних телефонных переговоров?"

Дискуссия по поводу законотворческих новаций относительно Интернета быстро разгорелась и на других сайтах. Вот еще один пользователь Всемирной паутины спрашивает: "Можно ли, по-вашему, считать Web-странички "средствами массовой информации" и если "да", то как к ним приложить такие понятия, как "тираж", "периодичность" и т. п.? Вы считаете, что это неотъемлемый атрибут СМИ? Но ведь можно считать средством массовой информации и забор."

"Применить понятие тиража к Web-странице практически невозможно, - добавляет следующий участник дискуссии. - Физически, как правило, страница (и самая популярная, и та, на которой последним побывал сотворивший ее Web-мастер) существует в одном экземпляре. Для рекламодателей роль тиража выполняет количество обращений к странице, но для "бумажной" прессы не имеет значения, сколько человек читали по очереди одну и ту же газету. Сложность в том, что Web-страница называется "страницей" и примерно так и выглядит. "Собрание" же страниц именуется газетой или журналом, и законотворцы вполне могут, поддавшись соблазну, решить, что "если нечто выглядит как кошка, то кошкой оно и является", без учета специфики Сети.

Следующий корреспондент уточняет: "А что изменится, если право на владение СМИ останется только у юридических лиц и предпринимателей? Да ничего: страничками-то официально владеет провайдер. Вот если провайдер начнет нести ответственность по закону, тогда - да. Хотя все равно ответственность на провайдере уже отчасти есть, а меняется мало что. Максимум - ярых фашистов время от времени гоняют, но это объясняется не проявлением чувства ответственности за содержание, а скорее личным отношением к содержанию неугодной странички. Появится провайдер с фашистскими взглядами - и не будет их гонять. Правда, его самого начнут гонять другие провайдеры и без всякого вмешательства закона и суда. Впрочем, трудно сказать, хорошо это или плохо. Однако факт остается фактом - электронный мир в гораздо большей степени способен к самоорганизации и самообороне без помощи закона и государства, чем физический. Поэтому попытки государства лезть в Internet несколько раздражают."

Дмитрий Завалишин также обращает внимание дискутирующих на специфику Интернета: "Мир Сети слишком сильно отличается от физического, чтобы заставлять его играть по тем же правилам. Говоря о СМИ и Internet, я бы в первую очередь отметил следующий ключевой момент: всякое действие должно иметь мотив. Коль скоро законодательная власть хочет создать закон, касающийся Сети, значит, на то должны быть веские причины. При этом совершенно не важно, выдумают ли законодатели его с нуля или же добавят в старый вариант пункт, касающийся нового объекта регулирования (в нашем случае Интернет). Так или иначе, в результате получается вторжение государства в новую область. А такое вторжение должно быть обосновано. Я такого обоснования не вижу."

А вот комментарий технического директора радиостанции "Эхо Москвы" Сергея Комарова: "Полагаю, что введение таких мер не будет способствовать развитию свободы слова в России и сведёт на нет многие информационные и технические инициативы. И к известной поговорке, что в России две беды: дураки и дороги, добавится третья - информационный голод, спровоцированный государственными чиновниками. Их интерес понятен: за лицензию придётся платить лицензионный сбор - что разрешаю, с того и имею!"

В дискуссию вступает Андрей Себрант: "Интернет в том виде, в каком он существует в мире, в России существовать перестанет":

  1. Чрезвычайная простота создания "издания" в Интернет девальвирует само это понятие. Его уже нельзя рассматривать как ключевую единицу, ввиду неразграниченности (или нечеткой разграниченности) объектов, из которых состоит Web-пространство, равно как и изменчивости этого пространства. Тут - совсем иная динамика, недоступная в мире физическом. С динамичным сетевым миром надо работать по другим законам. Возможность глобального поиска, облегченная верификация информации, чрезвычайная легкость создания разного рода дайджестов, сборников, копилок и помоек. За несколько минут в Internet можно проверить достоверность практически любого изложенного в нем же факта, что ставит читателя в совсем иные, принципиально более выгодные условия, нежели при чтении бумажного издания или просмотре телепрограммы. Возможность эффективной фильтрации содержания самим читателем. Сюда отнесем и системы подбора материалов по критериям читателя, и системы автоматической фильтрации рекламы, и возможности поисковых механизмов. Неограниченное тиражирование информации, абсолютная невозможность для автора управлять тиражом. Практически тираж в Сети зависит только от заинтересованности читателей в материале и активности рекламы.


Антон Носик утверждает: "Интернет - не более СМИ, чем Ленинская библиотека". Иван Паравозов заявляет: "Не надо вообще трогать интернетовские страницы. Если они нарушают законы - преследовать, вне зависимости от того, СМИ это или нет". Артемий Лебедев добавляет: "Дело в том, что вогнать Интернет в рамки законов крайне сложно. Эта сеть привыкла развиваться самостоятельно, регулируя основные вопросы собственными силами. И не потому, что ее создали благородные Робин Гуды, а потому, что с самого начала никто не думал о том, что деятельность и жизнь в Сети надо будет регулировать на уровне законодательных органов."

"До тех пор, пока наше законодательство не станет однозначным, а в частности закон о Средствах массовой информации, или не будет принят отдельный Закон об Информации, всегда будет существовать соблазн запретить что-либо законодательным путём или подзаконным актом, а затем, выдавая специальные разрешения (лицензии), грабить людей и на этом неплохо кормиться", это подводит итоги уже цитированный выше Сергей Комаров. "На сегодняшний день, несмотря на состоявшееся решение Комиссии по вещанию, у чиновников ФСТР нет однозначного понимания Российского законодательства по отношению к компьютерной сети Интернет. А факт, что растущие объёмы продаж в сети нельзя обложить налогами, вызывает откровенную зависть у алчущих. И эти завистники не так уж безобидны.

Раз уж получилось так, - продолжает Сергей Комаров, - что за одни сутки с момента создания популярность сервера "Слово и его свобода в Интернете" превысила популярность серверов всех политических партий в силу важности рассматриваемого вопроса, пусть этот сервер станет местом обсуждения и сосредоточения информации, мыслей, взглядов, идей, посвящённых свободе информации в Российском Интернете."

Радио "Свобода", программа "Седьмой континент". Послушайте сводку новостей всемирной компьютерной сети, посвященных борьбе с виртуальными правонарушениями, а также некоторым другим актуальным вопросам.

Сенат Соединенных Штатов подавляющим большинством проголосовал против азартных игр в Интернете. Уже давно действующий запрет на проведение подобных игр через границы штатов посредством телефона и кабеля теперь распространен и на киберпространство. По словам Джона Кила, сенатора-республиканца от штата Аризона и одного из главных спонсоров нового законодательства, "азартные игры в Интернете никак не регулируются, открыты для несовершеннолетних... и ими можно злоупотреблять в мошеннических целях, таких как отмывание денег и уклонение от штатных законов". Ранее была также отклонена поправка, делающая исключение для индейцев в резервациях. Виртуальные казино существуют уже не первый год и базируются в основном именно в индейских резервациях и на островах Карибского моря.

Новое законодательство нельзя назвать полностью герметичным: в нем есть некоторые исключения - в частности, для виртуальных лотерей. Теперь слово за Палатой представителей, в которой рассматривается аналогичный законопроект. В случае принятия закона обеими палатами и одобрения Президентом лица, имеющие казино в Интернете, могут быть подвергнуты лишению свободы сроком до четырех лет и оштрафованы на двадцать тысяч долларов или на сумму, троекратно превышающую сделанные ставки. Что касается игроков, то им грозит заключение до трех месяцев и штраф в пятьсот долларов.

По сообщению лос-анджелесской полиции, число преступлений по отношению к детям, совершенных с помощью Интернета, возросло в этом году на сто пятьдесят процентов по сравнению с прошлым. Шеф городской полиции Бернард Паркс предупредил родителей о необходимости бдительности, если они не хотят, чтобы их дети стали добычей педофилов. По словам Паркса, резкое увеличение числа домашних компьютеров, подключенных к Интернету, создало для преступников доселе неслыханные возможности. В сети они знакомятся с детьми, выманивают их на встречи или посылают им автобусные билеты.

В этом году бригада лос-анджелесской полиции, ведущая дела по сексуальным преступлениям в отношении детей, уже произвела пятнадцать арестов, тогда как за весь прошлый год их было лишь шесть.

Кроме того, городские власти сейчас обсуждают вопрос о том, не следует ли обязать публичные библиотеки осуществлять контроль над содержанием Интернета, к которому имеют доступ дети. До сих пор такая ответственность возлагалась на родителей и опекунов детей. По рекомендации городского прокурора, временная мера такого рода должна обеспечивать защиту детей, не налагая ограничений на права взрослых.

Интернет, однако, не только доставляет полиции дополнительные хлопоты, но и оказывает содействие в правоохранительной работе. Так например, в городе Сент-Пол в штате Миннесота полиция выставляет во всемирной паутине имена и фотографии лиц, занимающихся проституцией, а также их клиентов. Надо полагать, делается это вовсе не с целью поощрения. В городе Сан-Антонио в Техасе в Интернете можно найти планы районов для общественной борьбы с преступностью, данные об арестованных автомобилях, о дорожных происшествиях в реальном времени и так далее. А в Нэшвилле, в штате Теннеси, на сайте городской полиции вы можете найти своеобразный тест, который оценивает ваши шансы стать жертвой преступления.

Всего в США сейчас насчитывается более четырехсот сайтов муниципальных полицейских департаментов и двадцать шесть - штатных. Нередко информация, которая на них публикуется, принадлежит к категории, которую раньше полиция предпочитала не оглашать публично, но теперь она все больше полагается на помощь населения.

В то же время некоторые организации пользуются Всемирной паутиной для осуществления надзора над самой полицией. Так например, Центр жалоб на полицию в городе Талахаси во Флориде разместил видеозаписи предполагаемого противозаконного поведения полиции в различных городах. Американский союз гражданских свобод пропагандирует на своем сайте реформу полиции. Отсюда вы можете распечатать в формате карманной карточки руководство к поведению в случае нежеланного контакта с полицией.

Остается упомянуть еще так называемый "список ловушек", контролирующих скорость транспорта - здесь посетители помещают известные им координаты таких ловушек по всей стране.

А теперь - кое-что из области экономики. Институт "Оксфордские экономические прогнозы" считает, что так называемая "ошибка тысячелетия", то есть встроенная во многие компьютеры неспособность понимать календарь с двухтысячного года, может обойтись человечеству дороже, чем оно до сих пор предполагало. Имеются в виду не только прямые убытки из-за нарушения работы компьютерных сетей, но и общий экономический спад и повышение инфляции, вызванные этим явлением. По подсчетам института, рост мирового совокупного продукта замедлится примерно на треть процента, и этот эффект будет действовать на протяжении ряда лет. Если эта цифра кажется не слишком крупной, достаточно отметить, что потери только в Соединенных Штатах, и только за один год, составят тридцать миллиардов долларов. При этом одним из самых ощутимых результатов "ошибки тысячелетия" может стать крах фондовых бирж с наступлением двухтысячного года.

От макроэкономики - к микроэкономике. Уже стало общим местом, что компании, связанные с Интернетом и информационными технологиями, пользуются небывалым успехом у вкладчиков капитала, и первоначальные пакеты их акций обычно раскупаются при неуклонном возрастании цены. В числе прошлых фаворитов - компания "Нетскейп", чья звезда с тех пор несколько подзакатилась; к нынешним можно отнести "Амазон.ком", торгующую в Интернете книгами и звукозаписями. Новой любимицей биржи может стать фирма HeadHunter.net, организовавшая во Всемирной паутине бюро трудоустройства. Здесь каждый желающий может вывесить свое резюме, а владельцы компаний и начальники отделов кадров могут искать специалиста по нужному профилю.

Своей стартовый пакет акций фирма оценила в тридцать семь с половиной миллионов долларов, хотя, как и в случае других виртуальных компаний, реально вырученная сумма может оказаться куда более значительной. Опять же характерная черта виртуальных компаний: в настоящее время HeadHunter.net не только не приносит прибыли, но имеет убытки; за минувший год они составили более миллиона долларов. В Интернете ставки обычно делаются не на реальность, а на надежду.

XS
SM
MD
LG