Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Седьмой Континент

  • Алексей Цветков

Вступая в должность, Президент Соединенных Штатов приносит присягу беречь и защищать Конституцию страны.

Как утверждается в докладе следователя по особым делам, нынешний президент нарушил эту присягу, и его поведение заслуживает возбуждения дела об импичменте. Такое случалось в истории страны уже дважды, но впервые доклад о неблаговидном поведении президента выставлен для всеобщего обозрения в Интернете - с самыми скандальными подробностями.

Как и большинство смертных я, конечно же, имею мнение о степени вины Билла Клинтона и его возможной участи. Но разговор у нас пойдет не об этом. Разговор пойдет об Интернете и праве человека на частную жизнь - о том, что в английском языке именуется непереводимым словом privacy.

А в заключение Михаил Кречмер расскажет о дальнейшем завоевании киберпространства российским общественным движением "Яблоко".

В Соединенных Штатах лица, занимающие высшие выборные посты, не защищены никаким парламентским иммунитетом. Они несут такую же уголовную и гражданскую ответственность за свои поступки, как и все граждане страны.

Закон об иммунитете, даже если бы кому-то пришла в голову безнадежная идея предложить его для рассмотрения, противоречил бы Конституции, гарантирующей гражданам равенство перед законам. Попробуйте объяснить американским избирателям, что их доверенные лица нуждаются в прерогативе безнаказанно превышать скорость, воровать, лжесвидетельствовать и так далее на время исполнения порученных им обязанностей.

Президент Соединенных Штатов подчиняется той же Конституции, присягу которой он приносит в день инаугурации, и отвечает перед законом в той же степени, что и любой его избиратель. Этот факт необходимо подчеркнуть в связи с тем, что процедура так называемого "импичмента" в отношении Президента иногда по аналогии понимается гражданами тех стран, где парламентский иммунитет существует, именно как лишение иммунитета.

На самом же деле, импичмент - это процедура обычного, то есть традиционного или прецедентного, англосаксонского права, представляющая собой суд над должностным лицом. В Англии, где импичмент был весьма распространен до восемнадцатого века и проводился в Парламенте, он нередко завершался наложением штрафа или даже казнью осужденного.

В Соединенных Штатах импичмент, хотя и в редких случаях, применяется до сих пор и проводится в Сенате. Результатом этой судебной процедуры обычно является отрешение осужденного от должности. Эта процедура применялась большей частью к федеральным судьям, назначаемым пожизненно, и дважды - к президентам страны, что предусмотрено специальным пунктом в Конституции.

Весь этот юридический экскурс необходим для того, чтобы понять, почему доклад следователя по специальным делам Старра был выставлен, со всеми его сомнительными подробностями, во Всемирной паутине, где доступ к нему получает каждый желающий.

Подробности здесь излагать неуместно, а все желающие могут ознакомится с ними самостоятельно. Нас в данном случае интересуют две проблемы:

Во-первых, почему обвинительное заключение по делу человека, чья вина пока не доказана никаким судом, обнародовано столь категорическим, беспрецедентно массовым способом? В конце концов, Президент Соединенных Штатов, как уже упоминалось, равен по Конституции любому из своих сограждан и в такой же степени имеет право на презумпцию невиновности.

Во-вторых, почему обвинительное заключение по пунктам о лжесвидетельстве, оказании давления на свидетелей и тому подобном содержит столь детальные описания предполагаемых интимных отношений Президента с практиканткой Белого Дома?

Этот последний пункт, судя по реакции мировой прессы, повергает в замешательство очень многих. Люди полагают, что Билла Клинтона выставляют на суд и посмеяние за поступки, совершенные им в личной жизни. Хотя элемент такого нравственного суда исключить нельзя, юридически никакой прокурор в США не вправе предъявлять обвинения в супружеской измене.

Итак попробуем, не прибегая пока к собственным моральным критериям, разобраться в мотивах следователя Кеннета Старра и Конгресса США. На наш вопрос о неожиданном изобилии чрезмерных подробностей отвечает сам Старр в тексте своего доклада. По его словам, изобилие подробностей является прямым следствием отказа Клинтона давать правдивые ответы на вопросы следователя, в связи с чем истину пришлось устанавливать путем опроса других свидетелей. Отсутствие деталей в докладе нанесло бы ущерб его убедительности и доказательности.

Что же касается решения Конгресса выставить доклад Старра в Интернете, то объяснения ему следует искать в самой процедуре импичмента. Хотя по замыслу импичмент - юридический акт, тем не менее он всегда носит политическую окраску. Очень возможно, что она восходит к намерениям самих авторов Конституции. Дело в том, что отстранение Президента от должности - не простая судебная процедура. Сенаторы, как из партии обвиняемого, так и из противоположной, остро чувствуют, что имеют дело с волей избирателей. Именно они, эти избиратели, возвели Билла Клинтона на вершину гражданской иерархии, и в случае его возможного отстранения от власти их мнение должно быть выслушано. А для того, чтобы это мнение было просвещенным, граждане страны должны ознакомиться с обстоятельствами дела.

В самом недалеком прошлом такое знакомство в принципе ограничилось бы пересказом содержания доклада в газетах, с неизбежными купюрами, произведенными редактором. Наиболее дотошные могли бы приобрести увесистый том, опубликованный издательством Конгресса, но желающих платить за это деньги было бы не очень много.

Теперь в распоряжении Конгресса имеется самое массовое и нетрудоемкое средство тиражирования - Интернет, к которому в данном случае и прибегли. Такой способ публикации в принципе по плечу любому, имеющему доступ ко всемирной паутине, вот только аудитория всегда будет соразмерной тому интересу, который вызывает опубликованный материал. Впервые в истории юридический документ, написанный большей частью сухим казенным языком, мгновенно привлек аудиторию такого порядка, какой ассоциируется скорее с церемонией вручения "Оскаров", Олимпийскими играми или мировым футбольным чемпионатам.

Совершенно ясно, что мы имеем дело с революцией в информационной технологии, по масштабам сравнимой с гутенберговской. Однако отложим торжества до другого раза и зададимся некоторыми весьма тревожными вопросами.

Во-первых, Конгресс, опубликовавший доклад Кеннета Старра, какой-нибудь год назад пытался принять закон о запрещении распространения порнографии в Интернете. И хотя закон был отвергнут Верховным Судом США как антиконституционный, трудно отмахнуться от мысли, что содержание некоторых разделов доклада Старра было бы сочтено порнографическим в соответствии с этим незадавшимся законом. Что ответят родители пытливым детям на вопросы о показаниях Моники Луински? Некоторые из серверов, поместивших у себя текст доклада, дают советы о применении специальных фильтрующих программ для решения этой проблемы. За горами ли то время, когда придется прибегать к таким фильтрующим программам на уроках отечественной истории?

Во-вторых, что еще тревожнее, сбываются самые худшие опасения по поводу того, что компьютерная сеть может стать могильщиком одного из фундаментальнейших человеческих прав - права на неприкосновенность частной жизни, на то, что в английском языке именуется непереводимым словом privacy.

Дело в том, что легкость хранения информации и доступа к ней приводит к тому, что в невидимых и неизвестных нам хранилищах постоянно накапливаются сотни мельчайших сведений о каждом из нас. Большинство этих сведений - безобидные пустяки, но со временем из них можно с хорошим приближением составить образ нашей личности, вычислить наши дурные привычки, обозначить наши слабые места. Нас уверяют, что вся эта информация хранится в строгой тайне; но таково уж устройство Интернета, что раз вырвавшись на свободу, тайна больше никогда не будет спрятана, как выдавленная из тюбика паста.

Конечно, случай Билла Клинтона нетипичен. Законы Соединенных Штатов таковы, что человек платит за известность и авторитет ущемлением своих прав на тайну частной жизни. Такова оборотная сторона американской свободы слова, позволяющей гражданам беспрепятственно говорить о политике и политиках, не опасаясь вздорного иска о клевете. Таково, если хотите, условие отсутствия парламентского иммунитета.

И тем не менее, вполне возможно, что Конгресс не сочтет проступки Президента основанием для импичмента или даже для порицания. Но настоящего оправдания ему уже не будет: "компромат" навсегда стал достоянием небывалой электронной гласности.

Автомобиль с сиреной и мигалкой стал ангелом-хранителем горожанина, спасителем немощных, грозой преступников и истребителем пожаров. Но у прогресса есть темная сторона, и под колесами того же автомобиля ежедневно гибнут тысячи людей.

Интернет проложил нам невиданные пути к знанию и общению - и оставил нас голыми, под взглядами миллионной толпы зевак.

Радио "Свобода", программа "Седьмой континент". Михаил Кречмер рассказывает о планах движения "Яблоко" в отношении Интернета.

Кречмер

Чего уж говорить - приятно попадать "в яблочко". В нашем случае - в прямом и переносном смысле. В одной из прошлых передач, в разгар российской драмы под условным названием "Деньги, власть, народ, революция" мы рассказали о Веб-сайте объединения "Яблоко". Тогда еще не было известно, что именно эта сила если и не сведет на нет, то по крайней мере затормозит политический кризис в стране.

Ведь именно Явлинский назвал имя человека, за которого в "пятницу одиннадцатого" голосовали депутаты Госдумы. С легкой руки "Яблока" мы получили некую передышку, и уверенность в том, что при подготовке прошлого материала щелкнули мышью в верном направлении.

Однако, журналистский интерес заставил продолжить разговор о партийной организации и Интернете. В пятницу одиннадцатого, в тот самый день, когда проходило голосование по Примакову, я отправился к десятому подъезду Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации чтобы встретиться с создателями яблочного Веб-сайта.

Доказывая по пути охране, что мой паспорт - самый что ни на есть настоящий, а ручка "Parker" - всего лишь ручка и ничего более - вместе со встретившей меня Мариной (она работает в аппарате Явлинского), попадаю на территорию фракции "Яблоко".

Как и было условлено, в разговоре участвовали депутат Госдумы, член Центрального совета "Яблока" Алексей Мельников и Вячеслав Ерохин - администратор и директор Веб-сайта. Мы сидели за большим столом, там где обычно проводит свои пресс-конференции лидер фракции.

Тема встречи была: "Интернет в дни финансово-политического кризиса", а также "Партийно-политическая работа и Интернете". За час беседы помимо всего прочего удалось узнать одну, прямо скажем сенсационную новость, но об этом - чуть позже.

Итак, что же показали вторая половина августа и первые недели сентября? Да все очень просто: люди хотят иметь горячие новости и достоверную информацию из первых рук. Им часто не нравится то, как это делают традиционные средства массовой информации, осуществляя порой сокращенный и очень приблизительный перевод с русского на русский, не имея ни желания, ни возможности публиковать выступления, мнения и другие материалы в полном объеме. По крайней мере, так видится проблема отсюда, с яблочного этажа Государственной Думы.

Пик посещений электронного "Яблока"(6 тысяч за день) пришелся на 31-ое августа, когда в Интернете был опубликован текст нашумевшего политического соглашения между Президентом, обеими палатами Федерального собрания и правительством... Обычно интервью и выступления Явлинского и других лидеров фракции выставляются здесь на следующий день после прохождения в теле-радиоэфире, или чуть позже.

Пользователям компьютеров невдомек, что речи записываются на аудио или видеопленку, потом от руки расшифровываются, набираются на клавиатуре. Поскольку о конверторе, который преобразует звучащую речь в печатный текст, пока приходится только мечтать.

Электронным фотоаппаратом делаются снимки с экрана телевизора, какое-то время работает Веб-мастер - и материал готов. Обновлять Веб-сайт приходится не один раз в день. Именно последние недели местная пресс-служба уделяет электронному "Яблоку" как никогда много времени.

Мы уже рассказывали, что любой может высказать мнение или подискутировать на страницах "Книги гостей", "Форума" или "Куличкинских бесед о Яблоке". Это преимущество виртуального средства массовой информации подтягивает к Объединению активных и думающих людей, порой подбрасывающих весьма дельные мысли. Спрашиваю: "Часто приходится вымарывать реплики "гостей"?" Мне отвечают: "Нет. Мат и откровенное хулиганство встречаются крайне редко. Всe остальное имеет право быть опубликованным. Мы допускаем и резкие выпады в наш адрес, если они содержат хоть какую-то мысль. В целом же удается выдерживать стиль дискуссии."

Как здесь считают, на сегодняшний день в партийно-политическом Интернете есть два направления, равных по своей значимости: передача информации к избирателям - "туда" и получение мнений от них же - "оттуда".

Посетители находят практическое применение тому, что читают на Веб-сайте. Газеты в Челябинске и Ханты-Мансийском округе стали публиковать взятые отсюда материалы на своих страницах. А под Ярославлем появился активист, который записывает на дискету все новое, ходит и сбрасывает материалы на компьютеры тем, кто не имеет доступа к Интернету. Эдакий клеильщик листовок эпохи кибермагистрали. Можно посмотреть на это и иначе: Интернет в России сегодня обретает черты коротковолнового радио. В то время, как само это радио упорно переселяется в Интернет. И вещает уже там.

... Где-то в середине нашего разговора в зал стремительно вошел Григорий Явлинский - на заседании был объявлен перерыв. Проходя в свои апартаменты, поздоровался, быстро что-то спросил у Вячеслава и скрылся за стеклянными дверями, на которых - внушительных размеров табличка с его именем.

Алексей Мельников и Вячеслав Ерохин рассказали, что поначалу был соблазн создать личный сайт Григория Алексеевича. Примером могли служить, например электронные страницы, посвященные Борису Немцову. Но потом было решено,что куда важнее показать политическое движение вместе с его лидером. А человек-сайт на самом деле может принести больше вреда, чем пользы.

Явлинский непосредственно электронным "Яблоком" не занимается. Он доверяет эту работу двум моим собеседникам, пресс-секретарю Евгении Диллендорф и своей пресс-службе. Ему готовят распечатки "форумских" и "гостевых" мнений, формируют подборки писем. Оценивая сайт в целом, Явлинский кроме всего прочего прислушивается к мнению своего старшего сына Михаила, который достаточно хорошо знает Интернет.

В общем, на этом можно было бы и закончить сегодняшний рассказ, если бы не одно "но". Когда интервью подходило к концу, один из моих собеседников проговорился, что готовится некая совершенно новая акция "Яблока" в Интернете. И было грех не зацепиться за прозвучавшую мысль и не выяснить подробности. Уверен, что до нас об этом еще никто не рассказывал.

Итак, многие месяцы работы над этим проектом натолкнули на мысль организовать в Интернете группу членов или помощников Объединения "Яблоко". Другими словами, создать его виртуальное отделение. Скорее всего, не привязанное ни к какой территории. Как говорится, "место встречи - Интернет".

Кто в первую очередь будет туда вступать? Люди из отдаленных районов, или живущие там, где пока не созданы отделения "Яблока". Кроме того, есть те, кто в силу разных причин не хочет участвовать в работе своих местных организаций. Плюс к этому, есть по крайней мере миллион русских, живущих за границей. Учитывая то, что за рубежом Всемирная сеть развита гораздо лучше - там можно будет заинтересовать огромное количество политических единомышленников. Тем более, что в последнее время оттуда все чаще стали приходить письма в "Форум" и "Книгу гостей".

Люди смогут участвовать в политической жизни не сходя с рабочего места. Можно организовать рассылку последних речей, документов, статей и их обсуждение, а также круглые столы и конференции. Даже голосование для ограниченного круга людей с использованием паролей и электронных подписей.

Согласитесь, это что-то новое в российской политической жизни. Виртуальное отделение... Электронное голосование... Частная политическая жизнь переходит в мир компьютеров и спутниковых каналов. Чего вы хотите, на пороге - конец ХХ-го века.

Так что загляните в свой почтовый ящик. Не прислали ли вам по e-mail листовочку, начинающуюся словами "Смело товарищи, в ногу"?...

XS
SM
MD
LG