Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сатириков в президенты и шуточное телевизионное вещание


Анна Качкаева: Телевидение минувшего года помогло переходу политической жизни в сплошной аншлаг. О значении пародии карнавальности и фарса на экране и в жизни - наша сегодняшняя программа. Итак, сатирика в президенты, или общенациональное шуточное вещание.

Из новогоднего обращения президента России Владимира Путина: Мы провожаем 2003-й год, конечно, он был разным, были сложности и ошибки, осталось много нерешенных проблем. Однако, мы вместе искали и находили нужные решения.

Михаил Жванецкий: Эта тяжелая жизнь сменила ту тяжелую жизнь, многие недовольны, чувствую, мы можем добиться, чтобы снова была та, чтобы снова добиваться этой. Уходящий год был хорошим для экономики, тяжелым для политики, трагическим для бизнеса и многообещающим для населения.

Из новогоднего обращения президента России Владимира Путина: И все это послужило нашему общему успеху, прибавило авторитета стране в целом, достоинства всему российскому народу. И у нас есть все основания назвать уходящий год в целом успешным.

Михаил Жванецкий: Обещали все. Это был лучший по обещаниям год.

Из новогоднего обращения президента России Владимира Путина: Особенно отрадно, что в уходящем году у нас родилось больше новых граждан России. И это хороший знак. Значит, люди в нашей стране увереннее смотрят в будущее.

Михаил Жванецкий: Предлагаю надеяться на себя. Будем счастливы не сверху, а снизу. То есть, завтрак съешь сам, обед тоже съешь сам, ужин съешь так, чтобы враг не увидел, а ночь раздели с товарищем.

Из новогоднего обращения президента России Владимира Путина: Я желаю вам, чтобы все намеченное обязательно получилось, задуманное сбылось.

Михаил Жванецкий: И как только каждый будет доволен своим результатом, от общего результата будем счастливы мы все.

Анна Качкаева: "Кривое зеркало", это программа "Первого канала" - лучшая телевизионная передача 2003-го года. Не удивляйтесь. Не фильм, не сериал, а именно юмористическая передача с "новыми русскими бабками", то есть, переодетыми мужчинами в качестве ведущих. Телевизионные предпочтения россиян за минувший год совсем недавно проанализировали в издании "Коммерсантъ" - "Первый рейтинг". Судя по рейтингам, больше всего российским телезрителям и отдельно взятым москвичам хотелось веселиться, смеяться и хохотать, в перерывах между юмористическими передачами смотреть сериалы, и потом уже - узнавать новости. В пятерку лучших вошли программа "Улыбайтесь, господа", Максим Галкин, "Аншлаг" и компания, праздничные концерты с переходящей командой сатириков и юмористов. На авансцену политической жизни выдвинулись бывший охранник, гробовщик и фармацевт. Земляки юмориста Евдокимова не возражают видеть его в качестве главы государства, а инициативная группа интернет-граждан предлагали выдвинуть в президенты виртуальную Масяню и барышень из группы "Тату".

Даже слушатели Радио Свобода порой не отличают абсурда от реальности, потому что не далее, как пару недель назад в программе "Смотрим телевизор" некоторые всерьез принялись обсуждать выдвижение в президенты Максима Галкина и Виктора Шендеровича. Не граждан, заметьте, а пародиста и сатирика. Вот мы и решили откликнуться на востребованную тему. Поэтому специальный выпуск программы мы так и назвали "Сатириков в президенты", или общенациональное шуточное вещание. Разбираться в теме нам будут помогать питерские актеры Андрей Максимков, Юрий Владовский и Василий Сазонов. На всероссийской конференции для руководителей российских телекомпаний они представляли новый учебник журналистики. Поскольку юмор и телевидение идут рука об руку, то нет ничего удивительного, что эта актерская троица еще делает канал в северной столице. Так вот, в новогоднюю ночь телеканал "Сто" отличился: когда 14 телекомпаний страны передавали новогоднее обращение президента, в эфире телеканала "Сто" петербуржцы поздравляли своего земляка. Вряд ли земляк это видел, но в Петербурге, говорят, смеялись, и это не шутка. Итак, избранные главы из "Краткого курса журналистики для стран с режимом переходной демократии".

Из "Краткого курса журналистики для стран с режимом переходной демократии": Предисловие. Бурные перемены, происходящие в стране, активно развивающей процесс демократизации общества и централизации государства, привели к необходимости создания научного труда, целью которого является организация информационного единообразия в освещении происходящего в стране, чтобы телезритель, который волею судеб, или суда, оказался в другом регионе, не заметил отличий, и чувствовал себя, как дома, в самом дальнем, забытом Богом и сотовой связью уголке нашей необъятной родины. Во времена перестройки журналисты писали разное, и это создавало трудности в формировании так называемого общественного мнения. А ведь мы, журналисты, работаем для потребителя, и просто должны предоставлять ему одинаково качественную информацию. Согласитесь, если в одном регионе сформировано мнение, оно может не совпадать с мнением в другом регионе. Значит, придется выбирать, или - отказаться от одного из мнений в пользу другого. Так мы можем дойти до того, что у каждого появится свое собственное мнение, что создаст непреодолимые препятствия при обмене ими. Теперь, при появлении в России президента, который нравится всем журналистам, эта проблема во многом снимается. Сконцентрированность информации в одном источнике позволяет считать процесс перехода России в "Единую Россию", завершенным, а переход от концентрированности в концентрационность состоявшимся. Вот почему группа авторов сочла своим долгом сформулировать ряд тезисов свободных размышлений, обязательных для журналистов, с этого дня еще имеющих хождение по территории Российской Федерации.

Анна Качкаева: Со мной в студии мой коллега и известный литератор Петр Вайль. Петр, вы, конечно, телевидение смотрите меньше, чем я, но, тем не менее, в минувшем году российским телезрителям больше всего хотелось смеяться и веселиться. Есть такая программа "Кривое зеркало", вы ее не видели, конечно, она на "Первом канале" выходит.

Петр Вайль: Видел, но хотел бы не видеть.

Анна Качкаева: Значит, все-таки есть о чем говорить. Это тусовка юмористов, и эта программа признана лучшей в минувшем году. То есть, Шифрин, Задорнов, Галкин, "Аншлаг" и компания - любимое телевизионное развлечение, которое телевидение шинкует днями и часами в лучшее телевизионное время, по выходным и в праздники. И переодетые мужчины, "новые русские бабки", ведущие этой программы, и Верка Сердючка вызывают у публики такие приступы гомерического хохота. Как вам кажется, от чего страна так безумно и бездумно жаждет смеяться в этом году?

Петр Вайль: Есть такая известная легенда, она бытует в разных странах, о том, как некий правитель облагал народ данью и посылал каких-то своих гонцов посмотреть, как реагируют. Гонцы возвращались, вот плачут - ну, давайте, еще с них сдерем. Опять посылают - плачут, и, наконец, когда какую-то совсем страшную дань взяли, что теперь делают? Теперь смеются. Ну, все в порядке, больше, видать, у них ничего уже нет. Я не хочу так уж драматизировать ситуацию, не то, чтобы уж совсем Россия была в таком бедственном положении, но в информационном отношении положение действительно довольно бедственное, потому что, насколько я могу понять, зритель не ждет ничего от телевидения. Если что-то острое в современной российской журналистике можно найти, то это относится к бумажной журналистике, в первую очередь. А газеты, как известно, выходят тиражами такими, что это удел тонкой прослойки читающей публики. Что касается телеканалов, в первую очередь, трех главных, общенациональных, то остроты там нет вообще никакой, поэтому ждать нечего, и единственная защитная реакция, если тебе нечего обсуждать - похихикать. Это - примерно, как в курилке на заводе присесть на лавочку, или на корточки с сигаретами, и точить лясы с ребятами, потому что по-настоящему ругать начальство по какой-то причине нельзя.

Анна Качкаева: Наверное, отчасти это ответ, но все-таки только ли с этим связано такое, в общем, утробное качество юмора, о котором говорят критики и специалисты, и, в общем, с этим не соглашаются ни телезрители, ни даже многие слушатели?

Петр Вайль: В русской традиции вообще довольно странное отношение к смеху, его любили, но стеснялись, любили, но не уважали. Даже Гоголя всегда ценили за его жалость к маленькому человеку, а не за грандиозный потрясающий юмор. Это допускалось. Если бы не его "Шинель", или какие-то другие сочинения, в которых выведен страдающий маленький человек, то, боюсь, Гоголю никогда бы не попасть в пантеон русской литературы. То есть, на одной юмористике не уедешь. Здесь можно, наверное, говорить о православной традиции, но это означало бы слишком далеко забираться в дебри. Смех всегда считался немножко стыдным. В России преобладала сатира, что называется, бичующая сатира. Это было, у того же Гоголя, у Салтыкова-Щедрина, и впоследствии, уже в ХХ веке, Зощенко, Ильф и Петров. При замечательном юморе этих произведений читатель всегда вычленял сатиру. "Ага, вот опять ругают власть". Потому что другого приложения гражданских сил-то не было, только посмеяться на кухне, или над книгой. А когда уходит возможность сатиры, падает и уровень всей смеховой культуры.

Анна Качкаева: Я все-таки думаю, что любая пародия, даже на телевидении, должна быть разоблачительной, грубой, едкой, как минимум.

Петр Вайль: Совершенно верно. И такое было на телевидении. Вспомним "Куклы", вспомним передачи Шендеровича, это было действительно на высоком сатирическом уровне. А как только сатира изымается, сразу падает уровень. В свое время кто-то из советских сатириков написал такую частушку: "Нам, товарищи, нужны подобрее Щедрины, и такие Гоголи, чтобы нас не трогали". Такие Щедрины и Гоголи сейчас вышли на российский телеэкран - понятно, что это уровень слабоватый.

Из "Краткого курса журналистики для стран с режимом переходной демократии": Из истории телевидения известно, что первая телевизионная программа была развлекательной. Сотрудники лаборатории, в которой изобрели телевизор, побросали свои дела и собрались у экрана, когда на нем появилось глупое лицо их коллеги. С тех пор этот жанр бережно сохраняет свое лицо. Журналист, помни, только жажда легкой наживы способна отвлечь телезрителей от жажды новостей. Устойчивые словесные конструкции для развлекательной программы: "вы в двух шагах от "Мерседеса", "кофеварка уходит в Ростов", "удалось сорвать джекпот", "отказался отвечать на наши вопросы".

Анна Качкаева: Петр, вы логично перешли к теме о сути скоморошества, этих петрушек, ряженых, шутов, хотя, конечно, наверное, вы правы, в российской традиции все гораздо сложнее, или, наоборот, проще и иначе, чем в западной. Тем не менее, увеселители всегда находились в низу социальной иерархии. Нынешних куплетистов, певцов, чтецов, их трудно назвать скоморохами, потому что все они, на мой взгляд, сформировали такую самораскрутившуюся знать. Не элита, а тусовка. И известность эта поставлена на абсолютный поток такой рыночный, благодаря телевидению, и один даже наш слушатель упрекал меня за нелюбовь к Петросяну и Степаненко. Суть его претензий свелась к тому, что, "мы, труженики малого и среднего бизнеса, валимся с ног и отдыхаем у экрана телевизора только, когда показывают Петросяна со Степаненко и "Аншлаг". И именно такие, как мы, подчеркнул слушатель, строим капитализм". Вам это ничего не напоминает?

Петр Вайль: Конечно, обидно, что в стране, где были Зощенко и Ильф, и Петров, где есть Жванецкий, торжествует Петросян, но я бы тоже не стал так убиваться по этому поводу, потому что на массовом уровне, по законам больших чисел, так и должно быть. Было бы странно, если бы по тиражам Пелевин опережал Маринину.

Анна Качкаева: То есть, массовое развлечение и массовый зритель друг друга нашли?

Петр Вайль: Совершенно верно. И это, более или менее, естественно. Ну, что уж тут делать? Можно на это счет посетовать. Другое дело, что политика органов информации, в данном случае, телеканалов, могла бы быть несколько иной. Это сплошь и рядом, всемирная практика, когда вещи печатаются, или показываются, заведомо кассовые, а за этот счет все-таки внедряются вкрапления чего-то повыше уровнем. Это оказывается правильной инвестицией. Такое средство массовой информации больше уважают, больше слушают, больше смотрят и читают. Но к этому, я понимаю, надо прийти. В России еще не пришли. А что касается скоморошьей культуры, то какие, к чертовой матери, это скоморохи?! Вообще, могут существовать такие жанры, которые могут существовать только на протесте, сознательном противостоянии какой-то генеральной линии, неважно чему, не обязательно это должна быть государственная линия, это может быть общенациональный обиход, привычки... Из поздних явлений - рок-культура, рок-музыка, она может быть только протестной. Если она не протест, она перестает выполнять ту социальную задачу, на которой она возникла. Короче говоря, рок-музыкант, принимающий высшую правительственную награду из рук президента, перестает быть рок-музыкантом, автоматически. Это уже какая-то другая культура.

Анна Качкаева: Я вам скажу, просто не могла не привести этот пример, вы его можете прокомментировать. В 20-х числах января, сразу после и постпострождественских и новогодних праздников телеканалы опять соревновалась в показах юмористической солянки, и угар "огоньков" прерывался сообщениями об обмороженных солдатах и смерти одного из них. А между информационными выпусками Леонил Агутин, есть такой певец, исполнял свой главный шлягер этого года - "Аты-баты, мы теперь солдаты", про призывника, который в поезде на границу мчится. И, кстати, это к разговору о том, та культура, или нет, Агутин получил приз за песню, которую спел, из рук генерала ФСБ Александра Михайлова.

Петр Вайль: Надо говорить, наверное, все-таки о редакторах этого канала. Леонид Агутин - это другое. Это поп-музыка, или, говоря старым термином, эстрада. В общем, это всегда было в генеральной линии. Рок-музыканты - это совершенно другое.

Анна Качкаева: И дело здесь, конечно, не в генерале ФСБ, и не в Агутине, а в начальниках каналов.

Петр Вайль: В монтаже. А что касается скоморохов, то скоморохи - это были социальные изгои, их били, им рвали ноздри, их сажали в острог, их убивали. Вот что такое были скоромохи. Какие к черту скоморохи, если это миллионеры, которые изображают некую социальную сатиру. Это как явиться на благотворительный вечер с раздачей поношенных тряпок в роскошной лисьей шубе и бриллиантах, кстати, такое тоже происходит, это то же самое.

Из "Краткого курса журналистики для стран с режимом переходной демократии": Телевизионными новостями называются сообщения, которые до сих пор не были известны никому, за исключением пользователей Интернета. По многим видо-типовым признакам новости подразделяются на "глобальные", "региональные", "национальные", "свежие", "горячие", "дня", "последние", "культуры", "спорта", "недостоверные", а также - "вот так" и "это что еще за". Отдельный вид новостей - так называемые "хреновые новости" - в настоящем учебнике не рассматриваются, так как могут относиться ко всем вышеперечисленным видо-типам новостей.

Примеры новостей: "Санкт-Петербургу - 300, такое решение было принято во время торжественного дележа 10 миллионов долларов, выделенных на юбилей города", - это пример региональной новости. А вот новость национальная: "12 декабря в России отметили День Конституции. Как всегда в этот день, на всей территории страны соблюдались права человека и свобода слова. Порядок соблюдения обеспечивали работники правоохранительных органов. Следующий день соблюдения Конституции состоится ровно через год". Нотабене: журналист, придумывая новость, проверь, не произошло ли это на самом деле. Рекомендуем для использования в новостях следующие устойчивые словесные конструкции: "как нам стало известно", "в нашем распоряжении оказались", "редактор подсказывает мне", "и вот только что мне принесли", "к счастью, не подтвердилось".

Параграф второй: недостоверные новости. Психологи отмечают следующие признаки человека, стремящегося ввести вас в заблуждение. Это подчеркнуто аккуратный вид, доверительная манера разговора и бегающие из стороны в сторону глаза. Таким образом, появление на экране загримированного человека с поставленным голосом читающего телесуфлера говорит о том, что перед вами выпуск новостей. Правда, последние наблюдения позволяют применить те же признаки к предвыборным заявлениям и телевизионным ответам на вопросы соотечественников, но редакционная коллегия сочла эти данные неубедительными.

Анна Качкаева: Петр, возвращаясь, к примеру с обмороженными солдатами, песнями и веселухой, которая творилась одновременно на экране. Как вам кажется, человек перед экраном, переключаясь с песни на новости, или с "Аншлага" на новости, он чувствует просто какую-то человеческую фальшь, несоответствие этого безудержного веселья и реальности, которая в новости попадает? Или ему, в общем, все равно, и он к экрану относится, как к утюгу?

Петр Вайль: Нет, я думаю, что к экрану он не относится как к утюгу. Но включается диалектический закон перехода количества в качество. Если такое увидеть один раз, тебя это потрясет, в другой раз ты вздрогнешь, в третий поморщишься, на 45-й раз ты перестанешь это замечать. Создается некое единое информационное поле, в котором равным образом и вызывая примерно равные по силе эмоции существует и "Кривое зеркало" Петросяна, и сюжеты об обмороженных солдатах. Вот в чем ужас - что создается такая нивелировка, выравнивается информационное поле.

Анна Качкаева: Унифицируется. Это тоже такой рыночный механизм, последних, по крайней мере, лет.

Из "Краткого курса журналистики для стран с режимом переходной демократии": Отдельный раздел "Краткого курса журналистики" отдан репортажу. Еще на заре телевидения люди обратили внимание, что если сложить вместе несколько репортажей из одного города, то получится городская информационная программа, а если убрать из городской информационной программы все репортажи, получится прогноз погоды. Историки утверждают, что первым в истории репортером был Гомер. Именно он первым сумел описать то, чего не видел, заложив основу этого жанра.

Начнем мы с главы 43-й: событийный репортаж в странах режима переходной демократии. Событийный репортаж, далее ср. - один из самых сложных жанров репортажа, так как трудно предугадать, где, когда и с кем произойдет событие, под которое уже написан закадровый текст. В создании ср. как правило принимают участие оператор, далее оп., журналист, далее ж., и герой - далее г. Когда ж. с опом готовят ср., они должны помнить, что любой человек, независимо от возраста и социального положения, может оказаться г., но ведь, в конце концов, именно ж. рождает г., а не наоборот. Лучше всего, если в центре ср. лежит подвиг, далее п. П. должен быть показан ж. и опом максимально достоверно. Однако, не следует забывать и о художественности, далее х. Нотабене, помните: только при наличие ж. опа, б. х. и г. можно приступать к ср. Рекомендуемые словесные конструкции для событийного репортажа - "только что началось", "не знаю, видно ли нашим телезрителям", "спасатели учли этот вариант", или американский аналог этого выражения - "О Боже ,я не могу в это поверить", а также - "отказался отвечать на наши вопросы". Вниманию журналистов Белоруссии: помните, от создателя до героя событийного репортажа один шаг. Подведем итог: именно событийный репортаж и создает историю. Конечно, историю создают и историки, но это уже совсем другая история.

Ведущий информационной программы - очень сложная профессия. Информация на всех каналах одинаковая, программы тоже. Потому они ничем, кроме лиц ведущих, друг от друга не отличаются. Потому-то ведущих и называют лицом канала. Появляется и новый вид ведущих - лицо без канала - ужасная судьба. Нотабене: чем симпатичнее лицо, тем привлекательнее канал. Согласитесь, что гораздо приятнее услышать пусть даже негативную информацию из уст стройной миловидной девушки, или от аккуратно причесанного респектабельного парня, чем от одноглазого беззубого горбуна. Вот почему среди телеведущих так немного одноглазых и беззубых горбунов. Каждый, кто пытался создать информационно-развлекательную программу, знает, как трудно рассказать о серьезных вещах так чтобы всем было весело. За всю историю телевидения в России это удалось создателям только одной программы - прямых трансляций заседаний Государственной Думы. Именно поэтому между информационно-развлекательной и просто информационной программой зритель отдает предпочтение просто развлекательной.

Анна Качкаева: Петр, еще один телевизионный пример из последних. Народ в студии "К барьеру" у Соловьева недавно ржал и постанывал, почти как в "Аншлаге". Шел поединок Брынцалов-Рыбкин, это два кандидата в президенты. Народ в студии проголосовал за Брынцалова, могу даже допустить, почему это произошло - потому что Путина любят, потому что честно признался, что во время предвыборной кампании хочет помелькать на экране, и вообще такой прикольный, не Жириновский, но все-таки. Поэтому, может, еще ничего с восприятием, может, вот не выберем, так посмеемся?

Петр Вайль: Нет, тут, я думаю, дело даже не в Брынцалове, а в Рыбкине. Потому что, как только было сказано, что Рыбкину платит деньги Березовский, и Брынцалов мог даже тупо молчать все эти полчаса, вообще не произнеся ни слова, и все равно бы выиграл, или он мог бы бить чечетку, ходить на руках, абсолютно бы не имело значения, это уже не из той области.

Анна Качкаева: А если все-таки судить по популярности этого веселого жанра, то, в общем, иногда появляется мысль, что юморист и пародист становится на экране фигурой, гораздо более важной, чем оригинал. Если перенести эту аналогию на политическую жизнь - в ней появляются вообще какие-то фарсовые мотивы: гробовщик президенты, охранник в президенты, юморист Евдокимов в президенты... На самом деле, такой карнавальности в российской политике не было никогда. Вот не кажется ли вам, что имитационность на экране подготовила имитацию политики, демократии и выборов?

Петр Вайль: Ну да, только тут трудно разобраться, кто что подготовил, где причина, а где следствие. Конечно, коль скоро нет настоящей политики, пусть будет и такая. Коль скоро нельзя политику как-то направить, как-то на нее влиять, то есть, нет ощущения того, что реальный избиратель что-то может, а набор кандидатов в президенты нынешний и вовсе юмористический, если нет настоящей политики, пусть будет такая... А второе обстоятельство - это все-таки сидящее и неистребимое в человеке желание хоть как-то хоть про себя ухмыльнуться при виде представителя власти, хоть какую-то фигу в кармане показать. Поэтому пародист, имитирующий начальника, потрафляет вот такому приятному чувству маленького, позитивного и уютного протеста. Знаете, как разница между карикатурой и дружеским шаржем. Они все делают дружеские шаржи.

Из "Краткого курса журналистики для стран с режимом переходной демократии": Портрет. Именно так, по слухам, кремлевские обитатели называют президента России Владимира Путина. Наверное, потому, что сегодня его портреты украшают все кабинеты, а его телевизионные портреты украшают все телевизоры многочисленных каналов. Вот почему перед авторами, работающими в жанре "телепортрет" стоит сложная задача найти в этой стране еще какого-нибудь интересного человека. Журналист должен четко разделять портрет современника и портрет успешного труженика. Проверьте, это совсем не трудно, проделаем простое упражнение. Посмотрите на вашего соседа справа - это ваш современник, запомните его хорошенько. А теперь посмотрите на соседа слева - это честный труженик. Теперь по очереди: современник - труженик, современник - труженик, современник - труженик, и видите - ничего общего. Нотабене: помните, сделать из современника честного труженика может только Басманный суд. Рекомендуемые словесные конструкции: "собрал буквально на коленках, "в первую зиму большая часть страусов погибла", "провел телемост из Кремля", "и наконец-то согласился отвечать на наши вопросы". Подведем итог: снимая портрет современника, позаботься, чтобы он не выглядел натюрмортом.

Анна Качкаева: Петр, в пародийности разве не заложен еще один смысл, связанный с тем, что пародия - это изживание оригинала, это сведение с ним счетов, даже уничтожение его, по большому счету, в пародии.

Петр Вайль: В каждом конкретном случае это может быть, но в массовом - как раз наоборот, это тиражирование оригинала. Чем популярнее человек, тем больше его пародируют, тем больше этого человека, тем более многоликим он становится, тем плотнее и сильнее, и большим частоколом он тебя окружает. Он не просто один, сидящий в каком-то президентском, или ином кресле, а он вокруг. Как в старом советском анекдоте: человек включает телевизор, там Брежнев, переключает на второй канал, там опять Брежнев, на третьем - Брежнев, на четвертый раз, наконец, Брежнев грозит пальцем с экрана - я тебе попереключаю.

Анна Качкаева: Ну, в общем, у нас в этом году было приблизительно то же самое. Президент впервые за последние лет 15 поздравлял с Новым годом на 14 каналах, кроме "МТВ", в прошлом году был на 8.

Петр Вайль: А плюс еще растиражированный добрыми пародиями и дружеским славным юмором....

Анна Качкаева: Да, добрую улыбку Галкина уже вполне воспринимают как гражданский поступок. У нас слушатели так сказали, что даже как-то немножечко так холодеет душа, как он себе позволяет, правда, в зале сидит Людмила Путина и весь истеблишмент, и это ящик показывает.

Петр Вайль: Худо дело, если добрая улыбка Галкин воспринимается, как острая бичующая сатира.

Анна Качкаева: Теперь я предлагаю послушать, как Виктор Шендерович, наш с вами коллега, откликнулся на уникальную в своем роде телевизионную сагу - прямое общение президента с народом:

Виктор Шендерович: Действующие лица: консультант, Маша, его помощница, мальчик, действие происходит в 5 часах езды от Москвы.

Маша, входя: Только что звонили из аппарата. Они хотят старушку с вопросом про пенсии.

Консультант: Старушку уже репетируют.

Маша: И солдата с благодарностью.

Консультант: Маша, солдаты стоят в чистом поле уже три дня. Все страшно благодарны.

Маша: А еще они хотят мальчика.

Консультант: Солдаты?!

Маша: Нет, Москва. Они хотят мальчика, десяти-одиннадцати лет, смышленого, славянской внешности, чтоб он спросил президента что-нибудь трогательное.

Консультант: Маша, я не идиот.

Маша: А мальчика я привела.

Консультант: Вот умница. Надеюсь, он сирота?

Маша: Нет, но можно организовать. Ну, в смысле, найти другого...

Консультант: Не надо другого - времени нет. Давай этого.

Вводят мальчика.

Консультант: Орел! Тебя как звать?

Мальчик: Андрюшей...

Консультант: Андрюша? Завтра с тобой будет разговаривать президент. Знаешь, кто у нас президент?

Мальчик: Путин.

Консультант: Правильно. А звать как?

Мальчик: Андрюшей...

Консультант: Маша, вы кого привели?

Маша: Мальчика, славянской внешности:

Консультант: Нам надо смышленого мальчика, смышленого...

Маша: Ой, вы остальных не видели...

Консультант: Понял... Андрюша, собери мозги в кучку... президента зовут Владимир Владимирович. Завтра он будет говорить с тобой по тарелке.

Мальчик: По тарелкам не говорят.

Консультант: Андрюша, я тебе ногти вырву, хочешь?

Мальчик: Нет!

Консультант: Тогда ничего не говори - просто слушай. Завтра с тобой будет говорить президент. Ты поздороваешься с ним и спросишь: Что он спросит, Маша?..

Маша: Который час?

Консультант: Маша, вам надо немного поспать.

Маша: А-а, поспать!.. Холод собачий, воды горячей нет, ничего больше нет, пятый день в этой шапке Николая Ильича, больше не могу.

Уходит с рыданиями.

Консультант: Так. Тебя как зовут?

Мальчик: Андрюшей.

Консультант: Ну да, Андрюша. Ну, ты понял: завтра с тобой будет разговаривать президент. Ты спросишь у него что-нибудь трогательное. Спросишь?

Мальчик: Дядь, можно я уйду...

Консультант: Стоять. Ты спросишь его: кем вы хотели стать в детстве? Нет, про это не надо. Ты ничего не будешь спрашивать, ты скажешь: я хочу заниматься спортом, а у нас в деревне ни одного спортивного кружка. Он ответит: Андрюша, спортивный кружок у вас в деревне будет завтра. Дзюдо и горные лыжи.

Мальчик: А откуда вы знаете, что он ответит?

Консультант: Андрюша, я тебе ногти вырву. Не перебивай меня, просто слушай. Он скажет про лыжи. Ты скажешь: большое спасибо. Потом президент пошутит: и попросит тебя передать привет папе с мамой.

Мальчик: Правда?

Консультант: Когда я врал, Андрюша?

Мальчик: А можно, папа ему потом позвонит?

Консультант: У вас тут что, телефон есть?

Мальчик: Да есть, на почте...

Консультант: Отлично. Потом папа пускай идет на почту. И звонит.

Мальчик: А по какому телефону?

Консультант: А вот это, Андрюша, без разницы. Президент все слышит.

Анна Качкаева: Петр, вся это такая экранная виртуально-политическая история происходит не только в России, мне кажется, что нет. Если мы посмотрим на Америку - над Бушем иронизируют в роликах, но размещенных в Интернете, которые пока не показывают на национальных каналах, там, кстати, жесткие ролики, там сравнивают Буша с Гитлером, этот ролик вроде бы убрали, есть много других, которые совсем не добро говорят о президенте. Спектакль "БерлоПутин" сатирика и нобелевского лауреата Дарио Фо нельзя увидеть ни в одном публичном театре, и ни на одном итальянском канале, потому что все каналы Берлускони контролирует. В общем, критиковать короля, как и раньше, можно только на рыночной площади, в нынешних условиях - на маленьких дециметровых каналах и в Интернете.

Петр Вайль: Я бы все-таки поосторожнее подошел, даже с этими примерами. Потому что Дарио Фо, несмотря на то, что он - Нобелевский лауреат, он установочный хулиган, в самом таком футуристическом смысле, как хулиганами были Маяковский или Бурлюк. Он такой безобразник. И у него никогда не было большой аудитории, он никогда не выступал в больших театрах, он сознательно идет на это, что делает ему честь, он не рвется к большой аудитории и не жалуется, что ему не дают выхода на основные каналы. Его удел - малая аудитория. Так что здесь все в порядке. Что касается Штатов, то юмористические программы какого-нибудь Джея Лено так мордуют Буша, что не дай Бог, что опять-таки абсолютно нормально. А сравнение с Гитлером - такой ролик я бы сам бы снял, и не позволил, будь я редактором чего угодно, сравнивать ни Путина, ни Буша с Гитлером, никого, потому что это просто оскорбительно. А что касается такой социальной сатиры - я думаю, что сейчас она продолжает процветать, другое дело, что измельчали политики, крупных фигур нет, хотя бы масштаба Маргарет Тэтчер. Сейчас нельзя назвать ни одного действующего политика в мире, который бы выдерживал сравнение с этими мощными фигурами. Видимо, это не такое субъективное мнение, что раньше было все лучше, а просто время такое, что называется, не нужны лидеры, а нужны администраторы.

Анна Качкаева: Поэтому они, видимо, быстрее превращаются в медиатизированные мифы, и телевидение их тиражирует.

Петр Вайль: Да, смеяться над ними не очень интересно.

Анна Качкаева: Журнал "Власть" недавно попытался представить, на что бы могли рассчитывать кандидаты в президенты при настоящем, то есть, актерском кастинге. Корреспондент "Власти" Михаил Кирцер обратился в актерское интернет-агентство "Дом А" с просьбой оценить по фотографиям их перспективы. Вот что получилось.

Владимир Бабурин: Николай Харитонов - средний план дает актеру возможность пробоваться на любую положительную роль в российских сериалах. Где требуются крупные планы - на актера работает нос. Тракторист и председатель колхоза, удачливый фермер и прораб (средний план) превращаются в раввина и капуцина, или даже Сирано Де Бержерака на крупном плане из-за этой особенности лица. Актера можно использовать в сюжетной рекламе острых соусов и приправ.

Ирина Хакамада - проблему актрис этого типажа отметил еще Соммерсет Моэм: мадам Баттерфляй уже сыграна, а время возрастных героев еще не достало. Для ухоженной моложавой женщины под 50 в российском репертуаре ролей катастрофически не хватают. Исключение - новые русские сериалы, в которых изредка, но встречаются роли хватких дам, пытающихся помешать бизнесу молодых положительных героев. Поэтому ее ниша - имиджевая реклама. С большим успехом может выступать лицом бренда, идеально - медицинского препарата или оборудования. На ТВ возможна роль постоянного эксперта при ток-шоу или члена жюри.

Сергей Миронов - идеальный типаж для ролей второго плана в фильмах о войне. Военный средних лет, званием не выше подполковника. Годится и на фильмы об исследователях Севера, Антарктиды, Гималаев и тому подобное. Капитан Татаринов в Двух капитанах. Возможно участие в малобюджетных экранизациях Чехова. На ТВ - участие в постановочных шоу и игровых эпизодах документальных фильмов.

Владимир Брынцалов - актер отрицательного обаяния. На столичной сцене может играть купцов в пьесах Островского, Сухово-Кобылина, Горького. В областных театрах репертуар расширяется, это и Макбет, и Ричард Третий, и даже, возможно, Гамлет. На ТВ - хорошая фактура позволяет работать и в криминальных сериалах - "новый русский", и в семейных мелодрамах - перспективный жених, подысканный родителями для 18-летней дочери вместо влюбленного в нее нищего студента. Уместен в рекламе еды и предметов личной гигиены - зубная паста.

Сергей Глазьев - не слишком яркий типаж. Может исполнять роли второго плана в репертуарных музыкально-драматических театрах - Бони в "Сильвии", Тони в Фиалке Монмартра", комический конферансье. В кино пригоден для участия в ретро-проектах, отечественных экранизациях детективов Агаты Кристи, Чейза и Хеммета - в качестве исполнителя эпизодических ролей с минимальным текстом - портье, официанты, неожиданные убийцы. Идеален в рекламе средств от простуды - кашель и насморк с последующим чудесным исцелением.

Олег Малышкин - простак с хитрецой. Постоянно востребованный типаж, успешно эксплуатируется еще с советских времен. Способен играть самые разные роли - участковых милиционеров, директоров детских учреждений чудаков-изобретателей, и даже космических пришельцев. При отсутствии проблем со свободной речью может вести на ТВ познавательные передачи. Хорошо бы смотрелся в рекламных роликах товаров отечественного производителя - "Жигули", "Наши соки", магнитные браслеты.

Иван Рыбкин: этот типаж - положительный семьянин - не слишком востребован в театре. Вместе с тем вполне может участвовать в работе экспериментального театра-студии, например, читать Рембо и Верлена под музыкальное сопровождение. Кино-амплуа - душевный работяга, таксист зам начальника бурового участка, ТВ-специализация - дневные сериалы, положительные роли второго плана. Подходит для рекламы бытовых электроинструментов - дрель.

Виктор Геращенко - редкий возрастной типаж, сочетающий мудрость и сексапильность. Владеет навыками разных актерских школ. В антрепризе идеальный исполнитель ролей римских императоров - Нерон, Калигула. В кино - ролей проказливых дедушек, неистощимых на выдумки, несмотря на возраст, в фильмах типа "Старики-разбойники" или "Сказка о потерянном времени". В последнее время подобные актеры заняты нечасто. Режиссерам трудно подобрать им адекватный актерский ансамбль. Для рекламы типаж слишком индивидуален.

Владимир Путин - актер основного состава, служащий в академическом репертуарном театре и никогда не выходящий за рамки своего амплуа. Играет в классике - Каренин, господин обер-церемониймейстер в "Щелкунчике", настоящий ревизор в немой сцене. В кино - мастер эпизода, два-три съемочных дня. Яркий персонаж, олицетворяющий любую несгибаемость - каменный гость, железный дровосек, начальник главного героя, инспектор энергонадзора. Характерная дикция, близкая к скороговорке, и запоминающийся голос дают богатые возможности для работы в озвучивании анимационных фильмов.

Анна Качкаева: Петр, в последнее время культурологи употребляют такой термин - культурообман. Может быть, на экране он как раз и воплощается?

Петр Вайль: Может быть. Я очень хорошо представляю себе, что, будь я сатириком, над Рейганом мне было бы гораздо интереснее смеяться, чем над младшим Бушем, потому что тот гораздо колоритнее.

Из "Краткого курса журналистики для стран с режимом переходной демократии": Создавая проблемный репортаж на политическую тему в странах с режимом переходной демократии необходимо, прежде всего, ответить на вопрос, что во что переходит, режим в демократию, или наоборот. При этом в обоих случаях главным героем репортажа все равно останется режим. Вот почему каждый телевизионщик, будь-то редактор, репортер, или оператор, с первых шагов профессии усваивает, что главное для съемки - выбор правильного режима. Нотабене: снимая сюжет о власти, захватите с собой чистую фланелевую тряпочку, потому что объектив в бане может запотеть. Рекомендуемые словесные конструкции: побывал в солдатской столовой, прошли за закрытыми дверями, оказались записанными на родственников, а также - отказался отвечать на наши вопросы. Вниманию журналистов Туркменистана: напоминаем, что новогодние парламентские каникулы в России проходят с 1 по 13 Туркменбаши. Подведем итог: именно репортаж на политическую тему делает журналиста профессионалом, так как здесь за свой труд он получает деньги.

Анна Качкаева: Петр, как вам кажется, возможны ли на российском телевидении ростки, или нечто подобное тому, что было в начале 90-х на прежнем "НТВ", в виде "Кукол" или знаменитых программ типа "Крошка Цахес"?

Петр Вайль: Пока ничего не говорит в пользу такой возможности.

Анна Качкаева: И напоследок: о пользе смеха -

Виктор Шендерович:

Виктор Шендерович: Только и надо шутить. Потому что, я говорю про себя в данном случае, потому что публике нужно, как вот ребенку в манную кашу обязательно надо капнуть вареньица, чтобы он туда эту кашу впихнул, обязательно вместе с вареньем, иначе он будет плеваться. Потому что "не убий" и "не укради" - это до меня сказано задолго, и Лев Толстой был, и тоже не очень помогло. Значит, надо как бы обновлять эти вещи. А это втюхивается, впихивается через юмор, потому что когда человек смеется, он расслабляется, он ослабевает. Все мы знаем, вот я знал, что если я рассмешу отца, когда я провинился чем-нибудь, я знал, что должен папу рассмешить, потому что если он рассмеется, то меня уже не нашлепают, просто не будет сил. Так вот, надо рассмешить обязательно, обязательно через смех.

Потом, смех это абсолютное оружие, и его боятся те, кто ничего не боятся. Потому что, если я публично выйду и скажу, что Жириновский мерзавец и негодяй, я сяду или заплачу штраф, потому что это по суду не доказано, значит, я его оклеветал. А если сказать в программе, что Жириновский - высоконравственный, честный и прекрасный человек, все начинают почему-то смеяться. Контекст важен. Я уже говорил - сила контекста. Вот фраза: 90-летнего человека спрашивают, как вам удалось вот так сохранить бодрость? Он говорит: "Я всю жизнь работал и жил честно". Ничего, нормальная фраза, немножко пафосная, явно нормальная. Теперь я вам докладываю, что эту фразу сказал Сергей Владимирович Михалков. Смешно... Юмор не требует комментариев, и не надо мне говорить ничего плохого про Сергея Владимировича Михалкова, просто я это процитирую, и все сказал. Поэтому, конечно, юмор позволяет эти поры открыть и через них что-то попробовать туда вложить.

Анна Качкаева: Шутить - так шутить. Сейчас новости, в исполнении авторов "Краткого курса журналистики в странах с режимом переходной демократии".

Василий Сазонов и Юрий Владовский: В эфире новости. Вначале об основных событиях.

В воинских частях России прошла всеармейская акция "Отдай масло дедушке".

Генпрокуратура России приступила к реализации всероссийской программы помощи людям с неограниченными возможностями.

В зале Государственной Думы открылись места для поцелуев.

А теперь об этих и других событиях более подробно. На центральных каналах телевидения прошли предвыборные теледебаты. Во время этих сеансов групповой терапии вся страна смогла посмотреть на людей, которые поставили свои тяжелые психические заболевания на службу головокружительной политической карьере.

Настало время нашего традиционного интерактивного опроса. Одобряете ли вы курс президента России? Если да - звоните 8 901 156 78 45. Если нет, сообщите свой номер телефона. Вам перезвонят.

К другим новостям. По данным МВД все более оправдывает себя практика внедрения оперативников в преступные сообщества под видом членов бандформирований. Сейчас уже более 70 процентов сотрудников МВД - бандиты. Активно проводится и встречный обмен. В милиции сейчас работают сотни преступников, взяточников, воров. Благодаря такому тесному сотрудничеству милиция и криминальные структуры могут лучше узнать друг друга и более эффективно трудиться совместно для укрепления в стране правопорядка.

Новости рынка сотовой связи. GSM предлагает новый бесплатный тариф - "олигарх". Все входящие и исходящие звонки оплачивает отдел прослушивания ФСБ.

А теперь трагическое известие, которое пришло к нам с Украины. Народный целитель Матвей Шубейко, автор знаменитого метода очищения организма ежедневным выпиванием ста литров воды, лопнул в четверг у себя на даче.

РПЦ ввела карты предоплаты за будущие грехи номиналом 5, 10, 25 и 100 единиц.

Новости из мира науки: ученые из Колумбийского университета после долгих исследований пришли к выводу, что они никакие не ученые Колумбийского университета, а простые пациенты психиатрической больницы номер 11 Ленинского района города Фрунзе. На это открытие их натолкнула забытая на столе главврачом история болезни одного из ученых,

Новости науки. Ученые установили, что самый простой для изучения иностранный язык это язык племени ур-ур. жившего в Африке и погибшего 100 лет от сильнейшей засухи. В этом языке было всего одно слово - "пить".

А теперь сообщение, которое мы получили только что: гигантский астероид размером более 500 тысяч миль врезался в Землю. Наша планета превратилась в скопление раскаленной космической пыли, развеянной в диаметре трех световых лет. К другим новостям...

XS
SM
MD
LG