Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Александром Дыбалем


Анна Качкаева: У нас сегодня любопытные гости. Но начнем с трагического. В пятницу, когда произошел взрыв в метро, я была в различных организациях, и не только журналистских. Естественно, работали телевизоры, и люди смотрели "НТВ" - специальные информационные выпуски, то ли по привычке, то ли исторически, ожидая хотя бы каких-то отличий от вымуштрованных новостей первых двух каналов. Зрители, видимо, знали, что выпуски "НТВ" будут регулярными, и иногда может появиться редкая, не повторяющаяся у других картинка. Вечером "НТВ" не начнет с пятиминутного материала с Путиным, "Свободу слова" все-таки не отменят, как "Основной инстинкт", а в трагической хронике дня появится робкая фраза о том, что пострадавший человек, которого зафиксировала камера, еще час с лишним после взрыва дожидался неотложки. Впервые, пожалуй, информационный поток с места трагедиибыл официально налажен, дозирован и не эмоционален. Горе, вопросы, реакции, оценки - все это было смикшировано.

Мы поговорим сегодня о дозированной фронде, о новом содержании телевидения, о бизнесе и информации, а также о состоянии дел в информационной империи "Газпрома", куда входит "НТВ", "ТНТ", "НТВ плюс", "Эхо Москвы", издательский дом "Семь дней". Со мной в студии обозреватель "Известий" Ирина Петровская и по телефону обозреватель газеты "Коммерсантъ" Арина Бородина. И наш гость - генеральный директор "Газпром-Медиа" Александр Дыбаль, человек не публичный, сыгравший, по его же словам, не последнюю роль в отставке Бориса Йордана и назначении второй после Сенкевича волны менеджеров на НТВ, я имею в виду питерца Живова. Александр чрезвычайно осторожен в высказываниях, но на Радио Свобода он человек не чужой. Он трудился когда-то на "Радио Балтика", которое "Свободу" транслировало. Первый вопрос связан с недавними трагическими событиями. Скажите, вам, или руководству канала, в пятницу звонки из Кремля или из Минпечати были?

Александр Дыбаль: Я не знаю по поводу руководства канала, но мне звонков не было. Но обычно мне никто не звонит. Звонят, наверное, в другие места, но звонить менеджеру медиа-холдинга по вопросу дочерней компании - обычно это не происходит.

Анна Качкаева: Александр, год назад, когда меняли Йордана, и когда в руководстве холдинга произошли перемены, вы сказали, что в момент смены менеджмента возможна только тонкая настройка, а не революция. Вы довольны Сенкевичем? И вообще, настройка удалась?

Александр Дыбаль: Я сразу хочу сказать, что мое мнение важное, но не определяющее. Я могу говорить от своего лица и от совета директоров, мнения членов которого я знаю, и общаюсь с этими людьми. По поводу тонкой настройки я бы сказал, что она прошла очень успешно, и канал не просто сохранил людей, которые работали на канале, лица, лучшие лица канала, но и смог привлечь тех, кто волей судеб ушел с канала года два назад. Вернуть удалось не многих, но мы очень рады тем, кто вернулся на канал, и это я говорю и об Осокине, в том числе. Мы вообще надеемся, что процесс возвращения будет продолжаться.

Анна Качкаева: Пока, наоборот, по-моему, идет процесс ухода, как на минувшей неделе стало известно, или это какая-то новая "настройка"?

Александр Дыбаль: Вот, если вы говорите об уходе - я не очень в курсе конкретно, кто ушел, но, во всяком случае, среди них нет лиц канала. Во-вторых, мне кажется, интересно для вас, наверное, но канал увольнял и принимал за последний год несколько сотен человек. Поэтому, может, это банальность, но мне кажется, интерес к этой теме сейчас появился только из-за политических событий. Представьте себе, неужели 200 человек, которых мы приняли за последний год на канал, и, может, несколько десятков, которые были уволены или сами ушли с канала, не были событием, а когда сейчас менеджмент принял решение кого-то уволить, это вдруг получило такой резонанс.

Анна Качкаева: Тогда я уточню, что я понимаю под "настройкой", не только людей, безусловно, потому что и до вас вполне успешно работали подразделения холдинга, и "Семь дней", и "Эхо", как работали, так и работают. Тем не менее, "НТВ" лихорадило весь этот год, результаты не самые блестящие. И, как я понимаю, приемлемого уровня капитализации, о котором вы говорили, компания не достигла, не очень понятно, что с "Еврофинансом", про продажу непрофильных медиа-активов вообще уже забыли. Имели ли вы то же самое в виду год назад, когда говорили об этой "настройке"?

Александр Дыбаль: По поводу оценок года работы менеджмента на канале я бы сказал, что тяжело согласиться с вашей оценкой. Потому что если говорить о критериях этой оценки, то вы, наверное, исходите из субъективных критериев, а мы из объективных. На наш взгляд, итоги работы канала в прошлом году достаточно хорошие, во всяком случае, бизнес-итоги, а других итогов мы пока и не рассматриваем. Более того, если говорить о показателях более близких вам, наверное, это вопросы рейтинга, доли аудитории...

Анна Качкаева: А вам это не близкие показатели?

Александр Дыбаль: Я как раз по этому поводу хочу сказать, я, кстати, по-моему, об этом ни разу публично не говорил, что вряд ли бы мы одобрили повышение доли канала выше 15 или 16 пунктов. Потому что каждый процент доли аудитории свыше этих пунктов потребует таких затрат, на которые акционеры просто физически пойти не могут. Поэтому, если говорить о комфортном состоянии канала...

Анна Качкаева: То есть, третий, никогда не второй даже?

Александр Дыбаль: Я подчеркиваю, смотря какие цели ставить. Вот для нас повышение доли канала на рынке - очень сложная величина. Я подчеркну, каждый процент доли, который мы будем выигрывать, не принесет нам адекватного увеличения доходов, начиная с определенной цифры. Поэтому для этого нам от акционеров нужно другое задание. Они нам дали задание понятное и прозрачное: чтобы компания не просила денег у акционеров в виде внешнего финансирования, сохраняла рыночные позиции и вышла на самоокупаемость. В 2003-м году "НТВ" впервые за всю свою историю не получило ни копейки от своих акционеров. Мне кажется, что это достаточно хороший итог работы. В этом смысле мне кажется, что год был удачный. Может быть, в других компаниях холдинга он был еще более удачным, например, в "ТНТ". В "ТНТ" произошел просто рывок, и по рейтингам, и по доходам, с одной стороны, а расходы, что для нас очень важно, остались почти на том же уровне. Таким образом, компания смогла заметно продвинуться. В этом году, кстати, "ТНТ" покажет впервые за свою историю прибыль.

Арина Бородина: Александр, я, к сожалению, в непривычной форме в эфире по телефону, но это привычная форма общения с вами, потому что, как Анна справедливо заметила, вы - человек не публичный. Я, прежде, чем задать свой вопрос, все-таки хотела бы немножечко открутить назад к замечанию Ани: действительно ли вы готовы говорить о состоянии дел на НТВ? Потому что обычно вы говорите, что в медиа-холдинге есть несколько других подразделений, не только "НТВ", а на "НТВ" есть свой менеджмент. Вот я хотела спросить, о состоянии дел на "НТВ", в том числе, вы готовы говорить?

Александр Дыбаль: Я готов говорить о состоянии дел на "НТВ", но в той части компетенции, которая мне доступна. Потому что говорить о том, что одна программа заменена на другую, это довольно тяжело.

Арина Бородина: Я понимаю прекрасно, что это не уровень директора холдинга, иными словами вопрос он простой: сегодня руководит НТВ? Господин Сенкевич, или его первый заместитель господин Живов, которого называют вашей креатурой? Такой короткий и простой вопрос.

Александр Дыбаль: Ответ, наверное, тоже будет простым: каналом руководит генеральный директор, и для нас кроме него нет другого менеджера, с которым акционеры будут общаться.

Ирина Петровская: Я, если позволите, все-таки буду задавать вопросы от имени зрителей, потому что думаю, что наши слушатели все-таки, наверное, не очень хорошо ориентируются в таких понятиях, как капитализация, доля и так далее...

Анна Качкаева: Но мы их пытаемся просвещать, это интересно всегда.

Ирина Петровская: Безусловно. Я хочу, тем не менее, простыми что называется словами сказать. Дело в том, что мне кажется, что цель все равно телевидения, если мы говорим об "НТВ", о телеканале - это аудитория. Там сколько пунктов, доля - это уже такие не мелочи, очень важные вещи, но тонкости, для специалистов. Когда НТВ только появился, его отцы основатели, о которых сегодня не принято добрым словом вспоминать, а зря, они очень четко ставили себе задачу: сделать канал, отличный от других, что по тем временам было и просто, и сложно. Просто потому, что другие каналы - мы помним, какие они были в начале 90-х, и сложно потому, что было сложно угадать запросы аудитории. Тем не менее, они были угаданы. На этом сегодня еще работает канал. Это информация, качественная, профессиональная, опережающая во многом других своих коллег, и это качественное кино. И зритель, который шел на канал, был всегда, что называется, выше среднего уровня - образования, запросов, и так далее. Вот я сегодня, когда смотрю канал, я, честно говоря, не понимаю, чем он отличается от других, и задача - поддерживать его отличие, или, наоборот, сделать таким, как все остальные, среднестатистическим каналом, как "Первый" и "Второй"?

Александр Дыбаль: Я хочу сразу сказать, что даже, если бы мы хотели, нам бы не удалось сделать такой же канал, как "Первый" и "Второй". Прежде всего, потому, что наши акционеры неспособны финансировать канал в таком объеме, как эти каналы. С другой стороны, акционеры вообще ставят цель не финансировать нас и перевести в такое состояние, когда мы акционерам будем приносить деньги, не прося от них средств. А по поводу ниши канала - она осталась той же, но конкурентная среда усилилась. Вспомните российский канал двухлетней давности, когда еще Олег Добродеев туда не пришел, и рейтинги, и фильмы, которые были там - этот канал, в принципе, считать конкурентом было очень тяжело. Что происходит сейчас: Добродеев пришел на, в общем-то, не хватающий звезд с неба канал "РТР", и сегодня он демонстрирует фантастические успехи, и в рейтинге, и в доле аудитории, и в кинопоказе. В общем и целом, он совершил такую маленькую революцию, сделал маленький подвиг, сделал государственный канал, "Россию", не просто одним из ведущих каналов по рейтингу, но каналом - фактором общественной жизни во многих областях. А по поводу кинопоказа - для нас это больная тема. Да, "НТВ" был в свое время лидером по кинопоказу, но время то прошло, после 2000-го года все каналы, в том числе "Первый" и "Россия", о котором я говорил сейчас, так стартанули, инвестировали такие средства в кинопоказ. В общем, нам тяжело угнаться. Когда идут переговоры с западными мейджерами о закупке, нам очень тяжело выдерживать конкретную борьбу по ценам. А денег у нас - сколько заработали, столько и есть, и зачастую мы проигрываем государственным каналам. Но это судьба такая. Мы позиционируем себя, как коммерческий канал.

Анна Качкаева: Все-таки Александр, я задаю этот вопрос и руководству канала, может, вы знаете на него ответ: какой канал вы делаете?

Александр Дыбаль: Если говорить "общо", мы делаем канал негосударственный, коммерческий, и на фоне всех каналов существующих, либеральный.

Анна Качкаева: Ну вот, наши слушатели не все так считают, говорят, что, "канал стал серым и пустым, и, в общем, у него совсем не то лицо". Это пишут господин Цветков и слушатель из Самары.

Александр Дыбаль: Но другие слушатели считают иначе.

Анна Качкаева: Да, может быть. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Владимир Семенович: Зовут меня Владимир Семенович. Знаете, я не такой уж упорный смотритель всех каналов, но они все стали на одно лицо. Причем во всем, даже в такой делали, я очень давно слушатель радио, даже когда-то короткими волнами занимался, слушал, сравнивал, каждый врет немножко свое. "Голос Америки" свое, "Би-би-си" - свое, наше свое... А когда вчера, например, показывали передачу насчет этого трагического события, меня что поразило - что все каналы показывали "Павелецкую" станцию, где ничего не происходило и не могло происходить. А станцию "Автозаводская", где все выходили, не показывали. Просто интересно, это была команда на такую дезинформацию?

Анна Качкаева: Как вы думаете, Александр, была все-таки команда? Действительно, очень дозированный, сдержанный, отфильтрованный эфир?

Александр Дыбаль: Я по поводу видеоряда, конечно, не большой эксперт. Отвечу так: наверное, всем каналам, включая "НТВ", разрешили снимать на месте событий только там, где разрешили. Но в этом смысле "НТВ" находилось в таком же состоянии, как и другие каналы, и радиостанции. Это с одной стороны. С другой, для телевидения, когда нет картинки, возникает вопрос комментария и той экспертной группы, которая привлекается, чтобы комментировать, и так далее. В этом смысле, мне кажется, "НТВ", как всегда было на высоте.

Анна Качкаева: Да, судя по рейтингам вас в пятницу смотрели, может, больше, чем других.

Александр Дыбаль: И еще: имейте в виду, существует же понятная ситуация. После Дубровки, когда была очень сложная ситуация с информацией, ведь после взрыва никто не знает, будет ли повторение, может ли быть эскалация, все что угодно может быть, поэтому внутренняя ответственность присутствует. И более того, я могу только приветствовать это, потому что на крови...

Анна Качкаева: Не нужно делать рейтинг, вы с президентом согласны?

Александр Дыбаль: Я с этим полностью согласен.

Анна Качкаева: Арина, даю вам микрофон и возможность задать вопрос.

Арина Бородина: Я не задала свой первый вопрос, но его отчасти продолжили Ира и вы. На самом деле, я хотела понять я не просила про расстановку приоритетов на канале в руководстве. Я так понимаю, что на канале, мы говорим об "НТВ", готовится объемное исследование, в том числе маркетинговое, о том, на какую аудиторию должно рассчитывать "НТВ", какие приоритетные программы и фильмы должны присутствовать в эфире. Я хотела бы спросить о судьбе этого исследования, и о том, будет ли канал, менеджмент, как канала, так и холдинга, поскольку я понимаю, что это единое целое, извлекать из этого какие-то уроки? Вот какова судьба этого исследования маркетингового, и когда оно будет готово?

Александр Дыбаль: Насколько я знаю. это исследование уже завершается. Скоро оно будет представлено, но если говорить обо мне, то совету директоров такое исследование вряд ли понадобится, на этой фазе. Наверное, менеджмент сам будет делать выводы из этого исследования, это с одной стороны. С другой стороны, я хочу сказать, что нам внутри себя понятно, каким должен быть канал. Вопрос в формализации, в постановке задачи перед менеджментом и журналистами канала - что мы собственно хотим. Ведь вопрос все время на канале в обсуждениях присутствует, такая идиома, как, это "нтвшный" продукт, или "нентвшный". Когда ты спрашиваешь, а что же такое "нтвшный" - мне говорят: "Ну, вот слушай, объяснить не могу, как собака, понимаю, но сказать не могу".

Анна Качкаева: По-моему, вы объяснили только что.

Александр Дыбаль: Поэтому этот большой документ, маркентиговое исследование, он вчерне уже почти готов, насколько я знаю, и скоро его покажут нам. Это будет интересно, посмотрим.

Арина Бородина: А зачем же оно затевалось, если вы говорите, что вам понятно, и не могли бы расшифровать, все-таки, кому - "вам"?

Александр Дыбаль: По поводу понятно - я же сказал, это такая невербальная вещь. Вроде бы всем понятно, что такое должно быть "НТВ", но когда это переводишь в язык букв и цифр, собственно, какие программы нужны, какие фильмы закупать, а может не закупать, а вот эти фильмы отражают позиционирование НТВ на рынке, или нет - собственно ответ на эти вопросы и дает исследование.

Анна Качкаева: Александр, вот ваш тезка Александр пишет: "Если представитель "НТВ" говорит, что их задача дотянуться до скучнейшего канала "Россия" то успехи нынешнего "НТВ" налицо. Они близки к скуке и скучной информации". У нас еще один слушатель в эфире.

Слушатель: Добрый день, дорогая редакция. У меня вопрос к Александру. Мы все, кто более-менее смотрит телевизор, отлично понимаем, что вы более-менее все делаете в пределах ваших возможностей. Меня интересует другое. Почему, для чего такая подлость идет по телевизору с рекламой? Мало, что забито до предела, но ведь можно ее пустить в спокойное русло. Не очень интересно. Но ведь вы не представляете, сколько жизни у людей отнимает...

Анна Качкаева: Ну, Александр не имеет отношения к рекламе

Александр Дыбаль: Как раз к рекламе-то, может, я имею больше отношения, чем к телевидению, потому что рекламу мы продаем сами, и наши дочерние компании этим занимаются. Тут есть масса ответов, в последнее время общество выкристаллизовло ответ на этот вопрос. Для нас реклама - единственный доход. Никуда от этого не деться. Еще было бы конечно лучше, чтобы госканалы не показывали рекламу, тогда бы у нас дохода было больше...

Анна Качкаева: И тогда вы бы, может, не такими громадными блоками забивали собственный эфир...

Александр Дыбаль: Конечно. Это целая наука. Сегодня та реклама, которая идет в эфир, во многом зависит от состояния рынка, и, с другой стороны, от рейтинга канала. Поэтому для нас реклама - это очень сложно, но важно.

Анна Качкаева: Александр, два вопроса по "Эху Москвы", потому что я еще раз напоминаю нашим слушателям, что Александр Дыбаль возглавляет холдинг "Газпром-Медиа", в который входит не только "НТВ", но и телекомпании "ТНТ", "НТВ плюс", "Эхо Москвы", издательский дом "Семь дней", и все, что касается этого беспокойного хозяйства, вполне вы можете об этом спрашивать Александра. Так вот, из Самары Владимир Соколов спрашивает, "скажите пожалуйста, почему на радиостанции "Эхо Москвы" перестали выпускать талантливого журналиста Андрея Черкизова с его репликами и комментариями?"

Александр Дыбаль: Вопрос, конечно, "по адресу". Совершенно случайно на прошлой неделе я ужинал с редколлегией "Эха Москвы", и этот вопрос как раз задавали друг другу сотрудники "Эха Москвы", и Леша Венедиктов как раз ответил, я подслушал, он сказал, что Черкизов делает какой-то фильм, и как только он его доделает, вольется в стройные ряды.

Анна Качкаева: Еще один вопрос от слушателя из Санкт-Петербурга: "На "Эхо Москвы" всегда был проблемный менеджмент, потому что, в общем, они всегда немножечко такие оппозиционеры, не собираетесь ли вы с ними что-то сделать?"

Александр Дыбаль: Нет, не собираемся. Как раз мы на прошлой неделе это обсуждали, и, собственно, если говорить о каких-то наших мыслях по этому поводу, я сказал, что у нас никаких претензий по этому поводу нет. Единственное, что я сказал, чтобы там немножко по вопросам бухгалтерского учета навели порядок.

Анна Качкаева: Тогда у меня вопрос в дополнение к этому: а почему вы их не хотите отпустить на вольные хлеба? Они ведь прибыльные, во всяком случае, не убыточные, наверняка у них найдутся деньги, чтобы выкупить акции, почему вы их не отпустите? Или вам не велят?

Александр Дыбаль: Нет, у нас позиция очень простая. Мы в принципе, во всяком случае, "Газпром" так считает, пока что мы не будем расставаться по одиночке со своими медиа-компаниями. Такова позиция.

Ирина Петровская: Сегодня не секрет ни для кого, что те люди, которые внимательно смотрят телевизор, слушают радио, видят, что произошло такое за несколько последних лет очень существенное сужение информационного поля, информация на большинстве каналов унифицируется, сообщается то, что должно сообщаться, и при этом существуют некие оазисы, или, не знаю, как это называть. То же самое "Эхо Москвы", и в лучших своих проявлениях и "Страна и мир", и программа "Намедни" на "НТВ". Вот, по вашему ощущению, если, конечно, вы сможете ответить мне откровенно, это такая политика, "разрешенная гласность", как было раньше, что были "Московские новости" и "Литературка", можно было выпускать пар, это разрешают, или это политика акционеров?

Александр Дыбаль: Я могу ответить только по своему хозяйству - по "НТВ", "Эху Москвы", журналу "Итоги": вот читайте, смотрите и слушайте, если у вас возникнут какие-то вопросы по поводу цензуры. Вообще говорить тяжело, а по нашему хозяйству, мне кажется, у нас все хорошо, и вы это сами видите.

Анна Качкаева: Это такой акционер смелый, или что?

Александр Дыбаль: Почему? Акционер не смелый, акционер нормальный. Нормальный, который может спокойно и "в длинную" работать, это с одной стороны. А с другой - вы посмотрите европейские каналы, во Франции, в Германии, в Голландии, там "очагов гласности и свободы слова" я вообще не вижу. Если говорить о новостях, то такого единообразия новостей я у нас практически не вижу нигде. С другой стороны посмотрим, США - кто определяет информационную там палитру сейчас - "CNN", "Fox News" - посмотрите пожалуйста, как освещалась кампания в Ираке, для понимания того, что такое...

Анна Качкаева: Саша, а что же вы оправдываетесь?

Александр Дыбаль: Я просто хочу сказать, что у нас в стране в порядке в этом смысле.

Ирина Петровская: У нас, наоборот, в стране не в порядке, а с отражением в порядке.

Александр Дыбаль: У нас информационная палитра достаточно яркая. Я хочу сказать больше: что, на мой взгляд, сейчас развитие российского телевидения очень здорово идет. Вы посмотрите, какие яркие программы выходят, какой кинопоказ.

Ирина Петровская: Где?

Александр Дыбаль: У нас. Подчеркиваю, может быть, по сравнению с кем-то, я только не знаю с кем, это не выглядит так убедительно. Но, во всяком случае, когда я недавно был в Штатах, посмотрел, в общем, такой соцреализм по телевизору-то, соцреализм, к сожалению.

Анна Качкаева: Я знаю, вы очень часто бываете и в Штатах и в Европе, наверняка на каких-то переговорах?

Александр Дыбаль: Не факт. В Штаты я летал - встреча была с Кофи Аннаном. Это общественная нагрузка, мы взяли на себя, по-социалистически если говорить, общественную нагрузку. Мы участвуем в одной общемирового масштаба благотворительной акции. Я не часто летаю. Это неправда, к сожалению, для меня.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Геннадий Михайлович: Геннадий Михайлович, Москва. Насчет отмены нескольких передач: например, в прошлом году несколько раз анонсировали в "Намедни" интервью с Еленой Трегубовой. Я не люблю, кстати, Парфенова, но тут решил посмотреть. И что же? Ни слова. Никакого интервью. И хоть бы раз Леонид Парфенов, хотя бы извинился.

Анна Качкаева: Это известная история, тогда этот сюжет снял генеральный директор "НТВ" Сенкевич.

Александр Дыбаль: Да, но это его позиция. Я вообще считаю, в этом смысле скажу так: если бы Леонид Парфенов считал, что этот сюжет должен был пойти в эфир, и стал бы жестко, думаю, он пошел бы. Думаю, там больше художественный спор был, чем политический.

Анна Качкаева: У нас в эфире еще один слушатель.

Слушатель: Добрый день. По поводу показа всех каналов. Мое предложение: все эти каналы, "Первый, "Второй" и "НТВ" соединить в один, потому что разницы никакой. "НТВ" - серый настолько канал стал, что просто смотреть его нечего. Спасибо за внимание.

Ирина Петровская: Здесь хочется ответить: да, очень много проблем на этом канале, извините, Александр, что я за вас отвечаю, но сказать, что смотреть нечего, мне кажется, что это нужно очень захотеть не смотреть, потому что при всем при том, там остаются несколько программ, они как вот были, они практически достались каналу в наследство, и, слава Богу, они вот этот стиль "НТВ" все-таки сохраняют.

Александр Дыбаль: Не факт. Посмотрите, Соловьев, какие программы, блестящие, просто блестящие.

Ирина Петровская: Ну да, с середины на половину. Иногда блестящие, но в целом, я опять же говорю, что это живая программа, и она откликается...

Александр Дыбаль: На вкус и цвет, конечно, образца нет, но все-таки вот по поводу Соловьева я просто считаю, что это большая находка и удача. А находок много не может быть.

Анна Качкаева: Наша слушательница Ирина к вопросу о рекламе говорит: "Я за рекламу голосую обеими руками, благодаря ей мы видим хорошие программы, и, в конце концов, есть утилитарный подход - можно в любой момент отойти от ящика". "Александр, какое у вас звание в ФСБ?"

Александр Дыбаль: Генерал-супермаршал.

Анна Качкаева: Я бы, конечно, не стала задавать этого вопроса, но он не первый. Хорошо, вы пошутили...

Александр Дыбаль: Я, кстати, хочу сказать, что с четвертого курса института я работал в медиа, и, к счастью, для меня непродолжительное время работал на государственном канале "Петербург - Пятый канал", после чего опять ушел в коммерческие средства массовой информации, поэтому с государством, после армии, где я служил два года, к счастью для меня не был связан.

Анна Качкаева: Я отчасти понимаю. Почему возникает этот фон - потому что все, что связано с питерцами, "Газпромом", "Еврофинансом", слухами...

Александр Дыбаль: Кстати, я хотел бы сказать, Живов, о котором вы говорили, не из Питера. Он коренной москвич. Окончил языковую англоязычную школу в Москве, и так далее.

Анна Качкаева: Просто он перебрался?

Александр Дыбаль: Нет. Он не был никогда в Питере. Я, к сожалению, может, или к счастью, познакомился с ним полтора года назад.

Анна Качкаева: Я к чему: может быть вы, Александр, один из немногих людей, кто знает, кто такой Юрий Ковальчук, потому что Иван Рыбкин, которого сейчас все ищут, назвал именно его отвечающим за бизнес Путина, и который в числе прочих, якобы, как это было в заявлении Рыбкина, контролирует "НТВ" и весь холдинг через банк "Еврофинанс", которому принадлежат 49 процентов "Газпром-Медиа". Ковальчук, насколько я понимаю, ваш бывший руководитель в Центре стратегических разработок "Северо-Запад". Он успешный бизнесмен в питерском банке России, работает там, как я понимаю, и это в декларации видно, и счета господина Путина, и счета нескольких ведущих министерств там, может, правда в связи со всем этим, может, вы скажете что-нибудь про господина Ковальчука, потому что он такая терра инкогнита, никто не знает, кто он, что он, и так далее. И, может, правда "Газпром" уже только номинально владеет холдингом информационным? Может, уже все у "Еврофинанса"?

Александр Дыбаль: Отвечу коротко. Сделка с "Еврофинансом" была объявлена, она прозрачная и открытая. Там все абсолютно чисто, и мы об этом столько времени говорили, что добавлять к этому я не хотел бы ничего. Все, что я говорил - я под каждым словом готов подписаться. По поводу господина Ковальчука - я с ним не очень хорошо знаком, но он был председателем правления Центра стратегических разработок "Северо-Запад", который еще в народе называют Северо-Западным центром Грефа, центр занимался вопросами развития Северо-Западного региона и стратегическими направлениями. По поводу бизнеса я, к сожалению, не очень, может, господин Рыбкин знает что-то большее, но увы, боюсь, что не очень.

Ирина Петровская: Придется теперь дожидаться, когда найдут Рыбкина.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Анатолий: Анатолий из Москвы. Я бы хотел узнать ваше мнение, но выражу свое. На телевидении есть одна программа, Пореченкова "Запретная зона".

Александр Дыбаль: Есть такая, наш канал, "ТНТ".

Анатолий: В общем, короче говоря, для меня это самая лучшая программа, ее я боюсь иногда пропустить даже.

Александр Дыбаль: Это хорошо, что она вам нравится. Рейтинги канала "ТНТ" показывают, что и эта программа, и многие другие позволяют каналу успешно развиваться, спасибо, что вы ее смотрите, но еще хочу сказать, что вот благодаря таким преданным слушателям этот канал в этом году должен выйти еще на более высокие рубежи, и мы, в общем и целом, высоко оцениваем директора этого канала Романа Петренко, который, на мой взгляд, является сейчас одним из выдающихся деятелей сейчас российского телебизнеса, и мы благодарны судьбе, что он с нами оказался в одной лодке.

Анна Качкаева: Одна слушательница упрекает меня в излишнем оппозиционировании, говорит, что канал "НТВ" - нормальный, интеллигентный и совсем даже не бездарный. Правда, другой слушатель говорит, что так не думает, и вот вопрос: "Куда делся Гордон? Верните его пожалуйста, очень просим и сохраните "Ночных муз". Иначе на "НТВ" больше смотреть нечего".

Александр Дыбаль: Это вопрос? Гордон мне очень нравится. Я с сожалением воспринял его решение поискать себя в других проектах, но тоже на "НТВ". Мы надеемся, что они будут, но в целом Гордон - это лицо "НТВ". Одно из лиц, определяющих отношение зрителя к нам.

Анна Качкаева: Екатерина Владимировна вам, Александр, пишет: "Слушая рассуждения Дыбаля о работе канала "НТВ", мне вспоминается поговорка моего знакомого: "Главное - убедить себя, что ты красавец, а остальное пойдет, как по маслу". Так и Дыбаль рассуждает о работе "НТВ". Ну. в общем, сколько слушателей, столько и мнений. У нас звонок из Канады. Добрый день, представьтесь пожалуйста.

Василий Васильевич: Добрый день. Василий Васильевич. Я хочу поставить вопрос насчет информационного однообразия в Европе, Америке, Канаде, и в России и в Украине. Дело в том, что это однообразие, на Западе оно работает на истинную демократию, на стабильность истинной демократии, а информационное однообразие в России и на Украине работает на укрепление тоталитарных тенденций режима, подготовку к изменению Конституции.

Анна Качкаева: Мы поняли вас, что там информационное однообразие работает?

Александр Дыбаль: Но в России нет информационного однообразия, и это большое завоевание. Это, знаете, такой спор, топор является оружием, или нет. Если топором по голове ударили, то да, а если дрова колоть, то нет.

Анна Качкаева: Ирина, вы что-то хотите добавить?

Ирина Петровская: Ну, к этому вопросу - нет, потому что из Канады, наверное, виднее про однообразие

Александр Дыбаль: Кстати, в Канаде более жесткое, чем, например, в России законодательство по поводу СМИ. Если бы у нас было такое законодательство, как в Канаде, я представляю, как в принципе либеральная интеллигенция к этому отнеслась.

Ирина Петровская: Мотив и исходные посылы этого вопроса понятны. Все дело ведь не в том, что показывать, а в том, как показывать, с чего начинать, каковы приоритеты, а самое главное, чего не показывают, все вместе, договорившись. Слава Богу, что все-таки в новостях "НТВ" иногда такие прорывы происходят.

Александр Дыбаль: Не договаривались, это важный вопрос. Мы не договариваемся по этому вопросу.

Ирина Петровская: Я сейчас о другом. Вот есть некие объективные показатели. Есть "чемпионат мира по телевидению", новогодняя программа, и тот, кто выигрывает, что называется, на него ориентируются

Александр Дыбаль: Не факт.

Ирина Петровская: Я говорю не по качеству, а просто по неким провалам, этот Новый год, как ни суди, а на "НТВ" вышел очень лаже провальным

Александр Дыбаль: Проиграли.

Ирина Петровская: "ТЭФИ" - это внутри сообщества. Вот эти статуэтки, казалось бы, что такого, подумаешь, "Орфей", какая-то игрушка. Тем не менее, это показатель качества. В этом году, если я не ошибаюсь, "НТВ" одну статуэтку взяло. И еще есть такой уже совсем эфемерный показатель, как реакция прессы, попадание в различные публикации, не заказные, естественно, абсолютно объективные. Тоже по этим показателям сегодня "НТВ", к сожалению, не блещет. Тем не менее, вы говорите все в порядке. Я тогда по-прежнему не могу понять, чем измеряется, кроме вложенных и полученных денег, успешность телепроекта.

Александр Дыбаль: Рейтингом и долей аудитории. На наш взгляд, "НТВ" нужно подбираться все-таки к более высокой планке, где-то к 14 процентам доли аудитории, для нас это будет комфортно и хорошо. А по поводу Нового года - я вообще был против того, чтобы "НТВ" участвовало в гонке, потому что это расходование средств, которые можно было бы, наверное, в другие дни израсходовать более эффективно. Это с одной стороны. С другой - эту гонку "НТВ" никогда не выигрывало все последние годы. "НТВ" традиционно в разделе развлечений уступало первым двум каналам.

Ирина Петровская: Не выигрывало, но были годы, когда про вас говорили и смотрели, несколько было очень удачных проектов. Вдогонку один малюсенький вопросик. Я смотрела в записи все новогодние программы. На всех каналах сразу после выступления президента заиграл гимн, а на "НТВ" появилась заставка "Газпром - национальное достояние", и дальше конфорка горела...

Александр Дыбаль: Вот что значит негосударственная компания.

Ирина Петровская: Я по поводу самопиара - это необходимо, как вам кажется, вот эти бесконечные рекламные вставки, "Газпром-национальное достояние"?

Александр Дыбаль: Здесь очень простая история. Уже более года назад мы заключили договор с "Газпромом" о рекламе, и просто он наполняется.

Анна Качкаева: Из одного кармана в другой - немножко странный договор.

Александр Дыбаль: Почему? Наоборот, это очень понятный договор, "Газпрому" было удобнее, а компания получила средства, чтобы развиваться.

Ирина Петровская: Я просто представила себе такую вставку на канале Россия: "Государство - национальное достояние".

Александр Дыбаль: Лучше, конечно, бы не "Газпром", а "Пепси", но все-таки

Анна Качкаева: Борис вас спрашивает по поводу "Газпрома": "Не секрет, что у "Газпрома" есть проблемы, регулируется ли руководством медиа-холдинга, что можно и чего нельзя говорить о "Газпроме"?

Александр Дыбаль: Практически нет.

Анна Качкаева: А не практически?

Александр Дыбаль: Я бы сказал так: есть моменты, когда я все-таки в чем-то могу попросить, но это не связано с политикой, вообще ни с чем.

Анна Качкаева: Ну, с туркменским газом может же быть, например, связано?

Александр Дыбаль: С туркменским газом - ну, вот так чуть-чуть, я бы сказал, это в тональностях. Это не значит, что не показывать. Я считаю, что вопрос цензуры - это показывать или нет.

Анна Качкаева: У нас звонок.

Алексей: Меня зовут Алексей, я из Петербурга. Я бы хотел спросить, почему так получилось, что в прошлом году, когда показывали матчи "Лиги чемпионов", показывали по "НТВ" во вторник и "НТВ плюс" в среду, и получилось так, что мы некоторые игры наших российских клубов просто не увидели в связи с отсутствием "тарелок". И как-то будет этот вопрос решаться в этом году, или он на том же уровне останется?

Александр Дыбаль: Это вопрос договоренности "НТВ" и "НТВ плюс", собственно "НТВ плюс" потому и существует, что оно должно предлагать телезрителям, которые покупают "тарелки" и платят каждый месяц абонентскую плату, какой-то эксклюзивный продукт. И спорт во всем мире продукт, за который телезрители платят, поэтому он чаще всего выходят у кабельных и спутниковых операторов. Открытые компании типа "Первого канала", "НТВ", "ТНТ", "РТР" обычно не показывают спорт в том объеме, о котором вы говорите.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель.

Слушатель: Я хотел бы поддержать тех слушателей, которые говорили по поводу серости программ на "НТВ". Конкретно возьмем программу на среду: 20 программ, из них 6 новостные, остаются 14, из этих 14 9 программ, так или иначе, связаны с бандитизмом, и так далее. И если отбросить "Кулинарный поединок", "Красная стрела", и "Принцип Домино", то в принципе смотреть нечего.

Александр Дыбаль: Тогда, наверное, надо переключаться на другой канал, на "Первый", "Второй".

Слушатель: Такой вопрос возникает: а почему такая тяга к этому всякому бандитизму, преступности, и так далее?

Александр Дыбаль: Боюсь показаться банальным, но думаю, что это отражение нашей жизни, с одной стороны, а с другой, как практика показала, эти так называемые криминальные программы дают неплохой рейтинг, хотя я согласен, нужно стремиться к совершенству.

Анна Качкаева: Александр, вы, видимо, так и не успеете воспользоваться этими бумагами с графиками, процентами, из которых я вижу, что рейтинги телеканала в последнее время подрастают, именно потому, что в эфир выпущены несколько новых сериалов, как я понимаю, на них вы делаете ставки, и, судя вообще по вашему благодушному настроению, в холдинге все неплохо. Так когда вы его будете продавать? Непрофильный же актив.

Александр Дыбаль: Вопрос не ко мне, я управляющий, но не владелец. Отвечу так: я бы, на месте нашего владельца, чуть-чуть подождал, итоги прошлого года, на мой взгляд, очень неплохие, а в ряде наших компаний просто блестящие, и мы предполагаем в этом году...

Анна Качкаева: Коротко, - блестящие - в чем они блестящие?

Александр Дыбаль: Ну, по бизнесу.

Анна Качкаева: Много не потратили, прилично заработали, какую-то аудиторию потеряли, но рейтинг сохранили.

Александр Дыбаль: Да, можно и так сказать. В ряде компаний увеличился доход, в ряде сократился расход, в ряде компаний мы смогли расширить рынок. Например, в "НТВ плюс" за полгода в полтора раза увеличилась аудитория, от 150 до 230 тысяч, это разве не успех? В полтора раза, соответственно, выросли доходы у компании, появляются новые возможности. В 2005-м году "НТВ плюс" прекратит получать деньги от акционеров. Это что, плохо? Издательство "Семь дней" укрепилось, как лидирующее на российском рынке, приносится чистый доход акционерам, выпускаются шикарные журналы, вышли на украинский рынок с журналом "Караван историй. Украина". Это блестящий результат. Мы просто надеемся, что этот год будет последним, когда мы делаем качественный рывок, и с 2005-го года холдинг в принципе не должен получать внешнее финансирование. Мы надеемся на это. Все зависит от экономики России. Если темпы будут такие, тогда все будет хорошо.

Анна Качкаева: Ирина, последняя минута ваша.

Ирина Петровская: Если абстрагироваться от того, что вы, Александр - руководитель, начальник, что лично вы любите на своем канале, что вы смотрите, чему отдаете предпочтение, если выдается такая возможность?

Александр Дыбаль: Я люблю программу Соловьева. Обе программы. Я люблю "Страну и мир", новости люблю, и по выходным - кинопоказ. Сериалы я просто не смотрю, ни по первым двум каналам, ни у нас. Но, конечно, прежде всего, новости

Ирина Петровская: Ваша профессия...

Александр Дыбаль: Да-да. Ну, не моя...

Ирина Петровская: Канала.

Анна Качкаева: Благодарю вас, Ирина и Александр, не очень много мы сегодня узнали, но попытались, и я надеюсь, что в этой студии вы не в последний раз.

XS
SM
MD
LG