Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Телевидение - зеркало современной культуры? Беседа с Александром Пономаревым


Анна Качкаева: Говорить мы сегодня собирались и будем говорить о культуре, о культуре на телевидении, и телевидении культуры, и у нас в гостях генеральный директор телеканала "Культура" Александр Пономарев, и телекритик Елена Афанасьева. Но, безусловно, события сегодняшнего понедельника таковы, что в России новый премьер. Александр сменил много начальственных постов, знал не одного министра, в том числе и премьер-министров. Александр, как вам выбор президента?

Александр Пономарев: Я отношусь к нему с большим уважением и всем советую.

Анна Качкаева: Значит, Михаил Фрадков сегодня выдвинут президентом на должность премьер-министра. Вам никогда не приходилось общаться с господином Фрадковым, по Гостелерадио, по своей прошлой жизни?

Александр Пономарев: Нет, никогда.

Анна Качкаева: А как вы думаете, профильные министры - культуры и печати - сохранят свои посты, или все-таки, судя по возможной кандидатуре премьера, у них будут проблемы?

Александр Пономарев: Поскольку я не очень хорошо знаком с премьером, мне очень трудно сказать, означает ли его назначение настолько радикальную смену правительства, что своих постов могут лишиться два чрезвычайно уважаемых мной человека, которые, как мне кажется, находятся исключительно на своих местах - я говорю о наших профильных министрах.

Анна Качкаева: Тезках, кстати, нынешнего премьера. Один полный - Михаил Ефимович, другой просто Михаил.

Александр Пономарев: Поэтому мне трудно сказать. Ведь должность министра это не только должность руководителя департамента или ведомства. В этом качестве, как мне кажется, это просто замечательные министры, искренне совершенно говорю. Но есть же еще и некие политические соображения. Будет досадно, если они войдут в противоречие с соображениями профессиональными и деловыми. Надеюсь, что этого не произойдет.

Анна Качкаева: Ну вот, так пока мы отработали этот информационный повод, большее, пока, наверное, невозможно сделать, дальше это будут комментировать политики, министры, люди, более сведущие в этих раскладах, а мы перейдем все-таки к культуре. На минувшей неделе впервые за последние несколько лет разыгрывались пять ФМ-частот в Москве. Конкуренция была ожесточенная, в результате месяца через два на одной из разыгранных частот - 91,6 - должна зазвучать радиостанция "Культура". Обычно созданная при Минпечати Федеральная конкурсная комиссия оценивает не только содержание проекта, но и его экономическую эффективность. На этот раз комиссия отдала предпочтение абсолютно некоммерческому формату. Мне говорили, что концепция и ее представление были блестящие, в том числе, видимо, и при вашем участии. Александр, вы представляли эту концепцию?

Александр Пономарев: Да.

Анна Качкаева: И теперь вы собственно кто? Вы генеральный директор и радиостанции "Культура" тоже, или нет?

Александр Пономарев: Забыл вас поправить в самом начале. Вы просто типичную ошибку сделали при очередном моем представлении, потому что я был и есть, и какое-то время еще, наверное, останусь генеральным директором государственной телевизионной и радиовещательной компании "Культура".

Анна Качкаева: Да, это правда.

Александр Пономарев: Так что я, как был, так и останусь. Что касается телевидения - еще раз хочу напомнить, что есть главный редактор телеканала "Культура" Татьяна Олеговна Паухова.

Анна Качкаева: Есть теперь и главный редактор радио -Анатолий Голубовский.

Александр Пономарев: Да. Анатолий Голубовский и есть генеральный директор.

Анна Качкаева: Теперь у вас, в общем, хозяйства прибавилось. И спрашиваем мы вас, в общем, о такой философской теме, но, на мой взгляд, чрезвычайно актуальной для нынешнего телевизионного пространства. Как вы считаете, телевидение - это зеркало современной культуры? Александр, Анатолий Голубовский, главный редактор Радио "Культура", сказал, что некоторые телепроекты канала "Культура" превратятся в интерактивные и будут адаптированы для радио. Зачем?

Александр Пономарев: Во-первых, не зачем, а почему. Потому, что радио "Культура" предполагается как не только радио, в объеме которого будет значительное место занимать собственно художественное вещание, но это в очень сильной степени будет радио дискуссионное, публицистическое, если хотите. И когда мы говорили о возможных публицистических и дискуссионных форматах, вот как раз и имелись в виду те форматы, которые уже заявили о себе на телеканале "Культура", имеется в виду "Тем временем" - информационно-аналитическая программа Архангельского, "Оркестровая яма" - программа Варгафтика, это ток-шоу вокруг и по поводу классической музыки

Анна Качкаева: "Культурная революция", вроде бы, если вдруг министр культуры, наконец, уже совсем превратится в теле-ведущего и радио-ведущего...

Александр Пономарев: Культурная революция уже обсуждалась. Я просто хочу сказать, что будут взяты идеи этих передач, ведутся переговоры о том, чтобы взять эти форматы, но это не будет просто саунд-трек телевизионной передачи, естественно. Просто радийный формат, как нам кажется, позволяет чуть более основательно, отчасти, может быть, неспешно обсуждать действительно важные проблемы, которые в телевизионном формате иногда просто "надкусываются". И, более того, у радио в нашем представлении есть больше возможностей подключать публику к обсуждению тех или иных проблем. Что касается того, почему мы обратились к телевизионному опыту - мы должны вообще все время, при любом появлении нового масс-медиа, так или иначе связанного с культурой, мне кажется, мы должны вспоминать, что в свое время появился такой телеканал. Телеканал "Культура" был первым паровозом у нас, и мне кажется, грех не развивать...

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Наталья: Добрый день, меня зовут Наталья. Я хочу поблагодарить Александра Пономарева за ту большую работу, которую он провел с момента своего назначения на этот канал. Канал просто преобразился. Очень хорошие передачи, хорошие заставки, конечно, такие передачи, как "Партитуры не горят", "Оркестровая яма", "Царская ложа", из Петербурга, "Билет в Большой". Все это очень интересно и очень красочно, и дай Бог ему в дальнейшем продолжить его хорошее начинание.

Анна Качкаева: У нас в эфире еще один слушатель.

Владимир Александрович: Это Владимир Александрович, Москва. Я, во-первых, поздравляю и Александра Пономарева, и всех нас с появлением еще одной частоты, где будет звучать культура. Я это воспринял с большим интересом и радостью. Кстати, я хотел спросить, а вот "Орфей" - это в вашем ведомстве?

Александр Пономарев: Нет, Владимир Александрович.

Владимир Александрович: Жалко, потому что "Орфей" так слабо слышно, что на "ФМ", что на средних волнах.

Александр Пономарев: Его на "ФМ" вообще нет, поэтому там и не слышно. Он есть только на УКВ-диапазоне.

Владимир Александрович: Да, простите за техническую ошибку. Я помню фильм "Каин-18", там он говорится: "Я солдат, король". В этом смысле - что вы еще можете сказать о профильных министрах. Но поскольку Швыдкой для меня не является начальником, я хочу сказать, что уже какая-то аллергия, как ни включишь по "Культуре" какую программу, постоянно Швыдкой, как истина в последней инстанции. Либо он ведущий, либо чего-то такое. Просто уже, знаете, невозможно, Швыдкой все заполнил на "Культуре". Нельзя так. По идее министр культуры - это администратор, а он...

Анна Качкаева: А если бы он перестал быть министром культуры, как ведущий - как он вам?

Владимир Александрович: У меня к нему очень много претензий, просто по тому, что он высказывает...

Анна Качкаева: Понятно, благодарю вас. Александру будет сложнее это комментировать.

Александр Пономарев: Должен сказать, что Михаил Швыдкой и для нас не начальник. Он не является командиром канала "Культура" и ГТРК "Культура". Я бы при всем при том разделил: первое - продолжаю настаивать на том, что Михаил Ефимович Швыдкой - великолепный министр культуры, руководитель отрасли, и, естественно, можно приводить совершенно объективные данные. Они приводились много раз. Это и то, как изменилось финансирование культуры, какие структурные изменения и преобразования там произошли, можете взять и поехать к музейщикам, отъехать чуть от Москвы, и вы услышите, какие программы реализует Министерство культуры, чтобы, например, помогать провинциальным музеям. Все, что касается кинопроизводства - посмотрите, что делает Министерство культуры.

Анна Качкаева: Это все сложно, с кинопроизводством, и так далее.

Александр Пономарев: И все-таки, я продолжаю утверждать, что это чрезвычайно динамичное развивающееся министерство. И заслуга в такой динамике, прежде всего, принадлежит этому человеку, который является министром. Что касается его появления на телевизионных каналах, то я вам тоже могу сказать, что не приветствую его частого появления на других телевизионных каналах и других телепередачах. Мне кажется, что есть замечательная программа, которая называется "Культурная революция", и я бы очень хотел, наверное, вместе с вами, чтобы Михаил Ефимович больше внимания уделял именно этой программе, и не отвлекался на другие телевизионные проекты.

Анна Качкаева: А лучше, если не в ранге министра - это тоже правда.

Александр Пономарев: Не уверен,

Елена Афанасьева: Александр, я хотела продолжить разговор, который мы с вами начали перед эфиром. Я просто объясню слушателям, что вчера, когда шел показ оскаровских недавних лауреатов, если бы я увидела фильм "Чикаго" вчера, показанный по "Первому каналу" с дубляжом, с Киркоровым и другими песнями, я бы ни за что не поняла, почему он в прошлом году получил "Оскара". То же самое я могла бы сказать о фильмах "Часы" и "Титаник", показанных в Новый год "Вторым каналом", тоже, на мой взгляд, убитых дубляжом. Единственный раз, насколько я помню, "Второй канал", канал "Россия", показывал фильм "Широко закрытые глаза" Кубрика с титрами, а не с дубляжем, потому что это было желание самого режиссера. Не кажется ли вам, что та ситуация, которая складывается, требует обсуждения среди топ-менеджеров каналов. По крайней мере, тех, которые занимаются показом серьезного кино. Не кажется ли вам, что аудитория российская вряд ли настолько уж не готова к восприятию нормального западного опыта, когда фильм идет в оригинале с титрами,

Александр Пономарев: Не только кажется, эта тема обсуждается, несколько раз обсуждалось. Я, во всяком случае, присутствовал при подобных разговорах. Другой вопрос, что это так сразу и так быстро не решишь, и прежде нужно быть уверенным, что российские каналы приобрели достаточное количество этого самого серьезного кино, потому что некоторые, или достаточно большое количество кинофильмов, которые показывают каналы широкого потребления...

Елена Афанасьева: Те не испортишь ничем, никаким дубляжом.

Александр Пономарев: Да. Но то, что это обсуждается - я уверен, что один из телевизионных каналов в обозримом будущем и проведет такой эксперимент с публикой, и проверит, насколько наша публика готова.

Елена Афанасьева: Не теряет ли канал рейтинг?

Александр Пономарев: Да.

Елена Афанасьева: И это не будет ваш канал? Потому что ваша-то публика наиболее готова к восприятию такого показа.

Александр Пономарев: Да, мы это обсуждали, там есть очень много сложностей, в том числе и технических, во всяком случае, дубляж на два голоса, к примеру, стоит дешевле, чем титрование.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Александр Михайлович: Добрый день, Александр Михайлович. Полагаю, что проблема культуры на телевидении чрезвычайно актуальна. Вчера мы могли в этом убедиться, когда в столь часто хвалимой, и вами в том числе, передаче "Намедни", когда речь шла об отставке Касьянова, был показ Касьянова, причем съемка была старая, и, прежде всего, во весь экран была показана нарушенная интимная часть его одежды...

Анна Качкаева: Вы уж не стесняйтесь, ширинка, да

Александр Михайлович: Интимная часть его одежды... И после этого показали Касьянова. Полагаю, со стороны Парфенова это - трусливое хамство. Пока Касьянов был премьером, они берегли эту пленку, а здесь показали, это, извините, черт знает что. А что касается Швыдкого - я считаю, что это блестящая находка именно Швыдкого на посту министра культуры. Он интересен всегда, можно не соглашаться, но его передачи, высказывания, манера ведения чрезвычайно интересны, и дай Бог, чтобы он оставался на этом месте.

Анна Качкаева: Есть какие-то комментарии?

Елена Афанасьева: Сюжет был Лобкова.

Анна Качкаева: Да, по-моему, Лобкова, вопрос инфотеймента, главное - не что, а как.

Александр Пономарев: Вы знаете, я бы поддержал радиослушателя и в первом его посыле, и во втором.

Анна Качкаева: "Александр, будет ли новое радио "Культура" вещать в Санкт-Петербурге, и если да, то на какой частоте?"

Александр Пономарев: Я бы тоже хотел разделить ваш, Аня, оптимизм, что мы через два месяца начнем вещать, боюсь, что на самом деле процесс займет гораздо больше времени, потому что нам предстоит большая работа по умощнению передатчика, по пересчету точки выхода, и так далее. Не буду загружать вас техническими терминами, к сожалению, это заняло бы чуть больше времени. Что касается вещания в других регионах страны, в том числе и Санкт-Петербурге - мы были удивлены, ведь мы уже два года говорим о том, что вот-вот у нас будет частота, и при первом нашем слове, что будет радио "Культура" появилось достаточно много партнеров в регионах, радиовещателей

Анна Качкаева: Которые готовы не только радио "Шансон" транслировать?

Александр Пономарев: Которые предложили нам сотрудничество. Мы были этим удивлены и обрадованы. Потом прошел год или два, конечно, количество таких партнеров поуменьшилось, но осталось достаточно большое количество радиостанций областных, которые предлагают нам по-прежнему свои услуги, в том числе и в Санкт-Петербурге. Есть предложения по частотам, есть предложения по сотрудничеству с радиостанциями. Как только мы выйдем в Москве, пройдет не более месяца, и мы выйдем в стране. У нас есть технические решения, и там уже дело будет зависеть только от нас.

Анна Качкаева: Чуть позже мы поговорим о том, собственно на что собираетесь вы жить, за счет чего, и так далее. А сейчас дадим возможность задать вопрос или высказать мнение слушателю.

Николай: Николай, Москва. Я хотел бы обратиться к Александру Пономареву с большой просьбой. Александр, я человек уже немолодой, мне 50 лет, и вы знаете, я помню свою юность и молодость, когда по радио и телевидению передавали версии романов наших классиков, постановки. Допустим, у одного Островского более ста пьес. Сейчас я очень был рад, в последний раз на телеканале "Культура" показали "Пиквикский клуб", я его даже записал. Огромное вам спасибо за это. Не будете ли вы почаще показывать все эти интерпретации всех этих постановок?

Александр Пономарев: Это один из приоритетных проектов телеканала "Культура" - телевизионные спектакли.

Анна Качкаева: В том числе и архивные? Вообще, они сохранились?

Александр Пономарев: Очень мало сохранилось. Наиболее известные - "Соло для часов с боем", "А дальше тишина". Вот это наиболее известные, какой-нибудь канал показывает их обязательно хотя бы раз в году, и всегда собирает публику. И, конечно, речь идет о том, чтобы восполнить то, чего не хватает сегодня в репертуарах, и столичных, и провинциальных театров, и до чего еще не дошли руки у большого кино. И, конечно, это, прежде всего, классический материал. А если говорить об Островском, то мне кажется, это просто благодатнейший материал для спектаклей.

Анна Качкаева: Я думаю, что радио-спектакли как раз сохранились в гораздо большей степени, чем телевизионные.

Александр Пономарев: Да, радио-спектакли в большей, и мы сейчас сотрудничаем с Гостелерадиофондом, и отбираем, что там есть, выстраиваем свою линейку совместно с телерадиофондом. Но, к сожалению, на это нужны деньги.

Анна Качкаева: Об этом чуть позже. У нас звонок из Нальчика.

Виктор Кривенко: Кривенко Виктор из Нальчика. Дело в том, что я уличный музыкант и по совместительству бард. Дело в том, что "Культура" - что такое культура? Это как бы слоеный пирог, там тысяча слоев. Вот этническая культура, или взгляните на тех же самых уличных музыкантов, фотографов, художников, и так далее

Анна Качкаева: А можно чуть ближе к сути вопроса или высказывания?

Виктор Кривенко: Суть - вот вы все эти как бы небольшие темы затрагиваете?

Александр Пономарев: Смотрите нас внимательно, у нас есть передача на телевизионном канале "Культура", которая посвящена авторской песне, ищите ее в программе, а что касается радио будущего, то большой раздел концепции посвящен этнической музыке, фольклорной музыке, безусловно, этим занимаемся и будем заниматься.

Анна Качкаева: "Уважаемый Александр, будьте добры, объясните, почему такую прекрасную передачу "Черный Квадрат" перенесли на запредельно ночное время. С благодарностью, Елена"... На вопрос вы, уважаемые слушатели, не отвечаете, видимо, он как-то чересчур заумно сформулирован. Телевидение - это зеркало современной культуры? Такой вопрос мы сегодня вам задаем. Но я понимаю, что Александр Пономарев в студии Радио Свобода не самый частый гость, и у вас есть какие-то мнения, пожелания, реакции, поэтому если вы будете просто спрашивать Александра об интересующих вас темах и делиться своими мнениями, то это будет хорошо... И я возвращаю вас, Александр, к вопросу о том, почему перенесли передачу "Черный квадрат"?

Александр Пономарев: Мы ее перенесли после нескольких пилотных выпусков, мы ее постоянно поставили в сетку именно в это время. Нам не кажется, что это время запредельно ночное, это сразу после выпуска "Ночного полета" по понедельникам. Нам представляется, что специфическая аудитория этой передачи может позволить себе чуть позже лечь спать именно в понедельник. Но передачу мы до сих пор воспринимаем, как экспериментальную, и мне бы хотелось получить гораздо больше откликов по поводу этой передачи, гораздо больше мнений зрителей, потому что в предстоящем сезоне мы как раз будем решать, оставлять этот формат в эфире, или нет.

Анна Качкаева: Видите, уважаемые слушатели и зрители, как от вас много зависит. Так вот, Александр, все-таки возвращаясь к низменному, материальному - на что же теперь собирается жить ваш разросшийся холдинг? Вот радио "Культура" на что собирается жить? По-прежнему за счет ВГТРК, или есть какие-то перспективы, акционирование, например?

Александр Пономарев: Во-первых, я хочу сказать что ВГТРК, поддержав нас, ГТРК "Культура", на конкурсе, совершила достаточно мужественный поступок, потому что ВГТРК - огромный холдинг, в который входят и местные телевизионные компании, которые нужно содержать...

Анна Качкаева: Не говоря еще о радиостанциях, вопрос монополизма возникает...

Александр Пономарев: Вопрос монополизма - вы знаете, я бы вообще отбросил эту тему. По поводу монополизма - ВГТРК несет огромное количество социальных функций, посчитайте только телеканал "Культура", который фактически содержит ВГТРК, на две трети. Только одна треть - бюджетные средства. При всем при том ВГТРК сошла возможной поддержать нас в конкурсе на частоту на радио "Культура", которое тоже ясно, что, в основном, выполнять будет социальные функции

Анна Качкаева: Рекламы там тоже не будет?

Александр Пономарев: Реклама будет, но не в том смысле, в каком она существует на других радиоканалах

Анна Качкаева: Так же, как на канале "Культура"? Не очень заметно и раздражающе зрителя.

Александр Пономарев: Абсолютно, и, в основном, спонсорская. Как-нибудь в другой раз, может, мы поговорим об очередном проекте, который сейчас разрабатывается - "Клуб друзей радио "Культура". Но перед тем, как звать в друзья, нужно сначала продемонстрировать, что это за компания будет. Так вот, средства, на которые мы собираемся существовать, это наши собственные, заработанные средства. Дело в том, что наша компания оказывает еще услуги. Мы оказываем услуги по радиовещанию "Голосу России", "Радио Рязани" и целому ряду радиокомпаний. Кроме этого, мы еще оказываем услуги по звукозаписи, и на эти средства мы намереваемся содержать радиостанцию. Бюджет у нее достаточно скромный, но при всем при том мы располагаем очень большим потенциалом, и техническим, поскольку и исторически, и, исходя из современности, мы достаточно крупный технический комплекс, и кадровым потенциалом мы располагаем, потому что люди, которые работают для телевидения, которые находятся в поле уже "Культуры", эти журналисты, я думаю, с удовольствием поработают и на радио, и мы очень рассчитываем на поддержку меценатов и зрителей, и не только очень богатых. Вы знаете, я крамольную, может быть, выскажу мысль, но если возвращаться к давним дебатам по поводу абонентской платы за телевизор или за радио - все время, когда возникает эта тема, ее все время откладывают, говоря, что население не будет платить. Так вот, как мне кажется, если бы за что-то население платило, то оно бы платило за "Культуру", и радио, и телевизор.

Елена Афанасьева: В продолжение темы о возможном предоставлении вами услуг звукозаписи. Полтора года назад вы приглашали нас, журналистов, пишущих о телевидении, в свой отремонтированный комплекс на бывшей улице Качалова в знаменитый дом звукозаписи. Мы искренне были потрясены тем, что нам удалось сделать, какую провести реконструкцию, и это, как вы говорили тогда, был только первый этап реконструкции. Каково состояние сейчас? Удается вам отремонтировать эти уникальные студии звукозаписи, или нет?

Александр Пономарев: Темпы замедлились. Оптимизма поубавилось, но он не улетучился.

Елена Афанасьева: А в чем причина? Насколько я помню, тогда это были рекламные деньги "ВГТРК", канала "Россия" переданы вам, а сейчас что? У них стало меньше денег?

Александр Пономарев: Причина, во-первых, в том, что вообще бюджетное финансирование государственного телевидения и радио уменьшилось, я могу сказать, что наш бюджет на 2004-й год уменьшился на 34 процента.

Елена Афанасьева: А почему, как это объясняют?

Александр Пономарев: Этот вопрос нужно очевидно задать законодателям, которые утверждали бюджет, и Министерству финансов, которое его выделяло.

Анна Качкаева: Зато у нас президент летает много, часто, его бурно показывают, тоже все деньги... налогоплательщиков.

Александр Пономарев: Аня, да что же такое-то? Мне кажется, что это как раз те траты, которые возвращаются нам сторицей. Я об этом говорю абсолютно серьезно. Иначе, как с юмором и как популизм я полеты глав государств на рейсовых самолетах в эконом-классе не расцениваю. А если вернуться к нашей реконструкции, то мы планов своих не оставили. ВГТРК, еще раз скажу, что при всем при том, несмотря на то, что сократилось бюджетное финансирование, ВГТРК закрывает эту брешь коммерческими деньгами, собираемыми от всем ненавистной рекламы на телеканале "Россия". Медленно, но будем двигаться. Проект лежит, проект готов, студии очень рассчитывают, что ну, полгода нам еще будет нужно, чтобы хотя бы еще одну студию привести в порядок.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Владимир Васильевич: Добрый день, Владимир Васильевич, Москва. Я хочу сказать, что, конечно, канал "Культура" на фоне общей телевизионной вакханалии выделяется в лучшую сторону. Конечно, когда появляется Швыдкой, я телевизор выключаю. Ни в каком качестве я смотреть этого шоумена не буду. У меня вопрос к вашему гостю: знаете ли вы о том, что, по-моему, дважды писатели и работники культуры обращались к президенту Путину с просьбой отправить этого господина в отставку

Анна Качкаева: У нас тема, не посвященная и.о. министра культуры. Наверное, Александр знает, но это все-таки не тема нашей сегодняшней программы. Мы дадим микрофон другому слушателю. Добрый день, представьтесь пожалуйста.

Станислав Михайлович: Здравствуйте, это говорит Станислав Михайлович. Я пожилой человек. мне за 65 лет, я звоню из Подмосковья. Раз мы говорим о культуре, о канале "Культура" и, как сказал ваш гость, есть еще радио "Культура", правда я его еще ни разу не слышал...

Анна Качкаева: Так оно только еще выйдет...

Станислав Михайлович: Понимаю, "Орфей" я слушал. Их вообще почти не спонсируют, но послушать эту радиостанцию - какие культурные дикторы, какая у них речь, они каждого композитора по имени-отчеству называют. Слушаешь - просто душа отдыхает после всех этих. А вот вы говорите - как же не говорить про министра культуры, если разговор идет о культуре? Если этот Швыдкой - он себя ведет, как третейский судья, после каждой передачи он выходит и завершает разговор своим мнением, неоспоримым, как говорится. Ведь мы слушаем, все должно быть предоставлено в интересах радиослушателя и телезрителя. Эти каналы - мы на этих каналах живем. Мы же не слушаем каналы, где бесконечная реклама, и мы очень огорчены, что вот этот канал - радио "Культура", что там будет реклама, это нас очень удручает.

Анна Качкаева: Нет, давайте разберемся. Два момента, я попытаюсь, может, чуть жестче, чем Александр вам, уважаемые слушатели, сказать: министр Швыдкой не имеет отношения к руководству телеканалом "Культура" и радиоканалом "Культура". Он там выступает, служит, ему за это иногда деньги платят. Другое дело, и это отдельный вопрос - он не руководит этими каналами. Да, как министр, которому небезразлично, естественно, дело, которым он занимается, наверное, он более тщательный зритель и вполне влиятельный сотрудник этого канала. Но это другая тема. И, наконец, по поводу рекламы - мы сознательно оговорились, что это не будет реклама в привычном вашем понимании, с роликами "Проктер энд гембл", пиво, "Тинькофф" безобразный, и так далее. Это та реклама, которую многие из вас, скорее всего, в эфире канала "Культура" не замечают. Это спонсорская реклама. Она профильная, в связи с культурой, и именно поэтому ее не видно.

Александр Пономарев: Что касается радио "Орфей", то это радио классической музыки, и мы категорически за то, чтобы это радио получило более широкое распространение, и у слушателя была возможность слушать эту музыку, но вы знаете, опять все упирается в то, что откуда-то ведь надо брать деньги. И выбор ведь очень непростой, как правило, бывает: заплатить людям, которые в них чрезвычайно нуждаются, а таких людей очень много у нас в стране, или заплатить деньги на то или иное средство массовой информации государству. Мне кажется, это тот самый повод, когда можно, может быть, не сейчас, это отдельный, большой разговор, если мы так ценим, а мы ценим, если мы так дорожим теми островками высокой культуры, которые существует в море масс-медиа, и я бы не хотел говорить о нашей убогой исключительности, так везде, во всем мире, то давайте найдем способы поддерживать эти ростки культуры. Давайте попробуем поразмышлять над тем, что если вернуться к исконно русскому подходу - всем миром. Это такое непростое дело, легче сказать, чем сделать, но еще раз повторяю, как мне кажется, если на что-то люди и будут отдавать, то отдадут на это.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Леонид: Меня зовут Леонид. Я живу в Тверской области, между Москвой и Тверью, поближе к Твери. "Культуру" наш телевизор не принимает и окрестные телевизоры тоже. "Орфея" мы слушали до пожара в Останкино. Сейчас не слушаем. То есть, культуры никакой. Правда, с другой стороны хорошо, что мы можем слушать "Свободу". О культуре на других каналах: все-таки я смотрю информационные программы, и там культура стремительно снижается. Сервилизм, то есть, все корреспонденты практически стоят в низком поклоне перед Кремлем. Вот на "Втором канале" ведущие, когда они говорят о претендентах, кроме главного, они с иронией и сарказмом говорят о других претендентах. То есть, мол, нашего господина смеют облаивать некие моськи.

Анна Качкаева: Понятно ваше мнение. Ясно, что политика это тоже зеркало культуры, как впрочем, и телевидение. Вот семья Павловых нам тоже пишет, что, "телевидение, это, конечно, зеркало культуры, но и еще управляющих органов, прежде всего, заказчика из Кремля, кроме канала "Культура". Согласны ли вы с таким мнением?

Александр Пономарев: Ну, разговор о культуре на телевидении был и будет актуален всегда, я думаю.

Анна Качкаева: О политической культуре тоже?

Александр Пономарев: Да, о политической культуре тоже. В этом смысле мы можем спорить, можем не спорить, но то, что телевизор - зеркало культуры общества в широком смысле, это мне кажется, безусловно.

Анна Качкаева: А вам Александр надо все-таки подумать о том, как протянуть ниточку "Культуры" до Твери и Тверской области.

Александр Пономарев: Да, надо подумать. Но очевидно вот радиослушатель живет не в областном центре, и это большая, серьезная наша проблема.

Анна Качкаева: Прежде, чем мы продолжим разговор - наша традиционная рубрика "Смотритель", в которой дежурный телезритель всматривается в телепейзаж недели и высказывает свое личное мнение. У телевизора на минувшей неделе дежурила Наталья Фурсова, студентка, ей 19 лет.

Наталья Фурсова: На прошлой неделе произошло очень важное событие. Кончилась зима. В преддверии весны так не хочется думать о криминальных разборках или политических дрязгах. Но не думать не получается. Во вторник Путин отправил в отставку правительство. И почти всю неделю по телевизору только об этом и говорили. Это неудивительно, отставка правительства - очень серьезное событие. Удивило меня другое. Журналисты уж очень спокойно говорили о том, что случилось. Многие мои знакомые приходили в шок, когда узнавали, что Касьянов теперь экс-премьер-министр. Они кричали: "Какой кошмар, что творится", - включали телевизор и успокаивались. Нового ничего не произошло. Российским президентам неожиданно отправлять президента в отставку не впервой. После Бориса Николаевича для России это нормально. Что-то вроде этого сказали в "Стране и мире".

Экстренный выпуск "Свободы слова" во вторник был гораздо более эмоциональным, чем новости и политические обозреватели. Журналисты и люди в студии были взволнованы. Сразу было видно, что все происходящее для них важно. Им не безразлично, что изменится в России после этой отставки. Правда, они с самого начала стали обсуждать, является ли отставка правительства пиар-ходом Путина. И разговор сразу же сбился на выборы. Наверное, это закономерно. Основное внимание сейчас приковано к выборам, и любая новость, так или иначе, сводится к ним. Хотя говорить о какой-либо предвыборной борьбе, по-моему, глупо. Никто ведь не сомневается, что президентом останется Путин.

"Свобода слова" в пятницу меня поразила своей темой - "какой была бы Россия, если бы Путина не было? Все-таки этот вопрос звучит немножко смешно. Путин жил, Путин жив, Путин будет жить, по-моему, эти слова уже и есть девиз новой России. А если серьезно, то в пятничной "Свободе слова" я обратила внимание на две мысли. Во-первых, что наш режим надо называть законность без справедливости, потому что показывать в новостях в ноябре 2003-го года "Единую Россию" 10 минут, а "Яблоко" секунд так 20, оно может и законно, только вот несправедливо. Еще одно высказывание не просто поразило, а ужаснуло меня. Многие люди говорят, что сейчас о политике лучше молчать, а то как бы чего не вышло. Страшно мне стало от того, что я знаю очень много таких людей, в основном поколения моей мамы, и могу их понять. В них с детства вдалбливали, что против власти сказать ничего нельзя, поэтому, наверное, главное сейчас в телевизоре - политика и выборы. А весна - она подождет до 14 марта.

Анна Качкаева: Это была Наталья Фурсова, студентка, как мне сказали, я год ей прибавила, ей 18 лет. Тем не менее, мнение, видимо, не самое радостное. А вот вполне ироничный слушатель спрашивает вас: "Александр, а почему бы это кандидатам не поговорить и на канале "Культура", например в "Школе злословия", - видимо, имеются в виду кандидаты в президенты. Такая мысль вам не приходила в голову?

Александр Пономарев: Вы знаете, мы пытаемся все-таки выстраивать нашу программу не по принципу, почему бы нет, а по принципу, почему да, почему надо именно на канале "Культура". Потому что все-таки мы пытаемся на канале "Культура" представлять то, что вряд ли в таком объеме и в таком качестве может быть на других каналах. Вот именно по этому принципу мы и не устраиваем телевизионных дебатов между политическими деятелями на канале "Культура".

Анна Качкаева: А Путин в "Школе злословия" чем плох, например?

Александр Пономарев: Путин в "Школе злословия" может и был бы неплох, но для этого нужно, чтобы у ведущих было желание его пригласить, а у гостя желание прийти.

Елена Афанасьева: Хакамада, по-моему, была у них в качестве персоны, еще до кандидатства в президенты.

Анна Качкаева: Наши слушатели спрашивают, а почему на канале "Культура" нет программ о роке, есть программа о джазе, а рок тоже очень большой пласт культуры, и почему бы вам, второй наш слушатель, спрашивает не взять на канал "Культура" такую замечательную программу, как "В нашу гавань заходили корабли"?

Александр Пономарев: Я уже минутой раньше ответил, что почему бы нам много чего не взять на канал "Культура", из того, что существует или существовало на других каналах, и есть много всяких разных идей, но у канала "Культура" есть свои представления о том, что на сегодняшний день возможно, наиболее ценно и доступно нам.

Елена Афанасьева: Я хотела спросить, вот два сезона, в прошлом сезоне у вас было очень серьезное обновление, замеченное всеми, и зрителями, и критиками, появились новые форматы ток-шоу, и полностью канал переделался, что называется, на языке профессиональном. В этом сезоне понятно такое радикальное обновление уже невозможно, но все-таки зрители каждый сезон ждут чего-то нового. Чего ждать зрителям в ближайшем будущем, каких подарков?

Александр Пономарев: Очень надеюсь, что в качестве таких подарков будут линейка телевизионных спектаклей.

Елена Афанасьева: Старых или новых?

Александр Пономарев: Новых.

Елена Афанасьева: И что, какие там названия?

Александр Пономарев: Это возрождение жанра. Не буду называть никаких названий. Знаковые премьеры - у нас недавно, кстати, прошла на канале очень оживленная дискуссия по поводу телетеатров, в которой участвовали ведущие театральные режиссеры Москвы и телевизионные режиссеры, была очень бурная дискуссия, и я думаю, что она как-то отразится на страницах газет. Журналистов мы тоже приглашали, и мы рассчитываем, что это будет главным нашим подарком. С другой стороны, будет пересмотрена сетка, и мы чуть по-другому, думаю, что насытим информационно наш эфир, потому что есть любопытные эксперименты в части культурной информации. И я очень рассчитываю на то, что мы увеличим время присутствия в эфире. Сегодня мы проигрываем, в том числе и по цифрам, по доле аудитории, отчасти потому, что утра у нас нет, а утро дает достаточно большую долю аудитории.

Анна Качкаева: Ну вот, новостной канал появится, "Euronews" перейдет, и, наверное, у вас будет иная ситуация.

Александр Пономарев: Да, очень сильно на это рассчитываем.

Анна Качкаева: У на звонок из Омска, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Галина: Здравствуйте, это звонит вам Галина и Омска. Я обращаюсь с глубокой-глубокой просьбой, если можно ее выполнить: перед выборами наш губернатор-батюшка обещал, что мы будем смотреть "Культуру". Прошли выборы, и все забыто. Сначала обещали какой то сильный сигнал, затем какой-то дециметровый канал - все забыто. Сейчас мы уже перестали даже звонить и просить о том, что чтобы что-то проложили. Раньше по двум каналам мы в 6 часов утра могли вставать, смотреть Варгафтика, "Школу злословия", "Ночной полет", сейчас - ну, абсолютно... Если в ваших силах, помогите пожалуйста остаткам стареющей интеллигенции телевидение превратить в телевидение, а не просто в ящик, который украшает, как мебель, и не включается.

Александр Пономарев: Во-первых, Омск у нас в числе первоочередных городов, где мы собираемся начать вещание все-таки по такой полномасштабной программе. С другой стороны, не оставляйте в покое губернатора, найдите в себе силы еще немножко, не знаю, постоять под окнами, или возвысить свой голос...

Анна Качкаева: Александр, а что министерство? Олег Добродеев не может посодействовать решению этого вопроса? Омск - не самый маленький город.

Александр Пономарев: В нашем плане Омск в числе первых городов, это буквально в ближайшие месяцы будет решено. Это опять же упирается в средства, нужен передатчик для освоения частоты.

Анна Качкаева: То есть, губернатор обещал, но денег, конечно, не давал?

Александр Пономарев: Вы знаете, губернатор в Омске очень позитивно настроен на то, чтобы оказать все возможное содействие что касается области, но здесь наши вопросы, мы должны сами приобрести передатчик и заняться разработкой сетей в Омске.

Анна Качкаева: У нас еще один звонок, вы в эфире.



Александр Михайлович: Это Александр Михайлович из Подмосковья. Вопрос технического плана - вот после пожара в Останкино доставка сигнала по Московской области вообще отсутствовала. Слава Богу, восстановили, теперь есть. Но ведь на границах Московской области вообще сигнал не доходит. Возьмите Северо-Запад, допустим, Волоколамск. Вообще не доходит сигнал. Более того, на пятой кнопке, на частоте этого канала работает в режиме ретрансляции "Первый канал".

Анна Качкаева: Вы сами из Волоколамска?



Александр Михайлович: Нет, но все лето я живу в Волоколамске.

Анна Качкаева: Понятно, и вы видели что на этой частоте? "Первый канал"?



Александр Михайлович: Да, там его ретранслятор, и все время работает "Первый канал".

Александр Пономарев: Александр Михайлович, у меня большая просьба: напишите нам подробно, это очень интересно

Анна Качкаева: Может, это техническая ошибка, но тогда надо выяснять.

Александр Пономарев: Да, напишите нам подробно, мы этим всерьез займемся, если кто-то нас осмелился перекрывать где-то.

Анна Качкаева: "Введите пожалуйста на "Культуре" рубрику "Синематека" и показывайте трофейные фильмы, например, немецкие 30-40-х годов. Наталья".

Александр Пономарев: Ну, не обещаю такую рубрику, а вот "Шедевры старого кино" рубрика у нас есть, кстати, трофейные фильмы там тоже уже показывались. Что касается "Синематеки", то у нас ведь есть другая рубрика - "Магия кино", и в новом сезоне, кстати говоря, она предстанет в другом виде, в новом формате. Мы, по-моему, о кино не так мало рассказываем.

Анна Качкаева: К сожалению, наше время истекло, времени оказалось опять мало. Александр вам надо приходить чаще, видите, сколько вопросов вам задают. А мы желаем выйти в эфир "Радио Культура", чтобы меньше было проблем, чтобы вы зазвучали мощно, интересно...

Александр Пономарев: Через два месяца.

Анна Качкаева: Желательно через два месяца...

XS
SM
MD
LG