Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги телевизионного сезона


Анна Качкаева: 22 июня в 2003 году был закрыт канал ТВС. 22 июня 2004 года о ночных боях в Ингушетии скороговоркой сообщили лишь в ночном выпуске телеканала НТВ. 98 официально погибших в российском городе, по версии утренних новостей, - всего лишь досадный случай, выходка, вызвавшая достойный отпор. Страна спокойно пережила очередную трагедию, ни специальных выпусков, ни репортажей с похорон, ни скорбящих родственников. У боли и драмы больше нет лица, политическое телевидение - атавизм минувшей эпохи. Источник оптимизма - верховный главнокомандующий. Тема общенациональной дискуссии - матерящийся Киркоров. Телевидение перестало быть фактором повышенной тревожности. И это одна из главных характеристик завершившегося телевизионного года.

Продолжая цикл программ, подводящих итоги телевизионного сезона, сегодня мы будем разговаривать с исследователями телевидения: культурологом Верой Зверевой; аналитиком рекламного агентства "Видео-Интернэшнл" Александром Шариковым; социологами Кирой Богословской и Сергеем Давыдовым.

Все мои уважаемые собеседники вместе с еще десятком интеллектуалов - философами, медиативистами, искусствоведами - минувшей осенью, как раз в начале сезона, итоги которого мы подводим, объединились в "Медиа-лабораторию". Для того, чтобы наблюдать и изучать телевидение как своеобразную форму социальной жизни. Первые результаты исследований, которые только что, буквально на минувшей неделе, были представлены коллегам моих сегодняшних собеседников - в программе "Смотрим телевизор".

Вопрос вам, уважаемые слушатели: что вас особенно раздражает на современном телевидении?

Уважаемые исследователи немножко скривились, когда я задала вам этот вопрос. Я понимаю, что, с точки зрения исследователя, он чрезвычайно субъективен и некорректен. Но, тем не менее, что вас особенно раздражает на современном телевидении? Вас, как зрителей, а не ученых?

Кира Богословская: Вы знаете, наверное, словами Пелевина можно. Когда людям, работающим на телевидении задаешь вопрос или просишь думать в направлении, а что такое это телевидение, куда это и зачем это, дальше начинается феномен. Его писатель Пелевин описал бессмертной фразой: "если этот вопрос у вас возникает, - написано в книге "Generation P", - немедленно возьмите толстую-толстую булавку и уколите себя в самое чувствительное место, чтобы больше этот вопрос не возникал". Мне, как исследователю, интересны смыслы, за счет этого - тишина в ответ на смыслы.

Александр Шариков: Меня очень многое раздражает на телевидении, честно скажу. И очень многие вещи иногда совершенно бессмысленные, которые появляются на экране, помимо таких классических вариантов: не нравится политическая пропаганда или не нравится реклама. Хорошо, допустим, реклама существует, от нее никуда не деется. Но, тем не менее, видим девочку, которая сидит за столом и ест сметану, а потом облизывает пальцы, и дальше идет рекламный слоган: "Вкусно, что пальчики оближешь". После этого сметану покупать не хочется. Или. Сидит мальчик в троллейбусе, показывает язык какой-то тете, тетя ему тоже показывает язык, а потом в течение нескольких секунд они показывают друг другу язык. Не хочется после этого ни покупать такой продукт, ни пользоваться этими услугами. Эти экранные вещи стали какой-то страшной удивительной силой, которая наше общество приводит совершенно не на тот путь, на который мы хотели бы привести его.

Анна Качкаева: Меня сегодня, кстати, потрясли цифры ток-шоу Светланы Сорокиной "Основной инстинкт". Это была очень зрелищная программа, где обсуждалась животрепещущая на минувшей неделе тема - обложивший женщину матом господин Киркоров. Так вот доля аудитории этой программы сопоставима с долей аудитории сериала "Участок", а это, как известно, самый рейтинговый сериал на нашем телевидении. Доля сериала про доброго милиционера была - 49%, а у шоу "Основной инстинкт" - 44%. Итак, Сергей Давыдов, вас что раздражает на современном телевидении?

Сергей Давыдов: Раздражают две вещи. Во-первых, раздражает то, что очень мало времени для того, чтобы его смотреть, но когда выпадает такая возможность, я понимаю, что телевидение делается не для таких людей, как я. И это второй фактор.

Вера Зверева: Да, меня тоже травмируют на телевидении две вещи. И, прежде всего - это отсутствие аналитических программ, отсутствие возможности говорить о политике не только в модальности новостей и информации, но в модальности анализа происходящего. И второй момент, который мне кажется весьма печальным - это отсутствие разнообразия в программах и тенденция к унификации стилей, возможностей говорить, голосов. В то время, как в современном мире, мы знаем, что дела обстоят прямо противоположным образом. Зритель погружен во Вселенную из пятиста каналов и сейчас к этому добавляется Интернет, где человек может сам выбирать разные голоса, разные возможности слушать и понимать информацию.

Анна Качкаева: ... Вот у нас, кстати, посыпались пейджеры. "Не отключайте меня, я вам еще позвоню". Профессионал из Санкт-Петербурга по имени Александр написал: "Меня раздражает? Лучше бы вы меня спросили, что меня устраивает". Но об этом мы, кстати, говорили в прошлый раз, и как раз задавали вопрос, а что, собственно, вас устраивало в минувшем телевизионном сезоне. "Меня просто убила последняя программа Сорокиной. Бедная Светлана еле отбилась от главных русских "единороссов" Кобзона и Розенбаума. Я так и не поняла, почему Кобзону было необходимо сказать, что Быков, защищавший журналистку, на самом деле не Быков, и что у него еврейская фамилия. Неудивительно, что Кобзона не пускают в цивилизованные страны", - пишет нам Ирина. Журналист Дмитрий Быков, кстати, после этого пассажа программу покинул. Правильно сделал, между прочим.

Александр, вернемся к нашим исследованиям. Ваше социологическое исследование называется так: "Что в деятельности телевидения вызывает недовольство общества?". Я знаю, что опрошено было 2200 человек. Эксперты со стороны телевидения и внешние эксперты из иных сфер жизни. Вы основывали свое исследование на концепции "ЗОЛ-медиа", то есть на выявлении тех аспектов деятельности телевидения, которые вызывают негативную реакцию общества. Основные выводы вашего исследования?

Александр Шариков: Основные выводы таковы. Первое, что, несмотря на все жалобы, возражения, претензии, в общем можно признать, что телевидение в России более или менее адекватно состоянию российского общества, как это ни парадоксально. Настроение, которое создает телевидение, по мнению респондентов массового опроса, я напомню, что опрашивались сельские жители и городские жители, то есть здесь была полная репрезентация российского населения - не самое негативное. Оказалось, что, в общем и целом очень больших претензий к телевидению нет. Но есть по отдельным позициям вещи, которые зашкаливают, извините за такое жаргонное словечко. Например, когда мы задаем вопрос, согласны ли вы с тем, что на телевидении слишком много рекламы, более 80% населения говорят: да, мы согласны, телевидение грешит этим злом. "Зло" я употребляю в кавычках, потому что понятно, что реклама - необходимый элемент современной культуры экономический, от нее никуда не уйти телевидению и другим средствам массовой информации.

Можем сказать, что в качестве такого "зла" выступает огромное число сцен насилия на экране, которые тоже вызывают очень большое напряжение. Таких ответивших около 70%, то есть больше двух третей населения. Беспокоит избыток иностранной продукции на экране, дальше - катастрофизм в новостях, постоянно что-то взрывается, постоянно что-то рушится, кого-то убивают, это бесконечная лента, которая общество вгоняет в ненужную депрессию. Затем очень сильно беспокоят дурные образцы поведения и речь (я приводил примеры из рекламной сферы). Избыток непристойных сцен - так формулировали респонденты, имея в виду эротику, ту часть эротики, которая входит в зону непристойности.

Анна Качкаева: Наши слушатели говорят как раз о последнем сериале "Все женщины сво..." или "Секс в большом городе". "Секс в большом городе" идет после десяти вечера, что правильно, а почему-то российской аналог менее качественный был поставлен в 8 часов. Это обстоятельство слушателей и зрителей очень напрягает.

Александр Шариков: Еще к этому ряду, который я перечислил, нужно добавить политическую пропаганду, которая часто носила некорректный характер во время выборов, и все мы знаем эти примеры. И очень беспокоит людей неправильный, исковерканный русский язык, который очень часто звучит по телевидению и по радио.

Анна Качкаева: Александр, на самом деле ничего нового. Я веду эту программу не первый год, почти все эти претензии высказываются. Проблемы во всем мире похожи. Потому что набор раздражителей, с вариантами, он напоминает и американские раздражители, и французские раздражители. То есть глобальное раздражение миллионной аудитории против глобальных телевизионщиков. Просто мировое противостояние какое-то.

Александр Шариков: Совершенно верно. Этот ряд, который сейчас был перечислен, он почти универсален. Поэтому концепция "медийных зол" - международная по своему характеру - и родилась она в недрах ЮНЕСКО лет 30 назад примерно. Но в разных странах разные акценты. Например, слишком много рекламы - так не считают в Англии, так не считают, скажем, в таких странах как Норвегия, Швеция. Дания, Финляндия, в скандинавских странах. Для России реклама - это раздражитель номер один. В других странах, наоборот, сцены насилия выходят на первое место, у нас они на втором. Действительно, это вещь, с одной стороны, универсальная, но в каждой стране проявляющаяся по-разному.

Анна Качкаева: Хорошо, а какие из каналов "самые злые". Что ваше исследование показало?

Александр Шариков: "Самые злые"? Как это ни парадоксально, первая тройка каналов - Первый канал, "Россия", НТВ. Еще к этому наши респонденты добавляли ТВЦ. На этих каналах очень много проявлений разного "зла", оно - выражено и концентрировано и, кроме того, эти каналы смотрят больше всего. Раз больше смотрят, значит, и степень раздражения получается выше. Тем не менее, на некоторых каналах мы должны отметить некоторые смещения. Например, претензии по дурным образцам поведения и речи зрители предъявляют, прежде всего, к музыкальным каналам, к MTV в первую очередь. Именно там, судя по ответам, там молодежь демонстрирует какие-то неприемлемые черты поведения и коверканье речи.

Анна Качкаева: Это эксперты, наверное, были в возрасте.

Александр Шариков: Нет, это не только эксперты. Это и респонденты массового опроса тоже. А к каналу СТС претензии, например, по огромному числу иностранной продукции на экране.

Анна Качкаева: Вера, вы хотели что-то добавить или уточнить у Александра?

Вера Зверева: Да, мне кажется, эта концепция "зол телевидения", то есть телевидение как фактор, который нагнетает всяческие негативные эмоции в обществе, она может быть несколько скорректирована с учетом того, что сейчас уже другая культура медиа, в которой мы живем. И телевизор - это всего лишь один из носителей образов, один из образных посредников в нашем контакте с реальностью. Кроме этого есть и радио, есть Интернет, есть и опыт видео-цифровых фотографий и так далее. То есть каналов, по которым у нас складывается наш опыт и представление о реальности, в них телевидение - это один из голосов.

А второй момент, который мне хотелось бы добавить. В России, конечно, есть своя специфика, потому что российский зритель не вовлечен в реальные социально-политические процессы. И вот этот фактор неучастия и того, что человек дистанцирован от жизни, видимо, вызывает неудовольствие самим собой. Это неудовольствие которое переносится и на телевизор тоже, который только развлекает, который ставит человека в позицию пассивного слушателя. И, возможно, когда социолог спрашивает у человека, что тебе не нравится в телевизоре, что есть зло - может быть рекламы много, может быть насилия много - человек говорит: да, именно рекламы, именно насилия. Может быть, какие-то факторы здесь срабатывают, какая-то другая неудовлетворенность проговаривается. И, возможно, этот разговор о зле на телевидении можно перевести в разговор о стереотипных суждениях о телевизионной картинке, потому что зрителю предлагается узнавать какие-то простые разделяемые клише о медиа, которые мы не делаем проблемными.

Анна Качкаева: Сегодня мой вопрос нашим слушателям - что вас раздражает? Из Санкт-Петербурга нам пишут: "Зло не реклама, как таковая, а ее количество на телевидение. Если вы хотите найти правду, то ищите ее на региональных каналах типа 46 "Кронштадта". Вы это и так знаете прекрасно", - говорят мне. Я отчасти знаю Я региональное телевидение смотрю и езжу по стране. Действительно, есть очень достойные каналы, которые могли бы составить честь многим национальным. "Культура" - это хорошо", - пишут слушатели. Я так понимаю, Александр, это и ваши исследования доказывают, что "Культура" - это канал вообще без зла.

Александр Шариков: Мы называли "злые каналы", теперь "добрые каналы". Их, судя по исследованиям, два. Самый "добрый" канал - это "Культура", к которой практически нет претензий ни по одному из перечисленных оснований. Редко кто говорит, что, может быть, чуть больше иностранной продукции, чем хотелось бы. Но это на фоне всего остального выглядит совершенно несущественно. И второй канал, который отмечают как не злой, как добрый канал - это канал "Спорт". Там нет места насилию, которое раздражает людей, там есть спортивная борьба, но это совсем другое, это цивилизованное насилие.

Анна Качкаева: Это виртуальная война.

Александр Шариков: Единственная претензия к этому каналу - это некоторый шероховатый язык наших спортивных комментаторов, которые иногда чудные фразы позволяют себе.

Анна Качкаева: Вера затронула очень интересную тему о стереотипах. Мы еще вернемся к тому, кто, собственно, создает эту телевизионную картинку мира. Исследования Киры Богословской отчасти посвящены стереотипам и представлениям тех, кто делает телевидение. И об их "разрухе в головах" - чуть позже. Но прежде я хочу дать слово Сергею Давыдова, который возглавлял группу исследователей контент-анализа новостей и сериалов российских. Контент-анализ - это анализ содержания, если коротко, без погружения в терминологию и в исследовательские дебри. Сергей, я знаю, что новости вы изучали в течение недели, одна апрельская неделя была, а сериалы чуть дольше.

Сергей Давыдов: Нет, сериалы чуть меньше, это были только будние дни, та же самая неделя.

Анна Качкаева: Я вам, конечно, сочувствую. Сколько же выпусков новостей и сколько сериалов вы посмотрели?

Сергей Давыдов: Сериалов было 54 серии, это были только вечерние сериалы, я должен оговориться, выходящие в эфир с 6 до 12 часов вечера. Что касается выпусков новостей, с 9 утра до поздней ночи, 5-6 выпусков на каждом канале - считайте. У нас было три канала - Первый, "Россия" и НТВ.

Анна Качкаева: Давайте сначала о новостях. Как выглядит мир глазами информационным, и как он выглядит в интерпретации "фабрики грез", в образном ряду?

Сергей Давыдов: Я хотел еще раз отметить, что мы работали непосредственно с контентом, с теми программами, которые реально выходили в эфир, в отличие от Александра Шарикова, который имел дело с ответами респондентов, с мнениями о телевизионном контенте. Мы анализировали, как уже было сказано, две группы эфирных событий - это новости на трех каналах и сериалы, которые выходили в вечернем телеэфире на четырех каналах, помимо трех названных еще был СТС. Несмотря на то, что вся эта работа называется контент-анализ, там была принципиальная разница методическая. Если новости исследовались классическим количественным методом, то есть мы считали частоту различных событий в эфире, как то - упоминание различных лиц, различных социальных институтов, организаций и так далее - то сериалы мы анализировали качественно. То есть просто пытались на качественном уровне взять и описать ту картинку социальную, которая в этих 54 сериях получается.

Анна Качкаева: Например, жена скандалит с мужем на кухне. Как вы это интерпретировали?

Сергей Давыдов: Жена скандалит с мужем на кухне - это одна из возможных, что называется, социальных ситуаций, которая есть в сериале. Мы, просмотрев все эти сериалы, выписали на бумажку, условно говоря, все ситуации, которые там есть, и выяснилось, что различных типов ситуаций не так уж много. Сейчас я, наверное, подробнее расскажу. Начну с новостей.

Во-первых, я напомню, что это первая полная неделя апреля с 5 по 11 число. Мы специально взяли это время, заранее о нем договорились, здесь не было никакого умысла, никакой специфики, просто мы решили, что президентские выборы уже пройдут, а инаугурации не будет, то есть будет такая относительно спокойная в информационном плане неделя. Эти общие темы . Понятно, ситуация в Ираке, ситуация в Чечне, официальные протоколы встреч президента, правительства и так далее. И были сюжеты, характерные именно для этой недели - такие сюжеты, как уголовные дела Можахоевой - чеченская смертница, которая сдалась и раскаялась, процесс над Сутягиным, ученым, обвиненным в шпионаже.

Анна Качкаева: Напомню, что вам, уважаемые слушатели, мы задали вопрос, что вас особенно раздражает на современном телевидении. Вы очень активны, что замечательно. Многие из вас пишут о том, что используют рекламу ровно для того, чтобы делать какие-нибудь дела по дому, а телевизор себе фоном разговаривает. Я прошу вас подписываться, потому что выражение типа: "Раздражает шоу Познера с его иллюзией объективности" - это, конечно, мнение, но лучше, если бы под ним стояла подпись. Я не буду читать сообщения по поводу еврейства, русофобства и так далее, потому что это - хамство. Есть мнение из Питера: "На современном телевидении больше всего раздражает информационный вакуум. На прошедшей неделе никто не вспомнил о закрытии канала ТВС". Софья Марковна сообщает о любопытном телевизионном факте: "В программе Артемия Троицкого были актер МХАТа и художник. Первый расстегнул ширинку, второй, сняв ботинки со словами: "Понюхай", ткнул ноги в нос актеру. Все трое очень смеялись. Разве это не чудовищно? На канале РНТВ такое смотреть противно". Согласна.

Из Самары звонок, Петр Михайлович: "Не раз слышал мнение от компетентных людей, что, несмотря на все проблемы, наше телевидение входит в тройку по интересности с британским и американским. Как считаете вы?". Вы можете на него, дамы и господа, ответить. "Меня раздражает Первый канал -это - Валентина Петровна из Подмосковья. - Подаются новости дикторами нечетко, быстро, непонятно, чувствуется неуважение к зрителю. Еще раздражает на НТВ Герасимов, на РЕН ТВ Максимовская, потому что они подают аналитическую программу в одно и то же время. Это тяжело". Что - правда. Вот такие мнения.

Мы остановились, когда Сергей нам излагал суть того, что показало исследование содержания новостей в апрельскую неделю.

Сергей Давыдов: Да, я продолжаю по поводу новостей. И если в двух-трех словах буквально формулировать то, что в двух-трех словах показала эта часть исследования, то новости предстали, во-первых, очень ограниченными сюжетно - тематически. Во-вторых, они предстали очень агрессивными, очень мужскими. Это опять же тема ограниченности, потому что география очень скудна. Можно перечислить буквально по пальцам географические пункты новостей. В них в основном упоминались Россия - Москва, реже - Санкт-Петербург, еще реже - другие регионы. Ингушетия, Чечня - два региона, которые упоминались достаточно часто в связи с темами. После Москвы, вторая по "географии" самая упоминаемая страна - США, затем - Ирак. Где-то уже на уровне информационного шума мелькали Литва, Грузия и какие-то другие страны.

Анна Качкаева: То есть хотя бы 18 городов-миллионников российских в новости не попали. А уж о селах российских и говорить не приходится?

Сергей Давыдов: Абсолютно. По крайней мере, на значимом уровне их не было.

Анна Качкаева: А что вы имеете в виду, говоря о мужских новостях? Что у нас персонажи в основном мужчины или новости в основном силовые?

Сергей Давыдов: Я думаю, что и то, и другое. 77% упоминания социальных институтов приходится либо на силовые структуры, либо на судебные органы. Все остальное - 23%.

Анна Качкаева: То есть по новостям выходит, что страна в иных измерениях, кроме силовых, не живет.

Сергей Давыдов: 6% - это губернаторы, 5% - СМИ, 4% - государство, как социальные институты, дальше вообще мелочи. Оппозиция - 2% упоминаний, региональные власти - 2%, наука - 2%.

Анна Качкаева: То есть, короче, получается, что все другие темы и сферы жизни - это всего 10% от всех совокупных выпусков.

Сергей Давыдов: Не 10, а 23%. Чуть меньше, чем одна четверть. По-моему, достаточно красноречивые цифры. По поводу персоналий, я думаю, что проще всего назвать тех людей, которые упоминались наиболее часто. На первом месте президент Путин, порядка 10% упоминаний от всех персонажей.

Анна Качкаева: Что-то мало. Я всегда считаю, что президент занимает треть выпусков.

Сергей Давыдов: Всего на телевидении на трех каналах в целом упомянуто 205 персон, а все остальные, кто идет со второго места и ниже, у них меньше 4% на каждого. Второе место занимает президент, но другой страны, Джордж Буш-младший. Далее идут Зязиков, на которого было покушение, Паксес, Можахоева, Сутягин, Асадр, лидер шиитов, Михаил Евдокимов, Михаил Фрадков, министр обороны Иванов и Алексий Второй (это была неделя пасхальная, видимо, поэтому).

Анна Качкаева: Каковы выводы? Как вам кажется, дамы и господа?

Вера Зверева: Кажется, что на телевидении представлена очень скудная картина, в которой есть две составляющих - это официальная часть, хвалебная, льстивая. Или откровенный официоз, или то, что сейчас называется созданием позитива. И вторая часть - это развлечения в огромных количествах, представленные в качестве игр, шоу, сериалов, аншлагов, юмористических передач, в которых отсутствует собственно сатира, где человеку предлагается сначала быстро послушать новости и потом сразу переключиться на такое беспроблемное развлечение. Это один вывод, который здесь напрашивается. И второй. Ролевой набор, который предлагается зрителю для того, чтобы он мог соотнести себя с героями на телевидении, он очень скудный. Человеку предлагается почувствовать себя маленьким человеком, который трудится над собственным выживанием, мучается, потом добивается своего счастья. Это мелодраматический сюжет в сериалах. Или же человек как свидетель поступков вождей, лидеров, то есть не вовлеченный в жизнь.

Анна Качкаева: А как же говорят, что телевидение наше не хуже ни американского, ни английского. Я, кстати, с этим согласна, действительно, не хуже. Может, не надо от него ничего требовать?

Вера Зверева: Я специально задавала этот вопрос экспертам, и они, как правило, говорили о том, что на уровне технологий профессионализма, с точки зрения формы, способа поставить свет, звук, сделать картинку, наше телевидение действительно не хуже. Но это "не хуже" относится исключительно к несодержательным моментам. Когда речь идет о проговаривании различных жизненных миров, вот здесь оно буксует.

Кира Богославская: На мой взгляд, силовая тематика на телевидении, не только в новостях, но и в сериалах и в других программах, конечно же, это и характеристика состояния общества тоже. Только вот вопрос, и его мы задавали экспертам и он искренне интересует меня: "Откуда растут ноги?". Либо у нас все-таки очень тревожное общество, которое переполнено культом силы, требует ее. А герои сериалов, обладающие чертами силы, как женщины, так и мужчины, это такого типа служение состоянию общества. Или, наоборот, культ силы в обществе как раз прививают сообщения телевидения. Вот, собственно, извечный вопрос - курица или яйцо?

Анна Качкаева: Давайте послушаем Ирину Николаевну из Москвы. Слушательница: У меня вот какое замечание к нашему телевидению, и я говорю от имени своего поколения, то есть люди, которые больше всего смотрят телевизор - пенсионеры, инвалиды. Есть такая передача "Момент истины", потрясающая передача. Но ни разу господин Караулов не показал, что сделано после каждой его передачи. Ведь государство должно реагировать.

Анна Качкаева: Ирина Николаевна, а вы сами себе и ответили на вопрос. Слушательница: Я пыталась к нему дозвониться. Оказывается - нет. Нельзя ли попросить господина Караулова...

Анна Качкаева: Чтобы он ответил? Так вот вы себе отвечайте на вопрос: может быть, он не отвечает ровно потому, что и не ждет, чтобы реагировали. Слушательница: Он должен по таким программам отвечать, что же сделано, иначе мы его смотреть не будем.

Анна Качкаева: Смотрите же, хотя ответа не получаете. Олег Викторович в эфире, добрый день. Слушатель: Меня раздражает вот что. Во-первых, отсутствие альтернативных новостей на всех метровых федеральных каналах, которых осталось совсем немного у нас. Непрофессиональная реклама. Уже ваши эксперты высказывались, полностью к ним присоединяюсь. И обилие непрофессионализма этой рекламы. Думаю, единственный выход, как это сделать, я не знаю, пока не будут все каналы приватизированы, то есть в частные руки не попадут, ничего не получится. Может быть, какое-то общественное телевидение появится, как в Англии. Как это реализовать на практике, и кто в этом заинтересован, кроме отдельных слушателей?

Анна Качкаева: Я думаю, что многие, и вы в том числе. Вы об этом говорите, наши коллеги исследуют, может быть, капля камень точит, до чего-нибудь договоримся. "Россия вышла на первое место в мире по женскому и подростковому пивному алкоголизму. Это целиком на совести телевидения, которое настойчиво моделирует поведение своих граждан. Спросите, пожалуйста, героев вашей передачи, почему на всем эфирном пространстве только "Радио Свобода" обеспокоено этим явлением? (В качестве ремарки, да, мы делали программу на эту тему)", - профессор Беликов. Я уже как-то объясняла нашим слушателям, что пивная отрасль в стране молодая, без рекламы она бы не развивалась. Пивной бизнес - это одни из самых успешных российских производителей. А это и рабочие места, и современные технологии и приличные зарплаты. Так что подъем этого бизнеса и реклама - вещи взаимосвязанные. С другой стороны, " лобби пивное" очень сильное, а коммерческое телевидение заинтересовано в надежных и постоянных доходах. Такую крепкую цепочку очень трудно разорвать. Кстати, на прошлой неделе в Думу пошел закон и в третьем чтении, наверное, будет принят. Он предполагает ограничить рекламу в прайм-тайм на телевизионных каналах с 17 до 22 часов. Меня беспокоит в этом смысле не пивная реклама как таковая, которая креативна, иногда очень талантлива, а реклама образа жизни - в этом есть проблема. Мы возвращаемся к сериалам.

Сергей Давыдов: Как это ни удивительно, а может быть, наоборот, это вполне логично, но в сериалах происходит примерно то же, что и в новостях. То есть основной жанр сериалов - это детектив, соответственно, это криминальные сюжеты. Второй тип сюжетов, которые присутствуют, это мелодраматические сюжеты, то есть сюжеты взаимоотношений мужчины и женщины. Главные герои, логично, если детектив, то мужчины. Среди главных героев, например, две трети герои-мужчины, одна треть - это женщины.

Анна Качкаева: А как же так, со времен Бердяева говорили - русская душа, русская страна, Россия-женщина, Богоносица, невеста. И вообще женского населения у нас больше. Что же такое с телевидением происходит, что же оно такое мужское?

Сергей Давыдов: Есть в сериалах женщины, но, мужчины всегда на первом плане - они действуют. Именно с этой точки зрения их оказалось больше. Что касается социальных институтов, которые присутствуют на телеэкране, тоже здесь большая ограниченность, то есть три института, которые буквально доминирую. Силовые структуры, люди в погонах, правоохранительные органы - это раз. Второе - преступность и все, что с ней связано: одни ловят, другие убегают. И третье - это бизнес. Бизнес либо криминализирован, то есть предприниматель либо бандит, либо жертва, либо это какой-то чудаковатый, гротескный странный персонаж. Причем, чем крупнее бизнес получается по этим 54 сериалам, тем скорее, бизнесмен - бандит, а не жертва.

Анна Качкаева: То есть спокойного бизнесмена, работающего, зарабатывающего, имеющего нормальную семью, славных детей, любящего родину , его нет?

Сергей Давыдов: В отечественных сериалах нет. Есть австрийский сериал "Комиссар Рекс", там могут давать показания бизнесмены, обычные, нейтральные люди, которые стали свидетелями преступления, например. В наших сериалах таких персонажей выявлено не было.

Вера Зверева: Получается так, что эта социальная среда очень тревожная, верно ли я понимаю? Криминализирована, тревожна, в которой очень трудно себя реализовать в обычной жизни.

Сергей Давыдов: Скажем так, те сюжеты, связанные с тревожностью, они действительно превалируют. Но здесь надо обратить внимание на тот факт, что в эфире постоянно воспроизводятся ситуации восстановления социальной справедливости. То есть большинство детективных сюжетов они иногда даже не содержат детективную тайну, которая составляет суть жанра. Самое главное, чтобы в конце пришел милиционер с собакой полицейской, как в "Комиссаре Рексе".

Анна Качкаева: Как Кира замечательно заметила, Первый канал позавидовал Второму и завел свою собаку в "Участке", потому что именно этого меланхоличного пса не хватало молодому "Анискину".

Сергей Давыдов: Важно, чтобы социальная справедливость была восстановлена.

Анна Качкаева: Давайте послушаем Валентина Николаевича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: У меня такое предложение: надо ввести моральную цензуру на телевидении, как это сделано во всех странах, в том числе в Америке.

Анна Качкаева: Мы поняли вас. Лидия Ивановна нас ждет из Москвы.

Слушательница: Ответ на ваш вопрос: особенно раздражает то, что власть постоянно показушно решает вопрос реформирования экономики на экране, якобы радея о народе, а народ на деле ощущает лишь потери. А именно: с первого января этого года обещано снижение цен в связи с ликвидацией налога с продаж, а цены растут. И 60 миллиардов рублей пойдет в этом году в карманы частных собственников. По автогражданке. За второе полугоде 2003 года из кармана народа ушло 25 миллиардов рублей и попало в карман частных собственников в виде чистого дохода около 24 миллиардов рублей. А снижение в следующем году единого социального налога на 10%, что составит 280 миллиардов рублей, которые пойдут тоже в карманы частных собственников.

Анна Качкаева: Частные собственники вокруг нас с вами, они тоже наши сограждане. Я понимаю, что выхотите сказать, что частные собственники и воры - это часто одно и то же. Я думаю, что это не совсем так. Пафос понятен . Ну а то, что господина Жукова, словно опомнившись, все канала выпустили объясняться по льготам - понимания не добавило. С людьми на животрепещущие темы нужно разговаривать постоянно, объяснять все плюсы и минусы, выслушивать оппонентов, а не устраивать кампании.

Из Тверской области Леонид Константинович нам пишет: "Больше всего раздражает физиономия министра обороны. Чем страшнее поражение, чем больше жертв, тем большим победителем он выглядит на экране". "Раздражает реклама пива, излишние сцены насилия, секс до 10 часов вечера", - это мнение слушателя Николая из Смоленской области. А вот мнение, которое обязательно должно быть: "Совершено не смотрю телевизор. Все узнаю только по радио, потому что телевидение плохое, эксперты несправедливы к нему, там вообще ничего хорошего нет". Согласитесь, все-таки трудно судить, если его совсем не смотришь.

Кира, давайте перейдем к вашему исследованию. У вас было самое сложное. Я плохо себе представляю, как это исследование можно описать, потому что вы проводили исследование методом глубинного интервью. 32 интервью, 12 интервью дали люди, которые телевидением руководят или имеют отношение к формулированию смысла и содержания. 12 представителей - люди из разных общественных сфер. Какой образ мира в их головах сложился? И все-таки вы поняли, они действительно авторы этой телевизионной картины мира?

Кира Богославская:Как истинный качественный исследователь, я поделюсь тем, что меня поразило больше всего. Первое. Эксперты со стороны телевидения испытывали крайне большие трудности в описании того мира, который они создают своими передачами. То есть, с одной стороны, понятно: попроси художника описать картину, он скажет: вот я все картиной и сказал. С другой стороны, телевидение все-таки не изобразительное искусство. И определенная, не побоюсь этого слова, социальная ответственность подразумевается в этом случае.

А эксперты со стороны общества с удовольствием описывали тот образ мира, который создает телевидение. И в целом, наверное, надо выделить три фрагмента мира, которые и те, и другие отмечали как выдающиеся. Это фрагмент очень большого количества политики, причем определенного типа. Второй фрагмент - это очень большое количество развлекательных передач, которые практически все эксперты со стороны телевидения и со стороны общества единогласно характеризовали как пошлые. И третий - это криминал. И между этими большими фрагментами проходят еще какие-то сообщения. При этом еще меня удивило, что телевидение , как организация, формированием образа мира не занимается. Отдельные люди об этом думают, но это не функция телевидения как организации.

Адекватно или неадекватно телевидение отражает окружающий нас мир, задавали мы вопрос экспертам. Большинство экспертов со стороны телевидения считают, что телевидение не может адекватно отображать мир, потому что у него другие функции. Предположим, как театр или оперетта не выполняют этой задачи. В то же время практически все эксперты со стороны общества считают, что телевидение неадекватно отображает окружающий мир, и, мало того, что оно должно отображать его адекватно. Явное противоречие.

Удивила степень страха, который проявлялся, когда мы просили экспертов, особенно экспертов среднего уровня со стороны телевидения описать то, какой мир это телевидение творит. Первая гипотеза, почему это появляется. Большинство делающих телевидение живет в рамках двойной внутренней цензуры. Сейчас говорили про моральную цензуру. И это одна сторона этой внутренней цензуры, которая проходит через каждого. Потому что все в один голос эксперты говорили, что нет никаких нормативных актов, где черным по белому было бы написано, что можно, что нельзя на современном телевидении. То есть живут по фразе, что "все можно, но не все полезно". Это вроде бы "хорошая" сторона внутренней цензуры. "Плохая" сторона внутренней цензуры - показывание только того, что, почему бы то ни было кто-то, лично человек или кто-то еще считает, что должно быть на экране. В двух таких Сциллах и Харибдах живет современное телевидение. Мало того, когда мы спрашивали экспертов, какой образ России формирует телевидение, обнаружилось, что, как говорится, между этими тремя фрагментами упомянутыми - политика, криминал и пошлость - умещается очень большое количество размышлений о судьбах страны, судьбах людей.

Анна Качкаева: Пошлость, криминал и политика. Это, на самом деле, довольно традиционный набор коммерческого телевидения, которое во всем мире конструирует массового человека. Пошлость, криминал, развлечения. "Товарищ" Херст в 27 году создавал "желтую прессу", и сформулировал ее успешность: в материалах нужно играть на низменной природе человека - тщеславие, размножение, насилие и безопасность. Элементы низменной природы человека важны для того, чтобы создать очень популярный продукт в газете или на телевидении. Все эти элементы присутствуют в содержании современного телевидения, вы о них говорите. Это все конструирует массового человека. Как исследователей, людей умственного труда вас это может раздражать, потому что вы понимаете, что все это ведет к некоторой деградации личности. А можно в деградации увидеть позитивность?

Кира Богословская: Вы помните фигуру шута в мировой культуре? Вот можно ли в фигуре шута увидеть позитивность? Она - сплошь позитивна. Я на самом деле не вижу деградации особенной. Потому что и зрители, и эксперты очень интересно позиционируют телевидение. Телевидение - это что-то между предельным авторитетом и шутом, к которому никто серьезно не относится, а наоборот, считают мальчиком для битья или подопытным кроликом.

Анна Качкаева: Понятно. Это как у Александра был такой вывод, что телевидение, собственно, эмоционально не ухудшает состояние, хотя многих раздражает, потому что, видимо. действительность еще хуже.

Мы, к сожалению, вынуждены заканчивать, хотя мне не хочется заканчивать этот чрезвычайно интересный разговор. И, Александру из Санкт-Петербурга: "Где уважаемые гости черпают информацию, из какого канала или у них свой источник?", отвечаю. У них источник - мозги и исследования, которые они в течение последних двух месяцев проводили, смотря новости, изучая сериалы, проводя опрос двух с половиной тысяч людей и 32 экспертов телевизионных. Я их все благодарю за то, что они это делают, и надеюсь, что окончательные результаты исследований мы осенью увидим и обязательно об этом поговорим.

XS
SM
MD
LG