Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перемена участи. Очередная смена руководства на канале НТВ. Гости: Рафаэль Акопов, глава "Проф-медиа", Арина Бородина, обозреватель газеты "Коммерсант"


Анна Качкаева: Минувшая неделя была драматичной - убит главный редактор русской версии журнала "Форбс" Павел Хлебников. На фоне лихорадки межбанковского кризиса в третий раз за последние четыре года сменилось руководство НТВ. Закрылась программа "Личный вклад", в последний раз вышла в эфир "Свобода слова". Публично Савик Шустер так и не сказал, что программа с его участием закрыта, но финал "Свободы слова" не оставлял сомнений, творческая группа прощается со зрителями. Решительные действия нового генерального директора Владимира Кулистикова убеждают: в новом телевизионном сезоне все мы увидим другое НТВ. О том, чего в очередной перетряске на беспокойном канале больше - политики или рыночной целесообразности, насколько кадровые и программные решения руководства канала учитывают интересы зрителей - обо всем об этом мы с моей коллегой из газеты "Коммерсант" Ариной Бородиной разговариваем с бывшим первым заместителем генерального директора НТВ, заместителем при Борисе Йордане, Рафаэлем Акоповым. Нынче - Рафаэль глава крупного российского Издательского дома, крупнейшего, по сути дела, "Проф-медиа", которому принадлежат, в том числе, газеты "Известия", "Комсомольская правда", "Советский спорт" , десятки глянцевых журналов, популярное "Авторадио".

Вопрос слушателям: Как вам кажется, как изменится телеканал НТВ после очередной смены руководства?

Анна Качкаева: Рафаэль, у меня вопрос из области конспиралогии. Вы, собственно, знаете всех публичных персонажей случившейся на минувшей неделе истории - и Александра Дыбаля, и Николая Сенкевича, и Владимира Кулистикова, и Тамару Гаврилову даже. (Мы ее не знаем, а вы знаете). И вы знаете, как и с кем обычно советуются акционеры, принимая принципиальные и зачастую непопулярные решения. Как вам кажется, кто на этот раз стоял за кадром?

Рафаэль Акопов: Следует ожидать, что в случае с каналом НТВ, подоплека вашего вопроса состоит в том, есть ли политический элемент при принятии решения о назначениях?

Анна Качкаева: Это как вы ее понимаете.

Рафаэль Акопов: Я полагаю, что он есть, это совершенно оправдано. Это устоявшаяся практика не только в России, но и во всех крупных государствах. Поэтому, наверное, он имеется такого рода элемент. При том, что само назначение Кулистикова, я считаю, это хорошая новость для канала, хорошая новость для рынка. Она несколько запоздавшая, потому что лучше бы все это случилось пораньше, до того, как НТВ утратило почти одну треть своей аудитории. Но, в принципе, я думаю, надо скорее говорить о том, что это правильное решение.

Анна Качкаева: То есть рынку, вы полагаете, выгодно? А еще кому? Всегда, говорят, надо искать кому выгодно.

Рафаэль Акопов: Конечно, это выгодно Газпрому, акционерам НТВ, это выгодно коллективу НТВ, это выгодно и рынку, единому сообществу. Это хорошее решение.

Анна Качкаева: А зрителям?

Рафаэль Акопов: Я считаю, выгодно и зрителям тоже. Владимир Кулистиков опытный, прагматичный информационщик. И эксцессов наподобие приснопамятного увольнения Парфенова при нем бы никогда не было.

Анна Качкаева: Я думаю, что самого эксцесса не было бы, просто сюжет не вышел бы в эфир.

Рафаэль Акопов: Вы знаете, этот эксцесс с Парфеновым - это проявление того плачевного факта, что были утрачены все обычные рычаги влияния на редакционную политику. Нужно обсуждать вообще законность распоряжения Александра Герасимова о снятии с эфира сюжета, а оно - незаконное, поскольку на канале есть главный редактор, и это главный редактор должен решить, что выпускать, а что нет. Закон "О СМИ" не содержит никаких ссылок на заместителя генерального директора по информационному вещанию. Так вот, вместо обсуждения законности этого приказа, все обсуждали, насколько Парфенов нарушил корпоративную этику. Конечно, в условиях, когда между ведущими журналистами и менеджментом компании существуют нормальные рабочие отношения, эти вопросы всегда решаются как без подписания официальных приказов, тем более незаконных, так и без вынесения всей истории на обсуждение публики. Этот крупный эксцесс, конечно, был.

Анна Качкаева: То есть, если я правильно понимаю - вы сейчас подтвердите это - кадровая смена на НТВ на минувшей неделе - это результат решений наконец -то одумавшихся акционеров, чуть-чуть скорректированных или, во всяком случае, принятых в интересах Кремля. Зачем же тогда все происходило больше года назад, при Йордане, когда вас всех выгоняли?

Рафаэль Акопов: Тогда многие пытались объяснить Газпрому и общественности, что, возможно, они поторопились со своим кадровым решением, не с точки зрения отстранения нас, на это они имели право, а с точки зрения подбора преемника для нас. Вы понимаете, это же обычная корпорация - НТВ. С одной стороны, федеральный канал, с другой - обычная корпорация. И такие кадровые ошибки бывают при назначении менеджмента в любой корпорации. Это, опять же, имеет место не только в России, но и повсеместно.

Арина Бородина: Раф, сразу несколько реплик по ходу ваших ответов, в которых, собственно и содержится мой вопрос. Вы сказали, что Владимир Кулистиков - это хорошее назначение и для рынка прежде всего. С чем я соглашусь, что он действительно профессиональный телевизионщик, информационщик и такой достаточно жесткий руководитель, что необходимо, на мой взгляд, в нынешней ситуации на НТВ. Но ведь конкуренция с каналами - это не только информация, это еще много чего. Мы знаем, что в других сферах производства контента - развлечений, сериалов, фильмов, программирования, прежде всего, - то, из чего состоит телевидение, Владимир Кулистиков не силен. Я уже не говорю о финансах, юриспруденции и так далее. Чем тогда, собственно, так хорошо его назначение для рынка? Мы сейчас возьмем только этот момент - для рынка. Уже другой вопрос, насколько он будет хорош для зрителей, я сомневаюсь в этом. Но для рынка - в чем его сила будет?

Рафаэль Акопов: Понимаете, с моей точки зрения, для рынка Кулистиков - это более предсказуемый руководитель. Рынок знает Владимира Михайловича, с ним работали. Он не будет принимать странных программных решений. С моей точки зрения, при налаживании нормальной работы на НТВ без того, чтобы туда вливать какие-то новые серьезные ресурсы инвестиционные, например, их средняя доля с нынешних 11 - с моей точки зрения, это просто вопрос налаживания технологий - может подняться до 14. Это та премия, которую рынок заплатит за установление нормального управленческого процесса на НТВ. У меня такой прогноз. Давайте подождем шесть месяцев. Я считаю, что такой рост будет в течение 6-8 месяцев.

Арина Бородина: Без особых программных решений, с точки зрения наполнения новыми программами, сериальными линейками, программированием, я уже не говорю про общественно-политическое вещание?

Рафаэль Акопов: Я вам объясню, за счет чего. Это прежде всего произойдет за счет, с моей точки зрения, налаживания сетевой дисциплины, которая расшатана на НТВ.

Анна Качкаева: Давайте мы поясним: есть партнеры НТВ в регионах, которые ретранслируют канал. Это не партнеры в привычном понимании, как у СТС или на РЕН-ТВ, где в регионах есть собственные новости, а просто каналы, которые показывают НТВ целиком как канал.

Рафаэль Акопов: Это местные телевизионные операторы, которые по договору с НТВ транслируют НТВ в различных городах. Судя по всему, в последнее время сетевая дисциплина, по всем признакам, расстроена. С моей точки зрения, повышение рейтинга легко достижимо за счет укрепления сетевой дисциплины, за счет более жесткого планирования эфира, особенно в утренние часы, которыми де-факто НТВ не занимается в настоящее время. Это ресурс. Конечно, должны появиться новые программы, это ожидается. В частности, должна появиться воскресная программа, которая заменила бы "Намедни". Но опять же, я считаю, что ресурс повышения есть без того, чтобы на канале что-то глобально менять. Это просто премия за нормальный, качественный менеджмент, которого, с моей точки зрения, НТВ было лишено.

Арина Бородина: Пока тоже нет никаких назначений, где людей брать, этот качественный менеджмент? Сейчас пока на канале прежняя команда и кадров на рынке свободных нет, не мне вам рассказывать.

Рафаэль Акопов: С моей точки зрения, такая серьезная кадровая проблема, которая будет перед Кулистиковым - это продюсерская служба. Я считаю, у него достаточно, с моей точки зрения, рациональное предложение, о котором сообщается, в отношении Татьяны Митковой, которая могла бы возглавить вообще информационное вещание. Ей, я так понимаю, предстоит сделать выбор. Программная дирекция - существенный вопрос. Я полагаю, что на рынке есть профессионалы, которые могли бы быть полезны. То есть мне, например, понятно, кто бы это мог быть, хотя сейчас не хотел бы называть фамилии, в отличие от генерального продюсера, где, с моей точки зрения, существует кадровый дефицит. Кроме продюсерской , остается ресурс, связанный с маркетинговыми службами, который есть на НТВ. Все то, что делает Кулистиков в данный момент времени, мне, например, очень понятно, и это говорит о том, что он очень хорошо понимает свои краткосрочные задачи.

Анна Качкаева: Они краткосрочные или они все-таки перспективные?

Рафаэль Акопов: То, что он делает сейчас, выражаясь медицинским языком, реанимация.

Анна Качкаева: Но в том числе и за счет некоторого количества людей...

Рафаэль Акопов: Там есть люди, которые, возможно, не вольются или не станут частью новой команды. Мы так понимаем, что по Герасимову такое решение уже принято.

Анна Качкаева: Это фигуры, а есть еще творческие команды, люди.

Рафаэль Акопов: Вы знаете, в чем дело, Аня. За полтора года, как мы понимаем, состав, количество людей, которые работают на НТВ, выросло на пятьсот человек без существенного увеличения объема вещания. То есть похоже на то, что там имеется существенный избыток.

Анна Качкаева: То есть почистить, потом реанимировать. Итак, вы говорите о том, что вам нравится как действует Кулистиков - жестко, профессионально. Нам грустно, что действуют за счет людей ( нам, правда, всегда в этом смысле грустно). Менеджеры же по другую сторону баррикад. Это так - ремарка. Но я тогда не понимаю, что же тогда со "Свободой слова". Я всю неделю пытаюсь понять логику этого решения и понять не могу. Потому что в бизнес-логику это решение не укладывается. Потому что "Свобода слова" - популярная программа, рейтинговая программа, рекламоемкая программа, имиджеобразующая программа. Другое дело, что сам ее ведущий согласился с тем, что, видимо, ее не будет, хотя и не признается в этом окончательно. Наверное, она может появиться без него в каком-то ином контексте и ключе. Зачем ее закрыли? У Арины есть объяснение, что это решение чуть больше связано с личными взаимоотношениями господ Шустера и Кулистикова. У меня есть объяснение, что это было условием прихода Кулистикова на канал. Не знаю, чьим и кем принятым, но, наверняка, было. Вы как считаете, зачем закрыли "Свободу слова"?

Рафаэль Акопов: Вы знаете, я считаю, что прекращение выпуска этой программы - это элемент долгосрочной стратегии, которую Кулистиков пока не объявил, но о которой он, видимо, думает. Несколько соображений: понять, почему мы снимаем пятничную программу, которая в принципе обычно бьет "Поле чудес", общественно-политическую - не очень понятно. С другой стороны, накопилась определенная усталость от этой программе. И с моей точки зрения, это была ошибка Савика - нельзя было обойтись без каких-либо модификаций этой программы в сезоне 2003-2004 годов. Условно: идет программа по ЮКОСу, в программе "Свобода слова" всех присутвующих попросили не использовать слово ЮКОС и все в студии говорят о "крупной нефтяной компании". Понимаете, для программы "Свобода слова" это очень двусмысленная ситуация. Вторая тема, которая поставлена в упрек программе может состоять в том, что состав гостей "Свободы слова" превратил ее в клуб, где свободой слова пользуется достаточно постоянный круг людей.

Арина Бородина: Нет новых персонажей, где их взять?

Рафаэль Акопов: Существует такая теория, что программа стала форумом для маргиналов политических, и на канале об этом многие говорят. При этом, с моей точки зрения, есть и противоположный аргумент, связанный с тем, что на нынешнем этапе нашего общественного развития у нас система фактически опирается на одну партию, и все остальные, кто в нее не входит, они стали политическими маргиналами. Это как бы реалия сегодняшнего дня.

Анна Качкаева: То есть маргиналов из эфира убрали и вообще забыли, что они существуют. 30%, не голосовавших за Путина, 15% зрителей этой программы. Вы себе отдаете отчет в том, какое количество людей вы называете маргиналами?

Рафаэль Акопов: Я сказал, что есть такая теория.

Анна Качкаева: Ну все-таки отношение ответственного менеджмента к тому, чтобы не просто зарабатывать исключительно деньги, но думать о том самом меньшинстве аудитории, которая важна - оно должно быть?

Рафаэль Акопов: Поэтому я и сказал, что, я считаю, что решение по программе "Свобода слова" - это решение, связанное с долгосрочной перспективой канала. Пока непонятно, чем ее заменят, выносить суждение о том, хорошо или плохо, что закрыли, я считаю, преждевременно.

Анна Качкаева: Наши слушатели уже отвечают на вопрос, который мы задали: как изменится телеканал НТВ после смены руководства? Владимир из Самары нам пишет: "Телеканал изменится в сторону очередного попсового телевидения для продолжения одурачивания нашего совкового населения, которому нравится всяческая дешевка, боевики. Нашим властям на протяжении 90 лет не нужно просвещение культурное, НТВ этим и не занималось. Таким электоратом удобнее управлять". Геннадий из Москвы вас спрашивает: "Вы считаете, что закрытие программы "Свобода слова" повысит рейтинг НТВ?".

Рафаэль Акопов: Пока на это непохоже, но опять же это не вопрос сегодняшнего дня. Все равно программа "Свобода слова" на лето должна была уйти в отпуск. С чем они выйдут осенью - это другой вопрос - поживем, увидим. Кстати, хочу обратить внимание, что есть программа "К барьеру". Ее, кстати, не заморозили. Я считаю, что это весьма симптоматично. Ведущий, надо отдать должное Соловьеву, он ведет программу очень хорошо.

Анна Качкаева: Но программа "К барьеру", на мой взгляд, это вариант дискуссионного инфатеймента. Это не прямой эфир, это не оголенность дискуссии, это даже не маргинальные фигуры, потому что это всегда и исключительно шоу.

Рафаэль Акопов: Есть такая тема, понимаете, прямой эфир - это палка о двух концах. Дело в том, что, понятно, мы хотели бы видеть прямой эфир. Но это очень нетехнологично для телевизора. Программу "Свобода слова" в прямом эфире видит только центральная часть России. Вся аудитория за Уралом видит ее в субботу и не в прямом эфире, а в записи. Поэтому чисто технологически, конечно, нет причин всегда настаивать на том, что все программы должны выходить в прямом эфире, технологически это неудобно.

Арина Бородина: Раф, вы когда отвечали на вопрос, ответ у вас был взаимоисключающий. Вы сами сказали по поводу маргинальных гостей "Свободы слова", это ваша оценка. И теория из ваших уста прозвучала. И в то же время, собственно, кого тогда звать. Потому что, в основном, у нас и персонажи, которые ходят в прямой эфир и выступают, их, собственно, нет. Площадка сейчас зачищенная политическая. А вы сами представляете, гипотетически, если вы, например, сейчас первый заместитель гендиректора НТВ, случилась такая ситуация, вы сами представляете каким бы вы хотели видеть формат дискуссионный, общественно-политический? Нужен ли он был бы нынешнему НТВ? И если все-таки "да", то каким бы вы хотели его видеть, у вас есть соображения?

Рафаэль Акопов: Нет, у меня таких соображений нет. Я считаю, что формат нужен, потому что время показало, что политическая дискуссионная программа с большим участием гостей нравится зрителям НТВ. При этом я хочу подчеркнуть, что теорию маргинальности гостей я не разделяю, поскольку я могу привести много примеров, когда там были совсем не маргинальные гости. Речь идет о ядре гостей, которые там постоянно появляются, и это, естественно, бросается в глаза. С моей точки зрения, такая дискуссионная программа нужна на НТВ, и это вносило очень живую краску в восприятие всего канала.

Анна Качкаева: Ну, а как вам кажется, документальная составляющая на НТВ будет оставаться или, как пишут наши слушатели, все-таки заявление господина Кулистикова о том, что канал будет сохранять свои информационные позиции - это скорее желание пока сделать реверанс в сторону прежней истории НТВ, а на самом деле все будет несколько иначе?

Рафаэль Акопов: Вы знаете, каждый делает то, что умеет. Что я имею в виду? Много лет Кулистиков работал в информационном вещании. Естественно, сам он существенное время будет заниматься информационным вещанием. Я не предвижу, что существует серьезное опасение в отношении объема информационного вещания. Можно говорить о том, как скажутся на редакционной политике, скажем, НТВ предпочтения Владимира Михайловича. Об этом можно говорить, но это всегда связано с назначением любого руководителя. Но чтобы реально сильно существенно сократился объем информационного вещания или объем производства документального кино, я думаю, это не похоже на правду.

Анна Качкаева: У нас Ирина спрашивает: "Было сообщение, что Миткова и Осокин могут покинуть канал". Были такие предположения, Ирина. Мы будем как-то комментировать?

Арина Бородина: Я думаю, что это может быть вполне. Но это, действительно, пока предположение. Оно, правда, вписывается в первые шаги нового гендиректора, поэтому я не удивлена этому вопросу слушательницы. Во всяком случае, я тоже предположила в журнале "Коммерсант. Власть", что такой вариант развития событий может быть.

Анна Качкаева: Мы продолжаем разговаривать о том, что в результате перетряски на беспокойном канале НТВ будет происходить осенью? Что это - политика или рыночная целесообразность? Насколько кадровое и программное решение руководства учитывают интересы зрителей? Обо всем об этом мы сегодня разговариваем с моей коллегой из газеты "Коммерсант" Ариной Бородиной и человеком сведущим, бывшим заместителем генерального директора НТВ при Борисе Йордане Рафаэлем Акоповым. Нынче Рафаэль Акопов - глава крупнейшего российского Издательского дома "Проф-медиа".Вам, уважаемые слушатели, мы задали вопрос, и вы на него активно отвечаете. Вот и звонки. Как изменится телеканал НТВ после смены руководства? Светлана Алексеевна нам написала: "НТВ, необходимое для мыслящей части населения, умерло, и теперь они будут прославлять товарища Путина и его собаку". С вами согласна, Рафаэль, Наталья: "У Савика Шустера в течение многих лет одни и те же гости, а в передаче "К барьеру" у Соловьева находились и другие лица". "Какими качествами обладают Ширак, Блэр и Берлускони, которые мирятся с жесткой критикой в их адрес?". Это вопрос концептуальный. Ширак, Блэр и Берлускони мирятся с критикой в их адрес, о чем пишет нам господин Орлов, и, видимо, в продолжение вопроса предполагается, что они не закрывают программы, которые их критикуют.

Рафаэль Акопов: Принимаю, что это вопрос ко мне. Я хотел прокомментировать следующим образом: Берлускони является собственником нескольких телевизионных каналов в Италии. Блэр недавно добился смены руководства BBC даже не за телевизионный, а за радиорепортаж, где предположили, что британское правительство намеренно манипулировало так называемым иракским досье. Два указанных мною факта являются публичными фатами и не нуждаются в дополнительных доказательствах, я не очень понимаю, какая связь между терпимостью к критике и закрытием программы "Свобода слова".

Анна Качкаева: "Журналистам были обещаны обрезание и кастрация. Увольнение Парфенова - обрезание, уход Шустера - кастрация. Как изменится канал? Как изменится человек после такой операции?" - риторические вопросы задает нам Леонид. А по телефону с нами из Москвы Геннадий.

Слушатель: Господин Акопов работает, как я понимаю, в коммерческой структуре. И вот он заявляет о том, что снятие программы Шустера - неплохо, в перспективе - бизнес будет хороший. Я вот вам могу честно сказать, хотите - верьте, хотите - не верьте, но на НТВ я смотрел всего только одну программу - это программа Савика Шустера, это действительно интересно. А то, что к нему маргиналы ходят, так это надо иметь большое нехорошее качество в себе, чтобы где-то полстраны записать в маргиналы. Вы же помните, как Савик сказал, что такого бойкота он никогда еще не видел, когда к нему отказались придти и члены правительства, и представители нашей партии дремучей, "Единой России". Это же было сказано. Действительно, никто не присутствовал. А что будет с НТВ? Я могу ответить, спасибо, что господин Акопов помог мне с этим разобраться. Каждые 15 минут будет информационная программа, от информационной программы до информационной программы будет реклама - вот и все.

Анна Качкаева: Да, может быть телевидение бы и радовалось такой возможности, только реклама не будет продаваться исключительно между информационными программами.

Арина Бородина: Я, кстати, согласна с нашим слушателем, потому что я тоже предполагаю, что как раз количество выпусков новостей на канале может увеличиться. Я не разделяю тех воззрений, что новости могут уменьшиться в объеме. Они могут увеличиться. Вопрос в содержании, в фильтрации и в порядке того, о чем будут говорить эти новости, и в функции ведущих и корреспондентов. Я хочу задать вопрос Рафу. Я вспоминаю, что после вашего увольнения на ту должность, которую занимали вы при Борисе Йордане, был назначен господин Живов, он достаточно быстро исчез с поляны НТВ. Нынешний освобожденный председатель совета директоров Александр Дыбаль, бывший глава "Газпром-медиа" говорил про Живова: "Это будет как Раф Акопов при Борисе Йордане, так будет Живов при Николае Сенкевиче". А вот нынешний первый заместитель Тамара Гаврилова при Владимире Кулистикове, с которой вы один из немногих на рынке знакомы, она будет при Кулистикове - тоже "Рафом Акоповым" или все-таки у нее иные функции?

Рафаэль Акопов: Вы знаете, это неблагодарное дело пытаться копировать чей-то опыт. Потому что Раф Акопов работал в существующей ситуации и со своими коллегами. Из моих коллег, с точки зрения управления бизнесом канала, практически никто не остался, кроме Сергея Пискарева - это человек, который продает рекламу для НТВ. Поэтому в этом смысле, я считаю, повторение опыта, оно не плодотворно.

Арина Бородина: Я иронизирую, Раф. Я нашим слушателям просто поясню, что у Рафа были совсем другие функции, а Тамара Гаврилова является однокурсницей Путина. Такого ресурса у вас, Раф, не было при Борисе Йордане.

Рафаэль Акопов: Я с ней встречался. Она произвела на меня весьма благоприятное впечатление. Она, я бы сказал, неожиданная для управленческого слоя, с которым она имела дело, дама. Она производит благоприятное впечатление. Я практически уверен, что в лице Тамары Гавриловой Кулистиков найдет человека, который готов брать на себя ответственность за принятие важных бизнес-решений. Поскольку, как мне представляется, распределение нынешних ролей на нынешнем НТВ будет выглядеть таким образом: Владимир Михайлович Кулистиков будет отвечать за продукт и за единицы рейтингов в существенной степени, а за бизнес, кадры будет отвечать напрямую представитель акционеров.

Арина Бородина: А политика в чьих руках будет?

Рафаэль Акопов: Если вы говорите о редакционной политике, то я не сомневаюсь, что это исключительно монополия Владимира Михайловича Кулистикова - и это правильно.

Анна Качкаева: Можно ли предположить, что госпожа Гаврилова стала тем самым человеком, которая помогала продвижению этих стремительных изменений на канале?

Рафаэль Акопов: Вы знаете, стремительные изменения, с моей точки зрения, это такие, я не хотел бы говорить слово "нарывы", но это проблемы, которые лежат на поверхности. Поэтому мне совершенно понятно, что делал Владимир Михайлович, и я бы на его месте делал, возможно, то же самое. У меня есть вопросы по программе "Свобода слова", не могу комментировать, поскольку не понимаю, чем ее заменят, о чем не было дано никаких пояснений. Но все остальное, что он делает - это вещи, которые не нуждаются, с моей точки зрения, в дополнительной какой-то экспертной поддержке. Это очевидные вещи.

Анна Качкаева: Я не о том. Решение о смене менеджмента, повышение с понижением предыдущих фигур, карт-бланш, который дан новому руководству, это ведь не могло - мы все это понимаем, и вы в начале программы сказали, что все такие решения, особенно на уровне федеральных каналов всегда имеют политическую подоплеку - не согласовываться. Мы опять не можем сказать впрямую, кто это - кто -то в Кремле, кто -то в администрации, Путин ли лично? Но, тем не мене, появление госпожи Гавриловой во всей этой обойме означает, что она та самая влиятельная фигура, которая и будет, может быть, проводником этих бизнес и политических решений?

Рафаэль Акопов: Не знаю, поживем - увидим. Мне представляется, что ее мандат очень определенный, она будет курировать бизнес НТВ.

Анна Качкаева: Присматривать за ним.

Рафаэль Акопов: Вы знаете, она профессиональный юрист, которая работала, как принято говорить в некоторых профессиях, на земле. Поэтому я не верю, что у нее роль "глобального смотрящего", видимо, слово, которое вы избегаете использовать. Не похоже на это.

Анна Качкаева: Владимир у нас на линии

Слушатель: Я считаю, что это звенья одной цепи: сначала убрали Киселева, потом Шендеровича, теперь Шустера. Так что лучшего я не вижу ничего, не надеюсь.

Анна Качкаева: Артур из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Я бы хотел сказать, во-первых, о том, как изменится политика канала. Я здесь согласен с Доренко, который выступал по "Эхо Москвы", будет сплошной "Аншлаг". Я тоже думаю, что скорее всего будет сплошной "Аншлаг" и "развлекалово" теперь уже пойдет по трем каналам. А что касается Кулистикова, насколько я помню, он входил в эту ликвидационную команду, когда убирали Киселева.

Анна Качкаева: Скорее, сидящий напротив нас с Ариной господин входил в эту ликвидационную команду.

Слушатель: Может быть, да, и он, и Кох и многие другие люди. Как-то он потом исчез, выполнив свою миссию. В общем-то канал лучше тогда не стал, как вы помните, я не помню, чтобы рейтинг его повысился после того, как произошла та смена. Хотя тоже говорили о бизнес-решениях хороших, о менеджменте, о том, что это диктуется рынком и так далее. Но ничего хорошего из этого не вышло.

Анна Качкаева: В общем и сейчас ничего хорошего, Артур, вы от НТВ не ждете?

Слушатель: Хотел быстро сказать вам по поводу маргиналов, эта фраза многих задела. Мне это лично напомнило высказывание Хрущева, когда он говорил о том, что тот, кто против коммунизма - тот сумасшедший. Сейчас это заменили более умным словечком "маргинал". То есть все, кто против партии власти, все такие.

Анна Качкаева: Артур, вы останьтесь с нами, пожалуйста, потому что Рафаэль очень хочет с вами поспорить.

Рафаэль Акопов: Фактологические некоторые комментарии. Я боюсь, что программу "Аншлаг" никто НТВ не даст, даже если бы они очень хотели - она генерирует очень много пунктов рейтинга. Шендерович ушел сам. Команда, которую вы назвали, ликвидационная и частью которой действительно был Кулистиков, я считаю, Владимир Михайлович должен гордиться, что входил в эту команду. Поскольку, когда мы пришли на канал, там было 120 миллионов долларов долгов, и его рейтинг был около 10. Когда ликвидационная команда уходила, доля канала была 16, на счетах было 25 миллионов долларов и долги были погашены.

Анна Качкаева: Правда, это не помогло ничему, вас все равно убрали после "Норд-Оста".

Рафаэль Акопов: На рейтингах это сказалось ростом более чем 50%. И Владимир Михайлович, действительно, был частью этой команды, и он играл ключевую роль в восстановлении информационной службы НТВ в тяжелое время. Кстати, в этом, может быть, некоторая ирония судьбы есть, что он уже второй раз приходит на канал НТВ, когда дела там идут не лучшим образом.

Анна Качкаева: Вам, Артур, я просто скажу, что Кулистиков не пропал, он все эти годы делал "Вести", которые, в смысле рейтинга, тоже очень подросли. Если вы иногда смотрите нынешние "Вести" - это его детище.

Рафаэль Акопов: Позвольте добавить: программа "Свобода слова", так же, как и программа "Намедни" - это тоже в некотором смысле продукты ликвидационной комиссии и Кулистикова лично, который играл активную роль при создании этих программ.

Анна Качкаева: Артур, вы готовы ответить?

Слушатель: Ремарка у меня небольшая. Дело в том, что если сравнивать "К барьеру" и "Свободу слова", мне кажется, что "К барьеру" - это больше политическая клоунада, в отличие от Савика Шустера, там более серьезный разговор. В качестве такого рода политического клоуна ведет себя Соловьев. Может быть, в этом смысле он для кого-то более приемлем.

Анна Качкаева: Артур, как вам кажется, если говорить о канале НТВ, каким он останется? Там останется политическая клоунада или все-таки, вам кажется, там может что-то появится похожее на "Свободу слова"?

Слушатель: Вряд ли появится, скорее упор будет сделан в сторону развлечения публики. Я думаю, что рейтинг, наверное, тоже повысится от этого. Но опять же, здесь идет игра на понижение. Игра на понижение всегда приводит к хорошим коммерческим результатам.

Анна Качкаева: Я благодарю вас. НТВ после смены руководства. Инна Фадеевна из Москвы, мы вас слушаем.

Слушательница: Не берусь, конечно, о чисто профессиональных вещах судить, о деньгах и прочее, не совсем в этом понимаю. Если с точки зрения общего впечатления, я как раз сравнивала в свое время: Савик Шустер ушел с радиостанции "Свобода", и как передача "Лицом к лицу. Лидер отвечает журналистам" сразу проиграла. Здесь произойдет гораздо больший проигрыш. И то, что люди тянулись к этой передаче, многие, так называемые маргиналы или не маргиналы, но росли вместе с ней. Эта передача очень образовывала население. Сейчас все это придет в полный упадок и не возродиться. Равной замены подобной передаче в ближайшее время не найдут, а может быть, не найдут совсем. Потому что, собственно, Шустер был своего рода уникальным. Пока что равного ему ведущего на нашем телевидении нет. А Кулистиков, я не знаю, может быть, он умеет зарабатывать, но он как-то в нашем сознании ассоциируется с неважным - он приходил, уходил. Из всей той команды первого НТВ он был наиболее слабым. Я повторю великолепную фразу Маяковского, который говорил, что "на слепую кишку хоть надень очки, кишка все равно ничего не видела". Так что нас всех хотят превратить в эти самые слепые кишки.

Анна Качкаева: Да уж в таком эфире много чего наслушаешься, особенно о бывших коллегах, которые уходили, приходили. Потому что и Савик Шустер, и Владимир Кулистиков когда-то еще вместе работали на "Свободе". Ольга из Томска, мы вас слушаем.

Слушательница: Хочу сказать, что телевидение, конечно, будет разваливаться. Это будет то же самое, что Первый канал, Второй канал, десятый, пятый, все то же самое. Потом, конечно, Соловьев - это не Шустер. Соловьев - это как Леонтьев Михаил, из такой когорты. И еще хочу сказать: у вас сегодня гость, он бизнесмен, но что он может сказать? Бизнесмены напуганы до смерти. Конечно, он ничего не скажет, он поддержит эту линию.

Анна Качкаева: Отвечайте, Раф, не напуганный ли вы бизнесмен?

Рафаэль Акопов: Знаете, в чем дело, я хотел бы некоторый исторический экскурс сделать. Когда Кулистиков вместе с Шустером, кстати, создавал программу "Свобода слова", тоже все говорили: вот у нас была программа со Светланой Сорокиной и заменить ее невозможно, "Глас народа". И все говорили: "Глас народа" - это незаменимая программа, и ничего подобного Савик Шустер сделать не сможет. Прошел год, мы все считаем, что программа Шустера "Свобода слова" стала фактором общественной жизни. Поэтому, я считаю, что реквием по ней преждевременный, у программы есть свой цикл жизни. Опять же надо посмотреть, чем ее заменят. Там может быть замена еще более сильной, чем была замена "Свободой слова" программы "Глас народа".

Анна Качкаева: По поводу осторожности. Видимо, в словах Ольги сквозит ощущение наших слушателей от того, как аккуратно, взвешено, обходя все возможные углы, вы отвечаете на наши вопросы.

Рафаэль Акопов: Да, я, действительно, проявляю некоторую сдержанность в оценках. Это связано с тем, что у меня есть опыт работы на этом канале, там работают мои бывшие коллеги, к которым я отношусь весьма уважительно. Я полагаю, что, с точки зрения большинства из них, я себе позволяю больше, чем следовало бы, обсуждая их дела в эфире вашей уважаемой радиостанции.

Анна Качкаева: Георгий Викторович, мы вас слушаем.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел задать пару вопросов товарищу, который вместе с вами. Вопрос первый: я некоторое время тому назад слышал, что было сказано, когда пришли они и сняли "Итоги", сразу ушли долги. У меня первый вопрос такой: за счет чего вдруг долги ушли, что такого интересного внесли эти товарищи вместо Киселева, в результате чего долги ушли? Это первый вопрос. А второй вопрос такой: убрали "Свободу слова". Насколько мне известно, очень многие люди удивлены и даже возмущены тем, что ее убрали, поскольку уже то, что не пришли последний раз члены правительства, навевает мысль такую, что, видимо, они не хотят слушать критику.

Рафаэль Акопов: По поводу долгов и итогов. Возможно, одной из причин долгов была как раз программа "Итоги", которая была очень дорогой и на нее работал отдельный штат людей. То, что делалось на канале - это обычное в такого рода случаях мероприятие, связанное с сокращением расходов, повышением рекламных доходов, реструктуризации долгов. Долги все были реструктурированы, и на момент моего ухода с канала они все были выплачены. Мы смогли сократить расходы и увеличить доходы. По "Свободе слова". Вы знаете, они не проходят туда не знаю почему, я в данном случае не адвокат программы и не ее оппонент, я высказываю свою точку зрения как сторонний наблюдатель. Не знаю, почему они туда не ходят. Возможно, вы правы. Возможно, они избегают лобовой дискуссии и любой конкуренции идей. Может быть, вполне вероятно.

Анна Качкаева: В общем, очень вы аккуратный, Рафаэль, толерантный даже, и так замечательно говорите про то, как вы приходили, вас как "ушли". С точки зрения рыночной целесообразности все укладывается в некую логику. Понятно, что вы продолжаете руководить крупным холдингом, издательским домом, вам надо выбирать выражения. В общем мы вас с Ариной понимаем. Арина вот тоже кивает.

Арина Бородина: Я даже больше того скажу: Раф совершенно справедливо заметил: он еще хоть что-то говорит, а многие его коллеги просто не говорят и никак не комментируют происходящее на НТВ. За что Рафу отдельное спасибо, так это за то, что он согласился придти на эфир. И я, как пишущий журналист, нередко общаюсь с Рафаэлем Павловичем, прошу его консультаций по каким-то бизнес-вопросам.

Анна Качкаева: "Уже заранее хотите, - пишет Ирина, - настроить нас против Кулистикова. Правильно было бы сказать, что в передаче Шустера много маргиналов. Среди таких как Немцов, Хакамада, Надеждин и другие все уже примелькались, потому что все они провалились на выборах". Мы вообще-то никого ни против кого не настраиваем, мы пытаемся обсуждать и рассуждать. Поскольку Владимир Кулистиков пока не может с нами разговаривать, мы это делаем без него. Я очень рассчитываю, что он, когда примет все окончательные решения, сможет публично обо всем заявлять. Мы же просто пока размышляем.

Арина Бородина: Раф, еще один вопрос, который меня волнует. Во-первых, очень, на мой взгляд, знаковые звонки от наших слушателей, которые все очень озабочены переменами на НТВ и закрытием программы "Свобода слова" и возможным закрытием еще ряда программ. Возможен ли отток зрителей с канала НТВ, если политика канала таким образом кардинально изменится. "Политическая клоунада" - мне особенно понравилось определение одной из слушательниц. То есть, если уйдет составляющая общественно-политическая, потому что, я думаю, мы здесь все трое сидящих предпочитали смотреть канал НТВ, как и большинство, я думаю, аудитории нашей радиостанции. А что смотреть, куда уйдет эта аудитория НТВ, что она будет смотреть? Или она вообще не будет включать телевизор или будет смотреть государственные каналы, во что я с трудом верю?

Рафаэль Акопов: Мне тоже в это с трудом верится. Я до недавнего времени фактически иногда на телевидении смотрел кино и всегда смотрел программу "Намедни". Для меня, например, отсутствие этой программы тяжелый потребительский вопрос - что же теперь смотреть?

Арина Бородина: Сейчас и "Свободу слова" закрывают и новости могут быть несколько иными. Где черпать информацию, где узнавать о том, что происходит в стране зрителям, слушателям, читателям, всем нам?

Рафаэль Акопов: А вы не доверяете информационным программам первых двух каналов?

Арина Бородина: А вы?

Рафаэль Акопов: Я же задал вопрос.

Арина Бородина: Я - нет. Если только понять, как власть хочет, чтобы освещали то или иное событие - в этом контексте мы смотрим, конечно. Я про себя говорю.

Рафаэль Акопов: Вы знаете, я считаю, что интерпретировать назначение Кулистикова как удар по степени доверия к новостям НТВ - это принципиально неверно. Я считаю, что новости станут лучше.

Арина Бородина: То есть вы не считаете, что аудитория НТВ уйдет на какие-то другие каналы или вообще уйдет с рынка?

Рафаэль Акопов: Я вам сказал в самом начале, я считаю, что мероприятия, которые проводит Кулистиков, просто на технологическом уровне достаточно быстро приведут к повышению доли каналов.

Анна Качкаева: Владимир из Пензы.

Слушатель: Я все-таки думаю, что вопрос состоит в главном, почему-то об этом никто в течение передачи не сказал. Подумайте: таким образом встает вопрос, что зритель умный не нужен, он не будет платить деньги за плохой товар. Поэтому делают из шоу-бизнеса шаблонный прием: давайте сделаем глупыми зрителя, и тогда он будет покупать все низкого качества. Это, я считаю, главное, то, что будет происходить.

Рафаэль Акопов: Во-первых, вы не платите деньги за НТВ. А если вы хотите смотреть умные каналы, то в итоге мы будем делать то же самое, что делают большинство зрителей в развитых странах, мы будем смотреть "нишевые" каналы - и это совершенно нормально. Универсальный телеканал - это большой супермаркет. Если вам нужен нишевой продукт, вы идете в специализированный магазин и ничего с этим не поделаешь.

Анна Качкаева: Грустная картина, господа слушатели. Елене Михайловне отвечаю, что перспектив у программы "Личный вклад" уже нет, она закрыта. Как, впрочем, я думаю, нет перспектив и у некоторого количества других программ, которые выходили на НТВ до этого лета. Ну, а какими на самом деле они будут и каким действительно будет телеканал НТВ после смены руководства, мы очень скоро узнаем - осень не за горами.

XS
SM
MD
LG