Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олимпиада по телевизору - спортивный праздник или телевизионный спектакль? Гость - ведущий телеканала НТВ, автор фильма "Олимпийские тайны России" Кирилл Набутов


Олимпиада - это зрелище прежде всего. Последние лет 10 это одинаково верно как для спорта, так и для телевидения. Уже вторую неделю миллиарды зрителей льнут к экранам. Телекомпании всего мира тратят миллионы и миллионы долларов не "сервировку" Игр к телевизионному столу. У кого-то эта сервировка эксклюзивная. Американская "Эн-Би-Си", например, заплатив беспрецедентную сумму - 800 миллионов - за право трансляции, ведет репортаж обо всех 28-ми видах спорта. На особую "картинку" потратились в Японии и в Германии. Большинство же ценителей спорта во всем мире принимает международную, так сказать, нейтральную "картинку", когда показывают всех тех, кто претендует на призовые места, независимо от страны.

Что такое современная Олимпиада - спортивный праздник или телевизионный спектакль? Что сложнее - спортивные достижения или красивая "картинка"? Остается ли Олимпиада идеологическим противостоянием? Обо всем этом мы сегодня разговариваем с автором и ведущим программ на телеканале НТВ Кириллом Набутовым, сыном вратаря и спортивного комментатора. Сам Кирилл больше 10 лет комментировал на ленинградском телевидении олимпийские игры. Кажется, девяти Олимпиад.

Кирилл Набутов: Только не на ленинградском, а на всесоюзном, всероссийском.

Анна Качкаева: На всесоюзном и всероссийском, то есть рассказывали об Олимпиадах в Москве, в Сеуле, в Барселоне...

Кирилл Набутов: Больше 20.

Анна Качкаева: Даже больше 20 лет. Значит, неточности в вашей официально опубликованной биографии. В Сиднее, кажется, вы комментировали открытие, да?

Кирилл Набутов: Я в числе группы из трех человек вел репортаж об открытии, да, в Сиднее работал.

Анна Качкаева: Мы будем разговаривать с Кириллом о том, как телевидение показывает, и как мы смотрим, как воспринимали Олимпийские игры. Кирилл, вам есть с чем сравнивать. Скажите, что вы все-таки цените больше в телевизионной трансляции, в показе олимпийских соревнований?

Кирилл Набутов: Как профессионал или как зритель?

Анна Качкаева: Как зритель. А профессионал - это отдельно.

Кирилл Набутов: Это большая разница.

Анна Качкаева: Безусловно, но вы - продвинутый зритель.

Кирилл Набутов: Человек, который работает на Олимпийских играх, находясь там, внутри, в составе какой-нибудь комментаторской бригады телевидения, - он же Олимпиаду не видит вообще, в принципе не видит. Особенно раньше, когда маленькая бригада от Советского Союза выезжала - валюты нет, экономили каждый доллар. Ты бегаешь, как загнанная лошадь, 20 часов в сути, 3 часа поспал - и дальше побежал. Ни о каком присутствии на спортивных соревнованиях - посидел, посмотрел, кока-колы попил, поболел за наших - и речи нет. В Сеуле, я посчитал, за время всей Олимпиады я в городе был два раза по полтора часа за три недели почти.

А как зритель я оцениваю так же, как и все... чтобы мне интересно было смотреть, чтобы наши выиграли и чтобы узнать больше подробностей вокруг. Вот с этой точки зрения у меня, как у зрителя, есть определенные претензии.

Анна Качкаева: Ну а все-таки, что важно? Я в смысле спорта по телевизору -абсолютный неофит, не понимаю, что важнее в данном случае. Мне нравится, если красиво и если меня не сильно раздражает комментатор, который либо очень частит, либо восклицает, либо...

Кирилл Набутов: ... ничего не соображает.

Анна Качкаева: Да, либо ничего не соображает, что вижу даже я. Что лучше - все-таки только глазами воспринимать, или лучше компетентный комментарий?

Кирилл Набутов: Ну... как, вы телевизор зачем включаете?

Анна Качкаева: Смотреть.

Кирилл Набутов: Ну, вот и ответ на вопрос - смотрите. Компетентный комментарий - хорошо, когда он есть. Но когда его нет, вы все равно без звука увидите, что итальянцы забили гол бразильцам, или что наши выиграли в гребле у чехов, или боксер наш нокаутировал кубинца (что редко, но бывает, к счастью). Комментарий - это просто особая тема. У нас по-другому это все развивалось, чем, например, в Соединенных Штатах Америки, - спортивное комментаторство, и оно до недавнего времени было немножко другим.

Анна Качкаева: Другим - это каким?

Кирилл Набутов: Дело в том, что комментаторство было штучным. У нас первый комментатор Вадим Синявский появился в 1945 году - одноглазый военный репортер, которого послали комментировать футбол по радио из Англии. Там туман был, половину не видно, и он, в общем, никогда никакого футбола не комментировал. Там, наверняка, не совсем правильно он все рассказывал, но это началось. И потом комментаторов было, по большому счету, единицы, на двух руках можно было посчитать.

Только сейчас это стало превращаться уже в промышленность, потому что появился один спортивный канал НТВ-Плюс, спортивный канал 7ТВ, теперь канал "Спорт", большой, государственный, - там требуется много народу, специализации уже есть, отдельно по волейболу комментатор, отдельно по гандболу, отдельно по стрельбе из лука. Тут уже и профессионалы стали появляться, все другое.

Анна Качкаева: И как вы - профессионал - оцениваете эту работу?

Кирилл Набутов: По-разному.

Анна Качкаева: И, тем не менее, можно сравнить?

Кирилл Набутов: То и это?

Анна Качкаева: Да.

Кирилл Набутов: Ну, конечно, сравнить нельзя. Потому что сейчас это совершенно другое, другой просто уровень. Как можно сравнить автомобиль 1910 года и 2000 года? В старом есть своя прелесть, это антиквариат, это милое воспоминание, это тоже развитие, но это уже прошлое. Тогда, просто экономя валюту, посылали на Олимпийские игры 7 человек, допустим, и они должны были все виды спорта осветить, в лучшем случае зная два. Нельзя все знать.

Анна Качкаева: А вот не потерял ли чего-то спорт вообще и Олимпиада в частности, став абсолютным шоу? Ведь, в общем, не секрет, что Олимпиада - это спектакль.

Кирилл Набутов: Человек, когда взрослеет и стареет, меняется ... он теряет что-то, но что-то же он и приобретает. То же самое и спорт. Никакого любительского спорта в мире нет, и, к счастью, об этом перестали болтать глупости. Все, не скрываясь, называют суммы премиальных - 500, 100 тысяч, миллион долларов объявляли в Южной Корее за золотую медаль. Все признали, что сегодня нельзя выиграть, не занимаясь профессионально - будь то стрельба, теннис, легкая атлетика, что хочешь. Соответственно, спорт движется туда, где деньги.

Анна Качкаева: Ну, и туда, где рынок, где зрелище, где шоу.

Кирилл Набутов: Так, где деньги, и, соответственно, для того чтобы были деньги, нужно шоу. Телевидение командует парадом, вопросов никаких нет. Уж если война в заливе, то "Си-Эн-Эн" включала прямые "картинки" - и телекамеры на винтовках у солдат, и все такое прочее. То же самое и здесь, постепенно к этому движется.

А иначе спорт погибнет, без телевидения спорт погибнет. Вот мы смотрим сейчас Олимпийские игры, в первые дни. И пока нет финалов, пока нет рубки за золотые медали в каком-нибудь мачте женских баскетбольных команд (наши против австралийцев, условно говоря), гандбол, водное поло. И трибуны-то пустые, греки начали билеты бесплатно раздавать, чтобы создать хоть видимость зрелища. Олимпийские игры - и пустые залы, огромные, роскошные залы. Ребята звонят, мои коллеги, и мне рассказывают.

Анна Качкаева: То есть, в принципе, залы не нужны. Можно поставить камеры.

Кирилл Набутов: А залы не нужны, по большому счету. Они нужны, конечно, для самих спортсменов... все-таки присутствие зрителей - это совершенно особый психо эмоциональный фон, и его еще нужно преодолевать, этот фон. То есть с одной стороны - заводит, а с другой - напрягает. Но по большому счету, что важно для спорта? Получить деньги. От кого? От телевидения. Что важно для телевидения? Получить деньги. От кого? От спонсоров. Что важно для спонсоров? Чтобы "картинка" пошла. "Картинка" пошла - и их рекламные щиты появились. Вот мы цикл и замкнули.

Анна Качкаева: Из Петербурга Александр у нас на связи. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я вот хотел Набутову вопрос задать... нужны ли нам сильные спортивные комментаторы, типа Озерова, сегодня? Вот лично я думаю, что в переходный период наш, политический, такой человек власти не нужен, который овладевал бы массами людей.

Кирилл Набутов: Я как раз считаю, что такой комментатор, как Озеров, очень был нужен власти именно потому, что он овладевал массами людей. У людей не так много радости было в жизни тогда, нельзя было купить джинсы свободно в магазине, нельзя было купить мясо свободно в магазине, поехать за границу свободно, нельзя было там без риска послушать Радио Свобода. Радостей было не много, и спорт это немножко компенсировал. Если вы вспомните, там каждый день показывали хоккей, а то и по два матча, футбол, Олимпийские игры с утра до вечера. И когда это сопровождалось очень эмоциональным, высоко артистичным шоу, которое в эфире делал Озеров или тот же Махарадзе, - это как раз очень работало на подъем общего духа народа, патриотизма и, соответственно, на укрепление ситуации в стране.

Я думаю, то, как сегодня показывают Олимпийские игры, - это вот движение в том же направлении. Меня немножко по первой неделе Олимпиады это даже как зрителя угнетало, потому что я ничего не видел, что происходит на Олимпиаде, мне не показывали, как выглядят Афины, я не знал, какие там происходят события, что происходит за пределами площадки, как выглядит олимпийская деревня - ничего.

Анна Качкаева: Да и сейчас не особо видно.

Кирилл Набутов: Но сейчас хоть наши выиграли пару раз - хорошо. Гребцы вчера подкинули - и все тут заиграло. Заодно Коржаненко проиграла, в смысле на допинге "влетела", причем на таком дубовом, в общем, совершенно. Скандал на ровном месте. А до этого я вообще не понимал, что происходит. Вот наши сыграли в водное поло - наши девушки против американок. А другие матчи где? Я вот только-только начал вникать. Говорят, что, так сказать, такова концепция, что надо показывать нашему зрителю то, что он хочет видеть, а он хочет видеть только выступления наших. Спорить не стану, но мне было бы интересно посмотреть, что вообще происходит на Олимпиаде в Афинах.

А там же все бурлит, вдруг мы узнаем, что, оказывается, десяток с лишним случаев влета на различных запрещенных препаратах, на различных допингах, в общем, запрещенных средств. Я об этом узнал только вчера, когда пошла информация о том, что Ирина Коржаненко лишается медали, пожизненная дисквалификация, и наша спортсменка завалилась на стенозалоле. И такой полноты картины у меня нет.

Анна Качкаева: Это, на самом деле, Кирилл, началось, на мой взгляд, с самого начала, с открытия Олимпиады. Потому что есть это вот желание молодых комментаторов почему-то демонстрировать подчеркнуто, как освистывают какие-то команды. Хотя почему там их освистывали, я говорю, я никак не могла понять. Когда 72 тысячи людей на стадионе, там не поймешь, то ли они улюлюкают, то ли аплодируют, то ли свистят.

Кирилл Набутов: Вы знаете, я слышал это в репортаже. Не в том репортаже, который Дима Губерниев с коллегой вел, а в сюжете в новостях, что американцев освистали. Когда я смотрел открытие, я его смотрел внимательно, сопоставляя с открытием прошлой Олимпиады, в Сиднее, которую мне довелось вести, - и я не заметил, что там сильно кто-то свистел. Но насколько я знаю, в некоторых странах признак одобрения - это свист. То есть, может быть, и поэтому свистели, мне сложно сказать, не знаю.

Конечно, мы все равно за наших болеем, так или иначе, наших нужно поддерживать. Но если бы мне показали, что происходит в Афинах, кроме выступлений наших спортсменов, было бы хорошо. И второе, понимаете, у нас Россия - богатая в спортивном смысле страна, и когда мы рассказываем о том, что такой-то спортсмен Сюськин завоевал бронзу, и это потрясающе, это олимпийская медаль, это здорово и так далее...

Анна Качкаева: Я процитирую: "Бронза, достойная золота! Награды более чем обоснованные. И бронзовая награда - это большой успех!"

Кирилл Набутов: Да, да, да. Еще один товарищ сказал, что "мы по бронзе обошли всех". Я тут чуть телевизор не разбил, потому что большего позора, конечно, чем сказать про сборную России, что она по бронзе обошла всех (это было дня три назад), нельзя. Вот когда из этого делают подвиг, параллельно не рассказывая, почему недобрали... Почему все-таки проиграла Хоркина - расскажите, пригласите комментаторов! Я же за нее болею, я переживаю! Почему проиграл Попов, который нес наше знамя? Он же великий спортсмен, никто его величия не отрицает, он не перестает великим быть. Ну почему они так провалились в плавании, полностью?! И мы из одной серебряной медали делаем праздник, хотя ждали золота, а выиграла его никому не известная девушка из Зимбабве у нашей Комаровой в плавании. Вот объясните мне, как "чайнику", я не знаю же подоплеки.

Анна Качкаева: Мне лично это очень было интересно.

Кирилл Набутов: Вот этого мне не хватает как зрителю, который просто сидит у телека.

Анна Качкаева: Правда. Замечательная Лидия Иванова, такая по-женски совершенно непосредственная, энергичная, очень с антиамериканским пафосом, абсолютно включенная в существо гимнастических упражнений, - но и она все равно не объясняет, а что, собственно, происходит.

Кирилл Набутов: Насчет антиамериканского пафоса я могу сказать одну вещь. В Америке существует антирусский пафос, антияпонский пафос, антинемецкий пафос...

Анна Качкаева: И об этом мы поговорим обязательно.

Кирилл Набутов: Там только Америка и больше ничего.

Анна Качкаева: Так поэтому и показывают в Америке только Америку.

Кирилл Набутов: Да, здесь нужно болеть за своих. Мы болеем за своих, и Бог с ними, с американцами и другими. Мы за своих болеем!

Анна Качкаева: Так и странно, чего же на этом бесконечно акцентировать внимание?

Кирилл Набутов: Вот мне не хватает объяснения, почему мы проигрываем. Тягачева я не вижу - он президент Олимпийского комитета. Фетисова я в эфире не вижу - он председатель Спорткомитета. Расскажите, что происходит. Чего нам ждать реально? Сколько в легкой атлетике будет?.. Я понимаю, что первые дни не пошло, у нас всегда первые дни плохие на Олимпиаде. Вот как бы не пошло, а потом вдруг свое отдаем - в гимнастике отдали, в плавании отдали. Тамерлан Тменов в борьбе (тяжелый вес, дзюдо) - вперед, Россия, он великий! Бах - передняя подсечка, и он проигрывает чистую победу японцу. Тут же Караваева срывается - ясно, что из-за психологического колоссального напряжения - на батуте. Все не выбитое золото везде наше - бах, бах, бах... Ну, объясните, покажите!

Анна Качкаева: А у вас есть объяснение у самого?

Кирилл Набутов: Я сижу здесь, я зритель. Мне интересно понять, что же случилось.

Анна Качкаева: Но вы 9 Олимпиад комментировали - наверное, что-нибудь в этом понимаете.

Кирилл Набутов: Я же не борец дзюдо, я не знаю, что случилось с Тамерланом Тменовым, тяжеловесом.

Анна Качкаева: Ну а про команду что-нибудь понимаете?

Кирилл Набутов: Это же спорт, и там есть определенная прелесть спорта, что бывают какие-то неожиданности. Пацаны вышли в гребле, в парной четверке, - вообще никто не ожидал. Уже забыли, как гребля и выглядит. Вышли - и всем всадили полкорпуса, чехам, украинцам и так далее.

Анна Качкаева: 20 с чем-то лет не выигрывали, да?

Кирилл Набутов: Не выигрывали мужики 28 лет, а Россия никогда не выигрывала Олимпийских игр. В Советском Союзе последние медали остались. Вышли и всем засадили, причем так там тянули... Конечно, я счастлив! Это спорт, он неожиданный, и Тменов может проиграть. Но я хочу понять - почему. Меня-то готовили, что он всех уберет. Вот этого мне не хватает.

Анна Качкаева: Михаил из Петрозаводска, мы вас слушаем. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я внимательно вас слушаю. Конечно, телевидение сейчас обладает большими техническими возможностями, безусловно... показывают более технично все моменты, камеры расставлены грамотно и так далее, "картинка" получается замечательная. Но я бы хотел сказать о комментаторах. Раньше комментаторы увлеченно вели свой репортаж, до такой степени играли, что это было на уровне актеров. И приятно было слушать, иной раз даже в большей степени слушал комментатора, нежели смотрел, что происходило на поле. И слияние талантливого комментатора и того, что происходило на поле, "заводило" болельщиков, болельщикам было очень приятно. Что касается сегодняшних некоторых моментов Олимпийских игр, я считаю, что сегодня играет роль допинг-контроль, и тот, кто владеет технологией дискредитации, тот и побеждает. Одним словом, от спортсмена мало что зависит.

Анна Качкаева: Как вы полагаете, Кирилл?

Кирилл Набутов: По-моему, уважаемый Михаил несколько тем сразу затронул: первая - насчет комментаторов, вторая - насчет допинг - контроля и тех, кто держит в руках так называемый "механизм дискредитации", как он сказал. Ну, это, мягко говоря, не так. От спортсмена мало что зависит - это тоже, мягко говоря, не так. Если можно, по поводу комментаторов выскажусь. Я, как человек немножко изнутри, могу сказать, что, безусловно, таких мастеров создать шоу из спортивного репортажа, как Синявский, Озеров, Махарадзе, Набутов (мой отец), Маслаченко Володя в лучших своих репортажах, Сережа Ческидов, Аня Дмитриева (так я панибратски, поскольку это мои старшие товарищи), может быть, сейчас мы не встретим или нужно сильно поискать. Например, есть на Российском канале комментатор Григорий Твалтвадзе, он громко очень тоже ведет репортаж, но шоу не получается, он только "ура, ура", а, к сожалению, искусства не хватает. Ну, ничего, может быть, будет хватать.

Просто тогда, 20-30 лет назад, комментаторство было штучным делом. Нужно было всего этих комментаторов на всю страну 5-7 человек. И действительно туда попадали, ну, экстра талантливые персонажи, талантливые во всем люди. И Озеров - народный артист, актер МХАТа, и Махарадзе - народный артист Грузинской ССР. Тогда было все другое. А потом постепенно, во-первых, статус спортивного комментатора стал снижаться. Это в советское время, если вы комментируете Олимпийские игры, у вас есть выезды за границу, какую-то валюту получаете, суточные, можете что-то купить, - это статусная должность. А сегодня это служащий. Сегодня за границу тысячи людей ездят, купил турпутевку - поехал. А денег можно больше заработать, торгуя нефтью, работая юристом, будучи бандитом, я не знаю, кем еще. Статус немножко понизился. Больше их требуется - для каждого вида свой.

Анна Качкаева: То есть нет артистизма, нет компетентности и статуса.

Кирилл Набутов: Почему, есть очень много компетентных специалистов, который сейчас ведут программы: Саша Беленький хорошо комментирует бокс, Володя Гендленд хорошо комментирует бокс, Дима Губерниев хороший специалист, он греблю хорошо комментирует очень, Володя Гомельский баскетбол прекрасно комментирует, Василий Богословский легкую атлетику хорошо комментирует. Они все профессионалы, они дело знают.

Анна Качкаева: Но их стало много.

Кирилл Набутов: Да, их стало много. И потом, надо иметь в виду, что эта профессия сегодня не так привлекательна, как раньше. Сегодня есть масса других более привлекательных дел, можно просто бизнесом попробовать заняться. Соответственно, многие талантливые люди ищут какие-то другие пути в искусстве, в жизни. Но и мы меняемся, на самом деле, тоже. Тогда спорт был праздник - включить телевизор, посмотреть: ах, наши играют в хоккей за границей, побили канадцев или проиграли чехам, какое несчастье! Одно развлечение было. А сегодня тут - видео, тут - это...

Анна Качкаева: Ну, в нынешнем небольшом телевизионном выборе спорт, во всяком случае Олимпиада, уж точно мог бы быть праздником.

Кирилл Набутов: А я не только про телевизионный выбор. Тогда вообще ничего не было - дискотек не было, клубов не было, ночных, дневных. Мало что было из развлечений у народа.

Анна Качкаева: Давайте послушаем Артура из Москвы. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Я лично не разделяю ваши рассуждения о том, что наши получили так много бронзы. Я считаю, что не важно, на самом деле, золото или что, а главное, что они получили медали. По идее, надо лучше, конечно. И у меня такое мнение, что мы платим по счетам, когда мы были лидерами, мы получали золото, - и нас не любят. Я лично к этому отношусь философски: ну, не любят - значит, есть за что не любить, потому что мы сами виноваты. Ну а спорт достаточно субъективен, это как политика, это "качели": успешный Сидней - сейчас неуспешные Афины. Потом, лично мое уже такое мнение, что это первый нехороший "звонок" для нас. Наша власть, если она занимается спортом, должна задуматься, что не все в порядке в спорте, и надо начинать хотя бы с физкультуры.

Анна Качкаева: Я думаю, что Артур не очень точно вас понял, Кирилл.

Кирилл Набутов: Я просто хотел сказать, что мне не хватало объяснения, почему у нас в некоторых видах спорта, где мы ждали золота, случилась бронза. Мне не дали выслушать самих спортсменов, не дали профессиональные оценки разных людей, почему проиграл, скажем, золотую медаль борец Тменов, а получил только серебряную или почему не получилось у гимнастов, у фехтовальщиков (скажем, у Позднякова). Вот этого объяснения мне не хватило. И на этом фоне бесконечно захваливание и произнесение слова "бронза" меня немножко смущает. Надо говорить объективно: да, у нас много бронзы, но хотелось бы больше золота.

Естественно, это спорт, никто не сидит без дела. И вовсе я не утверждаю, что мы обязаны все время выигрывать все золото. Наоборот, это конкуренция, в ней растет человек и его результаты.

Анна Качкаева: Вот мне Наталья оппонирует: "Мне очень нравится, как ведет репортажи Лидия Иванова". Мне , Наталья, тоже очень нравится, как она ведет, это одна из немногих замечательных компетентных комментаторов, которая включена в процесс, ровно об этом я и говорю.

Кирилл Набутов: Она ведь и выступала замечательно, она сама заслуженный мастер спорта.

Анна Качкаева: "Она конкретно называет ошибки, - пишет Наталья, - за которые снимают баллы. А то, что она болеет всем существом за наших спортсменов более естественно, чем злорадство российских журналистов на некоторых радиостанциях". Ну, я не принимаю этот упрек, потому что считаю, что дело не в злорадстве, а как раз в чуть большем объяснении того, что происходит. Мне, ей богу, не очень нравится, когда даже замечательная Лидия Иванова - дело не в американцах, еще раз подчеркиваю, - говорит, например: "Пусть будет у него падение. А еще лучше - у двоих пусть будет падение". Не обязательно, мне кажется, это говорить.

Кирилл Набутов: Но это эмоция.

Анна Качкаева: Эмоция, конечно. Или: "Конечно же, коварный прием. Конечно же, вы понимаете, это американцы..." Американцев больше всего не любим, понятное дело. Готовы любить китайцев, корейцев, кого угодно, только не американцев. Это, кстати, к разговору об идеологическом противостоянии. Обе стороны все эти последние 20 лет охотно рассматривали не достижения спортивные сами по себе, а как сравнение с результатами идеологического противника - я имею в виду СССР и Америку. Противостояние закончилось. Понятно, что логика спортивной борьбы существует сама по себе, и спор за любое призовой место вполне естественно заставляет желать неудачи конкуренту. И это в комментарии проявляется, ничего в этом странного нет, это спорт. Но почему мы все время говорим об американцах? Такое ощущение, что это в генах. Вот слушательница наша пишет: "В семье у нас 5 человек: две пенсионера, два бюджетника и студент. Олимпиадой не интересуемся, потому что других забот хватает, но на слух рады за Китай и за ЮАР. А о своих даже не хочется слышать. Семья Плотниковых".

Кирилл Набутов: По-моему, это доказывает, что люди просто по-разному воспринимают окружающий мир, в том числе - Олимпийские игры. Одному кажется так, другому - так. Насчет идеологического противостояния с Америкой, во-первых, я не чувствую сейчас никого идеологического противостояния с Америкой, очень сильного. Во-вторых, если возвращаться к советским временам, о чем вы говорите, то особенно в 80-е годы (если точнее, то с середины 70-х годов) гораздо более серьезным было противостояние и наше раздражение против ГДРовцев, которые не были нашими идеологическими соперниками ни в коем случае, но они были нашими главными раздражителями и соперниками, даже противниками в спорте. Потому что с начала 70-х годов, с 1972 года ГДР начала набирать как спортивная держава, и это был главный полигон для всех отработок допинговых средств, спортивных технологий и так далее. Такой дух немецкого реванша двигал Восточную Германию в области спорта, такой дух доктора Менгеля витал над спортивными центрами, закрытыми ГДРовцами.

Для ГДР спорт - был программой государственного реванша, это 100 процентов. И они это не очень скрывали. ГДР не была идеологическим противником Советского Союза, они были наши друзья на мировой арене, политической, но в спорте это были главные враги, главные! Тут не было вопроса - Советский Союз и социализм против капитализма в Америке.

А вот сейчас, когда я смотрю как болельщик, мне, конечно, хочется, чтобы американский борец оступился или американский пловец потонул.

Анна Качкаева: А почему не китайский-то?!

Кирилл Набутов: А если у меня главный соперник китайский - пусть он тоже потонет, только бы наши золотую медаль взяли. И они болеют точно так же, это 100 процентов.

Анна Качкаева: Да я и не сомневаюсь, я просто пытаюсь понять, почему чаще других звучит "американец", а не кто-то другой, не "украинец", не "немец".

Кирилл Набутов: Не знаю, может быть, это больше присуще старшему поколению - такая реакция, которая все-таки жила десятилетия, с ощущением того, что главные наши соперники - американцы.

Там был звонок из Петрозаводска от Михаила - по поводу допинга, антидопинга и по поводу того, что тот, кто держит в руках механизм дискредитации спортсменов (то есть антидопинговый контроль), тот и командир, а от спортсменов мало что зависит. Могу сказать, что это, мягко говоря, заблуждение - относительно того, что от спортсменов мало что зависит. От спортсменов и от их тренеров зависит, жрать стенозалол или не жрать, когда стенозалол уже такая дремучая древность по части стероидов! Дурманов правильно сказал, что еще в 1988 году Бэн Джонсон засыпался на залоле, и его аккуратно сдал его вечный соперник Карл Льюис, аккуратненько. Сейчас уже там более тонкие механизмы работают.

Анна Качкаева: На самом деле допинг-скандал - это дополнительное шоу, я с любопытством за этим наблюдаю.

Кирилл Набутов: А я с обидой.

Анна Качкаева: На самом деле хорошо бы, чтобы этого вовсе не было, но с точки зрения зрелища, драматургии...

Кирилл Набутов: Это будет всегда, к сожалению. И тут такая вещь, я возьму на себя смелость утверждать, что нет ни одного олимпийского чемпиона, который, готовясь к Олимпиаде, не пользовался бы услугами врачей, фармакологов, биологов и так далее. Вопрос в другом: эти услуги находятся в разрешенной зоне, зеленой, или в красной зоне? Вот это главный вопрос! И на этот вопрос ни один из действующих спортсменов никогда ответа не даст.

Мы делали фильм к Олимпиаде, и ребята, мои молодые коллеги, они брали интервью у нескольких очень знаменитых спортсменов, которые говорили: "Мы расскажем все, что касается спортивной части Московской Олимпиады - кто бежал, кто стрелял, кто играл, но не спрашивайте нас об остальном, потому что мы все равно говорить не будем". Это не значит, что они все применяли допинг, нет. Просто это такое же табу, как в компании в присутствии жены спросить у мужа: "Расскажите, сколько раз, когда, где и с кем вы изменяете своей жене?" Он скажет: "Да я... да вы что?! Да никогда! Да в мыслях даже нет!" - и пять раз перекрестится. Но существует ведь супружеская измена на земле. Не пойман - не вор.

Анна Качкаева: То есть это вечная тема и вечная возможность иметь нам, например, такие трагические кадры, как с греческим спортсменом, который просто плакал на крупном плане, пытаясь оправдываться.

Кирилл Набутов: Вы знаете, здесь то, что называется "не пойман - не вор". Другого сейчас компромисса между обществом и спортсменом и между собой у спортсменов быть не может.

Анна Качкаева: Подождите, Кирилл, я что-то не пойму, вы за допинг или все-таки вы - как спортсмен и комментатор - против него?

Кирилл Набутов: Я вам навстречу вопрос задам.

Анна Качкаева: Зачем мне?

Кирилл Набутов: А очень просто. Скажите, вы за то, чтобы автомобилизм развивался и российские граждане ездили на автомобилях, или вы против загрязнения окружающей среды? Это цена прогресса! Цена олимпийской медали чрезвычайно высока, Олимпийские игры - гигантский бизнес. Каждый вид спорта - это гигантский бизнес, там ставки сумасшедшие. Люди все равно будут экспериментировать, это невозможно остановить. Это полигон, так же как космос, спецназ и так далее. Там все равно требуются специальные средства.

Анна Качкаева: Ох, договоримся мы...

Кирилл Набутов: Всегда будут люди пользоваться различными препаратами. всегда. Параллельно будет развиваться контроль, которые будет устанавливать новые барьеры: вот это, ребята, давайте мы запретим, вот нельзя пользоваться фурасимидом. Но это же не допинг - фурасимид, это лекарство, которое выводит из организма следы употребления допинга. Но давайте мы запретим, потому что он позволяет маскировать употребление каких-то тяжелых допинговых средств. Я говорю про то, что остановить этот процесс сегодня невозможно, но и дать ему полный ход, сказать: "О'кей, мы сворачиваем борьбу с запрещенными препаратами, делайте что хотите" - нельзя. Это вот такое вечное соперничество, как в спорте: сегодня один спортсмен победил, завтра - другой. Придумали, как поймать, допустим, стенозалол - появляется "ти-эй-джи".

Анна Качкаева: Аркадий из Москвы, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Вот у меня такой вопрос, даже не вопрос, наверное, а реплика. Это касается технической стороны трансляций. Вроде бы с "картинкой" все у нас сейчас в порядке, наладили, стали хорошо транслировать, а вот звук... Почему, допустим, даже с открытия Олимпийских игр была прекрасная "картинка", но комментаторы говорили через телефонный канал, узкополосный, - безобразный, консервный звук был? В общем-то, было испорчено все впечатление от трансляции.

Анна Качкаева: А вы, Аркадий, в каком районе Москвы живете?

Слушатель: Я живу в районе Отрадного.

Анна Качкаева: Вроде там все в кабеле...

Кирилл Набутов: Я не обратил на это внимания. Какие-то браки по звуку проскакивали...

Слушатель: Нет, я не о браке говорю. Даже что касается комментариев, вот шла трансляция двухканальная, в стерео-режиме. Почему нельзя было сделать, допустим, один канал прямой, а второй - с комментарием, чтобы зритель мог сам выбрать, что ему смотреть - прямой звук, кривой или еще какой-то?

Кирилл Набутов: Я могу вам сказать, не будучи специалистом (вы-то, видимо, профессионал), что звук всегда идет раздельно: есть один смешанный канал, где идет так называемый интершум - международный, со стадиона, по другому каналу идет комментаторский голос. И в одном из каналов они идут смешанно. Иногда бывает, что комментаторский канал слетает - и выступает в эфир комментатор резервный, который сидит в Москве в студии. Но для более подробных вещей, вы знаете, мы много времени сейчас потратим в эфире, чтобы выслушать ваши познания в этой части. Я не специалист.

Анна Качкаева: Хотя, на самом деле, мне иногда этот интершум чрезвычайно мешает, потому что не очень приятно слышать, как, например, тренер команды какой-нибудь, российской в том числе, так матерком...

Кирилл Набутов: Ну, это бывают единичные случаи, потому что здесь сидит звукорежиссер на пульте, в Москве, он знает возможности наших тренеров и то, что они хорошо знакомы с русским языком, и в нужный момент он всегда поджимает. Но все равно по губам прочтешь. Знаете, это вечная тема. Тренер на Олимпийских играх - что вы хотите от него?!

Анна Качкаева: Кирилл, ничего не хочу. Сергей Иванович, мы вас слушаем. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Прежде чем говорить о сегодняшней трансляции с Олимпиады, позвольте углубиться где-то лет на 40 тому назад. Я тогда жил в Ташкенте, и вспоминаю с удовольствием минуты, когда комментировал ваш отец матч "Пахтакор" - "Зенит", когда мы выиграли, и он очень хорошо отзывался о нашей команде. Ну а сегодня у меня возникает негативное отношение к тому, как идут трансляции именно с Олимпиады. Вот показывали сейчас волейбол, а накануне показывали теннис, баскетбол - и почему-то операторы жутко непрофессиональны. "Картинку" почему-то показывают в длину, не показывают развитие атаки, как она заканчивается, начинается.

Кирилл Набутов: Вы имеете в виду теннис?

Слушатель: Да и теннис, и баскетбол, и волейбол. Сейчас показывали, как наши играли с итальянцами, - и показывали со стороны нападающего "картинку", а не с центра.

Кирилл Набутов: Позвольте, я вам скажу пару слов по этой части. Насчет непрофессионализма я с вами не соглашусь, потому что Олимпийские игры показывают лучшие люди в этой профессии. Более того, приглашают даже специально режиссеров из разных стран, которые известны своим умением показывать конкретно тот или иной вид спорта.

Анна Качкаева: Насколько я знаю, команда интернациональная там. Канадцы, например, легкую атлетику показывают.

Кирилл Набутов: Да, существует, например, знаменитый финский режиссер, которому поручают показывать лыжные гонки всегда. Может быть, люди там где-то ошибаются, но мы все люди, мы все ошибаемся. Может быть, вам что-то не нравится - это другой вопрос. Но насчет слова "непрофессионализм" - я, конечно, принять его не могу. Олимпийские игры - это вершина в этом смысле спортивного показа. Кстати говоря, теннис принято показывать со спины всегда, со спины одного из участников, потому что только так можно поймать целиком и полностью всю "картинку" корта.

Анна Качкаева: Мне тоже непонятно, почему соревнования показывает на основных каналах поздно, потом повторяется на канале "Спорт".

Кирилл Набутов: Вообще не показываются на открытых каналах, очень мало.

Анна Качкаева: Как-то это все не продумано, невнятно.

Кирилл Набутов: Почему, продумано. Вполне продумано. Если вы посчитаете, сколько разного рода спортивных соревнований показывают на трех главных федеральных каналах, вы обратите внимание, что это просто какие-то отдельные минуты и часы.

Анна Качкаева: Конечно, я сосчитала уже давно.

Кирилл Набутов: Но это происходит не потому, что там сидят очень плохие мерзавцы, которые не любят спорт и вычеркивают его из программного наполнения Первого канала, "России" и НТВ. Дело все в том, что эти каналы должны зарабатывать деньги на рекламе, а рекламодателям в первую очередь предъявляют аудиторию, собравшуюся у телевизоров. Это рынок, и, к сожалению, спорт вызывает относительно маленький интерес у публики, за исключением каких-то отдельных соревнований. Матчи сборной России по футболу, чемпионат мира по футболу - очень много показывают. Олимпийские игры - довольно много показывают. Бокс хорошо смотрят зрители, его показывают. Фигурное катание. Вот и все. А для остального, для тех, кто любит спорт более активно, существует и спутниковый канал НТВ-Плюс, и "Спорт", и 7ТВ. Вот и все. Никаких специальных злодеев в руководящих кабинетах Первого канала или НТВ не сидит, 100 процентов.

Анна Качкаева: Да нет, я не про злодеев. Я все про новости. Ну, хорошо, не смотрю я трансляции, но все-таки мне любопытно, что происходит там. Кто победил, как победил, почему победил. И вы об этом все время говорите. Ну почему, например, на канале "Евроньюс" я тут же в новостях узнаю, что спортсмены из Арабских Эмиратов или из Индии - стрелки по тарелкам - они впервые за всю историю Олимпиад завоевали золотые медали для своих стран? А про это в новостях российских никогда не сообщают. А почему? Предполагается, что мне это неинтересно?

Кирилл Набутов: Ну, наверное, это в первую очередь вопрос к людям, отвечающим за эти олимпийские новости, российские. Поскольку я за них не отвечаю, то не могу говорить за других. Но мне тоже не хватает вот этой более полной картины Олимпийских игр, хотя бы в новостях. Даже если там какой-то скандал произошел, что-то вокруг олимпиады, не знаю, в булочной подрались два болельщика, один ударил другого, потому что у него майка не той страны надета, - мне было бы это забавно. И вот этого мне не хватает. Я не говорю, что драки надо показывать, а я имею в виду антураж олимпийский.

Анна Качкаева: Кирилл, вот Игорь Михайлович из Германии написал нам на пейджер: "Спасибо, что вы приглашаете таких умных, талантливых и тактичных людей" - это, Кирилл, вам.

Кирилл Набутов: Спасибо за теплые слова.

Анна Качкаева: Марина из Москвы, мы вас слушаем. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вообще нет никаких нареканий по поводу того, что показывают. Мне просто кажется, что это хорошая мина при плохой игре. Меня заботит состояние самого спорта. И меня это тоже не удивляет. То, что реклама и спонсор трансляций - это пиво, - это очень странно. То, что спортивные функционеры никак не участвуют и не появляются, мне кажется, потому что они просто отбывают номер, там нет таких личностей, патриотов, преданных спортсменам, родине, спорту российскому, и поэтому им лучше и не появляться.

И потом, куда деньги деваются? Или мало денег на спорт отпускается в государстве? Вот если мало, тогда чего же мы просим каких-то медалей. Вот сколько даем, столько и будет. Специалистов, значит, нет. Посмотрите, в Институте физкультуры сколько факультетов (теперь он называется академией, у него громкое название)! Но факультеты закрываются, кафедры закрыты. То есть подготовки нормальных специалистов уже нет. А потом нет, значит, и заинтересованности. Многие виды спорта вообще лежат на плечах родителей детей, то есть если родители найдут себе спонсоров или сами спонсоры, тогда их дети могут получать образование в этом виде спорта. Нет людей, отвечающих за здоровье детей, и самого здоровья сейчас у детей тоже нет. Вот, по-моему, причины основные. А все остальное - следствие.

Анна Качкаева: Клубок вопросов.

Кирилл Набутов: Да, Марина, это такой разговор часа на три. Я позволю себе, первое, вступиться за руководителей спорта. Потому что мне кажется, что, скажем, обвинить Вячеслава Фетисова в том, что он непрофессионал и не патриот, с его биографией спортивной, когда он там все здоровье отдал на хоккейных площадках, по меньшей мере несправедливо. И я знаю среди руководителей нашего спорта массу выдающихся и очень достойных людей, в том числе в Олимпийском комитете, - тот же Владимир Логинов, скажем, с которым я хорошо знаком, заместитель председателя нашего Олимпийского комитета, подвижник такой, бескорыстный, в общем, служитель спорта, что называется, многолетний. Это все гораздо сложнее.

Что касается денег, государства, детского здоровья и всего остального, да, вы абсолютно правы. Мне кажется, в стране было столько проблем в последние 10-15 лет (жрать нечего было, пенсии людям платятся копеечные, зарплаты врачам, учителям, работникам высшей школы платятся непристойные), - и в этой ситуации нет ничего плохого, если родители заплатят деньги за занятия своего ребенка, допустим, престижным теннисом или фигурным катанием (аренда льда дорогая). Это во всем мире так, во всем мире платят за занятия теннисом, дорогим тренерам дорого платят, и тренерам по фигурному катанию родители платят. И вырастают из этих "платных" детей олимпийские призеры, чемпионы турниров, Уимблдонов и так далее. Здесь не так все однозначно.

Что касается высшей школы, касается это не только Академии физкультуры и спорта, но сплошь и рядом разных вузов. Сегодня профессия тренера не так престижна, как прежде, так же как и спортивная журналистика.

Анна Качкаева: Ну, хорошо, а все-таки вы как-то обошли элегантно тему рекламы...

Кирилл Набутов: Я не обошел, а я не успел сказать. Просто Марина затронула 10 тем сразу, и у меня язык не может быстрее двигаться. Что касается пива - тяжелейший вопрос. Вот если бы вы мне сказали: "Набутов, решай, что делать - запретить проклятую эту рекламу пива, которое везде (потому что два брэнда сплошняком во время Олимпийских трансляций стоят), запретить ее к чертовой матери (как это - пиво и спорт, здоровый образ жизни?) или разрешить, потому что иначе у нас денег не будет?" - вот я не знаю. Я честно скажу, что я не знаю.

Пропаганда пива с перебором. В Европе есть ограничение по времени - после 10 вечера, после 11-ти. Все-таки это алкогольные напитки. При этом я понимаю реально, что, да, так вот устроился сегодня рынок, что люди любят пиво и пьют его во всем мире, и везде пиво участвует в олимпийских соревнованиях. Я не называю марки пива, но я на десятках спортивных соревнований, чемпионатов мира был, олимпиад - везде какое-нибудь пиво существует.

Анна Качкаева: Но все-таки не в таких масштабах, очевидно.

Кирилл Набутов: В гигантских масштабах. Просто там более жестко структурировано все, более жесткие правила. Но к этому мы идем, еще не пришли.

Относительно денег, я тоже, как налогоплательщик, хочу знать, пускай объяснят мне, почему спортсмены, на которых государство потратило много денег, почему эти деньги потрачены впустую, и, скажем, не на золотую медаль вывели, а только на бронзовую или на пятое место. Я считаю, что я, как налогоплательщик, имею право знать ответ на такой вопрос. Но с другой стороны, если не будет, скажем, "пивных" денег, то еще меньше денег пойдет на спорт, потому что государство не может все содержать - есть пенсионеры, есть больницы, есть врачи, есть высшая школа.

Анна Качкаева: А есть какая-то закономерность - я не знаю, может быть, она метафизическая - между тем, что очень много спортсмен снимается в рекламе перед тем, как едет на игры, а потом их не выигрывает. Я видела на прошлых играх: чем больше лицо мелькало на билбордах и в роликах крупнейшего спонсора, тем меньше выиграли. И сейчас есть такая странная связь.

Кирилл Набутов: Я тоже думал об этом. Пока из тех, кто снимался в рекламе и активно виден на телеэкране сейчас и на рекламных щитах по всей стране, - из них пока, вроде, никто золотой медали не завоевал. Понимаете, я не снимался в олимпийской рекламе. Я выступал на разных соревнованиях, но на Олимпийских играх не выступал, не дорос. Не знаю, надо спрашивать у тех, кого это постигло.

Анна Качкаева: А может быть такой психологический барьер, да?

Кирилл Набутов: Могу сказать одно, вот Виктор Санеев, величайший прыгун в тройном прыжке, величайший спортсмен, говорил уже через много лет о репетициях церемонии открытия Олимпиады в Москве и проносе олимпийского огня. Он нес олимпийский огонь по дорожке стадиона, и предполагалось, что будет его зажигать, потому что он был на тот момент величайший действующий спортсмен (три олимпийских золота). Но Виктор Гришин, первый секретарь Московского горкома партии, сказал: "Нет, должен москвич зажигать, поэтому Сергей Белов будет зажигать, баскетболист выдающийся". Санееву была отведена роль поднести и передать факел Сергею Белову. Так вот, репетиции отобрали у него такое количество сил, что он на соревнованиях был абсолютно пустым, он занял тогда второе место. Вот это то, чему я был свидетелем, я знаю, что об этом говорил Санеев. Влияет ли это на спортсменов - не знаю, врать не хочу.

Анна Качкаева: Кирилл, и все-таки, последний вопрос. Вы так с удовольствием говорите об Олимпиаде, что я, честно говоря, жалею, что вас нет за кадром.

Кирилл Набутов: А я нет.

Анна Качкаева: Почему?

Кирилл Набутов: Ну, наверное, всему свое время. Что-то меняется.

Анна Качкаева: То есть если бы вам предложили, вы бы уже сейчас не хотели сидеть в комментаторской кабине?

Кирилл Набутов: Во-первых, мне бы не предложили, это раз, в силу целого ряда обстоятельств. Во-вторых, я бы не хотел.

XS
SM
MD
LG