Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бум телевизионных сериалов


Гости - генеральный директор компании "А - Медиа" Александр Акопов ("Бригада", "Бедная Настя", "Грехи отцов), обозреватель "Известий" Евгений Кузин

Анна Качкаева: Отложенное начало телесезона набирает, наконец, обороты. "Первый" канал предъявил стране изъятого из политического вещания Леонида Парфенова. Парфенов в форме, его коллега - Андрей Лошак - тоже. Фильм "О, мир, ты - спорт!" о российских олимпийцах, о мучительности и сладости побед, а, по сути, о сути характера индивидуального и национального, когда выигрывают вопреки. Нарядный, по своему драматичный, исполненный в парфеновской стилистике любви к деталям и стремительному монтажу, этот фильм после сентябрьских трагедий как будто из другой жизни, и поэтому чуть-чуть неуместен.

И вообще воскресное "Время" превратилось в рекламную площадку. Не поймешь: то ли все-таки это эссе на тему итогов недели, то ли место для промоушена собственной продукции. В середине программы - очерк. Грозненский юноша, рисующий граффити на остатке стены, изрешеченного автоматными очередями дома, музыканты, которые черпают вдохновение в руинах так и не восстановленного города - этот символ возрождения исполнен был в бодро-приподнятой стилистике "Первого" канала. Поэтому от появления ироничного индивидуалиста из "Намедни" в программе "Время" немножко вздрагиваешь. Особенно когда, представляя фильм, Парфенов произносит: "Первый" покажет".

После рассказа о налаживании мирной жизни в Чечне и премьерного сюжета о фильме Парфенова зрителям поведали и о старте нового сериала "Московская сага". О том, что "Первый" ее покажет, в последние дни на канале говорили везде: в программах - от "Новостей" до "Золотого граммофона", и между программами - в анонсах и промроликах. Навязчиво... но эффективно.

Другие каналы не удостоили сериалы такого активного продвижения. Тем не менее, сегодня на телевидении вечер сериальных премьер. На "Первом" - "Московская сага", на "Втором" - "Сармат", на СТС - "Кавалеры Морской Звезды" и "Грехи отцов". Все эти четыре сериала из 75 штук, которые ежегодно теперь снимаются в России.

О сериальном буме на российском телевидении, о количестве и качестве, о том, кто и как заказывает содержание сериалов, действительно ли мода на прошлое становится модной сериальной темой - обо всем об этом сегодня в программе "Смотрим телевизор" мы разговариваем с генеральным директором компании "А-Медиа", продюсером нашумевших сериалов двух минувших сезонов "Бригада" и "Бедная Настя" Александром Акоповым. И Александр, как я знаю, имеет отношение и к одному из премьерных сериалов...

Александр Акопов: Да, "Грехи отцов". У нас сегодня премьера.

Анна Качкаева: Вот об этом мы и поговорим, в том числе. И моим коллегой, обозревателем газеты "Известия" Евгением Кузиным. Вам, дорогие слушатели, мы задаем вопрос: сериал о ком или о чем вы бы смотрели с удовольствием? Итак, Александр, 75 сериалов в год, это много или мало?

Александр Акопов: Я думаю, что если говорить об объеме, то достаточно. Единственно, я хотел бы вас поправить. Возможно, вы знаете мое отношение к термину "сериал".

Анна Качкаева: Да-да.

Александр Акопов: Я бы это назвал не "сериальным бумом", а "кинобумом". Я просто делю все кино, скорее, по показателям длины художественного произведения. То есть вот есть кино, в котором 90 часов, а есть такой еще довольно редкий и вымирающий, я бы сказал, вид кино - это фильмы меньше двух часов, или в районе двух часов. Они интересны тем, что их можно показывать в так называемых кинотеатрах. А вообще кино сегодня "живет" на телевидении.

Анна Качкаева: Абсолютно. И это вообще некоторая особенность России. Раз уж вы сами затеяли разговор...

Александр Акопов: И не только России.

Анна Качкаева: Подождите. Сериалы в массе своей, которые вы так не любите называть сериалами, - это вообще не произведение искусства, в принципе. Такой конвейер, в меньшей или в большей степени.

Александр Акопов: Так, мы здесь остановимся или будем продолжать оскорбления?

Анна Качкаева: Не будем. Но, в принципе, вы же понимаете, что сериалы - это конвейер, конечно, с элементами художественными, в меньшей или большей степени.

Александр Акопов: Нет, ничего подобного. Я не только не считаю сериал не предметом искусства, а наоборот, я сегодня считаю сериал, точнее, просто кино 90-часовое, 24-часовое основным видом киноискусства, аудио-визуального искусства и так далее, не только в России, но и в мире. И могу свою позицию на эту тему объяснить.

Анна Качкаева: Сейчас объясните. Я просто объясню слушателям, что я имею в виду, а потом объяснитесь вы.

Вот смотрите, "Идиот" был, очевидно, не сериалом. Это то, что называлось "многосерийным художественным фильмом", к чему привык советский зритель. "Штрафбат", очевидно, не сериал: не дешевый, не простенький, в одном и том же антураже. И вот это интересно. Почему сериалы все больше похожи на кино? Потому что на сериальный конвейер приходят хорошие продюсеры и кинорежиссеры? Или потому, что запросы публики в России отличаются? Или вы убеждены, что это вообще и мировая тенденция?

Александр Акопов: Я абсолютно убежден в том, что это мировая тенденция. Она не сегодня началась. Смысл в том, что кто-то когда-то в Голливуде разделил так называемое большое кино и так называемые сериалы, отчего сейчас и страдают.

Анна Качкаева: Сериалы?

Александр Акопов: Страдает Голливуд прежде всего. Потому что после разделения этих вещей у них в кино пошли и большие зарплаты,и большие бюджеты. И в итоге, киноиндустрия в США вынуждена производить 100-миллионные фильмы, а купить эти фильмы можно, только упрощая содержание, с одной стороны, а с другой стороны, производя бесконечное количество сиквелов.

Анна Качкаева: По-русски, пожалуйста.

Александр Акопов: Сиквелов - то есть продолжений. То есть "Звездные войны"-1, 2, 3, 4, 5, 6... И если бы людям совсем уже не обрыдло все это дело, то с удовольствием сделали бы 7, 8, 9, 10. Вот это сериал.

Анна Качкаева: А "Сага о Форсайтах"?

Александр Акопов: А "Семнадцать мгновений весны" и "Сага о Форсайтах" - это кино. То есть если вы подходите с чисто художественными критериями, вы должны признать, что свой след, как в отечественной, так и в мировой культуре, они оставили... Мы не говорим о сегодняшних вещах, мы говорим о вещах, которые были сделаны 20 лет назад, и о которых уже можно с некоторого расстояния судить. Свои шедевры есть и в 2-часовом формате, и в 12-часовом формате. Ну, скажем так, больше чем 15-16 серий пока не удавалось осмыслить художественно, но это не означает, что этого нельзя сделать. И мы, как вы знаете, как раз над этим и работаем. В частности, "Грехи отцов" для нас - это некий следующий шаг...

Анна Качкаева: От "Бедной Насти".

Александр Акопов: От "Бедной Насти", да. Посмотрите, пожалуйста, сегодня в 8 часов на СТС.

Анна Качкаева: Это время Серебряного века, как я понимаю...

Александр Акопов: Это Серебряный век сам по себе... Ну, если говорить о самом проекте и почему для нас это шаг именно в художественном осмыслении длинных кинофильмов, вы увидите, там более сложная драматургическая конструкция, там более сложная жанровая конструкция. Она, безусловно, основывается на мелодраме по-прежнему. Но там очень силен элемент детективно-приключенческий. И, в общем, и по литературе, и по режиссуре, и по актерской игре...

Анна Качкаева: А чей сценарий, кто режиссер?

Александр Акопов: Сценарий, режиссура - это все те же самые люди, которые делали "Бедную Настю". Нам, как нам кажется, удалось осмыслить собственно план, какой и был с самого начала. В общем, нам кажется, что это шаг дальше в сторону художественного кино.

Анна Качкаева: О темах мы сейчас еще поговорим.

Евгений Кузин: Я хотел бы немножко вернуться к той теме, с которой вы начали, о том, что кино и сериалы - это одно и то же. Почему тогда всех звезд делает все-таки кинематограф малоформатный, то есть Брюс Уиллис...

Александр Акопов: Вот я и говорю, это тенденция, которая сформировалась в Голливуде. И привела она к очень простой вещи. Американские сериалы телевизионные какое-то время еще держались на плаву, время от времени появлялись какие-то более или менее звезды. Сегодня отрыв в бюджетах, ну, настолько велик между кино и сериалами в Голливуде, что произошла совершенно понятная вещь: люди перестали это смотреть, по крайней мере в других странах. Сегодня американцы не могут продать свои сериалы практически никуда. Ну, мы знаем это по картине, которая сложилась в России. В любой стране, где живет более 5 миллионов человек, можно организовать свое кинопроизводство, и это мгновенно происходит. И американские сериалы мгновенно вытесняются, не потому, что они американские...

Анна Качкаева: Не мгновенно, на самом деле, а все-таки почти 7-8 лет они вполне держали рейтинговые линейки и были успешными.

Александр Акопов: У нас. Ну, скажем, в Голландии, в Великобритании и так далее эти вещи идут десятилетиями. И, тем не менее, именно сейчас там наметилась тенденция отказа от этих вещей.

Анна Качкаева: Вот цифры. 1999-2000 год - на трех федеральных каналах только 5 процентов российских сериалов было, а сейчас половина. Это соответствует действительности?

Александр Акопов: Да, абсолютно. И если посмотреть по прайм-тайму, то я думаю, что сто процентов, все сто. И это совершенно однозначная тенденция, как мы говорим, и не только в России. И американцы сейчас от этой болезни очень страдают. Частным случаем попыток выхода из этой ситуации является то, что они пытаются организовать совместные производства в разных странах. На нашем примере это можно сказать.

Надо сказать, что "Бедная Настя" в плане этих конструкций, она оказалась довольно показательным проектом. И вот сейчас на рынке в Каннах видно, что это просто был первый шаг в очень серьезном движении.

Анна Качкаева: Кстати, вы ведь были там. И как "Бедную Настю" представляли?

Александр Акопов: "Бедную Настю" представляли, на самом деле, на предыдущем рынке. То есть это было в июне в Лос-Анджелесе. И порядка 30 стран ее будут показывать. Вот уже две недели она идет в Греции и в Испании. На этой неделе она выходит в нескольких странах Латинской Америки.

Анна Качкаева: В Бразилии-то как?

Александр Акопов: Сейчас, еще чуть-чуть. Но, во всяком случае, в Мексике, Чили, Венесуэле, Эквадоре она точно выходит. Аргентина и Бразилия - следующие...

Анна Качкаева: А интересно, какая реакция, вы еще не узнавали?

Александр Акопов: Я вам скажу, какая реакция. Вы знаете, кому я давал последнее интервью на радио в прошлую пятницу в прямом эфире?

Анна Качкаева: Кому?

Александр Акопов: Я давал интервью боливийскому радио "W-Radio" по телефону, поскольку товарищи хотели послушать, если не удается увидеть, что это за люди из России, которые принесли к ним на рынок такую вещь, как теленовелла. Причем это интервью было не в массовой программе, это не была программа о телевидении. Это была бизнес-программа. Передо мной они разговаривали с каким-то очень серьезным человеком из "City Bank". То есть они в этом усмотрели сразу корень.

Анна Качкаева: Бизнес-подход?

Александр Акопов: Да.

Евгений Кузин: Ну, если говорить про бизнес, это выгодный бизнес у нас, в России? Судя по тому, что, откатав технологию на "Бедной Насте", вы сейчас запускаете "Грехи отцов" на СТС сегодня, на следующей неделе на РЕН-ТВ...

Александр Акопов: "Холостяков". А на прошлой неделе у нас вышла "Няня", через две недели у нас выйдет "Звездочет" на канале "Россия".

Это просто бизнес. Выгодный или не выгодный? Сегодня, к счастью, экономика находится в более-менее уже, так сказать, стабильном состоянии. Поэтому если вы говорите чисто о бизнес - показателях, то прибыльность этого бизнеса ровно такая же, как и в среднем... ну, не считая, может быть, нефти, хотя если поговорить с нефтяниками, они тоже скажут, что там не так все просто. Прибыльность находится в районе от 8 до 12 процентов, как, в общем-то, и в любом нормальном бизнесе сегодня. Нельзя здесь держать прибыльность выше - это невозможно в силу целого ряда обстоятельств. У вас могут быть отдельные, очень прорывные проекты, и когда люди привлекают деньги, чтобы вложить туда, все приводят какие-то особо выдающиеся примеры. "Титаник" в нашем случае сейчас все приводят, или пример "Ночного дозора". Поэтому сейчас, по крайней мере, в 100 кабинетах в Москве люди сидят и чешут репу, как бы положить "лимон", а заработать 16. Поэтому в ближайшие год-полтора нам грозит бум отечественного так называемого кино, движимого идеей положить "лимон", а заработать 16. Вот в этом буме мы не участвуем.

Анна Качкаева: Не участвуете?

Александр Акопов: Не участвуем.

Анна Качкаева: А почему, интересно?

Александр Акопов: Не участвуем потому, что сейчас будет очень много мусора выброшено жадными людьми, которые захотят быстро на этом заработать.

Анна Качкаева: На самом деле, некоторая особенность России, как мне кажется, есть и с телепроизводством. Телеканалы оказались главными двигателями производства и сериалов, и кино. И даже этих самых блокбастеров. Смотрите, насколько я знаю, на "Оскара" Украина выдвигает "Водителя для Веры", к которому имеет отношение канал СТС и "Один плюс один". Россия выдвигает на "Оскара" "Ночной дозор", который впрямую имеет отношение к "Первому" каналу. Это вообще нормально, что...

Александр Акопов: Это абсолютно нормально. Во-первых, это общеевропейская тенденция, во-вторых, фильмы делаются не организациями, а людьми. Первый фильм сделан Роднянским, второй фильм сделан Эрнстом. Где бы они ни работали, они умеют это.

Анна Качкаева: Любят очень кино.

Александр Акопов: Поэтому ничего удивительного в этом нет. Но в целом эта тенденция общеевропейская. Так обстоят дела и во Франции, в Германии - везде. Это совершенно естественно, потому что на каналах концентрируются мозги на сегодняшний день. Канал, просто-напросто, - это ежедневный и стабильный процесс, в отличие от кинопроизводства во всех странах. Вот сейчас французы пытаются, так сказать, выйти на что-то вроде индустрии. Кстати, получается у некоторых товарищей. Интересно "Два нуля" посмотреть, что там у них.

Анна Качкаева: Это что такое?

Александр Акопов: Это новая французская штучка, пародия на всяких Джеймсов Бондов.

Анна Качкаева: Это тоже телекино?

Александр Акопов: Сейчас выходит в прокат, да. Так что в этом нет ничего удивительного. Это еще один показатель того, что никакого кино и никакого телевидения в отдельности друг от друга не существует.

Анна Качкаева: Теперь больше не существует?

Александр Акопов: Теперь больше не существует. И, в общем, никогда не существовало, на самом деле. С момента возникновения телевидения уже было понятно, что так будет. Просто не забывайте, 2-часовые фильмы старше 10-ти и более часовых примерно лет на 50. У них было больше времени для того, чтобы оформиться стилистически, художественно, для того, чтобы зритель привык к этой форме, и так далее. А телевидение - вещь очень молодая, особенно наше телевидение. У него есть, конечно, своя история, но, по большому счету, нормально развивающемуся телевидению в стране всего-то лет 5-7.

Анна Качкаева: Бизнес-развивающемуся, я бы сказала.

Александр Акопов: Ну, бизнес-развивающемуся, значит, нормально развивающемуся.

Евгений Кузин: Скажите, а почему наши телеканалы так западают на какие-то отдельные формы? То был бум игр, когда все ставили шоу в таких синих студиях... К тому же, вы в то время были как раз продюсером второго канала.

Александр Акопов: Абсолютно.

Евгений Кузин: Теперь идет бум сериалов отечественных...

Александр Акопов: Потому что на каналах работают параноики. Когда я работал на канале, я был точно таким же параноиком. Как только где-то, в любом конце земного шара, не просто в России, выходит что-нибудь успешное, то все руководители телевизионных каналов... просто их видно, их паранойю видно. А вот паранойю тех людей, которые сейчас все будут производить 50 "Ночных дозоров", ее еще не видно.

Анна Качкаева: То есть вы прогнозируете, что мы это тоже все увидим, да?

Александр Акопов: Однозначно, тут нет сомнений.

Анна Качкаева: Ой, несчастный зритель.

Александр Акопов: Через полгода, через год в кинотеатры будет выброшено 50 "Ночных дозоров", за каждым из которых будет продюсер с горящими глазами и вопросом "где мои 16 "лимонов", и с большим удивлением инвесторов потом "а где же они?". Это не у всех получается. Такие вещи, как "Ночной дозор", способны делать очень немногие. И я уже, кстати, предупреждал очень многих, кто обращался ко мне с этим вопросом. Это можно пытаться повторить, но реально в стране это могут сделать человек пять. Так что надо быть с этим очень аккуратным.

Анна Качкаева: Хорошо. А что будет после телекино?

Александр Акопов: Давайте мы с предыдущим разберемся. Эта тенденция очень простая. Цена риска в художественном все-таки, извините, процессе очень высока. И смею заметить, что, вообще говоря, все формы художественной культуры, извините, сформировались в свое время на том, что за Микеланджело какой-то парень пытался сваять то же самое. И когда 10 человек или 100 человек пытаются сваять то же самое, что сваял Микеланджело, появляется такая вещь, как культура, как ни странно. Поэтому ничего страшного здесь нет. Когда весь мир начинает делать реалити-шоу в течение трех лет...

Анна Качкаева: Какие-то аналогии у вас, Александр, особенно с "Ночным дозором", насчет Микеланджело...

Александр Акопов: Абсолютно. "Ночной дозор" отличный фильм.

Анна Качкаева: Да, с точки зрения...

Александр Акопов: С точки зрения всего. Просто не надо завидовать Косте Эрнсту. Хорошо? Ну, не надо.

Анна Качкаева: Я уж точно не завидую.

Александр Акопов: Если честно смотреть на вещи, "Ночной дозор" отличный фильм. Там есть кое-какие черточки, которые говорят о том, что он не просто очередная "стрелялка", и он успешен не просто потому, что он наш и дорогой. Там есть еще вещи, которые работают не только потому, что они родные...

Анна Качкаева: Об этом можно долго спорить: и о том, что они родные, и о том, что там есть подтекст, контекст, и, может быть, литературная первооснова не так вытянута, и , может быть, поэтому не имеет своего внятного гуманистического звучания, как в книге, например. Но у нас сегодня программа не про "Ночной дозор".

Александр Акопов: Хорошо. Значит, мы договорились о том, что паранойя руководителей телеканалов способствует оформлению телевидения и жанров внутри телевидения.

Анна Качкаева: Договорились.

Александр Акопов: Ничего страшного в том, что все телеканалы в мире делают реалити. Через три года после бума реалити, они оформились как жанр, и объем их производства и существования в эфире сегодня вышел на нормальную струю. Например, у нас в стране этим занимается ТНТ, и практически вся аудитория реалити-шоу сегодня сидит на ТНТ. Ну, и слава богу.

Евгений Кузин: То есть у производителей, у вас, в частности, желание продать как можно большему количеству каналов формат новой технологии, съемки сериала день в день, такого не существует?

Александр Акопов: Нет, ведь желание продать у любого человека, который может чего-то делать, безусловно, существует. Значит, "отдайте нам весь мировой рынок". Это неплохая работа, где-то 800 миллиардов долларов можно заработать, если делать все кино в мире. Это хорошее желание и хорошие амбиции. Но реально мы, конечно, исходим, прежде всего, из спроса. И для нас, его, естественно, формируют в первую очередь телевизионные каналы. Тут еще очень простая вещь. Например, если наши прокатные сети могли бы формировать нормальный спрос на кино и заказывали бы что-то, или, по крайней мере, оценивали бы что-то, но они же этого не делают. Поэтому ничего удивительного, что люди в сторону телевидения смотрят.

Анна Качкаева: Я напомню, что со мной в студии генеральный директор производящей компании "А-Медиа" Александр Акопов. Эта компания известна по сериалам, ... нет, телекино (Александр меня теперь поправляет все время) минувших сезонов - "Бригада" и "Бедная Настя". Хотя "Бедная Настя", на мой взгляд, все равно сериал, а не телекино. Ну ладно. И мой коллега, обозреватель газеты "Известия" Евгений Кузин. Мы сегодня говорим о буме телекино на российском телевидении, о количестве и качестве, о том, кто и как заказывает содержание, действительно ли мода на прошлое становится модной сериальной темой.

Так вот, мы успели переброситься парой слов с Александром и Евгением, и заговорили, собственно о темах, о том, кто и как угадывает это самое содержание. Смотрите, у нас были бандитско-ментовские сериалы некоторое количество времени, потом это все перетекло в моду на литературные экранизации. "Идиот" был прорывом. Сейчас снимается и "Доктор Живаго", и "Анна Каренина"...

Евгений Кузин: "Мастер и Маргарита".

Анна Качкаева: Да. Теперь все сдвинулось в некую мелодраматическую плоскость, семейную, я бы сказала. И невероятная любовь к ретро пошла. Как угадывается эта мода? Про современную-то жизнь по-прежнему снимают очень мало. Почему?

Александр Акопов: Ну, я рискну заметить, что и "Московская сага", и "Грехи отцов", которые делали мы, и, в общем, любая вещь, которая внешне на исторической основе сделана, она, конечно же, про сегодняшний день. В этом нет никаких сомнений. Доказательства понятны. "Война и мир" в 60-ом году и в 2010 году (его будем снимать мы в виде 90-часового произведения) - это будет разные произведения, аудио-визуальные, хотя на одной и той же базе. Просто потому, что они обращены немножко к разной аудитории, чуть-чуть разной. Что касается того, почему мало современного. Ну, у нас такой, например, опыт тоже был, то есть "Маша Березина". Выяснилась очень простая проблема - современную жизнь художественно осмыслить сложнее, чем ретро. Там есть устоявшиеся художественные формы, и, в общем, в них работать легче. Надо в этом признаться.

Анна Качкаева: Ну да, и акценты легче расставить, персонажи выпуклее представить.

Александр Акопов: Конечно.

Анна Качкаева: А сейчас все как-то...

Александр Акопов: Есть образцы, актеры прекрасно понимают, что делать, режиссеры прекрасно понимают, что делать. Это проще, надо в этом честно признаться. Современный драматический материал осмыслить сложнее.

Евгений Кузин: Или специалистов нет по осмыслению?

Анна Качкаева: Специалистов, наверное, тоже нет.

Александр Акопов: Ну, специалисты есть, но просто это очень сложно, очень рискованно, поэтому опять же "Ночной дозор".

Анна Качкаева: Задел вас "Ночной дозор". Что же в нем все -таки такого особенного?

Александр Акопов: Ну, вот то, что я люблю в работах людей, которые это делали, там есть "старые песни о главном". Я для себя всегда считал его "старой песней". Вот это как раз очень важная национальная, культурная, идеологическая, какая угодно вещица. Потому что если многие посвящают очень много времени изучению характера нашего народа, изучению того, что для него типично, если наш народ относится к године испытаний так, как, например, в "Штрафбате", то нормальное состояние его души выражено в "старых песнях о главном". С тех пор пока ничего дальше этого не сделано. Вот "Ночной дозор" - это продолжение этой же истории. Это фактически в какой-то степени те же самые "старые песни", только в ситуации более боевой и глобальной. Если вы заметили, там все очень живо находит отклик в сердцах нашей аудитории.

Анна Качкаева: Александр, я не люблю, когда говорят от имени всей народа, и не очень люблю, когда говорят от имени аудитории, хотя у вас больше права, чем у всех остальных - вы продюсировали многие успешные проекты. Но я знаю людей, которым сильно не понравился "Ночной дозор".

Александр Акопов: Послушайте, я же не президент Путин. Я рассказываю только свои наблюдения за аудиторией, свои гипотезы об аудитории. Я ни в коем случае не являюсь истиной в последней, тем более, в первой инстанции. Это всего лишь мои гипотезы. Я говорю только о том, что я, как продюсер, увидел в этих вещах, и что для меня лично является основанием для того, чтобы проектировать следующие вещи. Вот и все.

Анна Качкаева: То есть вы только что говорили, что нельзя клонировать "Ночной дозор". Идейно, вы хотите сказать?

Александр Акопов: Вся проблема в том, что когда люди видят успешный фильм, вышедший сегодня, они начинают делать такой же, который выйдет через два года. Проблема в том, что надо сегодня делать не тот фильм, который сегодня успешен, а делать тот фильм, который через два года, тогда вы всегда будете на месте. А если делать сегодня вчерашний фильм, это бессмысленно.

Анна Качкаева: А как угадать, что будет важным через два года? Вы это чувствуете?

Александр Акопов: Для этого существует интуиция. Но опять-таки никогда не стыдно поговорить непосредственно с аудиторией.

Анна Качкаева: Давайте тогда послушаем и аудиторию. Из Петербурга Людмила Константиновна.

Слушатель: Я хотела бы узнать ваше мнение о сериале "Ундина. На гребне волны".

Анна Качкаева: Людмила Константиновна, "Ундина" - это тот сериал, который вам нравится?

Слушатель: Да, "На гребне волны", который по Российскому телевидению идет. По-моему, бразильские сериалы могут отдыхать, когда идет "Ундина". Но это мое мнение, конечно.

Анна Качкаева: А что бы вы хотели видеть?

Слушатель: Понимаете, что-нибудь более правдивое. Ну, не такое надуманное, притянутое за уши.

Анна Качкаева: А правдивое, это как?

Александр Акопов: "Штрафбат", например.

Анна Качкаева: "Штрафбат" - это правдивое кино.

Слушатель: Нет, вы знаете, я не хочу никакой войны, я устала, от негатива устаешь, и хочется что-нибудь позитивного.

Анна Качкаева: "Участок" у нас был, например.

Слушатель: "Участок" - понятно. Но я просто хотела бы услышать мнение вашего собеседника о сериале "Ундина".

Анна Качкаева: Хорошо. Александр, об "Ундине" два слова скажите.

Александр Акопов: Успешный сериал. Его смотрят. Очень приличный. Меньше, чем первую "Ундину", но по-прежнему активно смотрят.

Анна Качкаева: Значит это все-таки сериал, а не телекино?

Александр Акопов: Я использовал тот термин, который предложила телезрительница. Это делают, в общем, наши коллеги...

Евгений Кузин: А вы, как продюсер, можете что-то взять из "Ундины" для того, чтобы сделать проект следующего года или через год?

Александр Акопов: Хороший вопрос провокационного характера. Мы наблюдаем за всем, что идет в эфире, в том числе и за "Ундиной". Скажем, делали бы мы сегодня что-то такое... такого у нас в планах нет. Но и в этом сериале есть какие-то вещи, за которыми интересно наблюдать, из которых интересно делать выводы. Ведь люди "Ундину" смотрят с определенным уровнем интереса - это всегда повод...

Анна Качкаева: Или плюются, как наша слушательница, которая написала на пейджер.

Александр Акопов: Это уже вопросы вкусов...

Анна Качкаева: Не спорю.

Александр Акопов: У нас есть точное понимание, сколько народа смотрит это. И мы должны понять очень простые вещи: почему смотрят те, кто смотрит, почему не смотрят те, кто не смотрит. Вот и все. Так что в этом смысле абсолютно любая вещь, которая идет на телевидении или в прокате, это предмет для изучения и выводов.

Анна Качкаева: У нас звонок. Александр из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: За неимением достаточно количества времени, не могу глубоко аргументировать...

Анна Качкаева: Ничего, вы попытайтесь.

Слушатель: Я попытаюсь. Я не смотрю, и никогда не будут смотреть сериалы. И, задавая вопрос, я хотел бы понять. Если вы делаете замечательное кино, сериальное кино, глубокое, интеллектуальное, для подготовленных, развитых людей, то вы должны учитывать, что подготовленные, развитые люди должны на что-то жить, много работать, по 10-14 часов в сутки. И если они будут смотреть с утра до вечера сериалы, где будет производство, чем мы будем жить? В результате к чему это приводит? Неделю назад я пошел выбрасывать мусор на помойку, и поднял новенькие книги Марка Алданова, шесть томов, замечательные. Я сейчас читаю роман "Самоубийство". Положил закладочку, закрыл, слушаю вас. Телесериал я отложить не могу. Видите, к чему это приводит...

Анна Качкаева: Если они будут высокохудожественными, то людей это будет отвлекать от книг и от раздумий о себе и от слушания нас, так я вас понимаю?

Слушатель: Вот если в данный момент я буду смотреть с 4 до 5 ваш сериал, я с вами сейчас общаться не буду. И я отложить это не могу, ни вас, ни сериал.

Александр Акопов: Понятно. Рекомендация здесь простая. Выберете лучший сериал, и смотрите один.

Анна Качкаева: Вопрос все-таки есть. Такое количество сериальных линеек, одна на другой, это - разумно?

Александр Акопов: Это абсолютно нормально. Никто ведь не заставляет смотреть. Огромный выбор на телевидении, если речь идет о телевидении. Можно, в конце концов, выбрать между телевидением и радио, можно выбрать между радио и газетой, можно выбрать между газетой и интернетом, можно выбрать между интернетом и вот теми замечательными книжками, о которых говорил наш слушатель.

Анна Качкаева: Ну хорошо, а если три хороших, качественных...

Александр Акопов: Сериалы идут одновременно. Так должно быть. Это естественное состояние телевидения, когда на трех-четырех или пяти каналах одновременно во всех абсолютно "тайм -слотах", как мы говорим, все время идут одинаково качественные вещи. Это нормально. Иначе, это советское телевидение: один канал, и все стоит по очереди.

Анна Качкаева: Я напомню, что сегодня мы говорим о буме кино и сериалов на телевидении. Это главный формат, главное произведение наступившего телесезона. Виктор из Омска, мы вас слушаем.

Слушатель: Я хочу вот что сказать, в принципе, всем, кто занимается сериалами. Я их, в принципе, не смотрю. Я вам скажу почему. К сожалению, все это похоже на большую сказку.

Анна Качкаева: Не смотрю, но знаю и скажу. Ну, ладно. Что же вы все-таки хотели бы видеть?

Слушатель: Что бы я хотел увидеть? Я бы, конечно, хотел увидеть не "мыло", то, что есть, а то, что я люблю, - это информационные вещи и чисто технические вещи, потому что я сам технарь. А из сериалов - это, конечно же, фильмы о современной жизни. Я понимаю, что у нас страшная жизнь, но, к сожалению... Иногда по РЕН-ТВ (что касается нашего Омска) буквально в час-два ночи бывают фильмы, причем они не многосерийные, о современной жизни. Это японские, французские фильмы.

Анна Качкаева: И вам они больше нравятся?

Слушатель: Да. Они, может быть, сделаны в какой-то иносказательной форме. Но сделано все это было качественно.

Анна Качкаева: Мы возвращаемся опять все на тот же круг. И вам в этом смысле, Александр, нечего, наверное, больше добавить. Ну не получается пока снимать современное телекино.

Александр Акопов: Да, это сложнее. Но я не сомневаюсь в том, что это будет. По крайней мере, та история, которая выйдет через неделю...

Анна Качкаева: С "Холостяками"?

Александр Акопов: Да, с "Холостяками".

Анна Качкаева: Это такой ответ четырем дамам из "Секса в большом городе"?

Александр Акопов: Абсолютно. Это русско-мужской вариант "Секса в большом городе". По крайней мере, нам было очень любопытно работать над этой историей.

Анна Качкаева: Ну и как кажется, получилось?

Александр Акопов: Да, получилось.

Евгений Кузин: А смотреть его, на ваш взгляд, будут все-таки женщины, которых привлекут Башаров, Певцов и два остальных героя, или же и мужчины... Заметьте, мужчины звонят и говорят "сериалы мы не смотрим".

Александр Акопов: Да, конечно.

Евгений Кузин: Рейтинги тоже показывают, что мужчины гораздо меньше смотрят.

Александр Акопов: Да неправда все это.

Евгений Кузин: Как заставить нас смотреть сериалы?

Александр Акопов: Мужчин заставить развлекаться вообще сложнее, чем женщин, если вы обращали внимание на такое обстоятельство. Если вы придете в танцевальный зал, даже если там будет находиться одинаковое количество мужчин и женщин, то девчонки в сторонке стоять не будут, скорее всего, будут мальчиков вытаскивать в центр круга. Вот и все. Разница между полами, слава богу, существует, и никаких проблем с этим я не вижу. А телевидение - это все-таки в первую очередь развлечение, для меня во всяком случае. Поэтому очень опасны вещи телевизионные, которые рассчитаны на мужскую аудиторию. "Холостяки" в их числе.

Анна Качкаева: То есть можно не попасть?

Александр Акопов: Можно не попасть. Ну, на канале РЕН-ТВ есть некий перевес. Скажем так, там больше мужчин, чем в среднем на других каналах. Поэтому, собственно, и была придумана для мужчин эта вещь. Но я думаю, что она будет интересна и девчонкам тоже...

Анна Качкаева: Да еще особенно с такими мачо, конечно. Александр из Ленинградской области, мы вас слушаем.

Слушатель: Извините, конечно, странно вас слушать. Потому что если бы вот этими принципами примитивно-социологическими руководствовались, например, Толстой или Кафка: как это пойдет, кто это проглотит, - то не было бы у вас ни Толстого, ни Кафки. И вообще, по-моему, вот это телевидение сериальное - это продукт массовый, а чем больше людей участвуют в создании, тем ниже получается средний уровень произведения. Это, по-моему, очевидно совершенно.

Александр Акопов: Это правда.

Слушатель: Поэтому ничего хорошего от этого кино я никогда не ждал и не жду.

Александр Акопов: Это правда. Вы абсолютно правы. И Толстой, и Кафка рисковали, в общем-то, своими 24 часами, которые были у них в жизни, стоимостью чернил и энным количеством бумаги, что, как вы понимаете, нисколько не принижает результат, к которому они пришли. Кино, по определению, вещь более рискованная и более затратная. И жизнь сегодняшняя устроена таким образом, что пока никто еще никому не дал 100 миллионов долларов просто так, и не сказал, например, "сделайте альтернативу "Титанику", чтобы получилось как у Толстого". Как вы понимаете, поскольку шедевры под заказ просто так не получаются, то для того, чтобы сделать художественную альтернативу "Титанику", 100 миллионов долларов просто так должны получить человек 100, просто так, и желательно на протяжении лет 100, а еще лучше - 1000. И тогда, в конце концов, появится тот самый Лев Толстой.

Анна Качкаева: Достоевский писал на заказ свои произведения. И они вполне кинематографичные.

Александр Акопов: Совершенно справедливо. Я уж об этом не говорю. О том, что он писал сериалы, знаем только мы.

Анна Качкаева: "Идиот", перенесенный на экран и телевизионный язык, оказался вполне и успешным, и, я думаю, очень востребованным проектом. Во всяком случае, те, кто так и не прочел книгу, хотя бы посмотрели.

Александр Акопов: Посмотрели, это точно.

Анна Качкаева: Хотя я понимаю раздражение нашего слушателя, который, конечно, предпочел бы гораздо более интеллектуальное зрелище.

Александр Акопов: Ну, есть огромное количество людей, которых существование телевидения раздражает как факт.

Евгений Кузин: А почему все-таки берутся какие-то оригинальные драматические вещи? Вот вы, в частности, и для "Бедной Насти" взяли специально написанную историю. Почему не сделать к 2010 году, как вы пообещали, новую версию "Войны и мира"?

Александр Акопов: Когда мы запускали "Идиота" на "России", расчет был на то, что публика соскучилась по этим вещам. И рискнули, и сделали. Слава богу, все получилось. Дальше опять-таки это ровно та же самая ситуация, как с "Ночным дозором". Вот сейчас я желаю успеха всем ребятам, которые над этим работают, но если что-нибудь не случится...

Анна Качкаева: Что-то "Ночной дозор" - очень нервная для вас тема, Александр.

Александр Акопов: Я просто хочу сделать такую же, но просто сейчас нет возможности. Не дай бог, что-нибудь не получится с экранизациями, вы же съедите с потрохами нас.

Анна Качкаева: Это правда.

Александр Акопов: Это правда. И вот я сейчас уже уловил у вас что-то такое в глазах.

Анна Качкаева: Ольга из Москвы, мы вас слушаем.

Слушатель: Я хотела сказать, это кино или, как вы назовете, сериал "Красная капелла" шел по "Второму" каналу. Мне этот сериал, или кино, очень понравился. Журналист Жиль Перро написал эту книжку. В общем, несмотря на то, что там не было ни одного известного актера, кино, мне кажется, сделано достаточно хорошо. Какое мнение будет у вас?

Анна Качкаева: Александр сейчас вам ответит. А что бы вы все-таки хотели смотреть из сериалов?

Слушатель: Вот этот сериал я смотрела с большим интересом.

Анна Качкаева: И вам было бы смотреть интересно что-то из этого же ряда, да?

Слушатель: Дело в том, что, может быть, он как-то прошел очень незаметно, потому что в это время была трагедия в Беслана. Но мне показалось, что он сделан на очень интеллектуальном уровне, там надо задуматься. И он показывает, как вообще трудно было работать нашим разведчикам во время войны.

Анна Качкаева: Понятно.

Александр, вы будете комментировать?

Александр Акопов: Я могу добавить. Я как раз тот человек, который не запустил "Красную капеллу" в производство, потому что мне не понравился сценарий. Это когда я работал на канале. Но когда она вышла в эфир, я смотрел ее с большим удовольствием, и очень переживал, поскольку действительно это совпало с тяжелыми событиями - это раз. Во-вторых, к сожалению, отношение аудитории, в смысле массовости, оказалось не совсем то, на которое рассчитывали авторы. И, честно говоря, мне тоже казалось, что посмотрит больше...

Анна Качкаева: А почему вам сценарий не понравился?

Александр Акопов: Ну, там нюансы. Там были чисто драматургические нюансы, которые нет смысла сегодня обсуждать.

Анна Качкаева: Не хотите, не будем. Но если сейчас не такая большая зрительская масса его посмотрела, даже с учетом того, что были трагические события, это значит, все-таки что-то не угадано...

Александр Акопов: Это значит, что-то не угадано, да. Это значит, что-то в сюжете как-то не попало в интерес, в ситуацию. Ведь поймите, тут есть такие тончайшие нюансы... Известно, что выйди сериал действительно на две-три недели позже, могло все сложиться по-другому. Это зависит от того, что идет на других каналах в этот момент. Миллион факторов, которые могут повлиять. Мы же знаем примеры: первый показ не проходит, а второй вдруг идет "на ура".

Анна Качкаева: Или наоборот, как было с "Участком".

У нас звонок. Александр из Новосибирска.

Слушатель: Я хотел бы услышать ваше мнение о фильме "Честь имею".

Анна Качкаева: А вы что-то хотели бы смотреть, помимо фильма, о котором вы говорите? Что и о ком?

Слушатель: Скажем, не хочу смотреть сериалы, которые заполнили бандиты, я не знаю, у них своя романтика, своя аудитория, так сказать.

Анна Качкаева: Так что было бы вам интересно смотреть?

Слушатель: Вы знаете, почему подобных фильмов мало, таких как "Честь имею", скажем? Ведь основная масса людей не живут так, как персонажи в "Ундине".

Александр Акопов: Что касается фильма "Честь имею", мне кажется, что как раз таких вещей сейчас много.

Анна Качкаева: Вот уж точно. И вообще я полагаю, что как раз последние два года телевидение, в том числе и телекино, продемонстрировало, что оно превратилось в "телевидение в погонах". Об этом говорят очень многие исследования.

Александр Акопов: Да, совершенно верно.

Анна Качкаева: Это касается и наполнения "Новостей". И вот у меня лежат данные о сериалах. В апреле месяце посмотрели социологи 14 сериалов на четырех каналах - "Первый", "Россия", НТВ и СТС. 54 серии, 30 эпизодов. И они действительно сказали, что преобладающий жанр - детектив, а драмы и мелодрамы представлены в меньшей степени. Но ведь вот что важно в этих сериалах, если возвращаться к "телевидению в погонах". Среди главных героев сериалов в два раза, а во вторых ролях - в три раза больше мужчин, чем женщин. По сути своей, они все достаточно агрессивные, жесткие, мужские, невротические, несколько криминализированные. Это я данные исследования вам излагаю. И в текстах отечественных сериалов, и в сути сюжетов отражен, кстати, кризис семьи, как института. Об этом говорит и распад патриархальных связей, ослабление социальных связей, конфликты между супругами. Очень плохо показаны люди действия, успеха, даже нейтральные и позитивные образы предпринимателей, в общем, отсутствуют. Велик скепсис к правоохранительным органам в сюжетных линиях сериалов не про "ментов". Я уж не говорю о трудовом коллективе, бизнесе и вообще о чем-то таком, что может как-то рассказать о созидании. Вот такая не самая, вообще-то, радужная картина.

Александр Акопов: Все правильно. Вот вы меня все время с "Ночным дозором"... Я говорю про "Ночной дозор", как об успешном проекте, потому что мне не очень удобно говорить о своих, извините. Так вот, ответ на это исследование. Смотрите фильм или сериал, как хотите, называйте, "Моя прекрасная няня" на канале СТС в 19 вечера, в 00 часов и в 7 утра. Это что такое? Это не просто сериал, не просто фильм. Это вывод в наше телевизионное поле нового жанра - ситуационной комедии. И то, как аудитория наша отнеслась к "Няне"... она каждый день увеличивает свою аудиторию. И, например, в Москве, в аудитории 6 - 54, "Няня" опережает сериал "Клон" уже на сегодняшний день. А это самое мощное, что идет сегодня в эфире Первого.

Анна Качкаева: "Няня" - это история провинциальной женщины, которая работает...

Александр Акопов: Это история провинциальной девушки, которая неожиданно попадает в московскую семью, будучи совершенно неприспособленной к тому, чтобы реально работать няней, тем не менее, становится няней в семье овдовевшего, извините за грубое слово, продюсера.

Анна Качкаева: То есть вот там как раз то, о чем я говорю, видимо, и семья, и женщина и мужчина...

Александр Акопов: Это и семья, и это комедия. Это комедийный сериал. Я совершенно убежден, и тут наши мнения совпадают, вообще у нас часто совпадают мнения, но, тем не менее, во всяком случае, мы собираемся с СТС, с Роднянским расширять это поле комедийных сериалов. И я думаю, что это как раз то, чего, во-первых, ждет зритель, а во-вторых, это альтернатива людям в погонах и с автоматами, которые действительно бегают по всем каналам.

Анна Качкаева: Ну что ж, вот на этой оптимистической ноте мы, к сожалению, вынуждены завершать. Хотя это тема, к которой можно возвращаться и возвращаться. А нашим слушателям и зрителям я все-таки советую сегодня выбрать и посмотреть какую-нибудь из премьер, потому что, как мне кажется, все они этого достойны. На "Первом" - "Московская сага", на "Втором" - "Сармат", на СТС - "Кавалеры Морской Звезды" и "Грехи отцов".

XS
SM
MD
LG