Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Развлекательное телевидение


Анна Качкаева: Чуть больше года назад молодежный, неполитический, развлекательный канал СТС не только продемонстрировал свою финансовую успешность, но и по рейтингам приблизился к традиционной "большой тройке", в которую входят "Первый канал", РТР и НТВ. Тогда многим пришлось отказаться от привычной классификации телеканалов: дециметровые и центральные, маленькие и большие. В феврале 2003-го года СТС берет новый рубеж: обходит по Москве ТВС, а в некоторые дни уступает по доле аудитории только "Первому каналу". По России доля аудитории, которая смотрит СТС, впервые за время существования канала достигает исторического максимума: 11,8 процента. В конце февраля СТС выходит на третье место по России, в некоторые дни опережая НТВ. То ли время пришло, то ли исторический период диктует моду на аполитичность, но английский термин "Entertainment" - развлечение - становится одной из основных характеристик современного российского телевидения. Поэтому вопрос вам, уважаемые слушатели: как вам кажется, почему телеканал СТС становится все более популярным? А о том, чем же объясняется повышенный интерес в российской публике к не политическому телевидению, а к телевидению развлечений, мы сегодня будем говорить с генеральным директором СТС Александром Роднянским, который 9 месяцев назад пришел руководить каналом. На Украине Роднянский создал канал "1+1", который называли аналогом НТВ времен Гусинского. Но в Россию Александра Роднянского пригласили делать другое телевидение, по его собственному выражению, "без патриархальных рефлексий". Итак, телевидение без патриархальных рефлексий - это СТС - Александр?

Александр Роднянский: Ну, в известном смысле мне казалось, что СТС может стать частью такого рода телевидения. Может быть, не исчерпывающей, но, тем не менее, достаточно важной.

Анна Качкаева: Скажите, а 11, 8 процента - это сколько миллионов телезрителей?

Александр Роднянский: Ну, это доля аудитории, что называется. Ее легко подсчитать, поскольку аудитория у нас составляет, базовая, миллионов 140, то, соответственно, постоянно это около 10 миллионов телезрителей, которые постоянно в среднем смотрят телевизионный канал СТС.

Анна Качкаева: А вы сами не удивлены ростом числа зрителей? Насколько я знаю, вы обещали своим акционерам достичь доли аудитории в 10 процентов в течение следующих 4 лет, и, похоже, что можете перевыполнить план?

Александр Роднянский: Я бы не стал спешить с оценками. Мы, естественно, рады тому, что так случилось в феврале 2003-го года, а не так, как мы планировали, где-нибудь в конце 2005-го года, тем не менее, полагаю, что здесь много очень естественного. Естественного даже не с точки зрения развития конкретно канала СТС и качества его программ, фильмов, сериалов, всего, что составляет эту программу, но также характер, и для нынешних процессов происходящих. И с пониманием аудитории, и с характером ее телесмотрения, и с предпочтениями российской телевизионной аудитории.

Анна Качкаева: У нас звонок, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Валентина Ивановна: Анечка, я вообще-то постоянно вас слушаю, мне 72 года, Валентина Ивановна, Москва. Я хочу сказать Анечке и Александру - его канал смотрит только молодежь. Рейтинг это неправильный, почему? Потому что это смотрит кучка, пошлый канал, неинтересный канал, и этот молодой человек сидит и счастлив. Его поддерживают очень многие, те люди, которые очень рядом с властью находятся.

Анна Качкаева: Валентина Ивановна, а в чем это выражается?

Валентина Ивановна: Выражается в том, что как ни включишь СТС - какая-то пошлость идет.

Анна Качкаева: А какое это имеет отношение к поддержке власти?

Валентина Ивановна: Потому что у него есть люди, я так чувствую, которые к власти близко, а он друг их. Вот в чем дело. Потому что не может этот канал иметь такой рейтинг. Он дал 10 процентов - ну, кто он такой?

Анна Качкаева: Благодарю вас Валентина Ивановна. Александр, реагируйте пожалуйста.

Александр Роднянский: Ну что, ну имеет полное право, можно лишь уважать точку зрения. Действительно, молодежный канал. Действительно, ориентирован на аудиторию более молодую, чем уважаемая слушательница, и в этом смысле единственное, с чем бы мне не хотелось согласиться абсолютно точно, это с характером слова "пошлый". Вот то, с чем мы боремся, это с пониманием пошлости. Другие дело, что, может быть, далеко не всегда получается, но в любом случае, это, конечно же, противоречит характеру телевизионного программирования или телевидения, которое предпочитает категория зрителей, к которой относится и только что звонившая в студию. Ничего с этим не хочу даже и спорить, понимая, что "витаминозное", насыщенное информацией и политикой, и тем, что раньше считалось и считается по-прежнему в очень многих случаях важным, является телевидением для этой категории зрителей уважаемым. Но совершенно точно, что это не жалкая кучка зрителей, и уж точно никакого не имеющая отношения к власти, а скорее, наоборот, ничего об этой власти, не думающая, не знающая и, я бы даже сказал, принципиально не имеющая отношения ни к власти, ни к политическим контекстам, которые по-прежнему имеют столь важное значение для зрителей, которые могут, скажем, любить, не любить, не смотреть и не хотеть смотреть СТС. Для меня принципиально важно как бы ощущение толерантности. Если не смотришь ты сам, это не означает, что те, кто смотрит, это жалкая куска. Вот это принципиально.

Анна Качкаева: Александр, вы честно говорите, что полезные функции телевидения - познавательная, просветительская, в общем, не ваш профиль, но вы, наверное, согласитесь со мной, что развлечения - это ведь тоже обу3ение некоторым ценностям. И вот какого рода развлечения все-таки пропагандируете вы, потому что я отчасти понимаю, почему и чем возмущена наша слушательница - такой "комиссаровщиной" с его "Семьей" на многих каналах, "Окна", "Которые покинули вас", "Светская жизнь" с болонками, бриллиантами и 18-летними особами... Прежний ваш "Большой куш" с пошловатым и матерящимся ведущим, уже не ваш. Я всегда говорю о том, что рассуждения о свободе телевизионного зрителя выключить телевизор - это лицемерие, потому что телесмотрение стало тотальной привычкой.

Александр Роднянский: Лукавство, конечно.

Анна Качкаева: Так вот, какого типа развлечения вы все-таки предлагаете, или хотите предложить своему зрителю?

Александр Роднянский: Давайте скажем главное. Канал как бы начал свои изменения в сентябре, и, естественно, это очень длительный процесс. Абсолютно с вами согласен, что и у нас и на многих каналах существуют какие-то программы, которые называют развлекательными, и которые вызывают скорее отвращение и раздражение. Это такое скабрезное телевидение, играющее на вполне провокативных и, естественно, вызывающих интерес определенной части аудитории контекстах. В нашем случае я вообще бы не сводил понятие развлечения, тем более в телевидении, к примитивной комбинации комедийных сериалов пошлых шуток, скандальных ток-шоу и, естественно, комедий. Для меня развлечение - это определенного как бы характера контекстные ситуации жизни, которые способны моделировать множество жизненных ситуаций, не столь впрямую связанных, скажем, с общественно-политическими, так или иначе, для меня сфера развлечения - сфера, подразумевающая, скажем, систему человеческих мотиваций необычайно важных.

Вы знаете, я недавно читал любопытнейшую программу, на меня произвело впечатление, мы совершенно не договаривались с ее автором, один из самых продвинутых программистов настоящего времени, в которой он разделил группы человеческих мотиваций и, соответственно, эволюции человечества на три стадии: выживание, социальная жизнь и развлечения. Потому что, скажем, я не буду долго цитировать, но размышления Эйнштейна о физике, на его взгляд, мотивировались не идеями выжиывания, и даже не идеями социальной жизни, то есть, обретения социального статуса и социального успеха. В известном смысле развлечение - как способ существования в современном мире, в котором как бы институт познания тоже имеет непосредственное к нему отношение. Сразу скажу вам честно, что в том понимании развлекательного телевидения, как скандального, провокативного и пошлого, конечно, бы нам не хотелось существовать. Но процесс достаточно болезненный и очень непростой.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Наталья: День добрый, меня зовут Наталья, мне 42 года. Вы знаете, я хочу сказать по поводу того, кто смотрит, действительно у меня приятельница довольно такого зрелого возраста была прикована к телевизору, если не ошибаюсь, это по вашему каналу было "Заряженное кино", так называемое.

Александр Роднянский: Да.

Наталья: Ну, если вы пускаетесь уже на такое - о какой философии вы вообще говорите? Вы понимаете, существует понятие, на развалах, мусора-литературы, это очень много обсуждаемо. Я была в Америке, я переключала каналы и с трудом находила то, что душе вообще полезно. Это просто калька того, что делается там, но вы должны нести ответственность за то, что вы делаете. Делайте это у себя на Украине! Ну, зачем, ведь вы же знаете, какое тяжелое состояние в стране, вы же знаете, какие вопросы вообще стоят перед выживанием России. Зачем же вы это делаете? Остановитесь пожалуйста. Не надо все измерять деньгами, рейтингами, процентами. Опомнитесь!

Анна Качкаева: Александр, вы можете задать вопрос нашей слушательнице.

Александр Роднянский: Да, вы не могли бы уточнить, что, собственно говоря, вас так возмутило в "Заряженном кино", просто любопытно.

Анна Качкаева: Она, к сожалению, уже положила трубку, высказав свое мнение.

Александр Роднянский: Вы понимаете, всегда существует аудитория политико-вовлеченных людей, и это вот ощущение, что происходит в России, трагизм, не то, что неприемлемо, на мой взгляд, а просто опасно. Вот, на мой взгляд ,опасно именно такое отношение к действительности, отношение постоянной драматичности, решения как бы кровавых вопросов современности и ощущение того, что телевидение непосредственно за это отвечает. Мне кажется, что современное телевидение, особенно в ситуации, когда московские жители получают 18 каналов и возможность их смотреть, при всем при том, что я согласен с вами, что лукавством было бы просто ограничиться формулой, не хотите, не смотрите, при этом совершенно очевидно, что телевидение разнообразно и занимает определенные, очень адресные ниши. Смотрит аудитория то, что она предпочитает. Кто-то любит комедии, кто-то любит как бы новости, кто-то - познавательные программы, это естественно, но это общая позиция. Что же касается - "опускаться до такого", то "Заряженное кино", на мой взгляд, было милое, и вполне, как бы, на мой взгляд, удачная шутка, и, естественно, иначе воспринимать ее было нельзя, и только люди, лишенные чувства юмора, могут воспринимать такую вещь иначе. Но главное состоит в следующем: на наш взгляд, и на мой взгляд, в России происходит естественный процесс развития, и очень хорошо, что в России появляется не только СТС, а масса телевизионных каналов, функцией которых социальной является возможность создания такого антидепрессивного, комфортного для хотя бы определенной части аудитории времяпрепровождения, без накопления негативных, позитивных, каких-то удивительно жестких и сложных, агрессивных эмоций.

Анна Качкаева: Александр, все-таки, опять же я отчасти тут выступаю на стороне наших слушателей. Потому что опять же можно понять, почему их так возмущает эта некоторая поверхностность, такое ощущение конфетти, скакания по жизни, потому что в большинстве регионов страны живется крайне непросто, я уже не говорю о бюджетниках, зарплатах, войне, которая продолжается, и так далее. И вот такой уход от действительности на канале, наверное, он немножечко претит просто восприятию жизни.

Александр Роднянский: Конечно, он претит. Он претит большой части или небольшой части аудитории. Эта часть аудитории сокращается, это понятно, но представьте себе все то, что вы только что перечислили, еще и на экранах телевидения. Войну, разруху и прочие как бы всякого рода ужасные проблемы. Они где-то есть, где-то их нет, это нормально. И в условиях чудовищной депрессии 30-х годов в Соединенных Штатах, о которых с такой уверенностью сообщила только что звонившая женщина, попереключавшая там телевизионные каналы и не нашедшая для себя ничего в стране, которая создала самую великую киноиндустрию мира, нравится это ей, или нет, кстати, включающее в себя не только конфетти, но и глубокие, серьезные кинематографические произведения,, так вот, там, в 30-х годах, усилиями, при всем при этом в условиях жестокого, дикого, частного рынка, но усилиями, в том числе и при помощи государственной политической программы, была создана голливудская как бы фабрика грез, позволявшая аудитории определенным образом находить поддержку в этих замечательных сказках. Это универсальный процесс, когда создавались Голливудом сказки. И не случайно сейчас в мире, как это ни покажется, может быть, грустным или раздражительным фактом, но доминируют даже в кинопрокате фильмы - детские сказки. Ничем другим же не является ни "Властелин колец", ни "Гарри Поттер", которые, и в России, и во всем мире занимают первые места в кинопрокате. Поверьте, я же тоже не являюсь адептом, и меньше всего мне хотелось бы защищать точку зрения как бы того, что это единственное возможное.

Но, обратите внимание на удивительный характер спора. Я говорю о возможности многочисленных вариантов развития, в том числе телевидения, о необходимости выбора, о необходимости наличия жесткого документального, "витаминозного", просветительского, хотите, критического телевидения, но при этом и развлекательного, и комфортного, и веселого, и яркого, похожего на конфетти. А оппоненты всегда говорят о необходимости только первого, а второму отказывают в праве на существование, что я считаю необъективным, неверным и нечестным.

Анна Качкаева: Да, Александр, умению выбирать и быть толерантным действительно многим из нас еще, видимо, придется учиться. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Слушательница: Извините пожалуйста, не отключайте меня, у меня домофон звонит, дайте пока другого слушателя.

Анна Качкаева: Да, мы вас обязательно подключим... Вот, у нас жизнь течет буквально в эфире. Александр, как вы думаете, успех СТС такой стремительный, как бы к этому раздраженно ни относились вот наши слушатели, это что-то означает именно в политической атмосфере страны?

Александр Роднянский: Я бы сказал, усталость и завершенность эпохи информационного телевидения, мне кажется так. Мне кажется, усталость от такого рода, скажем, мыльной оперы, я ее так для себя называю часто, российской политики, которая 10 лет, так или иначе, увлекала телезрителя. И вот сегодня, когда, в общем, так или иначе, и в общественной, и в политической жизни произошли серьезные изменения, и изменения, так или иначе, как бы охарактеризовавшиеся некоторым периодом стабильности, нравится это кому то или нет, но уже нет такой плотности меняющих кардинально политическую ситуацию в стране событий, и поскольку нет этой плотности, нет огромной зависимости жизни конкретного, мне кажется, гражданина от последствий этих событий, и раз так, то очень часто появляется возможность подумать, скажем, о той ткани и полноценной как бы перспективе жизни, которая, собственно говоря, и является принципиальной для, мне кажется, для ситуации, в которой эти телезрители и общество в целом превращаются из толпы в индивидуумов, в отдельных людей. Поэтому, скажем, когда телевидение не претендует на роль ментора, на роль ментора, учителя жизни, проповедника и единственно возможного рупора, в котором, так сказать, нужно находить умные, здоровые и вечные мысли, хотя я не помню случая, когда на телевидении они ходили... А когда в этой ситуации это один из многочисленных вариантов выбора, в этом смысле, естественно, какая-то аудитория находит для себя возможность и выбирать то, что, скажем, позволяет ей определенного рода эмоциональную подзарядку. Понятно, что ко всему прочему принципиальна еще и направленность энергетическая для молодой аудитории...

Анна Качкаева: Мы продолжаем разговор о том, что такое телевидение развлечений или развлекательное телевидение, поскольку английский термин "entertainment - "развлечение" или еще "infotainment" - телевидение плюс информация плюс развлечения - становится, пожалуй, одной из самых основных характеристик современного российского телевидения. И об этом мы разговариваем с человеком, который делает самое развлекательное телевидение в стране, генеральным директором телеканала СТС Александром Роднянским. Я вам должна сказать, что пока нас не было в эфире на пейджер пришли десятки сообщений. Сначала я сообщу хорошую новость, а потом - не очень. Один наш слушатель, единственный из десятков людей, ему, кстати, тоже 72 года, как и слушательнице, которая ругала вас сильно в предыдущем часе за программную политику СТС, но вот Альберт Михайлович говорит, что СТС это очень хороший канал, у тех, кто выступает против - очень старинное мышление. Но все остальные наши слушатели, а таких мнений больше десятка, как раз говорят о том, что все это, в общем, гадость и бездушное, бестолковое, ненравственное телевидение. Я не буду читать, уважаемые слушатели, хамские высказывания, нетолерантные высказывания и мнения без подписи. И прошу вас звонить нам и отвечать на вопрос: как вам кажется, почему развлекательный канал СТС становится все более популярным? Я отчасти разочарована. потому что как раз конкретного ответа на этот конкретный вопрос почти нет ни в ваших пейджинговых сообщениях, ни в ваших звонках, в основном, все ругаются, так что вот, Александр, я позволю себе прочитать еще несколько мнений, чтобы вы могли их прокомментировать. "СТС это гадость, телевизионные иностранные фильмы, бездушные шоу, выращивают нашу молодежь бездушной". "Телевидение СТС оглупляет молодежь, нужно показывать классику современного кино". Александр, вы ручку возьмите, чтобы потом легче, может, было бы отвечать... По поводу передачи на СТС сериала "Зена - королева воинов": "Фильм достоин стать основой для иска телеканалу как стимулятор нетрадиционных отношений среди молодежи". Еще одно мнение: "Канал действительно молодежный и нормальному взрослому человеку, у которого есть намеки на нравственность, нечего его смотреть". "Если ориентироваться на современную молодежь, это, значит, ориентироваться на быдло. Таково мое мнение". Это были мнения Сергея, Екатерины, Ивана и еще нескольких наших слушателей. Александр, как вы все это прокомментируете?

Александр Роднянский: Я уже говорил что, прежде всего, все без исключения позвонившие и пославшие сообщения имеют право на собственное мнение, и его можно лишь уважать. Другое дело, что это все в целом лишь иллюстрация как раз того, что называется конкуренцией в телевизионном, или радиоэфире. Мы с вами разговариваем на Радио Свобода, которое имеет определенную, очень характерную и очень адресную аудиторию. И совершенно очевидно, что аудитория Радио Свобода, к которой я, кстати, принадлежу уже много лет, совершенно ничего общего с аудиторией телеканала СТС не имеет. Это принципиальный момент. Поэтому, прежде всего, мне кажется, так, в общем, жестко и принципиально, можно было бы сказать, критикуется СТС - это естественно. Другое дело, что я вот уже по характеру отношения к телевидению давным-давно не воспринимаю упреки на тему как бы бездушности или засилья иностранщины, фильмов, классики мирового кино. Любопытно, на мой взгляд, появление "нетрадиционного характера" Зены, это, честно говоря, история преследующая один из самых популярных молодежных сериалов уже лет 15, сколько он производится по всему миру. Масса всяческих удивительных историй, там, в Индии...

Анна Качкаева: И, кстати, не только СТС показывало его в российском эфире.

Александр Роднянский: Мы же говорим, в общем, если честно, о классике такой кинематографической или телевизионной продукции, которую можно не называть классикой киноискусства, но, бесспорно, телевидения, в любом случае. Потому что в СТС существует продукция не то что не низкопробная, а абсолютно первоклассная, просто она не соответствуют пониманию того телевидения, которое хотелось бы видеть, скажем, отправившим сообщение. И это как бы, и Зена, и другое кино...

Анна Качкаева: Александр, а давайте мы повергнем разговор чуть в другую сторону, может быть, вы попробуйте объяснить нашим слушателям, потому что меня, честно говоря, все-таки удручает такая тотальная нетерпимость, в конце концов, ваш канал смотрят дети многих наших слушателей, внуки наших слушателей, да и сами взрослые смотрят, и что-то там находят. И вы все время говорите, что это отчасти аудитория того прежнего НТВ, которую породил канал, но теперь дошла к вашему каналу. Но, может, вы попытаетесь объяснить, все-таки, в чем полезность развлечений, если она может быть вообще, и может ли быть развлечение, так сказать, интеллектуальное, отчасти.

Александр Роднянский: Ну, если честно, если говорить всерьез, то это как бы базовое, прежде всего, фундаментальное решение на тему того, что для нас как зрителей означает телевидение. Является ли оно, как это было в советские времена, учителем жизни, с которым, как правило, соглашаешься и от которого ждешь полезных, умных и очень ярких советов по поводу того, что хорошо, что плохо, что нравственно, а что не нравственно и, соответственно, появления в эфире, всего, что как бы оттуда может появляться, требует жесточайших критериев отбора, как бы, и, прежде всего, инструмент воспитания. Или телевидение - один из многочисленных коммуникаторов, как бы, конкретно говоря, партнеров по диалогу, который могут вести очень разные люди, в очень разном настроении и состоянии, в котором они находятся. Так вот, если придерживаться первой точки зрения, то, СТС, пожалуй, не имеет ни права, ни возможности на существование. Потому что СТС, сам по себе, по своей фактуре, и не только СТС, а любое современное телевидение исходит из права зрителя на выбор, на выбор, у кого, это как бы может быть каналом документального, исторического кино, или каналом фильмов о животных, у кого-то это может быть базовым таким каналом, лидером, как там "Первый канал" в России, как он назывался раньше ОРТ, или то, что мы называем молодежным развлекательным телевидением, как СТС. В этом случае, когда человек придерживается как бы "витаминозной", то есть, такой жесткой концепции, конечно, очень сложно спорить. Если же мы говорим о том, что телевидение и вообще жизнь наша подразумевает развитие, выбор, множественность этого выбора, и всего, что связано как бы с обстоятельствами выбора, то понятное дело, что для аудитории, которая все в большей степени отличается друг от друга и раскалывается, из вот этой вот толпы, как мы все были в далекие уже, слава Богу, времена 15-20 летней давности на множество очень разных индивидуумов с очень разными ценностями и разными взглядами, то понятное дело, что среди множества такого рода как бы выборов имеет право на существование, и не просто имеет право, а, как показывает нынешняя ситуация, и востребован взгляд на действительность достаточно позитивный, если не сказать, позитивистский. Да, веселый, да, антидепрессивный, да, прежде всего, подразумевающий уход в то, что мы называем развлечением.

Но я говорю, давайте вернемся к вашему вопросу, иначе можно говорить долго, развлечение для меня значительно более широкое понятие, нежели тот смысл, который мы в него по традиции вкладываем. Для нас это некая, далеко не всегда позитивная, идея свободного время препровождения, если хотите, досуга, которой как бы себя развлекают люди, по меньшей мере, несодержательные. Для меня же это, бесспорно, та часть жизни, которая, так или иначе, касается каждого без исключения человека и которой собственно этот человек посвящает себя - размышлениям, своим хобби, внутренним рефлексиям. Как бы это реализация своих искренних, эмоциональных и психологических, обстоятельств жизни.

Анна Качкаева: То есть, Александр, можно ли считать, что вашего зрителя можно приучить, например, к документалистике?

Александр Роднянский: Конечно, и мы будем пытаться. Мы будем делать это аккуратно и делаем это аккуратно. Я просто убежден, не убежден, я знаю, что СТС в ближайшее время начнет заниматься журналистикой, в том числе и документальным кино. Просто для зрителей СТС его следует делать иначе, чем это привычно, скажем, по каналу "Россия", "Первому каналу"...

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Георгий Николаевич: Здравствуйте, Георгий Николаевич, Подмосковье. Мне очень нравится, и Анечка, и Александр, вы оба хотите разобраться, а я вот хочу сказать, что некоторая молодежь, я к ней причисляю Виктора Пелевина, разобралась, и вот он пишет, от хомо сапиенс к хомо запиенс, к человеку щелкающему, и механизм блестяще описал, как в процессе щелкающего бытия напарываются они не на изящные, не на лучшие, не на полезные, а на громкое, яркое, на тот же секс, на разрушение, не подозревая об этом.

Анна Качкаева: Благодарю вас за ваше мнение. Александр, тоже, видимо, слушатель, не самый молодой, но тоже пытается разобраться вместе с нами. Александр, в предварительном нашем разговоре вы сказали, что вас не особенно впечатляет новый проект Парфенова "Страна и Мир", мы не успели обсудить почему, но ведь это и есть тот самый "infotainment" - информация плюс развлечения, упакованный под развлечения. Что вас не устраивает? Может, для нашего слушателя вот появление этой программы как раз и есть аналог чего-то такого, к чему и вы стремитесь? Или вы не к этому стремитесь, в смысле политической и иной информации, которая будет адаптирована для вашего зрителя?

Александр Роднянский: Давайте сразу оговоримся, что я большой поклонник Парфенова и программы "Намедни", и если мы говорим о "Стране и мире", то мы не говорим как бы о проекте самого Леонида Парфенова, а просто говорим о примере, по сути, одном из первых серьезно продуманных проектов, имеющих отношение к "инфотэйменту" в области телевидения, пытающемся и подавать информацию, и журналистику в адаптированном, очень неожиданном для большинства нашей аудитории виде. Так вот, если говорить о "Стране и мире", то мне показалось недостаточно ясным и сформулированным, если хотите артикулированным, как раз подход в сторону "инфотэймента". Мне представляется, что все отечественные новости, так или иначе, вне зависимости, я сейчас не говорю о качестве новостей и программ на разных каналах, существуют в единой парадигме, то есть в единой системе координат, где повестка дня, то есть, отбор событий, попадающих в новости, верстка, так или иначе, происходят по очень сходным принципам. "Страна и мир" как бы для себя приняла решение изменить эту самую повестку дня, создать некую программу или проект, где события как бы отбирались и подавались совершенно иные, разворачивающие информационную картинку дня, недели и месяца совершенно иначе, в непривычном для аудитории прежней...

Анна Качкаева: Александр, давайте попробуем на примере, вот ситуация с Ираком: как ситуация с Ираком, которая навязла уже у всех на зубах, если о ней говорить в информационном ключе, может быть развернута в этом информационном развлечении?

Александр Роднянский: Вы знаете, "infotainment" подразумевает, прежде всего, драмы людей. Традиционная парадигма подразумевает фактологию. То есть, если в традиционных новостях мы сообщаем о том, что президент Буш выступил и сообщил нечто конкретное, на это президент Ширак возразил, президент Путин совершил поездку и предложил некий вариант... Это фактология. В случае "инфотэймента", если мы говорим всерьез, мы ищем массу человеческих мотиваций, способных представить конкретные факты в виде одного из возможных путей, в виде драмы конкретных личностей. Где для нас есть как бы драма полноценная, вот как в большом игровом кино, или документальном, драматизированном. Хусейна, находящегося десятки лет у власти и задавившего страну, приведшего ее в тоталитарное состояние, Буша, сына того Буша, который был автором войны в Персидском заливе, России, использующей в данном случае как бы эту ситуацию, Ширака, который всерьез на данном этапе претендует, впервые после 1926-го года французский президент - претендент на Нобелевскую премию мира, и страна, в которой живет 5 миллионов арабов. В данном случае есть конкретные человеческие обстоятельства, способные эту историю преобразовать совершенно в непохожем на традиционные новости виде. Хотя мы с вами взяли очень политизированный элемент. Если честно, здесь могут быть еще варианты.

Я вам приведу пример иной: во время, например, того же НТВ, во время чемпионата мира по футболу, когда трансляция матчей шла на "Первом канале" и "России", и не было возможности у НТВ воспользоваться даже материалом съемочными, сюжетами, голами и прочими интересными моментами из футбольных матчей, первым сюжетом в день матча сборной России с одним из соперников, по моему, сборной Бельгии, был сюжет о том, как делаются футбольные мячи. На мой взгляд - блестящий сюжет, ужасно интересный, специально для чемпионата мира. И, конечно, это история сама по себе очень нетрадиционная, потому что не просто в том плане, что состоялся такой-то матч и забили столько-то голов, а за этим стоящий совершенно особый аспект жизни и имеющий непосредственное отношение к тому, что происходит сегодня.

Анна Качкаева: Я думаю, что более-менее понятно. У нас еще один слушатель в эфире, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Дмитрий: Добрый день. Меня зовут Дмитрий, из Москвы. Мне кажется, нашим властям не нужно действительно информационное телевидение, то есть, та информация, которую можно услышать, для меня, например, она недостаточна. То есть, я телевизором как источником информации просто не пользуюсь. Ну а насчет развлекательности - наверное, развлекательность нужна просто как виртуальная реальность, тем же властям, для того, чтобы люди как-то отвлекались от просто реальности. А что касается канала СТС, я вот сейчас посмотрел, что там в программе - ну, набор фильмов, немножко лучше, наверное, чем на других каналов, меньше отечественных сериалов, вроде "Убойной силы" и большого мусора. Правда, действительно хорошие фильмы затесняются на самое позднее время. Вот в субботу был замечательный фильм, американский 1974-го года, Клинта Иствуда под названием "Бризи", но он шел в 2 часа 10 минут ночи с субботы на воскресенье. Наверное, это делается специально, потому что считается, что какие-то глубокие, серьезные фильмы мало кто будет смотреть.

Анна Качкаева: Благодарю вас, Дмитрий, Александр, это специально делается?

Александр Роднянский: Я благодарен, прежде всего, за мнение, это очень любопытно. Нет, конечно, естественно, специально программируется, и ничего случайного нет и быть не может. Другое дело, что я надеюсь, что встречаются очень хорошие фильмы и в значительно более ранее время, но ясно, что телевидение, особенно телевидение, претендующее на большой успех - к сожалению, массовая аудитория имеет определенного рода вкусы. И здесь как раз очень трудно - я об этом говорил в начале, о фундаментальной разнице для себя, выбрать то ли мы в позиции обучающих аудиторию, мы говорим себе, мы должны обучить нашу аудиторию тому, чтобы она смотрела замечательную киноклассику, и в 9 часов вместо милой семейной комедии "Карманные деньги" в ту же субботу или вместо милой комедии, которая была в воскресенье, "Коэффициент интеллекта", мы покажем, условно говоря, замечательное кино Бертолуччи или Пазолини. И, боюсь, что в этом случае аудитория по-прежнему не смотрит классическое кино, но при этом еще и на канале СТС тоже.

Анна Качкаева: Вот у меня здесь несколько сообщений на пейджер. Любопытно, видимо, люди впервые открывают программу СПС, тем самым какой-то выбор видимо предоставлен, говоря о вашем канале сегодня, и один из наших слушателей, который довольно резко высказался в ваш адрес, пишет: "Все остальные программы без исключения, кроме "Культуры", тоже для быдла, поэтому хочу извиниться перед Роднянским". Вот так вот. Тем не менее, Александр еще один вопрос, который я не могу не задать. "Александр, - пишут на пейджере, сообщение от Николая, - вам не безразлично, что происходит на Украине? Там вы делаете действительно политическое телевидение. Почему же для граждан России вы делаете развлекуху?"

Александр Роднянский: Вы понимаете, ну вот этот вот подход, с которым произносится слово "развлекуха" - он мне чужд. Я считаю, что на данном этапе полноценное, честно-веселое, или развлекательное и укрепляющее как бы эмоциональные, психологические силы людей телевидение не менее полезно, нежели так называемое политическое.

XS
SM
MD
LG