Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чего владельцы хотят от телеканала "ТВС"?


Анна Качкаева: 1 июня исполняется ровно год, как телекомпания "ТВС", то есть, команда Евгения Киселева при поддержке олигархов и бизнесменов, вышла в эфир. Почти столько же - около 9 месяцев продолжается управленческий кризис на телеканале "ТВС". Практически разрушена сеть региональных партнеров, и в России программы "ТВС" мало кто видит, доля аудитории по стране не превышает 5 процентов. Традиционно преданные зрители "ТВС" москвичи позволяют каналу делить 4-5 место на столичном рынке. На канале финансовый кризис, коллектив постоянно лихорадит, акционеры скандалят, зрители в недоумении. На наступившей неделе многое должно решиться, и с управляющей компанией, и с новым генеральным директором "ТВС". 22 апреля должен состояться уже дважды переносившийся суд меду Минпечати и владельцем постоянной лицензии на частоту компанией "МНВК-ТВ-6", а 1 мая московское правительство за долги может начать отключение вещания "ТВС" в кабельных сетях города. Чем закончится драматическая история, которая началась с апрельского разгона "НТВ", продолжалась выключением "ТВ-6", и нынче очень близка к тому, чтобы окончательно превратиться в фарс? Какого телевидения от "ТВС" ждут владельцы и рынок? Об этом мы будем сегодня говорить с обозревателем газеты "Коммерсантъ" Ариной Бородиной, а во второй части программы к нам присоединится генеральный директор телекомпании "ТВС" Руслан Терекбаев, и вы сможете задать ему свои вопросы. А вопрос вам, уважаемые слушатели, на который мы ждем от вас ответа, звучит сегодня так: как вам кажется, чего владельцы хотят от телеканала "ТВС"?

Арина Бородина была первой, кто поведал общественности в начале апреля о возможном новом повороте в судьбе "ТВС", о новой управляющей компании, которую собираются нанимать акционеры, и о возможном приходе на пост генерального директора Александра Любимова. Сегодняшний понедельник мы с вами, Арина, определили как день решающий - если не договорятся, то ситуация на "ТВС" зайдет в тупик. Почему? Можно чуть подробнее?

Арина Бородина: Вообще, во-первых, хочу сказать, что есть ощущение, что все равно сегодня не решающий день, хотя ситуация, все, что вы обрисовали во вводке, она абсолютно такая, и действительно очень сложная. Решающий, наверное, потому, что до бесконечности нельзя договариваться, переговариваться, потому что все участники процесса, в частности, акционеры уже почти год бесконечно ведут какие-то переговоры, договариваются, передоговариваются о различных компромиссах, а воз и ныне там. Как бы кто ни относился к господину Любимову и другим людям, которые были представлены в шорт-листе на должность генерального директора, на мой взгляд, в их ситуации с созданием этой управляющей компании - она единственно возможная, реально возможная, поскольку канала переходит в управление конкретной одной группы, чтобы вывести канал из кризиса. Он, выход, может быть очень болезненный, непростой, сложный, но просто, когда каналом управляют 10-11 человек, которые все равно не могут договориться между собой... Причина всех бед канала в большинстве своем именно в этом, что там коллективный акционер, а не один единственный.

Анна Качкаева: Тем не менее, и вы, и ваши коллеги в "Известиях" сегодня уже написали, что приход Александра Любимова, который на прошлой неделе представил вариант новой программной сетки, в общем, может означать, что большинство программ, которые были такими брэндами, лицом этого канала, как "Итоги", "Бесплатный сыр" и так далее, могут с канала исчезнуть.

Арина Бородина: Я как раз не думаю, что они исчезнут, мне, кстати, об этом сказали люди, которые работают на ТВС. Я понимаю их состояние - они любой маломальской информации, которая исходит с той стороны, придают очень большое значение. Да, возможно, наверное, могут, какие-то программы могут исчезнуть. Н я думаю, что основные программы, в частности, программа "Итоги", которая является брэндом, если это только не будет опять причиной каких то специальных договоренностей, не думаю, что она исчезнет. Она может стать другой, и это право Евгения Киселева - оставаться на этом канале с этой программой, или нет.

Анна Качкаева: Так же как, впрочем, Виктора Шендеровича, который в прошлый понедельник сказал: он для себя многое решил, и тоже не исключает возможности...

Арина Бородина: Конечно, это будет совсем другой канал, может, он вообще будет киноканал, как кто-то говорил из участников переговоров. Кстати, когда сказали, каким зрители хотят видеть этот канал, я себе задала вопрос, каким я хочу видеть этот канал - трудно сказать. Всегда, как говорится, с продуктом проблем не будет, были бы деньги. Их все это время на канал не давали, поэтому канал в таком состоянии. А те, кто там работает, я думаю, в принципе, могут делать и дальше программы, которые делали. Другой вопрос - что все это будут решать те, кто придет на канал.

Анна Качкаева: Да, зрителю это очень важно. И на самом деле, это главное, о чем нужно было бы подумать, но как раз об этом, по-моему, думают меньше всего, и на самом деле мой вопрос звучал так: "Что владельцы хотят от канала ТВС?"

Арина Бородина: Ой, владельцы, наверное, хотят поменьше вкладывать и побольше получать, и еще самое главное - думаю, для них, конечно, небезразличны репутационные риски, потому что почти год назад, подписав меморандум о том, что они поддерживают команду Евгения Киселева, это был такой очень красивый шаг, достойный поступок - видные бизнесмены поддерживают многострадальную команду. Мы видим, что из этого получается спустя год - что поддержки как таковой нет, и создаются все новые и новые коллизии, и уже коллектив - не тот коллектив, и всех уже лихорадит не по первому разу. Поэтому мне думается они, может, и рады вообще выйти из этого проекта, но все-таки есть репутационный риск, и поэтому, чтобы все-таки минимизировать это, наверное, все-таки пришли к выводу, что пусть кто-то другой этим управляет, и мы с них спросим. А насчет денег - как-то, видимо, они не очень готовы рисковать.

Анна Качкаева: У нас есть звонок, добрый день представьтесь пожалуйста.

Николай Николаевич: Здравствуйте, Николай Николаевич, Санкт-Петербург. Я слушаю внимательно ваши передачи - сегодняшняя тема - что бы хотел зритель увидеть на телеэкранах - я поздравляю Александра Любимова, в надежде, что он победит и станет владельцем "ТВ-6", помня его программы "Взгляд", и надеюсь, что он так же принципиально и честно будет вести этот канал. Конечно, хотелось бы, чтобы на экранах исчезли бы агрессивные, разрушающие психику людей и так далее рекламы, ушли дешевые, разрушающие так же психику и мораль людей фильмы, американские, в основном.

Анна Качкаева: Но на канале "ТВС" этого как раз было не так много... Я еще раз хочу слушателям напомнить, что понимаю, и это очень важно, что происходит такая аберрация, потому что слушатели, они же зрители, понимают, что телевидение вообще-то для них, о чем ни акционеры, ни коллектив сейчас не говорят. Но как раз нам-то хочется понять, как вы думаете, что владельцы хотят от этого канала - это для них, по-моему, очень важно. И Александра Любимова, по-моему, пока поздравлять рано

Арина Бородина: Да, и потом это, в общем-то, совсем не тот Александр Любимов, который в начале 90-х вел программу "Взгляд", которую я тоже, как и многие зрители, смотрела с огромным интересом, и таких передач тогда не было. Сейчас это совсем другой человек, скорее функционер от телевидения, чем телеведущий и тележурналист, и, в общем, действительно поздравлять его пока не с чем, да и собственно владельцем он не станет, хотя... Торг идет очень большой, да.

Анна Качкаева: У нас еще один слушатель в эфире, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Галина Крылова: Крылова Галина Самуиловна, Москва. Горло перехватывает, когда цинично разговаривают о хозяйствующих объектах, так вот эти товарищи, я их не называю товарищами, эти негодяи, я имею в виду акционеры канала, хотят просто перекрыть голос последним людям, они сейчас, конечно, уже не те, что были раньше, но хоть какой-то голос свободы мы слышим по телевизору, пока там есть Киселев и компания, так вот эти люди, прикрываясь циничными разговорами о том, что это хозяйствующие, нет денег, не знаю, что, и как не стыдно так издеваться над талантливейшими журналистами третий раз за два года?! И, наконец, как можно вообще говорить об Александре Любимове, как о каком-то прогрессивном деятеле, так это же продажный человек, благодаря которому мы, слушатели, понимаем, что все покупается и продается. До свидания.

Анна Качкаева: Это было мнение Галины Самуиловны, очень эмоциональное, но вот такое мнение

Арина Бородина: Спасибо большое, за ваш звонок. На самом деле, это один из важных моментов этой истории. Не все, наверное, так однозначно, не все черное, не все белое. А по поводу того, что пытаются закрыть рот и лишить последнего глотка свободы, я соглашусь с этим отчасти. Потому что, конечно, приход новой управляющей компании и менеджера в лице Александра Любимова, конечно, не оставит той информационной политики, которой придерживался канал, но права и наша слушательница, которая сказала, что это уже не те журналисты, которые были два года назад. Но да, безусловно, те поправки, которые предполагается внести в устав, и лишение полномочий главного редактора - там есть, конечно, много вещей, которые урезают свободу журналистов, с точки зрения именно их политической, информационной концепции канала.

Анна Качкаева: Это вообще в традициях уже. Новая модель такая наступает, и модель единоначалия менеджера и владельца устанавливается и новым законом о СМИ, который будет принят

Арина Бородина: Да, но если канал будет универсальный, а, как я понимаю, такой вариант рассматривается, и в нем будут новости, то именно те журналисты, если они останутся, "если" - потому что мы не знаем, как будет развиваться ситуация, если они остаются на канале, если они продолжают работать, этим людям уже все равно очень сложно заткнуть рот окончательно и говорить им, что нужно делать так, а что не так. Если они этого не могут делать - они уходят с этого канала. Это уже другой вопрос. Очень грустно, что, к сожалению, практически не осталось площадок, где можно услышать независимую от государства точку зрения.

Анна Качкаева: Об этом же сожалеет и фракция "Яблоко". Она выступила с заявлением об изменениях в составе владельцев и руководства канала "ТВС": "Такие изменения ведут фактически к огосударствлению компании, последнего из федеральных телеканалов, до сих пор не находящегося под прямым и полным контролем властей"

Арина Бородина: Это неправда, потому что пул олигархов, которые пришли туда год назад, эта конструкция, все это оказалось благодаря именно государству, она поставила очень жирный, если не крест, то точку с запятой на этой команде журналистов. Это было сделано гораздо раньше, собственно, два года назад, когда произошел развал НТВ.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Ирина Евгеньевна: Добрый день, Ирина Евгеньевна, я думаю, что владельцы канала хотят, чтобы канал был более интересным, наверное. А что касается рейтингов раздутых "ТВС" - я не верю в эти рейтинги и не верю Киселеву, который в 1996-м году оголтело прославлял Ельцина во время выборной кампании, ни одного хорошего слова не сказал о Казаннике, он такой же приспособленец, даже худший, как другие. И в советское время - мы знаем, кем он был и как вещал. Они все теперь выглядят такими демократами будто бы, а в самом деле - вспомните избирательную кампанию 1996-го года, вот этого же самого Киселева.

Анна Качкаева: А вы полагаете, что Любимов, который будет заниматься, если будет, редакционной политикой, он будет лучше, или вы уже ничего не ждете от этого канала?

Ирина Евгеньевна: Нет, я не думаю, что много лучше будет, потому что все они одинаковые, в общем-то. Мы знаем, как выглядят журналисты. Только некоторые умеют придержать свой имидж и больше соврать сами о себе, что они хорошие. А каков Киселев, таков и Любимов. Они все одинаковы, в основном. У них хорошая передача "Без протокола", больше я не знаю хороших передач. На "Первом канале" идет прекрасная передача "Жди меня", ни одной такой передачи никогда не снилось каналу "ТВС".

Арина Бородина: Я с вами не соглашусь, потому что на канале "ТВС" выходит программа "Забытый полк", аналогичной программы тоже нет ни на одном канале.

Ирина Евгеньевна: Это я согласна.

Анна Качкаева: Не говоря уже о том, что там много документальных передач, связанных с нашей историей, историей культуры, и такие просветительские программы, которые тоже на этом канале есть. Я уж не говорю об ироничных, которые тоже существуют. Поэтому есть тут разные точки зрения насчет редакционной политики.

Арина Бородина: Сколько людей, столько и мнений, но как раз этот звонок говорит о том, что не все так однозначно, как предыдущая наша слушательница звонила. Особенно мы, когда следим за процессом, очень пристально, в отличие, конечно, от зрителей, потому что зрители - все это не так интересно, всегда стараешься, как говорится, поменьше эмоций, побольше фактов, как-то разобраться в этом, хотя ситуация действительно очень неоднозначная, особенно, что все это завязано действительно на проблему юридическую, это связано с проблемой вещания, как в Москве, так и по стране. Потому что вопрос лицензии на всем фоне, что происходит до сих пор, остается нерешенным. Министерство печати, судя по всему, даже если найдет вариант юридический, как разрешить эту ситуацию, он все равно будет очень напряженный.

Анна Качкаева: У нас еще в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Наталья Николаевна: Здравствуйте, Наталья Николаевна, я из Москвы звоню. Я долго ждала, пока соединят, слушала, естественно, пристально, что происходят, и дело в том, что на самом деле ситуация сложилась такая, что слушательница предыдущая, гневный ее монолог, он действительно имеет место быть...

Анна Качкаева: По поводу Киселева, или по поводу Любимова?

Наталья Николаевна: По поводу Киселева в 1996-м году. Поэтому говорить, что вот, сейчас независимый журналист этот, или тот - все решают свои финансовые вопросы на фоне капитализма дикого, и ясно, конечно, что не выжить каналу, ничего не сделать, я тоже в качестве независимого журналиста пытаюсь проблемы больных, отказных детей, умирающих без препаратов решить. Вы знаете, почти никому это не надо. Либо с сердцем плохо становится, либо говорят - не надо психику ни себе, ни никому нарушать, и занимаются кто чем. А в итоге это чей-то заказ выполняется, это мне абсолютно ясно. Поэтому мне хотелось бы сказать - мечтать о том, чтобы, и сейчас, и потом, владельцы думали только об одном: как спасти умирающую Россию, чтобы не было ужаса, который я наблюдаю по "НТВ", в передаче "Все сразу". Вот, Михалков сидит, который радеет за Русь, ее духовность, и тут же в репортаже, вот я на видео записала, надо просмотреть, Зильберман, какая-то такая фамилия у него, немецкая, делает о комиксах репортаж, и клипово изображая истоки комикса - иконы появляются, и идет текст: "А жития святых - чем вам не комиксы?" Вы знаете, душат слезы после этого. И просто...

Анна Качкаева: Благодарю вас за ваш звонок... Да, в общем, разговор у нас печальный...

Арина Бородина: Это как раз говорит о том, что ситуация действительно очень неоднозначная. Я вот постоянно себе в последние дни задаю вопрос: а правильно ли мы столько времени уделяем этому каналу? Ведь существуют и другие каналы, и другие проблемы.

Анна Качкаева: Судя по реакции, видимо, правильно.

Арина Бородина: И вот слушаю, и все таки понимаю, что: во-первых - правильно, во-вторых - все таки этот канал, этот коллектив людей, которых становится все меньше и меньше, и люди, которые вовлечены в процесс и его окружают, это все громкие имена, это, если говорить пафосно - современная история наша, такой тупиковой ситуации не было ни с одним коллективом.

Анна Качкаева: И все-таки, Арина, ваш прогноз, решится что-нибудь на этой неделе?

Арина Бородина: Я думаю, что ключевые позиции могут быть все-таки обозначены, потому что меня больше всего беспокоит вопрос с лицензией. А поскольку здесь суд 22 числа, нужны очень веские опять аргументы, чтобы переносить эти судебные заседания, и эта линия определяет как бы и дальнейшие переговоры. Думаю, что сегодня стороны приблизятся к каким-то, может, либо "да", либо "нет". Либо они понимают, что не подписывают соглашение, тогда это совсем другая история, либо все-таки они уже намечают какие-то...

Анна Качкаева: А как вам кажется, может случиться так, что канала просто не будет к июню?

Арина Бородина: К июню - нет, но то, что его может не быть совсем - это да. Я допускаю такой вариант.

Анна Качкаева: Во второй части программы в 14.40 к нам присоединится пока еще генеральный директор телеканала "ТВС" Руслан Терекбаев.

Сейчас к нам присоединился генеральный директор, я так не очень элегантно закончила прошлый час и сказала, "пока еще генеральный директор", я думаю, что вы на меня не обидитесь, Руслан Терекбаев. И напомню собственно тему нашего разговора. 1 июня исполнится ровно год, как телекомпания "ТВС", то есть, команда Киселева вышла в эфир. Почти столько же, 9 месяцев, продолжается управленческий кризис на телеканале "ТВС". Разрушена практически сеть. Традиционные зрители - москвичи - позволяют каналу делить на столичном рынке четвертое -пятое места. Финансовый кризис на канале, коллектив постоянно лихорадит, акционеры выясняют отношения друг с другом. Зрители в недоумении. На наступающей неделе многое должно решиться, и с управляющей компанией, и с новым генеральным директором. 22 апреля должен состояться уже дважды переносившийся суд между Минпечати и владельцем лицензии на частоту - компанией "МНВК", а 1 мая московское правительство за долги может начать отключение вещания ТВС в кабельных сетях города. Чем закончится драматическая история, которая началась с апрельского разгона "НТВ", продолжилась отключением "ТВ-6" и нынче очень близка к тому, чтобы окончательно превратиться в фарс, и какого телевидения от "ТВС" ждут владельцы и рынок. Об этом полтора часа назад мы разговаривали с обозревателем газеты "Коммерсантъ" Ариной Бородиной, которая сказала, что создание управляющей компании - это лучшее, что может быть в этой ситуации, но она не исключает, что ничего из этого не получится, и вот сейчас у нас в студии Руслан Терекбаев, и вы можете задавать ему вопросы. Наш вопрос вам звучит по-прежнему так: как вам кажется, чего владельцы хотят от телеканала "ТВС"? Может, вы, уважаемые слушатели, понимаете про то больше, потому что сами акционеры как-то так весь год и не сформулировали, чего они хотят.

Руслан, все-таки вы поняли за время вашего директорства, чего акционеры хотя от канала?

Руслан Терекбаев: Я уверен, что ничего такого особенного, необычного или непонятного они отнюдь не желают видеть. Это должен быть мощный преуспевающий канал, и, конечно, он должен быть финансово обоснованный, то есть, доходы должны быть сбалансированы с расходами.

Анна Качкаева: Помните, в прошлый раз, когда мы с вами виделись, так, между делом, вы сказали, что ваша мама - зритель ТВС, она по-прежнему зритель?

Руслан Терекбаев: Конечно, да.

Анна Качкаева: И она очень, как мне помнится, переживала, что вы - назначенный новый генеральный директор - будете так закручивать гайки, что закроете все ее любимые программы. Вы этого не сделали, мама успокоилась?

Руслан Терекбаев: Честно говоря, я это аллегорическое сравнение привел, я не в курсе ее эмоций, честно говоря, редко вижу. Тем не менее, ни одна программа принципиально не была уничтожена, и это не было моей задачей. Я совсем не собирался рушить то, что создано.

Анна Качкаева: Тем не менее, вам не удалось найти компромисса между творческой частью и менеджментом?

Руслан Терекбаев: Да, наверное, так. Главное, что в момент моего прихода и весь период главной целью был анализ. Необходимо было определить, может ли это программное решение быть экономически выгодным. Вот главный ответ: на сегодняшний день ясно, что если канал должен быть финансово более благоприятным, то должно быть другое программирование.

Анна Качкаева: А вам вот так по-человечески не обидно, потому что нынче даже ваши наниматели говорят, что не рассчитывали на вашу долгую работу, вы-то, наверное, все-таки рассчитывали на всерьез и надолго?

Руслан Терекбаев: Нет, мне не обидно совершенно. Я еще раз подчеркиваю, что я - менеджер, я выполняю ту функцию в тот момент, которая необходима. Моя задача была определить целесообразность этого производства, и я ее определил. Я дал подробный анализ, в том числе финансовый, по состоянии дела. Задача, которая была в тот момент, на мой взгляд, выполнена, поэтому я не испытывают никаких негативных эмоций.

Анна Качкаева: То есть, вы дали материал для возможной приходящей управляющей компании, чтобы она точнее понимала, что же ей делать в перспективе?

Руслан Терекбаев: Конечно, ведь сейчас основания для принятия решений совсем иные, чем в декабре, в этом мой труд - это итог, бизнес - он динамичен, на том этапе было одно мнение, сейчас уже другое, хотя реальность не изменилась, но изменилось наше отношение к ней.

Анна Качкаева: Все-таки вы можете коротко сформулировать, в чем главная проблема, и компании, и коллектива?

Руслан Терекбаев: Я говорил это неоднократно, я еще раз подчеркиваю, это бизнес, любой бизнес строится от потребителя. Это главный закон бизнеса. Кто-то должен это употреблять и кто-то должен за это платить, потребитель своим вниманием, потом рекламодатель за внимание потребителей и так далее, не наоборот. В то время, как на "ТВС" была реализована совершенно противоречивая схема, когда канал был создан ради журналистов. Это абсолютно...

Анна Качкаева: Но ведь олигархи, которые занимаются бизнесом, на это как раз и подписывались, они чего, не понимали этого?

Руслан Терекбаев: Вероятно, год назад было очевидным, что именно авторское телевидение этих авторов будет притягательным для потребителей, но мы знаем, что этого не произошло, на сегодняшний день.

Анна Качкаева: А как вы полагаете, каковы шансы у управляющей компании, кто бы ей ни был, и у нового генерального директора превратить канал в то, что вы называете бизнесом?

Руслан Терекбаев: Гораздо выше, чем сейчас, потому что именно такая компания, как "Видео Интернейшенел", в состоянии выстроить этот мост между потребителями и производством, и я связываю большие надежды с этим.

Анна Качкаева: Но это означает, что если это бизнес, то, скорее всего, будет меняться редакционная политика, и в том числе такие зрители, как ваша мама, могут не досчитаться того же "Бесплатного сыра", "Дачников", возможно, "Итогов".

Руслан Терекбаев: Это проблема такая есть. Она гораздо больше. Мы просто входим в куда большую проблему. Это социальное телевидение, или вообще социальная культура, и противоречие ее с поп-культурой, но, честно говоря, я не хотел бы полемизировать на эту тему. Вполне возможно, что кто-то потеряет чего-то, это неизбежно, но это не значит, что кто-то должен производить некую телевизионную программу, и подвешенным остается вопрос, кто будет за это платить. Вот о чем разговор. Я не против того, чтобы люди получали тот продукт, который их интересует, но бесплатно ничего не бывает.

Анна Качкаева: Опять же, я пытаюсь все время понять, у нас, что, олигархи недоговороспособны, или недальновидны, или что? Они же ведь понимали, за что они собираются платить, в том числе за "Итоги", за "Бесплатный сыр", за возможность иметь такие материалы, как во вчерашних "Итогах" - разговоры по поводу Чечни, сравнения диктаторов всех, в том числе господина Туркменбаши, и намеки, необходимые для либеральной, грустно-либеральной части аудитории, они же ровно на это подписывались, или это телевидение теперь не нужно?

Руслан Терекбаев: Я не могу отвечать за действия своих акционеров, почему они поступали так, или иначе, это их решения, и год назад, и сейчас. Мое мнение, я подчеркиваю, что подходили они к этому каналу, как к некоему либеральному институту, может быть, даже фонду, или же они считали, что это будет в чистом виде бизнес - не знаю. Я еще раз подчеркиваю, я этого не знаю, и, по большому счету, не хотел бы даже фантазировать на эту тему. Я могу сказать точно, что мое отношение к медиа-бизнесу всегда только как к бизнесу и никак по-другому. Если программа создается, то она должна быть продана, в том или ином виде, потому что за нее кто-то заплатит, за нее заплатит акционер, или государство, точнее - налогоплательщик в лице государства, и когда кто-то что-то производит, это должно быть продано

Анна Качкаева: Вы полагаете, что эти программы - они не продаются, не имеют своего зрителя? Кто-нибудь всерьез ответил на этот вопрос за этот год?

Руслан Терекбаев: Я бы сказал так, что да, мы имеем однозначное заключение, что мы имеем недостаточно критической массы зрителей, рекламы, на те инвестиции, которые мы провели ради создания этих программ.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Наталья Юрьевна: Добрый день, Наталья Юрьевна, я преподаватель. Вы знаете, я вот не понимаю, если нужен преуспевающий канал, доходы должны быть обоснованы, если отношение к каналу, как к бизнесу, то, конечно, этот канал не будет существовать, потому что таких программ, как и Набутов, и Николаев теперь, и "Забытый полк", ну все, и, конечно, их не будет. Но, может, не так много нас таких зрителей, но что делать, в стране, в любой стране, которым эти программы необходимы, которые смотрят этот канал. Но скажите, с чем сравнивать - с "Большой стиркой", с "Моей семьей", с "Аншлагом" Степаненко. Да мы смотрим этот канал, и у нас его отнимут, ну что нам остается делать, будем опять слушать "Свободу", как в те времена не столь далекие, но нужна свобода, нужно свободное телевидение. Ну, как вообще можно обсуждать этот вопрос, почему обязательно бизнес?

Руслан Терекбаев: Наталья Юрьевна, я понял вопрос, я постараюсь на него ответить. Да, к сожалению, кто-то должен платить, это безусловно. Если бы то, что вы сказали, действительно требовалось, должна быть критическая масса аудитории, которой, к сожалению, у нас нет, чтобы это реализовывать.

Анна Качкаева: Сколько сейчас по России смотрят "ТВС"?

Руслан Терекбаев: Около пяти процентов. Теперь я хотел бы так сказать, что, безусловно, социальная потребность в каналах, может быть, больше социальной ориентации, велика, больше, чем на сегодняшний день наше российское современное телевидение в состоянии представить. Это факт. Я понимаю, может быть, разделяю даже вашу озабоченность по тем материалам, которые существуют в эфире на сегодняшний день на других каналах. Они чисто потребительские, в большей своей массе, но, тем не менее, я считаю моральным вопрос, а кто за это заплатит, заплатит за это налогоплательщик, или акционер своими деньгами. Если за это не платит рекламодатель, то кто-то должен платить, ведь программы эти очень дорогие. Я подчеркиваю, что телевизионное производство на метровом канале - очень дорогая вещь. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, я повторяю: я понимаю это, но назовите мне того, кто будет за это платить.

Анна Качкаева: У нас в эфире еще один слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Ольга: Добрый день, меня зовут Ольга. Во-первых, у меня, извините, Анна, к вам упрек, потому что ваш вопрос, поставленный в первой части, что хотят владельцы канала от канала, на мой взгляд, несколько повисает в воздухе, потому что они так и не были названы. Вот сохранился ли состав, который был в начале образования "ТВС"?

Анна Качкаева: Сохранился. Все те же - Чубайс, Лившиц, Киселев, Абрамович, Дерипаска, Мельниченко, Зенин, я кого-то забыла, Руслан? И коллектив журналистский.

Ольга: Наверное, все... Создается такое впечатление, что внутри этого сообщества владельцев они сами не очень понимают, что они хотят, а что касается менеджерской части, то мне кажется, что разговор сейчас происходит тоже не очень конкретный. Потому что есть вещь техническая - доставка сигнала, и те 5 процентов зрителей, которые смотрят - это из-за качества программ, или из-за покрытия географией? Второй вопрос, как говорит программный директор, насколько программы дорогие - они неоправданно дорогие, они завышенно дорогие, или их стоимость соответствует качеству программ? Потом, на мой взгляд, это уже что-то новое - происходят противоречия внутри профессионального коллектива журналистов и владельцев, потому что программа "Дачники", которая, видимо, не собирает достаточно рекламы, тем не менее, получают профессиональную награду. Я не знаю, насколько собирают достаточно рекламы анимационные выпуски про Хрюна и Степана - "Тушите свет". То есть, получается, что... Я хотела бы конкретных названий конкретных программ, какие программы себя не оправдывают, и от которых будет отказываться новая дирекция. Что касается возможной кандидатуры Александра Любимова, о чем вы говорили в первой части, то, на мой взгляд, Александр Любимов эпохи "Взгляда", равно как и Константин Эрнст эпохи "Матадора" и нынешние люди - это настолько две большие разницы, извините за одессизм, настолько разные люди, что здесь просто не стоит об этом говорить - о какой-то прогрессивной направленности в этой части. Поэтому, если можно, я хотела бы от менеджера услышать конкретные названия программ, которые себя не оправдывают.

Анна Качкаева: Я принимаю ваш упрек, что не перечислила всех владельцев, сейчас мы их уже перечислили. Руслан, вопрос к вам

Руслан Терекбаев: Я не хотел бы детально говорить о том, что какая-либо программа в отдельности имеет финансово несостоятельный результат. По многим причинам. В целом я все-таки обсуждаю сейчас состояние программы как таковой, то есть, всего канала "ТВС". Просто в силу некоторых причин это не совсем правильно будет сделать.

Анна Качкаева: Тем не менее, об этом все время говорят и хочется понять.

Руслан Терекбаев: Да, естественно, такая программа, как "Тушите свет" - вы можете на нее посмотреть, это достаточно дорогостоящий продукт, это, по сути, живая анимация по актуальным событиям.

Анна Качкаева: Называют, что она стоит около миллиона в год - это правда?

Руслан Терекбаев: Да, это близкие к реальности цифры. Поймите, что это большие деньги. И в то же время, несмотря на то, что эта программа очень действительно интересная...

Анна Качкаева: Это уникальная технология, в Европе делают еженедельную программу, нигде не делают ежедневную...

Руслан Терекбаев: И уникальная, да. И не только с точки зрения технологии, что понятно, что это сложно, это, прежде всего, уникальный творческий продукт, он действительно уникальный. Посмотрите, сколь быстрая реакция по событиям достигается, и сделано это еще в режиме сатирического шоу. Естественно, это дорого, естественно, это сложно, и я преклоняюсь перед людьми, которые это делают. И не случайно эта программа получила тоже "Тэфи". Но я еще раз подчеркиваю, что мы на сегодняшний день неадекватные имеем доходы по отношению с расходами на эти программы в целом. Вот мой ответ.

Анна Качкаева: И может, в добавление к вопросу нашей слушательницы по поводу несоответствия профессионального приза и того, что не размещается достаточное количество рекламы, например, в программе "Дачники" - очень часто бывает, что коллеги оценивают программу несколько иначе, чем сами зрители и рекламодатели.

Руслан Терекбаев: Это нормальная ситуация. Я, честно говоря, даже не знаю, что здесь можно комментировать. Никто же не оспаривает, что это хорошие программы - с точки зрения профессионального мастерства.

Анна Качкаева: Руслан, вот, и все-таки, если подводить итог годового вещания новой телекомпании, которая так и не стала бизнесом, и акционеры до конца не решили, зачем им нужен этот телеканал, то ли как инструмент влияния, то ли как прибыльный бизнес, и бесконечно выясняют отношения, политически компания не стала влиятельной, либерально-демократический зритель, в общем, об этом говорят все менеджеры, немолод и маргинален, поэтому реклама не продается, документальные ретропрограммы недешевы, с управлением и финансами одни проблемы, про свободу слова, как вы сами говорите, давно никто уже не говорит - зачем спасают этот телеканал?

Руслан Терекбаев: Ну как - зачем? Есть надежда. И, тем не менее, это самый крупный негосударственный проект в медиа-бизнесе.

XS
SM
MD
LG