Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Осторожно, выборы"; беседа с заместителем генерального директора "НТВ" по информационному вещанию Александром Герасимовым


Анна Качкаева: "Осторожно, выборы", - такая постоянная рубрика в программе "Смотрим телевизор" должна была появиться не раньше осени, за пару месяцев до официально объявленной кампании. Но телевизионный экран залихорадило раньше, и, начиная с середины апреля, появилось ощущение, что на телеканалах стартовала предкампания. Этим словом специалисты называют длительную фазу своеобразного предуведомления. Фаза предкампании начинается задолго до старта официальной агитации. Об этапах кампании на телевидении, о ее формах. манипулятивных техниках, и о том, как придумывают информационные поводы, о скрытой и прямой политической рекламе мы будем теперь говорить регулярно в такой рубрике "Осторожно, выборы". Разбираться в этой кухне нам поможет кандидат психологии, президент агентства консалтингового "Старая площадь" Светлана Колосова.

Итак, предкампания. Персонажи относительно новые, приемы старые. Вот товарищ Грызлов, министр и лидер "единороссов", инспектирует страну. Грызлов появляется под камерами у каждого самолетного или пароходного трапа, на улице среди людей, в спортивном зале, с непременным упоминанием о том, что ни один из местных генералов не вышел на волейбольную площадку. За процессом составления докладной записки Грызлова президенту непосредственно в самолете следит репортер программы "Вести недели". В общем, тотальная инспекция мвдшного хозяйства подоспела как раз к выборам, а половодью в российских деревнях, до которого в предыдущие годы бравым ребятам из молодежного "Единства" никакого дела не было, пришлось как раз стать и нынешней весной, и теперь под реплики благодарных и умиляющихся стариков можно сколачивать и подправлять заборы, убирать мусор - сюжет новостей на "Первом канале".

У Познера во" Временах" появляется сенатор и лидер "Партии жизни" Сергей Миронов, у Киселева в "Итогах" сразу два критика власти - Григорий Явлинский и Борис Немцов, один про импичмент правительству, другой - про застой реформы в армии. Политик на экране - как любая публичная карьера - это выстроенный проект. Это публичная проекция человека и его экранный образ. На что обращают внимание политконсультанты, когда выстраивают образ, и на что клюют зрители они же избиратели? Об этом мы сегодня и поговорим вместе с вами, уважаемые слушатели, и со Светланой Колосовой. Итак, вопрос вам: экранный образ какого политика вам симпатичен или, наоборот, вызывает раздражение? Итак, Светлана, из каких элементов складывается телевизионный образ политика?

Светлана Колосова: Надо сказать, что это сложная структура, которая имеет три серьезных глобальных части. Первая - это его личные особенности. Безусловно, надо сказать, что образ политика и его лицо - это разные вещи, но не кардинально разные, процентов 30 безусловно можно поменять в человеке и его как-то адаптировать к требованиям общественности, к требованиям электората, к условиям избирательной кампании, меняющейся во времени, меняющейся в приоритетах, ценностях, мотивации людей, а процентов 50-60 - это все-таки его природные качества личные. Поэтому личностные качества очень важны. Сюда входит, как он говорит, его лексика, красочность языка, тембр голоса. Помните, покойный ныне Лебедь выходил, говорил: "Здравствуйте, товарищи", - у женщин мурашки по коже пробегали, низкий, хороший голос - вот природное качество. Интеллектуальные качества сюда входят ,нравственные качества, безусловно, уровень образования, безусловно, понимание макро и микроэкономики. То есть, много очень. Пластический рисунок тела - как человек ходит, стоит. сидит, садится в машину, подает женщине руку.

Анна Качкаева: Хорошо, вот, новые персонажи - Грызлов, Миронов - как они вам с точки зрения телевизионных образов?

Светлана Колосова: Надо работать.

Анна Качкаева: У нас звонок, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Людмила Ивановна: Меня зовут Людмила Ивановна. Я хочу высказать свое мнение: мне очень нравится Владимир Рыжков. Вы знаете, это такой политик прекрасный, такой умный, на мой взгляд, он самый умный человек в сфере политиков.

Светлана Колосова: Владимир Рыжков - хорошо поставленный политик с опытом работы практически в регионе из Алтайского края, он выбирался и выбирается по сей день, человек, который прошел достаточно серьезную школу в "НДР", работая с лидерами бизнеса, политической элиты этой страны, когда "НДР" была партией власти с прекрасным будущим, если бы партия сохранилась... Я думаю перспективы у него очень хорошие, очень много читающий человек, очень много выступающий

Анна Качкаева: То есть, если в глазах есть интеллект, это помогает?

Светлана Колосова: Это хорошо. Плюс - практическое понимание, умение рассказать на очень понятных примерах. Свой интеллект - он же бывает разный, бывает ситуация, как человек, как Егор Тимурович Гайдар, говорит "отнюдь и агностик" на вопрос, верующий ли он человек, и все люди понимают, что он сектант, или человек, который, имея прекрасное образование и все-таки умение при этом объяснить доступно, достойно.

Анна Качкаева: Светлана, я в вашем сообществе консультантов, психологов слышала такое выражение о том, что политику на экране достаточно видимости ума, совести и воли. Это так?

Светлана Колосова: Тут вопрос в чем - видимость это хорошо. Ум, совесть и воля - это основа политика, но я считаю, что людям можно соврать, обмануть их нельзя. То есть, единожды совравши можно, наверное, а вот обмануть, когда ты много лет в политике, и надо понимать, что IQ у населения, коэффициент интеллекта - он сохранен, ты говоришь не с дебилами, и надо понимать, что люди, даже в глубинке сельской, которые не имеют высшего образования, все равно дойдут и поймут, что ты халтуришь, ты врешь.

Анна Качкаева: Тем не менее, вот внешне вы же говорите что внешние такие, эмоциональные, скорее аффектные реакции вызывает появление политика на экране.

Светлана Колосова: Безусловно.

Анна Качкаева: Ну вот, кто на вас производит впечатление того самого, у кого есть видимость ума, совести и воли, есть такие среди вот замелькавших кандидатов на экране?

Светлана Колосова: Вы понимаете, вопрос нынешних выборов - это как раз вопрос в том, что нет новых ньюсмейкеров. Все остальное замылено. Многократно скучно, вяло и так далее. Поэтому вот ощущение правды не создается, поэтому растет количество людей, голосующих против всех.

Анна Качкаева: "Мне наиболее симпатично Хакамада. Она телегенична", - пришел такой ответ на наш вопрос на пейджер. И у нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Наталья Дмитриевна: Я из Зеленограда, Наталья Дмитриевна. Я хочу сказать, что мне очень симпатичен Явлинский, я всегда за него голосую. И еще я хочу сказать про "ТВЦ" - что там очень продвинутая добрая программа, вообще несущая нам столько сведений, особенно Караулов. Я просто так благодарна ему, он как никто говорит нам правду о всех политиках, всех наших правителях, спасибо большое.

Светлана Колосова: По поводу Явлинского, в общем, и понятно. Дама очень четко охарактеризовала ситуацию: "Я много лет голосую только за него". То есть, эти приверженцы - те люди, которые составляют основу его электоральной базы, и это замечательно. У него другая проблема - у него нет прирастания этой базы.

Анна Качкаева: А почему? Вот вроде бы он прав во всем и либерал, и последовательный критик власти, и ум есть, и вроде бы обаяние, не знаю как насчет обольщения, но, тем не менее.

Светлана Колосова: Вы знаете, мне Явлинский напоминает нашу церковь по уровню и косности, извините, конечно, это мои личные ассоциации. Вот у нас православная церковь - тут можно спорить, хорошо или плохо это, я не берусь судить, но она очень косная, там изменения не приветствуют, вообще она очень консервативная. Так и Явлинский, он как встал на свои консервативные позиции, четкие, понятные так не в сторону, ни вправо, ни влево. Вот, сказал, что мы не будем работать в правительстве, где нет нашего большинства - и не будем, сказал, что на этих позициях, и много лет мы на этих позициях стоим. Но жизнь-то идет, причем идет быстро очень, а он еще все время пользуется одним и тем же методом говорить с аудиторией. Он ее пытается убедить. Он говорит: первое, второе, третье, итого. Но жизнь богаче, разнообразнее, чем первое, второе, третье. То есть, различные варианты работы с аудиторией, и сейчас приветствуются более эмоциональные. А, он как мне кажется, немножко застрял в своем развитии.

Анна Качкаева: Дело в том, что сфера прямого действия, доступная современному политику, она ограничивается такими географическими перемещениями. В общем, он не может воевать, не может раздавать деньги нуждающимся, и любой политик вынужден замещать действия словами, или создавать иллюзию действий. Как вам кажется, в смысле риторики - есть у нас сейчас яркие представители политики, которые доказывают, что и словами можно действовать?

Светлана Колосова: Конечно. Он и был, и есть, и остается - Жириновский. Он ничего не делает, кроме как говорит. Результат у него не хуже, чем у Явлинского.

Анна Качкаева: Это вот продукт восприятия.

Светлана Колосова: Конечно, абсолютно. Харизматичный лидер, который, наоборот, заражает аудиторию, убеждает, оказывает давление, эмоционально очень заряжает ее, и так далее, и так далее, он моден, в своем круге популярен, уверен.

Анна Качкаева: А он вообще, тоже не поистрепался. вот в связи с той тенденций, о которой вы говорите?

Светлана Колосова: Конечно, поистрепался. Плохое слово в плане некорректности, но емкое. Безусловно. Проблема у нас еще политиков в том, что у них нет достойной команды, у всех. То есть, они настолько внутренне как террариум существуют, пожирая друг друга, что это слишком заметно. То есть, у нас никто не терпит рядом никого. А политика в одиночку не делается. Политика - это групповое и все-таки не столь амбициозное действо, как сейчас это выглядит.

Анна Качкаева: Дело в том, что мне кажется, что в смысле сценария повторяются эти кампании. Грызлова опять запустили инспектировать страну, все это мы уже видели, когда по стране идет такой чес, опять же я несколько грубо выражаюсь, но, в общем, это очень похоже, мы и с детьми, мы и на улицах, мы и бабушками, мы и с милиционерами, мы в самолете, мы высказываемся по каждому поводу. Это добавляет, конечно, образно действия, человек вроде бы движется, он активен, он что-то предпринимает, но все это виртуальная действенность, зачем использовать такие приемы, ведь все это уже проходили?

Светлана Колосова: Во-первых, это классические приемы и они используются как при строительстве дома. Вот, есть классика некая. Во-вторых, вы знаете, тут мы встречаемся с более интересным фактом, что люди тоже к этому привыкли. И они понимают, что этот год для них - это жатва что-то для себя добыть. То есть, руководителю совхоза выбить денег, кому-то какие-то льготы, кому-то какие-то документы подписать, директор... Совершенно четкая ситуация, директор завода звонит: "Вы что, хотите, чтобы мой завод проголосовал за вас? Да? Немедленно нужно решить этот вопрос, серьезно отнеситесь". Уже начинается обоюдный шантаж. Мы делаем некую видимость перед электоратом о том, что мы идем ему навстречу, а он понимает что это очень скоротечно, и нужно очень быстро попытаться взять максимум из возможного.

Анна Качкаева: Сплошной, в общем, цинизм... У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Ольга: Добрый день меня зовут Ольга. Я бы сказала так, что вообще мне очень интересна ваша беседа, потому что это как, знаете, обсуждение спектакля, но мы в этом, почти по Пастернаку - серьезно живем и умираем. Поэтому искусство манипулирования, когда ничего не происходит... На ваш вопрос я сказала, что как результат манипулирования никакой результат меня не устраивает. Никакой из политиков. А кто что-то делает и кто мне интересен, я еще сильно подумала бы, за кого голосовать, это Гусинский, Березовский и Ходорковский, потому что когда очень симпатично представленная в средствах массовой информации Хакамада не знает, сколько стоит проезд в московском метро, ну, в общем, пускай она борется за чьи-нибудь еще интересы, но не за мои, потому что я на метро все-таки езжу.

Светлана Колосова: Это нюансы, с которыми как бы политик не только в нашей стране с ними сталкивается. Ситуация, когда Хиллари Клинтон баллотировалась в Сенат, и в ресторане, пообедав, она не оставила чаевые, и это ей чуть не стоило сенатского места, потому что принято в Америке очень сильно оставлять большие чаевые, потому что официант практически ничего не зарабатывает, официально они живут на чаевые, и, к сожалению, Хиллари попала женщина, которая одна воспитывает ребенка, и это раздули в грандиозный скандал. И это ситуация как раз банальных вещей, которые мы говорим о том, что политик отрывается от морали, это неправильно. Причем он чем больше отрывается, тем больше внутренне уверен, что он четко все понимает, что он знает, как живут люди, что он общается с ними, на самом деле, к сожалению такие вещи встречаются.

Анна Качкаева: Галина Александровна из Екатеринбурга пишет: "Самые неприятные - Морозов, Селезнев и Райков". Не нравятся эти персонажи.

Светлана Колосова: Я могу сказать: вот даже ситуация с внешностью, тот же Райков, мы говорим в этой ситуации - "обнять и плакать", ну, политик не может иметь таких зубов, потому что он человек публичный, он говорит, а глаз человека устроен так, что он смотрит за движущимся объектом, за его губами, которые говорят, и, соответственно, мы смотрим на его зубы и мы понимаем что у него на лбу написано "АНТИСЕКС", все буквы заглавные, а политик должен быть сексуально привлекательным. Он должен хорошо выглядеть, должен привлекать к себе внимание всяческими методами, в том числе и внешностью своей, и вот это первый шаг неуважения к своему электорату.

Анна Качкаева: Борис Михайлович из Ленинградской области, пенсионер: "Вся политика на телевидении вызывает отвращение, а те, кто им верит, будут в очередной раз обмануты".

Светлана Колосова: Все-таки, занимаясь этим каждый день, могу сказать, что нельзя тоже огульно сказать, что вся политика, как и все политики, это сплошная ложь и провокация. Я могу сказать другую ситуацию, вот есть, допустим, депутаты которые серьезно могут объяснить своему электорату, своим избирателям, о том, что они не могут вот здесь им помочь. Вот, допустим, ситуация в Москве, многие приходят и говорят: вот у нас прекрасный район Крылатское есть, что-то мы не хотим, чтобы здесь строились дома, не хотим, чтобы здесь люди жили, у нас прекрасный вид на реку, и так далее. Депутаты начинают серьезно объяснять, что ребята, нельзя быть такими эгоистами, нужно строить. И они говорят: "Мы не будем тогда за вас голосовать", - в этом тоже есть парадокс, когда человек говорит правду, а не популизм, ему начинают отказывать. Здесь нужна обоюдная ситуация, взгляд и на политика, и на свою позицию.

Анна Качкаева: Света, каким, вы думаете, будет главный лозунг этой предвыборной кампании?

Светлана Колосова: "Лучше голосовать за кого-то, чем против всех".

Анна Качкаева: После майских праздников на канале "НТВ" поменяется концепция информационного вещания. Выпуски новостей станут длиннее. В субботнем эфире появится новая программа Александра Герасимова "Личный вклад", возвращается в эфир "Намедни" с Леонидом Парфеновым. О переменах в информационном вещании "НТВ" мы разговариваем с заместителем генерального директора "НТВ" по информационному вещанию Александром Герасимовым. Как руководитель Александр отвечает за утренние информационные блоки на "НТВ", за выпуски новостей "Сегодня", за "Новейшую историю" и "Профессию - Репортер", за "Страну и мир" и "Намедни", за передачи Саивка Шустера "Влияние" и "Свобода слова". Александр с нами на прямой связи. Александр, вы вернулись на НТВ, где некогда родилась самая профессиональная информационная служба последнего десятилетия, и, наверное, не узнали прежнюю квартиру, хозяева поменялись, жильцы другие, да и время прошло, что именно вы хотите поменять в информационной службе, и главное - зачем?

Александр Герасимов: Вы совершенно правильно сказали, что квартира - другая, квартира принципиально отличается духом, стены те же, габариты не изменились, но поменялись жильцы, достаточно серьезно, процентов, наверное, на 40, если не половина жильцов стала новых в этой квартире, и что меня больше всего, конечно, удивило, и где-то даже взволновало то, что тот коллектив, который назывался раньше редакцией информации, перестал быть единой командой. Не секрет, что любая информационная редакция - это организация полувоенная, или военная, если хотите. Здесь стройности в рядах не было. И достаточно много усилий мне пришлось приложить, да собственно и сейчас прикладываю - для того, чтобы возродить стройность рядов и ввести очевидные и внятные схемы управления, прежде всего, потому, что, что бы ни говорили, редакция информации должна быть управляемой структурой.

Анна Качкаева: Но все-таки, что конкретно вы собираетесь изменить после майских праздников, что зритель увидит в эфире?

Александр Герасимов: Зритель, во-первых, не увидит пятиминутных новостей, которые сейчас выходят с интервалом в один час. Мы пришли к выводу, что это слишком дорогое удовольствие, проанализировав экономическую составляющую я для себя такой образ изобрел: это цветное радио, цветное радио, если когда-нибудь рекламный рынок станет в 10 раз больше, может мы вернемся к этому формату. Сейчас это очень дорого, с одной стороны, а с другой мы не имеем возможности в таком формате содержать достаточно профессиональную команду журналистов. Она большая, она способна на значительно большие подвиги, нежели тот формат, который сейчас позволяет. Поэтому с 12 мая у нас появляется новая телефонная сетка. Утро остается в прежнем формате, пятиминутки каждые полчаса, затем в 10 часов утра большой выпуск, в 12.15 и 17.15 по московскому времени получасовые выпуски новостей с новостями спорта и прогнозом погоды, 19 и 22 остаются без изменения, и появляется выпуск новостей в 0.20, насколько я помню, это будет 15-минутный итог уходящего года.

Анна Качкаева: А "Страна и мир" сохраняется в прежнем формате?

Александр Герасимов: Да, "Страна и мир" сохраняется в том же прежнем формате, я думаю, что единственное, с чем мы будем еще работать - придание этой программе еще большего информационного насыщения, потому что социологические исследования показали, что программа начала своего существования и программа, скажем, на прошедшей неделе по рейтингам здорово отличаются, и часть поводов этого я отношу за счет изменения в сторону большей насыщенности информационной.

Анна Качкаева: Большей репортажности?

Александр Герасимов: Да. Освещения событий происходящих сегодня, а не вообще явлений, каких-то вещей, которые не связаны с сегодняшним днем.

Анна Качкаева: Александр, вы сказали, что будет увеличено количество выпусков, это означает, наверное, что появятся новые ведущие в эфире "НТВ"?

Александр Герасимов: Нет, новых ведущих не будет. Более того, мы сокращаем количество ведущих, насколько я помню, у нас человек шесть уйдут из эфира. Дело в том, что сейчас телекомпания "НТВ", впрочем, как и остальные два федеральных канала, работает в так называемом режиме орбитного вещания, специально производятся выпуски новостей, это касается прайм-тайма, и на востоке страны, в Сибири и на Урале, так и выпусков текущих пятиминутных, и это требует очень большого привлечения людей, как редакторов, журналистов, так и ведущих. Поэтому количество ведущих у нас сократится, и мы, в общем, перераспределяем наши силы. Дневные выпуски, которые будут одновременно являться праймовыми выпусками на востоке страны, их будут вести Оля Белова и Кирилл Поздняков, наши такие восходящие, или восшедшие звезды.

Анна Качкаева: А ночной выпуск кто будет вести?

Александр Герасимов: Мы еще не определились но в стартовом режиме, это будет выпуск такой заключительно информационный, не содержащий никаких комментарийных составляющих или аналитических, поэтому меня сейчас эта позиция в смысле ведущих принципиально не сильно волнует, посмотрим, как эта программа разгонится, а далее будем принимать решения, но я знаю что это одна из трех девушек, нынешних ведущих "Орбиты".

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Павел: Добрый день, меня Павлом зовут. Я в контексте ваших вопросов, вот мое отношение к "НТВ", я и раньше не любил вообще "НТВ", единственное - новостная часть, информационное вещание было великолепным, с тех пор и этого нет, и с тех пор, как стала работать программа "Мир и мы", как она называется?

Анна Качкаева: "Страна и мир".

Павел: "Страна и мир" да, по-моему, это вообще негоднейшая стала передача. Я редко смотрю...

Анна Качкаева: У вас вопрос какой-то к Александру Герасимову есть?

Павел: Вопроса нет, как такового, но меня вообще просто "НТВ", теперь уже, понимаете, когда Миткова представляет информационную часть - это да, это можно слушать, это имеет какие-то основания. Я просто сожалею о том, что Алексей Пивоваров, великолепнейший журналист, превратился, я не знаю, у меня такое впечатление, что собачка забегает вперед хозяина и заглядывает ему в глаза, чего ему надо.

Анна Качкаева: Я благодарю вас за звонок. На пейджере у нас от Александра: "Добрый день, всегда смотрим с удовольствием новую программу "Страна и мир", очень нравится подача новостей, прекрасные, обаятельные ведущие и журналисты". Александр, вот такие разные мнения у наших слушателей?

Александр Герасимов: Я не удивляюсь такому разбросу мнений. Дело в том, что Татьяна Миткова, как и некоторые другие ведущие, в эфире уже более 10 лет, более 15 лет, наверное, и зритель привык к ней, и не очень представляет себе выпуск новостей на канале "НТВ" без Тани. Совершенно понятно, что достичь высот профессиональных Тани достаточно трудно сейчас, но в принципе - возможно. И если тот же Алексей Пивоваров или Антон Хреков просидят даже треть срока в кадре, то я уверен, что Павел будет звонить к вам в редакцию и аналогичные тексты произносить по отношению какой-то новой программы или новых лиц.

Анна Качкаева: Еще один звонок, добрый день. представьтесь пожалуйста.

Андрей: Меня зовут Андрей из Подмосковья. Я хочу задать вопрос господину Герасимову: как бы вы прокомментировали освещение войны в Ираке средствами массовой информации США, например, и отечественными средствами массовой информации?

Александр Герасимов: Спасибо за вопрос. Он очень интересен с профессиональной точки зрения. Мое твердое убеждение: что российские средства информации телевизионные, вне зависимости от принадлежности к каналу, отработали на порядок выше, чем американские, потому что американцы были зажаты были в достаточно тяжелые тиски военной цензуры. Американцы сами не скрывали, что практически все сообщения, которые выходят в эфир, подвергались, как минимум, проверке текстуальной, редкие исключения, как, например, с Арнеттом, приводили к увольнению и скандалам. Российские средств массовой информации - над ними этот пресс не висел, ребята отработали здорово, не только из нашего канала, три группы, которые там работали, но и все остальные, с риском для жизни освещавшие с самых разных сторон, и со стороны Ирана, Турции, Кувейта, и собственно в Багдаде освещали, что происходило.

Андрей: А мы можем надеяться, что и войну в Чечне наши средства массовой информации будут на таком же высоком уровне комментировать и обозревать, как и войну в Ираке?

Александр Герасимов: Ну, войны в Чечне сейчас нет.

Андрей: Ну да...

Александр Герасимов: И я очень надеюсь, что нам не придется освещать очередную войну в Чечне, потому что ее не будут.

Анна Качкаева: Но как-то странно, Саша, когда там гибнут по 3-4 солдата российских в день, и мирные жители...

Андрей: Антитеррористическая операция.

Анна Качкаева: То есть, трудно сказать, что там нет войны.

Александр Герасимов: Сейчас это вялотекущий процесс, который войной я бы не стал называть. Это совершенно другая история. И понятно, что к тому, что происходит в Чечне, отношение со всех сторон, и со стороны журналистов тоже, несколько иное, чем отношение к войне в Ираке, потому что иракская война - история чужая, не наша. К ней отношение было у всех именно такое.

Анна Качкаева: Александр, кстати, о цензуре - когда вас назначали, какие ограничения в информационном вещании вам поставил владелец - "Газпром"?

Александр Герасимов: У меня был разговор с "Газпромом", с руководителями "Газпрома", единственное, о чем мы точно совершенно договорились, и это, в общем, нормально, я с этим абсолютно сразу согласился - что мы очень, скажем так, спокойно относимся к тому, что происходит в Газпроме. Было бы странно наезжать на тех людей, которые являются владельцами канала, на котором нам предоставлена возможность работать.

Анна Качкаева: То есть, когда господин Миллер или президент России обнимаются с Туркменбаши, такой кукиш в кармане, как это Парфенов иногда любит делать, уже недопустим в эфире НТВ?

Александр Герасимов: Ну, есть ситуации, есть ситуации, вы понимает... Нормальный журналист кукиш из кармана никогда не тянет. Другое дело - как этот кукиш упакован.

Анна Качкаева: У нас еще один звонок, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Татьяна: Добрый день, меня зовут Татьяна. Я хотела бы высказать свою точку зрения, и в связи с этим задать господину Герасимову вопрос по поводу стиля новостных программ НТВ. Но это, конечно, нехорошая позиция, ссылаться не только на себя, но на своих знакомых, благо не весь народ, но, конечно, уровень очень сильно снизился, и вот один из слушателей звонил, у него была интересная такая оговорка по Фрейду, как, мол, эта передача называется - "мир и мы". Вы знаете, картинка, сам репортаж, который идет по информационной программе, скажем так, интересно, ну, ниже, выше, в последнее время, к сожалению, ниже уровень репортажей, но мешает вот этот бодрячески-комсомольский стиль молодых ведущих. Это стиль, при котором можно вести какое-нибудь шоу. Но вот это бодрячество, которое у нас идет от ведущих "Вестей", теперь на "НТВ", и вы знаете, даже госпожа Миткова, которая считается примой среди ведущих информационных программ, иногда просто убивает, когда идет репортаж, и она своим вопросом подсказывает ответ ,который она хотела бы увидеть.

Анна Качкаева: Татьяна, в чем ваш вопрос Александру Герасимову?

Татьяна: Меня просто интересует, с чем это связано, с точки зрения господина Герасимова? Это что, самоцензура, желание угодить?

Александр Герасимов: Я готов ответить. Все очень просто. Первая позиция: нести печаль и трагедию с экрана мы считаем не нормальным. Это первое. Есть еще один очень точный профессиональный секрет, только вы его никому не рассказываете, я вас прошу: дело в том, что с прагматической, меркантильной точки зрения аудитория канала, на которую рассчитана реклама - это аудитория с хорошим образованием и возрастом 18 - 45 лет, и все ведущие, не только в информационных программах, но и информационных в частности, имеют в виду, что главной части их аудитории 18 - 45. Это не тот социальный срез населения, который готов видеть в кадре слезы наших корреспондентов.

Татьяна: Очень странная альтернатива - или слезы, или бодрячество. Но вообще я получила ответ на свой вопрос, я поняла: все на продажу.

Александр Герасимов: Да.

Анна Качкаева: Очень честно, Александр... А вот Леонид Парфенов принял решение возвращаться в эфир - он, наверное, должен был сообщить руководству, что вот за 2 месяца некомпетентное руководство, из-за которого он эфир покинул, стало более профессиональным, или от него покаяния не требовали?

Александр Герасимов: От него никто не требовал покаяния. Это первое. Второе - это личное дело господина Парфенова - менять или не менять свое отношение к происходящему вокруг"НТВ".

Анна Качкаева: "Намедни" как-то изменится, или это будет по-прежнему такая же программа?

Александр Герасимов: Нет, мы говорили с Леней, и пришли к обоюдному мнению о том, что эта программа будет выходить в абсолютно том же формате, в котором она два с половиной месяца назад прекращала свое существование.

Анна Качкаева: Теперь вы будете с ним конкурировать, насколько я понимаю, в субботу пойдет ваша программа "Личный вклад", а в воскресенье "Намедни" - или это не вопрос конкуренции?

Александр Герасимов: Впрямую мы, конечно, конкурировать не будем, понятно, что мы будем разводить темы, разводить географию, и подход к освещаемым событиям у нас будет принципиально разный, это с одной стороны. А с другой стороны, наверное, и это нормально - мы будем конкурировать, косвенно, у кого выше рейтинг, у кого больше доля. Я считаю это абсолютно нормальным. В любом даже информационном потоке два соседних ведущих, которые ведут соседние выпуски новостей, естественно, заглядывают в рейтинги, пытаясь понять, кто заработал больший рейтинг сегодня, завтра. Точно так же это имеет отношение и ко мне, и к Леониду. Ничего в этом плохого нет, и я этого не боюсь.

Анна Качкаева: Александр, и последнее: у вас наверняка есть честолюбивый план вернуть "НТВ" былую информационную славу. Вы намерены что-то доказать Олегу Добродееву, из-под крыла которого вышли ныне все заметные информационщики?

Александр Герасимов: Что-то доказывать конкретно Олегу - я не ставил себе такую цель. Но если мне удастся вернуть былую славу нашей информационной службе - я буду считать, что я жизнь прожил не напрасно.

XS
SM
MD
LG