Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Раскрывает ли телевидение смысл Дня Победы для тех поколений, которые не воевали?


Анна Качкаева: 9 мая мои британские коллеги записывали документальную программу о судьбе одного советского солдата, о войне и о памяти. Британцы считают, что Россия - это страна, где 9 мая пока еще великий праздник. По данным социологов, 74 процента россиян отмечают День Победы, хотя 25 процентов этот день не празднуют. 50 процентов опрошенных отнеслись положительно к тому, чтобы поставить памятник в России всем погибшим с обеих сторон во Второй мировой войне. Так вот, за репортажем для своей программы английские журналисты приехали на Манежную площадь, поближе к могиле неизвестного солдата, но к Вечному огню не пускали. Впрочем, днем 9 мая не пускали ни на Красную площадь, ни в Александровский сад - пускали только по приглашениям. Милиционеры, дежурившие у решетки, старались скрыть раздражение и отправляли приезжих граждан, желавших возложить цветы, к телевизору. По телевизору - и парад, и минута молчания, и концерты, и кино про войну, и даже салют в прямом эфире. Вот телевизор отгремел в воскресенье, все затихло до следующего 9 мая. О том, как телевидение пытается поддержать традиции праздника Победы, с кем и о чем разговаривает в майские дни, мы поговорим сегодня с журналистом, автором и ведущим программы "Репортер" на Т"ВЦ" Михаилом Дегтярем.

Вопрос вам, уважаемые слушатели: как вы думаете, раскрывает ли телевидение смысл Дня Победы для тех поколений, которые не воевали?

Михаил, что вы смотрели в эти праздничные дни, и смотрели ли вообще телевизор?

Михаил Дегтярь: Как правило, в праздничные дни, на 9 мая, показывают концерты и кино. Вот это в последнее время я имею в виду. К сожалению, все меньше стало публицистических программ, программ, рассказывающих о войне, воспоминаний о войне, потому что все меньше становится людей воевавших, это очевидно, и мне кажется, что задача телевидения - как можно больше показывать, рассказывать воспоминания тех, кто видел эту войну реально. А их становится все меньше и меньше.

Анна Качкаева: Кстати, в этом году, и это подтверждают и кинопрокат, и наши главные телевизионные каналы, которые показывают эти премьеры, сняли много художественных фильмов про войну - "Кукушка", "Звезда", премьеру которой канал "Россия" показал как раз в праздники. Есть, видимо, какая-то интуитивная тяга у режиссеров вот к этой теме. Новых документальных работ в праздничной программе я практически не обнаружила. Одна из премьер - ваша работа, ваш документальный фильм "Расстрел" о расстреле евреев под Ялтой в 1941-м году. Причем, как я понимаю, это возвращение к теме через 10 лет. Зачем вы снимаете такие фильмы?

Михаил Дегтярь: Мне кажется, что надо каждый год 9 мая вспоминать о той страшной войне, которую пережили наши родители, наши деды. И я, так или иначе, возвращался к этой теме ялтинского расстрела. Первый раз я снял об этом фильм в 1994-м году, и потом еще несколько раз я возвращался, и теперь, через 9 лет, я решил сделать продолжение. И если позволят здоровье моих героев, которые у меня и 10 лет назад, и сейчас, я их нашел, слава Богу, живыми и здоровыми, то через несколько лет я опять вернусь к этой теме. Я считаю, что это необходимо делать, потому что вот, скажем, мой сын - ему всего лишь 7 лет, и я уже ничего не могу ему рассказать про войну. Я помню, как на кухне отец пытался, мой отец прошел всю войну, он, к сожалению, уже умер, и он мне пытался рассказывать что-то, но я не слушал его, и теперь горько об этом жалею. А уже я своему сыну вообще ничего не могу рассказать. Поэтому, мне кажется, чем чаще мы будем возвращаться к нашим военным темам - тем лучше.

Анна Качкаева: В вашем фильме рассказана эта трагедия ялтинская, где 4 тысячи человек погибли, и вы, собственно, говорите о том, что ни советская власть там не поставила памятника, ни сейчас, в общем, сильно ничего не переменилось, а вы как-то выяснили, что сейчас происходит, кроме памяти тех, кого там действительно расстреливали?

Михаил Дегтярь: Я пытался, несколько раз обращался и к правительству Крыма, и к посольствам, я обращался в посольства Израиля, Германии, Украины. Израиля - потому, что расстрелянные были, в основном, евреями, Украины - потому, что Крым находится на территории этого государства, Германии, потому что это немецкие пули разрывали сердца тех, чьи кости валялись так долго недалеко от гостиницы "Ялта" - никакой реакции не было, меня это просто потрясало. Тогда я обратился к олигархам евреям. Я в этом фильме рассказываю об этом: я сказал им: этих людей убили только потому, что они были евреями, не хоронят их по этой же причине, почему, если вы считаете себя евреями, похороните их достойно. Ни один олигарх тоже не откликнулся. И, вы знаете, это какой то замкнутый круг. Почему-то люди не хотят, ни власти, ни посольские работники, ни те люди, у которых есть деньги, хотя это небольшие деньги, для того, чтобы поставить памятник такой нужно 10 тысяч долларов примерно. Вот обустроить могилу - еще пару тысяч долларов - совершенно для олигархов незначительные деньги. Тем не менее, никто не захотел в этом участвовать.

Анна Качкаева: Вот, у вашего фильма премьера была 10 мая, какая-нибудь реакция есть, или пока, во всяком случае, вам никто не звонил, и вы ни о чем не слышали?

Михаил Дегтярь: На самой премьере ко мне подходили представители различных еврейских организаций и спрашивали: "А почему вы не обращаетесь в Израиль? Израиль поможет". Я им рассказал такую историю: несколько лет назад я был в Израиле, я взял тот свой старый фильм, который был снят в 1994-м году и попытался отдать его в Яд-Вашем - институт Катастрофы, который находится в Иерусалиме и собирает все примеры Холокоста по миру. Представьте себе, мы с женой два часа обивали пороги разных кабинетов, я пытался этот фильм им просто всучить даже. Они говорили: "Вы хотите его продать"? Я говорю: "Нет, просто отдать, передать". "Хорошо, тогда идите в кабинет 355". Идем в 355-й - там то же самое. Посылают в какой-то другой кабинет, то есть два часа мы не могли передать эту кассету, чтобы мы просто ее посмотрели. Честно говоря, я вышел из Яд-Вашема и разбил кассету прямо о стенку Яд-Вашема, я понимаю, что это невероятная бюрократия в Израиле.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста:

Екатерина Изотова: Я звоню из Ленинграда. Моя фамилия - Изотова Екатерина Абрамовна, я житель блокадного Ленинграда, инвалид второй группы и представляю движение "За справедливость" в городе. Я обращалась с открытым письмом к президенту, причем писала в Кремль, причем еще в семь адресов - Миронову, Селезневу, Явлинского, Зюганову и даже Жириновскому, и в СПС. Говорила я о судьбе ленинградцев, которые пережили блокаду, не обязательно, чтобы это были дети блокадного Ленинграда, очень многие люди работали, но не получили медали, дети тем более, мы все, в общем-то ,пострадали. Самое обидное, что письмо я отправляла в Кремль, а попало оно на Старую площадь, и ответил мне клерк из министерства Починка Афанасьев. Он мне долго рассказывал о том, какая у нас у всех хорошая должна быть пенсия, вообще какие пенсии есть, потом сказал, что от того, что мы живем за чертой бедности, нет бесплатных лекарств, но мы все равно не заслуживаем ни второй пенсии, ни бесплатных лекарств. Так что, о каком отношении вообще к участникам войны может быть речь?! Ветераны уходят - честь им и хвала. Но мы, люди, поднявшие после войны эту страну, в основном, награжденные тоже правительственными наградами - ветеран труда - вот такую отписку, буквально плевок, получили. Я была у вас на Радио Свобода в Санкт-Петербурге, но я сейчас хочу поднять этот вопрос в районе всей страны, когда обращаются к президенту, и отвечает какой-то клерк, который и войны не нюхал. Вот у меня мать сдала 25 литров крови в блокадном Ленинграде и ушла из жизни раньше, потому что здоровья не было, и масса людей, которых я вижу...

Анна Качкаева: А, как вы думаете, почему телевидение не поднимает этих тем?

Екатерина Изотова: А боятся.

Анна Качкаева: Почему?

Екатерина Изотова: Видимо, генетический страх с 1937-го года.

Анна Качкаева: Кстати, Михаил вот о судьбах людей, о судьбах погибших и живых все эти дни рассказывали и показывали в общем немного. Я обратила внимание: "История трагической любви фрау Марии" на "Культуре", Холокост, история польского мальчика, сделанная, кстати, американским телевидением, мальчика, потерявшего в концлагерях всю семью на "МТВ", с утра, и это, кстати, фильм, который смотрела моя дочь, потому что она, естественно, сидит на кнопке "МТВ", и это очень важная вещь. "Забытый полк" - история найденных через 50 лет могил и история выживших и покалеченных после парада в Каспийске год назад, нынешних и уже забытых солдат на "ТВС", вот, пожалуй, и все. Как вы думаете, вы репортер, который, в общем, снимает о судьбах и характерах, хотя, может, в меньшей степени - почему современные репортеры не снимают материалы, репортажи и фильмы о жизни хотя бы живых, выживших людей?

Михаил Дегтярь: Вы знаете, Аня, это довольно сложный вопрос. Я просто абсолютно уверен, что это вся эта проблема в той идеологии, которая сегодня на каналах существует, которую пропагандирует руководство. Я вижу, о чем делают репортажи наши репортеры - все заняты совершенно другими делами. Или хотят прославиться на каких-то нынешних войнах, или на какой-то "чернухе", потому что подняться как репортеру, получить славу репортера, вот "Тэфи" как лучший репортер - можно только на вот этих темах, или на "чернухе", или на современной войне. Другого просто не дано, я вижу. Поэтому никому нет дела до таких вот тем - каких-то ветеранов, которые этих людей просто не интересуют. Они понимают, что они ничего не смогут, никакую карьеру свою журналистскую на этом не сделают. До тех пор, пока руководство каналов не поменяет эту идеологию, до тех пор мы будем видеть вот такое безобразное отношение к столь важным темам.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Владимир: Добрый день, я, может, не слышал все сначала, конечно. Я вот насчет пенсии и заботы о людях - кто воевал и кто это самое. Вот я сам являюсь сыном людей, которые были в блокаду Ленинграда, мать и отец, сам стал инвалидом. И вы знаете, просто обидно, когда заработал пенсию, а потом ее отняли, как говорится, и сейчас платят гроши, на которые трудно прожить, понимаете, и когда слышится, что прибавляют 130 рублей - все вранье... Себе они пробивают все эти деньги, а о народе не думают, ни раньше, ни сейчас.

Анна Качкаева: А вы в день Победы телевизор смотрели?

Владимир: Вы знаете, нет. Потому что все это телевидение под колпаком, тем более, сейчас Путин, если раньше Ельцин был более такой раскрепощенный человек, хоть его и хают...

Анна Качкаева: Но Путина как раз в эти дни было минимально на экране, он только на параде появился.

Владимир: Да, да я и говорю...

Анна Качкаева: То есть, вы не смотрите, вам неинтересно, что современное телевидение может рассказать о войне, или вы ничего и не ждете от него?

Владимир: Вы знаете, мне неинтересно, потому что всю дорогу идет вранье, и действительно факты, истину они не хотят говорить, по каким-то своим причинам.

Анна Качкаева: Благодарю вас за звонок. В общем, такой довольно, я бы сказала, печальный разговор о празднике, хотя лейтмотив этих праздников - бесконечно навязшая в зубах песня - "Этот день победы", перепетая на все лады, и такое ощущение, что и слезы, и радость по телевидению - это такая некоторая уже формальность.

Михаил Дегтярь: Да, похоже, печально очень, что этот День Победы уходит от нас, похоже, навсегда. Я просто чувствую, я даже не знаю, если еще 5-6 лет мы встретим День Победы вот именно так, как его встречали в этом году, то мы никогда не сможем восстановить эту традицию, эту прекрасную традицию многих лет послевоенных, как я помню очень хорошо с детства, какие были фильмы, какие были документальные передачи, какие были воспоминания о войне.

Анна Качкаева: Но фильмы-то все остались, и, кстати, в программе это были, в основном, фильмы 60-х 40-х годов, либо фильмы военные, либо фильмы уже оттепели, где о героях и ужасе войны рассказывали непричесанными словами, но все равно с некоторой романтикой 60-х, или вот совсем последние фильмы.

Михаил Дегтярь: Я с большим удовольствием посмотрел фильм "Баллада о солдате" по "ТВЦ", еще раз вспомнил, прекрасный фильм, может, один из лучших по войне. Но последние фильмы, там так много было у нас сейчас, конечно, это не киноведческая передача, но, скажем, фильм "Звезда", который я посмотрел в последнее время, на меня не произвел впечатления, к сожалению. Хотя было столько разговоров о нем и столько было - "что-то невероятное, прямо какое-то голливудское кино", - ничего нового, по крайней мере, я лично в этом фильме не увидел. Но это, я понимаю, мое личное мнение.

Анна Качкаева: Вы отвечаете на наш вопрос, раскрывает ли телевидение смысл Дня Победы для тех поколений, которые не воевали. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Павел: Добрый день, это Павел. Извините, я прошлый раз звонил и сейчас так получилось, что легко дозвонился, а вы, Анна, не сказали, был на "ТВС" великолепный фильм "Цвет войны".

Анна Качкаева: Это повтор, его мы видели с вами в прошлом году. Это, правда, великолепный фильм.

Павел: То ли я его пропустил, не знаю, но это же вот вся война, от начала до конца. А потом - "Ленд-Лиз" был, тоже повтор, но это все взаимоотношения между людьми, не просто Германия, СССР, а там все мы показаны. И вот ваш гость, который сегодня - он же тоже мне себя показывает. Я не хочу комментировать все то, что он рассказывал о своих мыканиях с его фильмом, но вот он ведь весь, в этом его взаимоотношения его реакции, вот в этом, в этом весь человек, и военные взаимоотношения тоже.

Анна Качкаева: То есть, вы полагаете, что современное телевидение все-таки помогает поколениям молодым, которые не воевали, ощутить...

Павел: По крайней мере, "ТВС". Я мало смотрю остальные. Я смотрю вообще "Культуру".

Анна Качкаева: "Культура", кстати, тоже этой теме отдала дань. И "ТВС" - вы правы.

Павел: Я вот не смотрю эти ходульные вещи 40-х годов, потому что о них не знаю, как сказать, кроме как сволочные. Это настолько продажные, то, что я и называю порнография, кроме редких фильмов, там Чухрай, какие-то фильмы есть...

Михаил Дегтярь: Павел, вы правильно отметили фильм "Цвет войны" - блестящая работа, но вот это же фильм покупной, он не создан нашими телекомпаниями, это фильм, который Евгений Киселев переводил только, он сделан в Америке. А мы говорим о том, почему наши компании, наши киностудии так мало уделяют внимания вот этой теме. Вот что важно. Ведь это же наша была война, а не американская. Американцы были лишь союзниками - мы вынесли весь груз войны.

Павел: Ну да, мы вынесли груз войны, но если бы не было помощи американцев, не было бы никакого Советского Союза и России. Неужели это непонятно?

Анна Качкаева: Это как раз понятно, и я думаю, что если бы об этом говорили не только американские и британские фильмы, но и российские, это было бы понятно больше... Мы должны завершать... Я не знаю, может быть, нормально, что этот праздник со временем превратится в некоторую формальность, в конце концов, никто ведь не празднует победу в войне 1812-го года, тем не менее, жаль, что он уходит.

XS
SM
MD
LG