Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что происходит с телекомпанией "ТВС" - акционеры опять не договорились; аналитика на российском телевидении


Анна Качкаева: Последняя телевизионная новость: вчера в эфир "Первого канала" не вышла объявленная и разрекламированная программа Михаила Леонтьева "Театр кукол". Михаил Леонтьев уверяет, что случился технический брак при сложной технологии совмещения анимации, кукольных персонажей и живого ведущего в студии - это возможно, но именно поэтому трудно себе представить, чтобы все это выяснилось в последний момент. Как уверяет Леонтьев, решение не давать программу в эфир было коллективным, и это решение вовсе не исключает того, добавлю я, что главной причиной снятия могло быть и содержание программы. Куклы требуют чуточку политической отвязанности, пародийности и некоторого балагана, что трудно совместимо и с образом "Первого канала", и с образом ведущего, ставшего недавно членом партии "Единство". К тому же с самого начала создатели программы ощущали неопределенность и размытость жанра. Все это вместе и могло стать поводом для невыхода программы.

Теперь - к основной теме программы "Смотрим телевизор" - это тоже в некотором роде новость: акционеры телекомпании "ТВС" опять не договорились. У телекомпании в минувшие выходные так и не появился новый хозяин. "Что на самом деле происходит с этой телекомпанией"? - спрашивают меня уже не в единственном письме из Екатеринбурга из Петербурга. "Все мы окончательно запутались", - часто сетуют в разговорах многие из вас. О судьбе многострадальной "шестой кнопки" мы поговорим сегодня с обозревателем газеты "Коммерсантъ "Ариной Бородиной.

Итак, Арина, наши встречи в эфире уже становятся некоторой традицией. Олигархи, которые уже больше года назад подписались спасти уникальный журналистский коллектив, не дают нашей с вами теме угаснуть. Месяц назад, 20 апреля, все говорило о том, что для телекомпании ТВС наступают решающие дни. Бурно обсуждалось создание управляющей компании и директорство Александра Любимова. Перед майскими праздниками в этой истории наметился очередной поворот, одна группа акционеров - чубайсовская - должна была сообщить другой группе, где лидер Олег Дерипаска, готова ли она стать единственным владельцем канала. В эти выходные опять ничего не произошло. Поэтому давайте вернемся хотя бы на месяц и коротко напомним слушателям о раскладе сил среди акционеров. Что за этот месяц произошло, если коротко? И давайте скажем все-таки о группах, потому что слушатели обычно говорят: "Мы уже забыли, кто там чем владеет".

Арина Бородина: Тут все равно придется немножко вернуться к самому началу проекта, в котором принимали участие 11 бизнесменов, крупных, известных, и чуть менее известных. Тем не менее, так или иначе, в силу своих политических разногласий, бизнес ли разногласий, или личных, поскольку люди все известные, авторитетные и, как мы говорим, "крутые", естественно, возникли разногласия. Кто-то передавал пакет акций в доверительное управление, Каха Бендукидзе и Дмитрий Зимин вышли сразу из проекта, но, так или иначе, среди бизнесменов наметился раскол, и образовались две группы акционеров, которые опять же связаны между собой, как личными симпатиями, дружбой, так и интересами в бизнесе, и политическими интересами, думаю, тоже. И так вот, в силу разных всех конфигураций, образовались две группы, наверное, все они известны. В первую входят владелец базовой элементы "Русского Алюминия" Олег Дерипаска, губернатор Чукотки Роман Абрамович и председатель совета директоров компании "Тройка-Диалог" Александр Мамут. К этой же группе как бы примыкает и Юрий Шефлер, который находится в федеральном розыске и, по некоторым данным, живет в Лондоне, но, насколько я понимаю, его акции тоже переданы в управление господину Дерипаске, так же, кстати говоря, как говорят, что и акции Романа Абрамовича переданы Дерипаске, но вот по моим данным, например, они все-таки решения принимают коллегиально - Абрамович, Дерипаска и Мамут.

Анна Качкаева: И я сразу скажу, что последний генеральный директор "ТВС" Руслан Терекбаев - выходец из этой группы.

Арина Бородина: Да, после многочисленных перемещений, и третий гендиректор канала представляет интересы именно этой группы. В этом состояла одна из договоренностей двух групп. А председатель совета директоров ЗАО "Шестой канал" - Олег Киселев, который, в свою очередь, входит в другую группу акционеров, которую принято называть группой Чубайса - кроме самого Анатолия Борисовича Чубайса и Олега Киселева, туда также входит президент концерна "Нефтяной" Игорь Линшиц. К ним же относился и Владимир Евтушенко, глава АФК "Система", но его интересы были в канале представлены не напрямую, а через одну из структур, которая контролирует "Система" - концерн "Система-масс-медиа", в совете директоров его представлял Вячеслав Копьев, соратник Евтушенко. По нашим же данным, и Владимир Евтушенко, поскольку он никогда, так же, как и ряд других людей, не хотел участвовать в этом проекте, он передал свой пакет в управление Анатолию Чубайсу. Таким образом, уравновесились позиции, формально вот по три человека, лицами как бы каждой из групп являются по три человека: Чубайс, Линшиц, Киселев, там - Дерипаска, Мамут, Абрамович.

Анна Качкаева: И в итоге они сосредоточили по 45 процентов акций.

Арина Бородина: Да, равное количество акций контролируют в своих руках, но понятно, что трудно представить, чтобы в компании каждого из этих уважаемых бизнесменов можно было представить такой расклад сил, чтобы было несколько владельцев, у которых были равные пакеты акций.

Анна Качкаева: Что собственно произошло перед праздниками, когда в устав были внесены изменения, и, в общем, баланс - в некотором роде предполагалось, что баланс владения акциями может быть нарушен?

Арина Бородина: Я думаю, что здесь на самом деле сошлось несколько факторов. Переговоры по созданию управляющей компании стали таким катализатором к тому, о чем говорили уже весь год, более того, с самого момента создания этого консорциума предпринимателей - что невозможно управлять каналом, как бизнесом, если это бизнес, когда во главе его стоят несколько акционеров, несколько владельцев. И об этом говорили и представители "Видео Интернейшенел" - о том, что "наши разногласия не носят первоочередной фон, пусть они между собой договорятся", - акционеры. Более того, сами акционеры очень горды были, вот мне приходилось говорить с двумя, скажем так, представителями, что им удалось договориться и прийти к соглашению, которое они в середине апреля на фоне этих переговоров с "Видео интернейшенел" заключили, в котором они договорились все-таки о том, что если они не договариваются по каким-то принципиальным вопросам бизнеса, то они прописывают эти условия в специальном соглашении о том, что тогда одна из сторон из этого проекта канала "ТВС" просто уходит. И этим воспользовался Олег Дерипаска, я думаю, при этом, просчитав многоходовку, конечно, потому что все говорят, что вряд ли решения такого крупного и сильного бизнесмена, как господин Дерипаска, будут носить эмоциональный характер. Это, конечно, многоходовый просчет, ну и при этом, в общем, почему бы и нет, если Чубайс готов выкупить акции - пожалуйста, если нет - тогда продайте нам.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста:

Мария Николаевна: Здравствуйте, Мария Николаевна, Подмосковье. Много, много вы говорили, я много читаю, и то, и се... Мне знаете, что кажется - то, что вы боитесь сказать - что дело все в Киселеве. Киселева надо выжить им, поэтому им нужно поставить такие условия. Вот я сейчас просмотрела его "Итоги", вот только что, ну, показал, неинтересно, уже ему не дают. Я бы на его месте, если я была бы журналисткой, я знаю, есть журналисты гордые, правильные журналисты - взял и ушел в другое место работать. А он занимается вот этой ерундой... Просто Киселев должен уйти. Чубайс сейчас его убрал бы, и у него есть еще свои конторы, которые он мог бы тоже сделать, либо одну, либо другую и все работали бы нормально. Ну, вот есть журналисты, вот сидят, себя считают просто великими...

Анна Качкаева: Может быть, и это тоже ответ на вопрос - нужно, наконец, расчистить там площадку, чтобы вот и Киселева не было?

Арина Бородина: Нет, конечно, это обсуждается, просто мы говорили именно так поверхностно о бизнес-схеме. В словах нашей слушательницы есть, безусловно, резон. Безусловно, вопрос о присутствия Евгения Киселева в частных беседах между этими группами акционеров обсуждался. Даже сам Евгений Киселев - мы с ним не так давно говорили - тоже замечал, что он знает, что этот вопрос обсуждается, но все-таки не это первопричина их разногласий, быть или не быть Киселеву. В конце концов, тот, кто станет владельцем, единоличным владельцем канала - он решит, будет Киселев на канале, или нет. Они договориться не могут, вот это уже становится каким-то спектаклем абсурда.

Анна Качкаева: Именно поэтому тот же Киселев говорит, как он разочарован в этом смысле, но, наверное, тоже уже отчасти согласен хоть на какого-то владельца, тогда будет понятно.

Арина Бородина: Да, а тогда уже будут решать, уходить, или... Потом я сразу хочу заметить, что вопрос, куда ему уходить и будут ли предложения для него с других каналов - это большой вопрос.

Анна Качкаева: И давайте все-таки попробуем чуть-чуть спрогнозировать ситуацию. На самом деле, у акционеров времени немного, кажется, что еще месяц назад мы с вами говорили о том, что решающий понедельник. Их к 1 июня должны выключить из московских кабельных сетей, потому что долги. Выключить, в принципе, их могли еще вчера, потому что больше нет никаких оснований их не выключать.

Арина Бородина: Да, Минпечати такую выжидательную неопределенную паузу занимает, как я понимаю, тоже ждет развязки.

Анна Качкаева: Да, потому что все суды МНВК выиграны, и владелец лицензии имеет право потребовать.

Арина Бородина: Только выходить не с чем и не с кем.

Анна Качкаева: Ну да. И по сути дела, я уж не говорю о долгах, о том, что коллектива как коллектива уже даже не осталось, и кино нет, и рейтинги, хотя, рейтинги, как ни странно, не падают.

Арина Бородина: Вот, кстати говоря, на мой вопрос одному из акционеров канала: вообще, вы собираетесь как-то договариваться, у вас же истекли права на кинопоказ, производители уходят, показывать нечего, и зарплату вот не платят за апрель, он так спокойно говорит: "А вы посмотрите на рейтинги, рейтинги-то не падают".

Анна Качкаева: То есть, у нас такой эксперимент - без кино.

Арина Бородина: Да, и он говорит: ничего, они говорят, еще, видимо, то есть, ресурсы, еще есть. И действительно, я не знаю, сейчас за эту неделю - можно посмотреть, но за прошедшую неделю, во всяком случае, они не падали. Они, конечно, далеки от двух первых каналов, но, как ни странно, они с "НТВ" были сравнимы в прошлые выходные. Но ситуация с "НТВ" - ее нельзя сравнивать в финансовом отношении с ситуацией с "ТВС", но все равно бесконечно это продолжаться не может. Канал, на котором нет сериалов и нет, в общем, практически нет премьер, сейчас начнется лето - сложная ситуация. Потом морально люди уже просто, я думаю, вымотались.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста?

Слушательница: Не считаете ли вы, что олигархи должны сидеть на нарах, а вместо того президент их приглашает и воркует вместе с ними? Это как все понимать? Вот если поменяем президента - все будет по-другому, и тогда не будем спорить, кому принадлежит канал, понимаете?

Анна Качкаева: А от того, что поменяем президента, с каналом-то что произойдет?

Слушательница: Канал будет принадлежать всем людям.

Анна Качкаева: А каким образом? Вы готовы платить за телевидение, чтобы его содержать?

Слушательница: Конечно, как раньше было.

Анна Качкаева: Раньше - это как, как при советской власти?

Слушательница: Конечно.

Анна Качкаева: А разве вы платили за телеканал?

Слушательница: Конечно, мы строили, на наши налоги это все построено. Они готовое взяли, олигархи должны сидеть на нарах.

Анна Качкаева: Я прошу вас быть все-таки очень корректными в отношении нар, потому что вообще желать кому-либо нар - не дай Бог.

Арина Бородина: Потом есть презумпция невиновности, такое понятие.

Анна Качкаева: Кстати, о президенте - реплика слушательницы имеет право на существование, тем не менее, как вам кажется, действительно и та, и другая группа ждут благословения сверху?

Арина Бородина: Вот группа Чубайса, думаю, действительно ждет, потому что Анатолий Борисович Чубайс - борец опытный, прошедший много избирательных политических компаний, и он понимает, что можно, наверное, принять решение о покупке и без президента, но последствия покупки очень долго будут расхлебываться. Поэтому, думаю, что ему это действительно необходимо. Что касается группы Дерипаски и Романа Абрамовича - для меня, честно говоря, здесь вопрос, поскольку эта группа - она более закрытая, про это очень много говорят.

Анна Качкаева: Но, правда, как говорят близкая к "семье" Ельцина?

Арина Бородина: Близкая, но насколько - этот вопрос уже проработан и согласован, это, мне кажется, пока открытый вопрос. Просто действительно мне неясно. Думаю, что если все-таки Олег Дерипаска становится единоличным владельцем "ТВС", то, думаю, что, предпринимая этот шаг в отношении Чубайса, он все-таки просчитал эти возможности и каким-то, возможно заочным, заручился согласием, каким-то образом. Потому что это коллегиальное решение, и в нем участвуют не только акционеры, но и близкие к этой группе люди, в том числе из бывшей администрации бывшего президента.

Анна Качкаева: И все-таки, может быть, президенту и нет смысла принимать никаких решений, все равно ресурс не тот, и вообще?

Арина Бородина: Нет, думаю, что нет, знающие люди, я не вхожу в кремлевский пул, конечно, но знающие люди говорят, что наш президент очень внимательно по-прежнему следит за всем взаимоотношениями внутри средств массовой информации, тем более, такими вопросами, как контроль над метровым федеральным телеканалом.

Анна Качкаева: Ну да, он сделан телевидением, и поэтому у него это личное дело...

Арина Бородина: И у него много советчиков.

Анна Качкаева: Да, наверное. Хорошо, а если все-таки вернуться к тому, каким может быть канал при том или другом хозяине? При Чубайсе это тоже будет некоторый эксперимент в нашем случае - партийное телевидение.

Арина Бородина: Да, для него это будет эксперимент, потому что, в общем, он не становился никогда полноценным телемагнатом, почему ему и необходима поддержка президента, на мой взгляд. Да, конечно, это будет канал с общественно-политическим вещанием, безусловно, и думаю, что сейчас у Чубайса даже призрачно нет модели того, каким должен быть этот канал. Речь идет о том, чтобы получить ресурс для избирательной кампании в Думу. Что касается Олега Дерипаски - это другой вопрос, но, думаю, что это будет менее политизированный канал, и о том, каким он будет, они будут принимать это решение уже после всех расстановок.

Анна Качкаева: Но именно в силу того, что эта группа закрытая, мы даже не можем до конца понимать, то ли он будет развлекательный, то ли это все-таки тоже будет некоторый ресурс.

Арина Бородина: И не очень понятно, все-таки это будет канал двух столиц - такая модель есть, или региональный канал с большой сетью, поскольку у Дерипаски большие интересы в регионах. Это тоже неизвестно, закрытая позиция, но полагаю, что менее политизированный все-таки.

Анна Качкаева: Давайте чуть-чуть поговорим о ситуации с лицензией. В общем, судя по всему тому, что происходит с судами, с тем, что 27 мая будет очередной суд, конституционный, где будет рассматриваться иск "МНВК", чтобы отменить решение о собственной ликвидации - какова перспектива для того, чтобы все-таки канал был летом отключен, и прежний владелец лицензии попробовал начать вещание?

Арина Бородина: Это самый сложный вопрос - с лицензией. Он юридически сложный и поскольку изначально было ясно, что в нем была, прежде всего, политическая, а не юридическая подоплека, поэтому предположить здесь не так просто, но, честно говоря, я с сомнением, во-первых, отношусь к возможности "МНВК" возобновить вещание с ее прежним владельцем Борисом Березовским. Как раз более я прогнозирую другой вариант, что все-таки та группа акционеров, которая останется на канале в качестве владельца, вынуждена будет договариваться с Борисом Абрамовичем о выкупе этой телекомпании, чтобы в составе "МНВК" был другой владелец, нынешний владелец "ТВС", потом заключается договор с командой журналистов ЗАО "Шестой телеканал", и таким образом права восстановлены. Хотя, честно говоря, и та, и другая группа акционеров в каких-то частных разговорах замечают, что есть и другие варианты восстановления прав на вещание. Кстати говоря, многие кивают на Кремль, что Кремль должен вмешаться в этот вопрос и как-то разрулить ситуацию. Как? Честно говоря, не думаю, что у "МНВК", есть возможности вернуться в эфир, хотя юридически - да. И самое главное - не очень понятна позиция Минпечати.

Анна Качкаева: Тема второй части нашей программы - аналитика на телевизионных экранах. Каждую субботу и воскресенье на основных российских каналах выходят в эфир восемь политических программ, которые подводят итоги событий недели и претендуют на некоторую аналитичность: "Зеркало" с Николаем Сванидзе, "Выводы" с Петром Толстым, "Постскриптум" с Алексеем Пушковым, "Времена" с Владимиром Познером, "Итоги" с Евгением Киселевым, "Вести" с Евгением Ревенко, реанимированное "Намедни" с Леонидом Парфеновым, теперь еще и "Личный вклад" с Александром Герасимовым. Это - не считая "Бесплатного сыра" Виктора Шендеровича, который тоже, в общем-то, подводит итоги недели, а также ежедневных "Граней", "Однако" и программы "Вести плюс". Наш сегодняшний разговор - о телевизионной аналитике, много ее или мало, каково качество анализа происходящих событий, и что собственно анализируют все эти программы. Обо всем этом мы поговорим с обозревателем газеты "Москоу Таймс" Андреем Золотовым, и с вами, уважаемые слушатели.

Вопрос вам такой, уважаемые слушатели: какую из итоговых или аналитических программ вы смотрите?

Итак, Андрей, как вам кажется, есть на российском телевидении аналитика?

Андрей Золотов: Пожалуй, аналитика есть, хотя, наверное, меньшая часть из того, что принято называть аналитическими программами, таковой является. Я думаю, что, скорее всего, если говорить о тенденции, то мне кажется, что тенденция - это развитие этих передач в направлении журналов.

Анна Качкаева: Или такой вот развлекательной аналитики?

Андрей Золотов: Да, да. Это - то, что в американском телевидении принято называть "телевизионным журналом". Я действительно посмотрел некоторые, хотя далеко не все, передачи последних выходных дней, и могу сказать, что в чем, пожалуй, достоинство этих передач - в том, что это - формат, который позволяет корреспондентам подготовить более подробные репортажи, нежели это позволяют рамки ежедневных новостей. В то же время, как мне кажется, и, пожалуйста, возразите, если считаете, что я не прав, роль ведущих, которая в свое время в нашем телевидении была чрезвычайно высока, и уже другой вопрос, насколько это было частью журналистики или частью политики в стране, о них же и говорили как о "политиках выходных дней", но эта роль ведущих - она уменьшается.

Анна Качкаева: Да, но мне кажется, я не буду с вами спорить, это действительно так, роль их уменьшается, и они становятся такими коверными, я бы сказала, но вот если говорить все-таки об аналитике, о том, что мы понимаем под "аналитикой", "анализ" с греческого буквально переводится - "разложение", "расчленение", "развод", а аналитика в логике Аристотеля - учение о силлогизме, дедуктивно-логическом умозаключении, и доказательстве. В общем, ни в одной из тех программ, о которых я сказала вначале, ничего этого нет, или есть, но в очень незначительных моментах.

Андрей Золотов: Как ни странно, анализ можно видеть частью в репортажах, когда возникает возможность у корреспондента, у его команды подготовить более подробный репортаж, в нем, безусловно, есть элементы анализа, где как бы сопоставляются факты. Набор фактов шире чем в обычных властях, берется некий слой того, что принято называть бэкграундом, то есть, какая-то информация базовая - вот там есть, пожалуй, анализ.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Андрей: Это Андрей из Подмосковья. Я хотел бы свое мнение высказать. Я считаю, что вот анализ, как раз он в меньшей степени, я согласен с вашим гостем, что анализ в меньшей степени присутствует в наших телевизионных обзорных итоговых передачах, за исключением, может, Евгения Киселева, и то у него все-таки мне кажется, раньше больше присутствовал анализ.

Анна Качкаева: Вот Андрей Золотов вам кивает, он согласен с вами.

Андрей: Но здесь, мне кажется, дело в том, что это связано не с самим Евгением Киселевым, или с его командой, а с тем, что изменилась ситуация, прежде всего, политическая в нашей стране, и его люфт, возможности донести свое мнение, несколько ограничены по сравнению с 4-5летней давностью.

Анна Качкаева: А вы все-таки смотрите "Итоги", или смотрите что-то еще?

Андрей: Я смотрю "Итоги", обязательно, и программу НТВ "Намедни", и вообще, по возможности, Владимира Познера передачу - "Времена".

Андрей Золотов: Я абсолютно согласен с анализом Андрея. Пожалуй, единственный нюанс, который хотелось бы внести - что речь можно вести, что уменьшился люфт, не потому, что некий дядя сказал: "Вот с этой недели, Евгений Алексеевич, вы вот, пожалуйста, об этом не говорите, или об этом говорите так, или эдак". Просто действительно политическая жизнь в стране изменилась. И если раньше в условиях такого, скажем, развитого олигархического капитализма, или как его можно еще называть, мы имели дело с тем, что в корпорации власти и бизнеса были определенные партии, определенные структуры, неотъемлемой, а иногда и важнейшей частью которых являлись те аналитические передачи, о которых мы сегодня говорим, и именно эти передачи подчас и являлись тем каналом, по которому в общество выплескивалась та или иная информация, компрометирующая конкурентов, или высказывалась позиция той или иной группировки, то в путинской России ситуация несколько изменилась, все смикшировалось, мы имеем дело с более консолидированной корпорацией власти, которая отторгла от себя, может, наиболее одиозные фигуры, в то же время те, которыми в наибольшей степени использовались средства массовой информации.

Анна Качкаева: Тем не менее, Андрей я с вами не совсем соглашусь, "месседжи" - как были в этих программах, так и существуют, вчерашнее, например, долгое появление Касьянова.

Андрей Золотов: Безусловно, Касьянов в "Вестях" - это огромное интервью.

Анна Качкаева: И не говоря уж о том, что очень заметно, как трактуют те или иные события телекомпании, по-человечески очень точный репортаж о введении цензуры в Новгородской области...

Андрей Золотов: Который по всем программам прошел.

Анна Качкаева: Ильи Зимина, который по-человечески рассказывал и о трагедии людей, и о том, как они это все понимают, и о редакторе, которого уволили за статью о Сталине, и, например, такой же сюжет в "Вестях недели", где было такое антикоммунистическое ерничание и выводы со словами - "характерное проявление политики КПРФ", и так далее, то есть, месседжи все посылаются.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Слушательница: Я смотрю аналитические программы, но меньше всего мне нравится, конечно, Киселев - "Итоги". Ведь дело в том, что все аналитические программы - в них очень много субъективного. Чтобы быть аналитиком, надо очень хорошо знать предмет, о котором говоришь. Вот, например, Киселев сделал когда-то фильм о Ельцине и сказал там такую глупость, которая так и вошла в фильм, что якобы у Ельцина удалили позвонок в Барселоне, и он на третий день стал ходить. Во-первых, я врач - позвонки еще никто не удаляет. Удалили у него там, видимо, грыжу диска, удалили, и у нас точно так же на третий день встают больные, ходят, это я говорю, как специалист, это раз. Тогда он вел однажды программу из Чехии об албанцах, там брал интервью с чехом: "Почему вы не любите албанцев?" И чех говорит, что "албанцы крадут авто и продают дроги". Он переводит: "Албанцы крадут авто и продают дорого". А, в самом деле, "дроги" - это наркотики, по-чешски. И он сказал, продают, значит, наркотики.

Анна Качкаева: Ну, вы очень внимательный зритель.

Слушательница: Да, очень внимательный. И вот такими глупостями наполнены его программы, а апломба больше всех.

Анна Качкаева: А все-таки, есть аналитики, которые вам симпатичны?

Слушательница: Нравится Пушков, иногда Караулов нравится, я считаю, это тоже программы аналитические, наверное.

Анна Качкаева: Ну, все-таки, вряд ли аналитические, это скорее ближе к расследованию, хотя тоже в этом смысле спорно. Все между "Итогами", потому что они - родоначальник и основатель жанра, и меряют все время с этой программой. А если говорить о качестве анализа, между прочим, я отвлекусь, но не могу об этом не сказать: если вы не видели трансляцию "Евровидения", в субботу, ее, в основном, смотрела, естественно, молодежь, она была довольно поздно, а потом было обсуждение, после двух часов... Это о качестве анализа - я просто удивлялась тому, как лишний раз телевидение не способно объяснять какие-то очевидные вещи. Во-первых, нужно было говорить со зрителями о том, что телевидение - это зрелище, и эти юные барышни в джинсиках и футболочках на фоне роскошного зала со светящимися сценами терялись, подчеркнуть, что что-то там происходило с трансляцией, потому что латышское телевидение как-то на очень средне-общих планах показывала их, в отличие от других певцов, которых показывали хорошо и на крупном плане. Более того, не объяснили людям, что такое "телевотинг", бесконечно об этом говорили в эфире, но так и не объяснили, а это - голосование с помощью телефонов, Интернета, новых цифровых технологий. Уже второй год Европа голосует по этому принципу, используя все эти способы интерактивной связи, результаты обрабатываются на компьютере, и если из 300 миллионов зрителей почти 100 так голосуют, то это и есть то самое массовое телевидение, это эффект массового, глобального голосования, и только в России есть жюри из 10 человек. И вот, не объяснить, что, обижаться на то, что мы несчастные, третьи, и так далее, хотя, собственно, чего обижаться, третьи - не так уж плохо, зачем поехали - не ехали бы. Не говорили о важном, о главном. И мне, не знаю, как вам, кажется, что аналитика - мы от евровидения опять вернемся к аналитике - собственно, она не выполняет своей главной функции - она не расчленяет, не разбирает, не анализирует. То ли потому, что нечего, и я это уже у вас спрашиваю, то ли все-таки потому, что не умеет.

Андрей Золотов: Иногда - нечего, а иногда, я думаю, как бы на первом плане стоит создание собственной картины мира. Как бы каждая программа дает свою картину недели. И, собственно, почему это такой интересный спорт для особо внимательных интересующихся людей - смотреть несколько программ за одну неделю и потом их сравнивать. Есть люди, которые этим занимаются профессионально. Есть наши слушатели, которые этим занимаются, может, еще даже лучше, чем профессионалы. Но это вот такой российский спорт, связанный с тем, что мы сравниваем не разбор фактов, а мы сравниваем разные картины недели, разные картины мира за неделю, представленные нам, и те самые "месседжи", послания те самые, знаки, символы.

Анна Качкаева: А как вы, кстати, появление Касьянова расшифровали? Как-нибудь расшифровали? Его же полгода не было на экране в таком количестве?

Андрей Золотов: Количество было совершенно, на мой взгляд, чрезмерным, и, как я расшифровываю - как необходимость заявить: столько было сказано о том, насколько послание президента адресовалось правительству, и главная интрига послания президента заключалась в том, в какой степени президент будет критиковать правительство, и главная новость послания президента была в предположении о формировании правительства на основе той или иной зависимости от будущей Думы. Так что, конечно, Касьянову нужно было ответить.

Анна Качкаева: Тут есть и другие версии: якобы, показывают, чтобы - вот, посмотрите, у нас есть еще и такой претендент. Я говорю о возможном президентстве. Это уже можно только гадать. Тем не менее, я знаю, что очень многие слушатели и уж точно люди в верхах готовы эти шарады разгадывать и рассматривать.

Андрей Золотов: Даже тогда, когда их нет.

Анна Качкаева: Даже когда их нет. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Слушатель: Я очень согласен с вашим собеседником, который метко сказал, что у нас практически вообще аналитиков-то и нет. Анализ-то не проводится. Понимаете, я, например, твердо убежден, что программа "Времена" Познера, киселевская программа - когда я их слушаю, я заранее знаю, что они скажут, то есть, там не анализ, а там ведется агитация и пропаганда своих взглядов, убеждений. Ни в коем случае, не анализ.

Анна Качкаева: Ну, не всегда своих.

Слушатель: То, что я говорю своих - это то, что они заложили в себя, что хотят нам преподнести, но это ни в коем случае не анализ. Единственная программа, которую я очень уважаю, и уважаю этого ведущего - это Пушков. Во-первых, он действительно это профессиональный...

Андрей Золотов: Аналитик, при всем при том, да.

Слушатель: Да, аналитик очень высокого класса, даже все в нем нравится, и манера ведения этой программы, культура его поведения, культура ведения самой программы, понимаете. И мысли, какие он излагает - глубокие, нормальные, действительно чувствуется, человек знающий, по крайней мере. И если можно с ним, может, не совсем соглашаются, и, естественно, у каждого слушателя своя точка зрения, но, во всяком случае, он очень уважительно относится к слушателям, к зрителям и очень приятно, программу действительно ведет хорошо.

Андрей Золотов: Я думаю, это не случайно, что уже двое из позвонивших телезрителей выделили программу Алексея Пушкова.

Анна Качкаева: Правда, я не могу ложку дегтя не бросить, потому что у меня было несколько писем, которые как раз описывали в подробностях несоответствие некоторым фактам, которые господин Пушков излагает, и я ему об этом говорила и показывала, но это не умаляет его достоинств, вероятно.

Андрей Золотов: Но я в последнее время все больше и больше слышу от своих друзей и знакомых о том, что они смотрят эту передачу. И я думаю, что наш последний слушатель сказал: здесь есть определенный ключ к этому успеху, который заключается, что эта программа, мало того, она еще и по позиции своей отличается от остальных. Если остальные, тем не менее, так или иначе, в либерально-демократической упаковке преподносят то, что хотят преподнести, то Пушков, во-первых, профессиональный аналитик, и, во-вторых, занимает более консервативные позиции, что отражается на мнении.

Анна Качкаева: Благодарю вас, Андрей. Мы, конечно, не затронули всех тем, связанных с аналитикой на телевидении, и не случайно, я думаю, не коснулись новой программы Александра Герасимова на "НТВ", потому что его материальная сторона событий на аналитику пока тоже не тянет. Ну, поживем-увидим, и я думаю, что следующая тема нашей программы в следующий понедельник будет посвящена тому, как российское телевидение освещало торжества в Петербурге.

XS
SM
MD
LG