Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему на телевизионных экранах общенациональных каналов не видно России? Ситуация вокруг "ТВС"


Анна Качкаева: Новость последнего часа: Москва практически больше не видит телеканал "ТВС". Вещание телеканала через городские кабельные сети отключено во всех жилых домах столицы, которые обслуживает Мостелеком. Это примерно 95 процентов всего жилищного фонда города. 11 июня в программе "Liberty Live" мы уже рассказывали о том, почему "ТВС" может уйти из эфира насовсем. О новой государственной идеологии и возможном закрытии последнего негосударственного национального канала мы поговорим во второй части программы "Смотрим телевизор" с обозревателем "Известий" Ириной Петровской.

В День независимости России государственное телевидение предъявило стране большой стиль новой эпохи. На Красной площади - знаменосцы в белом, девушки в голубом, дети в красном. Не хватало мажорной мощи финальных кадров фильма "Цирк", "Широка страна моя родная" воодушевленно не пели, но национальные костюмы представителей 89 регионов демонстрировали многонациональное величие. Татары и новгородцы, башкиры и удмурты, чуваши и красноярцы, ханты и чеченцы склонялись в приветственном поклоне перед парой сотней мужчин, сидящих на трибунах перед мавзолеем. Чиновники и депутаты, политики и избранные творческие работники отмечали День независимости России. Мавзолей впервые за многие десятилетия задекорировали, вид спереди - вроде бы трехцветный флаг, вид сбоку - красный гранит, стыдливо прикрытый фанерным щитом. Верстка главных информационных выпусков государственных каналов напоминала верстку программы "Время" 30-летеней давности - отчет о мероприятии на Красной площади, празднование Дня независимости России на Украине, в Казахстане и в Германии. О праздновании очередных выходных в ярославской деревне Бухалово рассказали в программе "Намедни". Почему страна не видит себя по телевизору, почему информационным поводом для появления репортажей из глубинки становятся либо катастрофы, либо сезонная чрезвычайка - половодье саранча, пожары? Что, на самом деле, знают граждане о жизни в собственной стране? Обо всем об этом сегодня мы поговорим с журналистом, заведующим кафедрой телевидения и радиовещания факультета журналистики МГУ Георгием Кузнецовым. Вопрос вам, уважаемые слушатели: как вы думаете, почему на телевизионных экранах общенациональных каналов не видно России?

Георгий Владимирович, вы много писали о том, что московское телевидение - это телевидение такого Садового кольца...

Георгий Кузнецов: Ну, писал, а толку что?

Анна Качкаева: Вот, я и говорю, что, по-моему, впервые, если мне память не изменяет, вы об этом говорили году в 1994-м или 1995-м, и потом на многих национальных каналах - попытались сделать программы, на "ТВЦ" появилась программа "За Садовым кольцом", на "НТВ" - "Регион-89", в общем, так ничего и не изменилось, и ни один из этих проектов на телеканалах не пошел. Почему?

Георгий Кузнецов: А вот мы послушаем, что скажут наши дорогие радиослушатели, а потом я выдвину свою версию, даже три, и оптимистический финал будет.

Анна Качкаева: Может, начнем сразу с версий.

Георгий Кузнецов: Да нет, я для начала представлюсь. Я - слушатель Радио Свобода с 45-летним стажем. В 1958-м году, страшно сказать, стал корреспондентом радио, советского радио, конечно, на Куйбышевгидрострое - великой стройке коммунизма. У меня был профессиональный радиоприемник и профессиональный магнитофон. "Свобода" там шла очень хорошо, заглушки только в больших городах действовали. Записывал даже кое-что, были талантливые стихотворные комментарии к текущим событиям, к очередной выходке Никиты Сергеевича Хрущева. В последующие годы через Радио Свобода я и мои друзья - журналисты, партийные пропагандисты - знакомились с нашей собственной историей. Тут были Авторханов, Солженицын, Аллилуева, и так далее. Сейчас роль Радио Свобода в нашей жизни уменьшилась, честно говоря.

Анна Качкаева: Вам виднее.

Георгий Кузнецов: Много ли народу вас слушает? Я хочу вас спросить, у вас социсследования, кто вас слушает, что за народ?

Анна Качкаева: Народ? Вот та самая глубинка. Действительно, исследования есть, это, в основном, такая вот, раньше, по советским меркам - научно-техническая интеллигенция.

Георгий Кузнецов: Меньшинство.

Анна Качкаева: Да. А всегда вариант общественного радио слушает меньшинство, а если хотите, мы - такая модель общественного радио.

Георгий Кузнецов: А телевидение как раз гонится за рейтингом, и тут начало ответа на ваш вопрос.

Анна Качкаева: У нас в эфире, слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Ольга: Добрый день, меня зовут Ольга, я из Москвы. Мне кажется, что вот неуспех таких программ о жизни вне Москвы в том, что успех реформ, результаты реформ абсолютно дискредитируются такими программами. А во-вторых, мне кажется, что зрители не очень хотят это смотреть. А вот относительно телевидения внутри Садового кольца - я с большим прискорбием смотрю, как во дворе факультета журналистики, здание факультета - это исторический памятник - строится огромное многоэтажное здание. И мне очень интересна реакция журналистского сообщества на это событие.

Анна Качкаева: А вам самой не интересно узнать, чем живет страна, помимо реформ, не реформ?

Ольга: Вы знаете, когда я езжу, конечно, интересно, и это вообще вводит меня в состояние глубокой скорби, прошлым летом я был под Тарусой - пустые парники, где раньше что-то выращивалось, заброшенные поля,

Анна Качкаева: То есть, в общем, правильно, что не показывают?

Ольга: Нет, неправильно, потому что надо знать, что происходит в стране. А вот нежелание это знать - это самое грустное.

Анна Качкаева: "Потому что правящим кругам стыдно за свою лживую политику", - отвечает наша слушательница Быкова из Санкт-Петербурга. Прокомментируйте, Георгий Владимирович.

Георгий Кузнецов: Отчасти все это правильно, что москвичам неинтересна жизнь глубинки, что показывают ее так, что возникают сомнения в правильности курса реформ. Вот, если помните, когда-то "НТВ", ваша замечательная, стала действительно обзванивать регионы, давайте, дескать, ребята нам информацию, и там говорят, из Томска, скажем, что "у нас открывается новое газовое месторождение, прорыв в экономике области, фейерверк", - вообще полный восторг. Нет, говорят, это "джинса", это реклама, вот если у вас наводнение будет, тогда давайте... Вы уже сказали, что поводом для появления глубинки служит - либо самолет разбился, либо затопило кого-нибудь, но это все ведь зависит от того, в чьих руках механизм отбора. Ведь событий происходит очень много, и почему-то думается тем, в чьих руках механизм наводки на резкость телевидения, что народ интересует только негатив. Саша Гурнов, когда он работал на "ТСН", вот он мне говорил: "Если ты доехал нормально на работу, ты же не кричишь об этом - вот, я нормально доехал, а если тебе грузовик снес полморды, вот тут ты, значит, новость свою будешь сообщать". То есть, народу, якобы, нравятся негативные новости. Я говорю: "Саня, вы же вгоняете народ в депрессию, что вы делаете, должен же быть какой-то социальный оптимизм". Драма жизни не должна казаться безысходной. "А вот американцы - они считают, что хорошие новости - это не новости". Но, помилуйте, наша страна - не Америка, что же мы равняемся туда-то? Им нужно адреналинчику пустить в кровь, а нам это лишнее.

Анна Качкаева: Как это, а новости разве бывают плохими и хорошими? Новости - они и есть новости.

Георгий Кузнецов: Опять же, событий происходит очень много. И в сводку новостей нельзя вогнать все. Поэтому отбирают только плохое.

Анна Качкаева: То, что как раз адреналин-то в кровь вбрасывает, то, что будут смотреть.

Георгий Кузнецов: Раньше, в годы так называемой советской власти, я говорил Грише Шевелеву, который был руководителем программы "Время": "Гриш, вот там самолет разбился, там наводнение, там поезд с рельсов сошел. Почему вы это не показываете?" Гриша говорит: "Ну а тысяча поездов нормально пришла. Надо главные тенденции видеть". Я говорю: "Гриша, вот у тебя болит зуб, ты идешь к врачу, а врач говорит - ну, подумаешь, один зуб, это нетипично, у вас 31 прекрасный, замечательный зуб". Вот так...

Анна Качкаева: То есть, в общем, как подходить... В советские времена не показывали, как падали самолеты, а сейчас не показывают, как запускают новый объект. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Александр Северов: Добрый день, Александр Северов, Москва. Мне кажется, что в немалой степени то, что нет объективной достаточно характеристики жизни в России, связано с тем, что разные каналы, пожалуй, за исключением "ТВС", только стремятся угодить какой-то своей категории зрителей, и это всегда получается уже малообъективно и как-то натужно, и прочее. А, в общем-то, с другой стороны, действительно жизнь в России такова, как ее в целом все-таки показывает телевидение. Она действительно депрессивна, и я позволю себе не согласиться с Георгием Кузнецовым по поводу того, что значимость Радио Свобода уменьшилась - ни в коем случае. Кстати, качество, мне кажется, "Свободы" все время улучшается, в соответствии со временем, и масса людей держит "Свободу" вот круглые сутки на этой волне и слушает. Так что, это совершенно несправедливо.

Анна Качкаева: Вот, и нас похвалили заодно.

Георгий Кузнецов: Я с удовольствием признаюсь, что я не прав, потому что студентов наших я спрашиваю - слушаете Радио Свобода, говорят - нет. Студентам неинтересно, студенты - это ведь наше будущее... Вот раньше мы студентов посылали на практику. Были денежки, посылали в Воронеж, посылали в Улан-Удэ, даже до Владивостока некоторые добирались, уж не говорю про Норильск, там вообще все уезжали на материк знатные работники, и студенты правили бал. За эти 6 недель они узнавали реальную жизнь России, начинали любить и уважать страну, в которой они живут. Сейчас молодые журналисты крутятся именно, что внутри Садового кольца. Поэтому, когда у нашего мэра были такие общероссийские амбиции, и "Третий канал" тоже хотели сделать общероссийским...

Анна Качкаева: "ТВЦ".

Георгий Кузнецов: "Третий канал", я уж теперь все эти абрревиатуры... Третья кнопка, короче говоря, где я и сам работал какое-то время, "Добрый вечер, Москва", - была такая передача. Так вот, чтобы вести программу, которая задиристо называлась: "За Садовым кольцом", выписали журналистку Нину Звереву из Нижнего Новгорода, потому что в Москве не нашлось журналистов, которые знают и любят Россию.

Анна Качкаева: Или, по крайней мере, могут о ней разговаривать, видимо. Но, кстати, в эфире нашей радиостанции - я считаю, что это уникальный проект, и один из лучших, его нет на российских радиостанциях - "Корреспондентский час", где нет материалов из Петербурга и Москвы.

Георгий Кузнецов: Ну, тоже, опять же, процент "чернухи" надо соблюдать, а так - идея очень хорошая. Так вот, "проект 89", о котором вы говорили - 89 разных автомобильных номеров мелькало в эфире, Лена Масюк съездила куда-то к чукчам, национальный колорит обыграла, потом кто-то Илюмжинова показал, и все - заглохли. Я говорю: "Ребята, почему?" "А мы, - говорят, - не понимаем, чем Воронежская область отличается от Тамбовской или Саратовской." Я говорю: "Ну, ребята, дошли". Мы когда-то, в годы гнусного тоталитаризма, делали 45- минутные программы обо всех областях и республиках.

Анна Качкаева: А вы думаете, что их так смотрели с удовольствием? У меня такое ощущение, что на эти темы не сильно умеют делать материалы. Зрелищно не получается, интересно не получается. Про людей не умеем рассказывать.

Георгий Кузнецов: Поэтому у нас и были такие "зондеркоманды", которые из центра приезжали, и говорят, так вот, ваш первый секретарь пойдет туда и там будет встречаться с людьми, малину кушать в лесополосе. А этот первый секретарь в другой области поедет поздравлять своего земляка с днем рождения.

Анна Качкаева: У нас, я так понимаю, нынешние политики тоже совершенно не брезгуют ни речками, ни малинами, ни спортивными залами, ни походами в народ. Но это же не означает, что это жизнь страны...

Георгий Кузнецов: Должно быть достаточно высокое мастерство журналиста, чтобы объединять жизнь политика и жизнь народа. А это действительно сложнее, чем сделать жизнь Просюткина, Шмуткина, там, и прочий абсурд.

Анна Качкаева: Но все-таки вы сказали, что у вас есть три главные причины, почему это происходит.

Георгий Кузнецов: Первая, главная - это погоня за рейтингами, то есть, за поголовьем телезрителей. Цена рекламной секунды, а телевидение зарабатывает тем, что продает рекламные секунды, зависит от поголовья, извините, зрителей. Причем интересуются рекламодатели исключительно московским поголовьем, потому что здесь крутятся главные деньги, и на московскую аудиторию рассчитывается большинство передач. Москвичам передачи, вот как Ольга говорила, иногда и не очень интересны, стараться надо, деньги тратить на командировки, и так далее. Вот программа "Мир", международная телерадиокомпания, которая рассказывала о жизни Армении, Казахстана, и так далее, выперли ведь ее с "Первого канала".

Анна Качкаева: Хорошо, ну потом были попытки, "Союз бывших", сейчас всякие такие...

Георгий Кузнецов: Значит, первое - это ориентация на Москву, коммерциализация эфира. Второе - уверенность москвичей в своем превосходстве перед всеми остальными зрителями и жителями России. Не только у журналистов. Как только, знаете, журналист меняет профессию, работал я в одной экспедиции, приехал к нам мастер по приборам, даже не из Москвы, а из Долгопрудного. Сколько было у него амбиций, какие рассказы о Москве... Я, конечно, не сознавался, что тоже имею отношение к этому городу... Смех и грех. Ну, невозможно, как они, москвичи, перед провинциалами, извините, выпендриваются, ужас какой. Кстати, Юра Висбор, точно так же однажды, он работал на буровой, и приехала девица-журналистка - очень смешной рассказа у Юры получился. А вот он - настоящий москвич, который прошел всю Россию и любил ее, и был другом, и подводников, и космонавтов, и альпинистов, и кого угодно, еще вот такие журналисты, как Юра Висбор, они бы сделали современное телевидение подлинно всероссийским. А пока как сказал поэт: "В ее глазах таких красивых лишь отражение России, но самой России нет."

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель. Ваша версия - почему все-таки на общенациональных каналах не видно России?

Владимир: Здравствуйте, Владимир меня зовут, вы знаете, по поводу вашего вопроса - всему свое время. Когда наши руководители поймут, что нужно показывать, и мы хотим видеть нашу Россию по телевидению, тогда ее будут показывать. Такая же ситуация у нас произошла со спортом. То есть, вот эти все рейтинги - это все надуманное, придуманное. Во всем мире спорт имеет большие рейтинги, а у нас нет. Мы что, на Луне живем, что ли? Нет, конечно, это не так. И сейчас спорт появляется на телевидении. Сейчас уже четыре спортивных специализированных канала. То есть, люди понимают, что нужно это.

Анна Качкаева: А четыре канала - это не много, как вам кажется?

Владимир: Я считаю, не много, даже еще мало, опять же, жизнь все поставит на свои места, и разберется во всем. Я считаю, что это нормально.

Анна Качкаева: У нас еще один слушатель в эфире, представьтесь пожалуйста.

Екатерина Александровна: Екатерина Александровна из Москвы, Анна, я должна сказать, что я очень много слушаю "Свободу", и очень много интересного, честного о своей стране, из самых разных регионов...

Анна Качкаева: А почему, как вам кажется, все-таки телевидение не показывает Россию?

Екатерина Александровна: Мне кажется, боятся просто. На самом деле, нужно было бы приглашать таких замечательных людей, как Юрий Дмитриевич Черниченко, который знает сельское хозяйство, знает состояние в стране, нужно было бы приглашать Николая Васильевича Федорова, президента Чувашии, тоже замечательного человека, а где у нас Руслан Аушев, который ушел просто в какую-то пропасть, его и нет. Он бы сказал, что такое Ингушетия сегодня, и, может, это людей бы как-то затронуло.

Анна Качкаева: Мы завершаем нашу тему, и я хочу закончить словами, как ни странно, Александра Сергеевича Пушкина, который еще пару веков назад почти говорил, что, "сословие журналистов - есть рассадник людей государственных. Они знают это и, собираясь овладеть общим мнением, страшатся унижать себя в глазах публики недобросовестностью, переметчивостью, корыстолюбием или наглостью". Может быть, эти журналисты появятся через какое-то время и на нашем телевидении.

Москва практически больше не видит телеканал "ТВС". Вещание телеканала через городские кабельные сети отключено во всех жилых домах столицы, которые обслуживает Мостелеком. Это примерно 95 процентов всего жилищного фонда города. 11 июня в программе "Liberty Live" мы уже рассказывали о том, почему "ТВС" может уйти из эфира насовсем. С одной стороны, акционеры, которые так и не договорились между собой, за сколько продают или за сколько покупают. С другой стороны - "МНВК ТВ-6" - единственный законный владелец частоты после череды судов, и юридически именно эта кампания имеет право вернуться в эфир. С третьей стороны - запущенный 12 июня федеральный канал "Спорт", который не может стать федеральным если не получит нормальную частоту в Москве и приличное распространение по стране. Накануне в воскресной программе "Вести недели" мэр Москвы Юрий Лужков заверил, что три миллиона москвичей получат сигнал телеканала "Спорт". Дана команда подключить его к сети - подчеркнул Лужков. В принципе, "Спорт" на шестую кнопку мог быть выведен уже в дни национального российского праздника. Во всяком случае, министр Лесин перед выходными был настроен очень решительно. Недаром сегодняшние газеты вышли с заголовками о скорой смерти "ТВС". В общем, то ли министр Лесин не захотел устраивать скандал в праздник, то ли решил проверить реакцию общественности на возможные последствия отключения, то ли захотел разделить ответственность за кризис на "ТВС" с акционерами-олигархами, но, так или иначе, программы канала пока еще видят 4 процента москвичей и жители России. По нашей информации, водители "ТВС" сегодня уже отказываются возить съемочные группы по заданиям, коллективу из 600 человек с марта не выплачивают зарплату.

Сейчас мне принесли телеграмму в адрес министра Лесина от имени Московской независимой вещательной корпорации "ТВ-6" как я и сказала, единственного законного владельца лицензии на частоту. И в этой телеграмме, в этом письме МНВК сообщает о том, что готова "с учетом соблюдения прав телезрителей шестого канала и недопущения появления на соответствующих частотах черного квадрата до возобновления полномасштабного вещания канала "ТВС" в соответствии с условиями выданной нашей компании лицензии начать трансляции на наших частотах вещания другого производителя..." - Я не буду вдаваться в подробности. И на срок временного осуществления временного вещания стороннего производителя продукции СМИ ЗАО "МНВК" предлагает заключить соответствующий трехсторонний договор между ЗАО "МНВК", Минпечати России и этим производителем, то есть, тем, кто обратится, видимо, по поводу этого трехстороннего договора к "МНВК". И обозначен срок до 18 часов 17 июня, то есть этого срока ждут от Министерства печати, поскольку именно "МНВК", в общем, владеет лицензией, и юридически это подтверждено, и уже не одно письмо было направлено в адрес Михаила Лесина о том, что "ТВС" незаконно вещает на частотах. Вот такое стремительное развитие событий. Поэтому о том, что происходит на телеканале "ТВС" и возможном закрытии этого последнего негосударственного национального канала мы разговариваем с обозревателем газеты "Известия" Ириной Петровской.

Вопрос вам, уважаемые слушатели: если канал ТВС прекратит вещание, что вы потеряете?

Ирина, вот час назад, когда мы объявили эту тему. на пейджеры Радио Свобода уже приходили мнения слушателей. Например, слушательница из Екатеринбурга считает, что конец канала "ТВС" лежит на совести самих СМИ, а слушательница из Москвы пишет, что, "ТВС" был единственным каналом, который я смотрела. Сейчас совсем нет денег, но собираюсь ставить дополнительную антенну". Вот вы на чьей стороне? Потому что явно, что слушатели, или зрители, сейчас делятся на две части, может, они неравные - на тех, кто будет очень сожалеть по поводу того, что канала "ТВС" не будет в эфире, и тех, кто отнесется к этому вполне равнодушно, или, как наш слушатель в предыдущей части, обрадуются тому, что появится, например, на этой частоте канал "Спорт".

Ирина Петровская: Я, естественно, на стороне тех, кто будет сожалеть, если канал "ТВС" окончательно уйдет из эфира, я уже сожалею, потому что моем собственном доме уже почти две недели не принимается этот канал. Дело в том, что спортивные каналы, какие-то другие специализированные каналы, во-первых, есть, их можно принимать на тарелку, как угодно, другим способом, у нас не так много общественно-политических каналов, чтобы ими так разбрасываться, ну и плюс, конечно, с учетом того, что сегодня очень подровнялись, я бы сказал каналы основные, они перестали быть слишком непохожи друг на друга, они, наоборот, иногда похожи настолько, что только логотип в углу кадра указывает, что это...

Анна Качкаева: Вы имеете в виду, прежде всего, информационное вещание?

Ирина Петровская: Конечно, информационное. И более того, я скажу, что мне, например, более всего с уходом "ТВС" из эфира будет не хватать информационного вещания. Оно в каком-то смысле действительно было альтернативным, оно показывало события с других точек зрения, более, может быть, широко, или не важно даже, широко, узко, главное - чтобы это был некий иной взгляд. Вот сейчас, с уходом "ТВС", этого иного взгляда...

Анна Качкаева: Если будем еще оговариваться - "если".

Ирина Петровская: Для меня этот факт уже, к сожалению, свершился, потому что в моем доме две недели "ТВС" нет. Поэтому в праздники государственные 12 июня я смотрела, как и большинство москвичей, у которых уже нет "ТВС", исключительно "Первый", и "Второй" канал, и "НТВ", то есть, источники моей информации, информирования были эти, и я представляла себе, что, скорее всего, наверное, "ТВС", если бы я его видела, а многие его видели, наверное, нашел бы какие-то иные подходы к освещению этого судьбоносного события.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Антон: Здравствуйте, меня зовут Антон. Я звоню вам из Москвы. Я, честно сказать, немного не согласен с вашей гостьей, потому что, с моей точки зрения, все каналы, в общем, одинаковы. Новости везде показывают, и везде показывают их по-разному, на самом деле, для меня - у меня тарелки нет, и спорта для меня не хватает. И только из-за этого могу вам сказать, что если бы был спортивный канал, я был бы доволен больше.

Анна Качкаева: А на 25-м канале вы спортивный федеральный канал не можете видеть?

Антон: Мне телевизор приходится переставлять в другое место.

Анна Качкаева: И "Семь-ТВ" тоже пока не можете

Антон: Совершенно верно, мне приходится немножко все перетаскивать из одного места в другое место комнаты, чтобы ловить... Спасибо

Ирина Петровская: Ну, это мужская точка зрения. Естественно, часть мужчин, кстати, даже по всем опросам не очень большая, предпочитает всему остальному вещанию спорт. А все-таки большая часть вообще зрителей предпочитает полноценный канал, конечно. не только информационное вещание, на этом канале появились самые разные программы и фильмы, которых мне так же не хватало все эти две недели, и мне очень жаль, если я их больше не увижу.

Анна Качкаева: Тем более, что как показывала практика предыдущего отключения, у нас тоже такая традиция уже, видимо, на федеральных частотах существует, дурная, или не дурная, трудно сказать, но когда в прошлый раз отключали шестую кнопку и включали туда спорт, в итоге рейтинг, даже в самые массовые дни просмотра, когда шла Олимпиада, не превышал 4-6 процентов. Это, конечно, неплохо, но и не рейтинг общефедерального канала. Поэтому, может, неразумно все-таки растрачивать так государственные частоты. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Зинаида Александровна: Добрый день. Зовут меня Зинаида Александровна, я москвичка. Я отвечаю на ваш вопрос: с уходом "ТВС" из сети я потеряю, прежде всего, информационные сообщения, которые меня очень интересуют. Потому что все остальные каналы я просто не могу посмотреть, насколько неинтересно, я уж других слов применять не буду. Пока я смотрю, потому что я присоединила внутреннюю антенну. Я отключила все остальные каналы, и этот пока смотрю. Но как долго это продлится - не знаю. Я буду очень огорчена. Спасибо вам большое.

Анна Качкаева: Ирина, а все-таки давайте, это глупо, конечно, сейчас спрашивать, кто виноват, тем более если вдруг не произойдет никаких страстей, и то же "МНВК" заключив договор с тем же "ТВС", если, наконец, договорятся акционеры, сохранят его в эфире, все может быть... Все-таки, кто виноват в этой истории?

Ирина Петровская: Я сразу, во-первых, хочу сказать, что я очень надеюсь, что при всем катастрофизме нынешнего положения придут олигархи к какому-то, я не знаю, консенсусу, заплатят, наконец, деньги, и все-таки не упустят этот ресурс, потому что, особенно в преддверии выборов, мне кажется, это крайне расточительно так бросаться медиаресурсом. Кто виноват - наверное, вся ситуация виновата, и попытки в свое время спасти этот канал, как мы потом увидели, приходили часто в противоречие с судебной процедурой, процедура, может, и была соблюдена, но, как мы потом выяснили, не был соблюден закон. Вот эта вот олигархическая сложнейшая конструкция, в которой уже в то время журналисты "ТВС" и также сторонние наблюдатели видели порок, именно в том, что, как потом сказал Киселев, это олигархический колхоз, в котором никто не несет ответственности конкретно, и получается, что у семи, а сколько там реально было - 10 олигархов, или 11, у семи нянек дитя без глазу. Потому что, если говорить о самом канале, то мне кажется, после того. как он вернулся в эфир, он не делал каких-то таких уж резких движений, которые смогли бы обозлить окончательно власть и заставить ее поступать вот так радикально. Поэтому это все-таки, мне кажется, вот эта вся история именно из-за того, что у нас очень несовершенно, в принципе, и правовое и информационное поле, но и уже конечно деньги, деньги.

Анна Качкаева: Да, и олигархи, видимо, настолько перепуганы этими двумя годами, что ни та, ни другая группа, я имею в виду группу Чубайса и группу Дерипаски, так и не получив верховного благословения, так и не могут договориться... Или вопрос действительно все-таки в том, что не хотят покупать за 10, а хотят купить за 5, как в том известном скетче?

Ирина Петровская: Да, здесь, наверное, две составляющие, с одной стороны, хочется подешевле, с другой - хочется, чтобы было благословение сверху, пока ни то, ни другое не удается.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день представьтесь пожалуйста.

Любовь Венедиктовна: Добрый день, меня зовут Любовь Венедиктовна, я пенсионерка, очень сожалею о том, что "ТВС" исчез с экрана телевизора. Следую за этим коллективом со времен, когда они перешли с "НТВ". Устраивает все, и новости, много интересных передач, а вот такая манера, как, допустим, Ангдреева, это, конечно, мое личное мнение, дело вкуса, или главный редактор НТВ Белова - мне не нравится, она как-то себя некрасиво повела, когда там, она просто захватила, как говорится, тогда телеэкран, штрейкбрехер какой-то...

Анна Качкаева: Давайте мы будем чуть аккуратнее в формулировках.

Любовь Венедиктовна: Извините пожалуйста, да. Вот, но и вот насаждение спорта - мы, мне кажется, идем к тому, что спорт будет обязательным, так сказать, развлечением на телевидении, как это было в давние советские времена, когда по одному-двум каналам спорт после программы новостной обязательно был. В семьях из-за этого были... Потому что не все... Я, хоть и бывшая спортсменка, но когда его очень много - это надоедает, и не хлебом единым.

Анна Качкаева: Во-первых, еще никто не сказал, что там будет точно спорт, хотя очень много мыслей по этому поводу, и просто так совпало, многие обстоятельства, что нужно, чтобы федеральный спорт воспользовался этой частотой. Но есть еще, между прочим, канал "Euronews", на частоте которого временно вышел как раз в эфир тот самый федеральный канал спорта. Есть еще, между прочим, коммерческие каналы, которые мы не особенно в Москве видим, например, "Рамблер". Но это опять же юридическая сторона вопроса.

Ирина Петровская: И техническая отчасти. Было бы больше частот - не было такой бесконечной схватки вокруг имеющихся немногих.

Анна Качкаева: Ну, а ваш прогноз, все-таки, как вы думаете, если ТВС, если бы, да кабы, ужасно, конечно, то, чем мы занимаемся, но как вам кажется, какой все-таки канал поставят на шестую кнопку, если "ТВС" не договориться ни с "МНВК", ни с акционерами, ни с Минпечати?

Ирина Петровская: Логичнее всего - спорт, во-первых, он нейтрален с политической точки зрения и никто не обвинит никого

Анна Качкаева: Как сказать... "Единство" там может, например, поиграть.

Ирина Петровская: В волейбол?.. Ну, я не думаю, что это будет основное составлять содержание этого канала, просто исходя из имеющейся у нас истории, когда спорт действительно поставили на шестую кнопку, и это удовлетворило очень многих, именно в силу того, что здесь очевидно другая была борьба, спортивная, политическая, так пусть лучше будет спортивная. Я надеюсь, и не могу ничего прогнозировать, я плохой прогнозист, я все-таки надеюсь, что в ближайшие дни судьба "ТВС" решится, причем в пользу "ТВС". Вот нет у меня ощущения, что мы сегодня видим последние конвульсии этого канала. Мне кажется, что у кого-то достанет, не знаю, у кого, не будем прогнозировать, здравого смысла, чтобы эту ситуацию каким-то образом разрулить в пользу "ТВС".

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста

Александр: Добрый день, Александр, Москва. Полностью согласен и с Ириной Петровской, и с рядом слушателей. Для меня отключение "ТВС", это, в общем, фактически, отключение всего телевидения, это не преувеличение. Но я, по правде говоря, ни на йоту не верю, что это связано с какими-то финансовыми, экономическими факторами, а с самого начала цель - ликвидировать единственный по-настоящему альтернативный канал. И сейчас, кажется, уже все добили, именно вот этот самый альтернативный и демократический.

Анна Качкаева: Ваша точка зрения понятна. У нас в эфире еще один слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Татьяна Андреевна: Добрый день, меня зовут Татьяна Андреевна, 64 года, для меня тоже очень печальный факт, если закроют "ТВС", я была на двух митингах и выступала за то, чтобы "ТВС", "ТВ-6" обязательно существовали.

Анна Качкаева: Ну вот, слушателей и зрителей, как правило, в этой ситуации никто не спрашивает.

Ирина Петровская: Их не спрашивают, но по поводу точки зрения, что с самого начала это не финансовое и это выгодно власти - наоборот, мне кажется, невыгодно власти закрывать единственный, или один из последних каналов, на котором звучит какая-то более или менее отличная от общей государственной точка зрения. Если вы помните, даже в самые тяжелые годы застоя существовали СМИ определенные, их было немного, которым позволяли чуть больше, чем остальным. Это выгодно, потому что это можно предъявить демократической общественности, Западу, который более всего озабочен соблюдением свободы слова, в том числе и у нас в стране. Это можно предъявить и сказать: "Вот, у нас есть и такое". Поэтому невыгодно власти закрывать, на мой взгляд, если бы я была представителем власти. И в том числе невыгодно потерять свой электорат, который составляет сегодня аудиторию "ТВС".

Анна Качкаева: Мы будем надеяться, хотя это очень непривычно говорить в нашей студии об этом, что с каналом "ТВС" ничего не случится.

XS
SM
MD
LG