Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Осторожно, выборы


Анна Качкаева: В апреле месяце, когда на телевизионном экране замелькал министр Грызлов и телевидение залихорадило. мы в программе "Смотрим телевизор" открыли рубрику "Осторожно, выборы" и решили в ней разговаривать об этапах кампании на телевидении, о ее формах, о манипулятивных техниках, о том, кто и как придумывает информационные поводы об экранном образе политиков. Рубрика стала регулярной, и сегодня ее очередной выпуск. В первой части программы мы поговорим о предвыборной информационной кампании в отдельно взятом регионе - Петербурге. Во второй - о начале телевизионной кампании в масштабах страны. На связи со мной из Петербурга Даниил Коцюбинский - журналист, политический обозреватель, в отпуске нынче, как я понимаю...

Даниил Коцюбинский: Нет, конечно, это не отпуск, это можно считать прекращением трудового контракта.

Анна Качкаева: Об этом мы еще поговорим, программу Даниила закрыли на прошлой неделе, а в компании ТРК "Петербург" произвели кадровую чистку, и 5 публицистических программ вроде бы сейчас переведены на летнюю сетку, но на самом деле журналисты не сомневаются, что они были закрыты. Также со мной на связи руководитель петербургского бюро Радио Свобода Виктор Резунков.

Коллеги, если позволите сначала коротко для всех наших слушателей о том, что же происходило с ТРК "Петербург" в течение последних месяцев. Интрига вокруг лицензии закрутилась чуть меньше года назад. Накануне предвыборного сезона предполагалось, что на главную городскую кнопку могут претендовать общефедеральные каналы, тем более, что редакционная политика ТРК "Петербург" была увязана с интересами губернатора Яковлева, которого уже готовили к отставке. Весной в Министерстве печати вспомнили о предупреждении, которое было вынесено городскому телеканалу еще в прошлую предвыборную кампанию, подоспело и второе. Компанию ТРК "Петербург" предупредили за нарушение правил хранения передач. 21 мая Федеральная конкурсная комиссия приняла предварительное решение: лицензию ТРК "Петербург" не пролонгировать и выставить частоту на конкурс в августе этого года. Начиная с апреля, в Петербург стал регулярно наведываться министр печати Михаил Лесин, в это же время в северную столицу высадился десант московских пиарщиков.

После добровольной отставки с поста губернатора Владимира Яковлева события вокруг ТРК "Петербург" и других телекомпаний города стали развиваться стремительно. Генеральный директор ТРК "Петербург" Ирина Теркина после похода в прокуратуру и, видимо, нескольких разговоров с министром печати Лесиным подал в отставку, а после того, как о своем желании баллотироваться на пост губернатора заявила Валентина Матвиенко, это произошло в минувший понедельник, разом на нескольких каналах и в массовом порядке закрылись авторские публицистические программы, независимо от их популярности.

По информации Радио Свобода, в августе лицензия ТРК "Петербург" будет автоматически продлена, несмотря на два предупреждения и рекомендацию вынести частоту на конкурс. А на информационном поле Петербурга, по мнению многих питерских журналистов, для потенциальных конкурентов Валентины Матвиенко на губернаторских выборах не осталось практически ни одной эфирной площадки. Так эти события выглядят из Москвы. Я права, Даниил?

Даниил Коцюбинский: Короткое уточнение. Матвиенко заявила о своем намерении баллотироваться во вторник, а программы были закрыты в понедельник. Как раз была соблюдена определенная логика событий. Были удалены из эфира все те, кто мог хоть как-то прокомментировать более мене свободно факт ее самовыдвижения. И, конечно же, эти события коснулись, в первую очередь, телеканала "Петербург", потому что наибольшее количество программ там было просто физически закрыто, но еще перед этим были осуществлены репрессивные меры по отношению к ведущему, наиболее заметному журналисту на местном филиале "НТВ" - Андрею Радину, который был на две недели устранен из эфира, а потом понижен в должности, из главного редактора стал просто ведущим, и, по информации, конечно же, неофициальной, на "НТВ" на сегодня существует жесткий запрет на любую информацию, которая могла бы каким-то образом помочь потенциальным конкурентам Валентины Матвиенко, или повредить ей. Что касается филиала "РТР", то он всегда был достаточно жестко "выстроен", примерно так же, как и центральное "РТР", там не было как таковой авторской журналистики, то есть, авторская позиция ведущих комментаторов отсутствовала, они выполняли, проводили некую общую командную линию, как это официально признавали менеджеры местного филиала "РТР", но оттуда были изгнаны на будущее, последние передачи вот уже прошли, и на будущее изгнаны двое ведущих, которые вели культурную программу, но позволили себе в печатных СМИ петербуржских высказываться по поводу Валентины Матвиенко скептически. Их изгнали незамедлительно.

Анна Качкаева: Виктор, я знаю, что у вас есть дополнительные сведения, которые могут прояснить ситуацию после пятницы.

Виктор Резунков: Да, вот вчера, 29 июня, в Петербурге прошла такая акция журналистов, они как бы похоронили свободное телевидение. Эта акция проводилась региональным общественным объединением "Лига молодежи Санкт-Петербурга" и неформальным объединением, которое создали, в частности, Даниил Коцюбинский - "Петербургская линия" - объединение журналистов. На белой лошади провезли по Каменноостровскому проспекту под звуки траурного марша телевизор, как символ свободного телевидения в Петербурге, он был положен на помойку, под траурную музыку с возложением цветов. Эта акция была как бы в ознаменование того, что свободного телевидения в Петербурге больше нет.

Анна Качкаева: Виктор, а народу-то много было?

Виктор Резунков: Это скорее вопрос к Даниилу, он принимал в акции участие.

Даниил Коцюбинский: Народу было немного, на смой взгляд, по той простой причине, что никто не был информирован. Дело в том, что наша "Петербургская линия", журналистская организация, не являлась организатором этого мероприятия, и вообще мы не хотели бы создавать впечатление у горожан, что мы боремся за свои рабочие места, и что нам так прямо вот страшна мысль, что мы изгнаны из телевизора, поэтому мы поддержали просто лично соучастием эту акцию, которую проводила другая организация. Вообще мы хотели бы, чтобы гражданское общество самостоятельное реагировало без наших каких-то просьб и увещеваний на то, что происходит, но, к сожалению, насколько я понимаю, все это организаторы делали впопыхах, и в последний момент мне просто позвонили по телефону и сказали, что проводится акция, и я думаю, что если бы проинформировали бы петербуржцев полноценно, то пришло бы много людей, потому что программы, которые были закрыты, я даже сейчас имею в виду не свою, а и другие программы были достаточно рейтинговыми, и большое количество людей, особенно пенсионного возраста, с удовольствием смотрели, допустим, программы журналиста Валерия Татарова.

Анна Качкаева: Даниил, у нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Анатолий: Добрый день, Анатолий, я хотел задать вопрос в связи с закрытием авторских программ: вот авторские программы, когда, скажем, речь идет о "ОРТ", понятно, это государственное телевидение, авторские программы - они за чей счет идут, за счет автора, или все-таки есть какой-то конкретный человек? Будет ли когда-нибудь такая ситуация, что мы будем знать: авторская программа, такой то платит - такая то фирма, такая-то личность.

Даниил Коцюбинский: Если выходит авторская программа на каком-то телеканале и производителем является сам телеканал, то он обеспечивает финансовое обеспечение программы. Если есть сторонний производитель, то это указывается всегда. Поэтому, строго говоря, информация есть и сейчас, о том, кто платит. Поэтому вопрос вообще о том, кто платит - тот заказывает музыку, видимо, подтекст такой некорректен, потому что журналист, безусловно, работает профессионально, или непрофессионально, не в зависимости от того, кто ему платит, а в зависимости от того, каковы его принципы. И телезритель всегда с легкостью может отличить качественную, профессиональную журналистскую работу от ангажированной, непрофессиональной, подтасовочной.

Анна Качкаева: Даниил, на пейджер пришло сообщение от Людмилы из Петербурга, которая пишет так: "Весь этот канал был прояковлевским и не сильно профессиональным, поэтому правильно закрыли эти программы".

Даниил Коцюбинский: Вот я хочу сказать, что на такого рода реакцию и рассчитывали те, кто действовал так топорно. Действительно, телеканал "Петербург", находясь долгие годы под протекторатом Смольного, и я сам долгие годы критиковал деятельность журналистов, которые там работали, особенно в первый период правления Яковлева, наиболее одиозный, он проводил информационную политику по пропаганде деятельности Смольного и лично Владимира Яковлева. Но в последние годы там была предпринята попытка реформирования телевизионного вещания, особенно после того, как тучи федеральные над Владимиром Анатольевичем Яковлевым стали сгущаться, была предпринята попытка либерализации информационной политики на телеканале "Петербург" и появились те самые авторские программы, о которых я говорю, и которые, с моей точки зрения, не все из них, но, по крайней мере, большая часть из них соответствовали неким более современным, более приличным, более либеральным каналам информационной политики. И как раз то обстоятельство, что изгнание журналистов телеканала вызвало возмущение всего журналистского сообщества, по крайней мере, большинства тех, кто считает себя людьми с именем журналистским, доказывает, что это не есть изгнание просто яковлевских информационных агентов.

Анна Качкаева: Виктор, мне, честно говоря, из Москвы тоже не совсем кажется, что уж так были ангажированы журналисты, наверное, есть журналисты и журналисты, и вам, как наблюдателю, может быть, об этом судить лучше, потому что пришло еще одно пейджинговое сообщение, пока они, к сожалению, не в пользу питерских журналистов. Любовь Федоровна пишет: "Я считаю, что журналисты ТРК "Петербург" были слишком ангажированы губернатором Яковлевым, слышать его восхваления было невозможно". Как вы полагаете, все-таки то, что произошло с ТРК "Петербург" - это исключительно политическая "зачистка" в интересах нового кандидата, или все-таки, как некоторые наши слушатели считают, потери большой не произошло, и, поскольку коллектив был не сильно профессиональным и достаточно ангажированным, то это рано или поздно должно было случиться, может быть, не так грубо?

Виктор Резунков: Нет, Анна, здесь вопрос упирается в другое. Дело в том, что, несмотря на, конечно, такую просмольненскую позицию, которую занимали большинство программ на питерском телевидении, в Петербурге существовало такое некое соревнование между "Вторым каналом" и петербургским каналом. Если, допустим, "РТР" все время сообщало информацию о полпреде, будь-то Черкесов, или Валентина Матвиенко, и, соответственно, антияковлевская пропаганда достаточно активно проводилась, то просмольненская позиция питерского канала вносила элемент конкуренции. Она вносила элемент достаточно, пускай, не в полной мере, но элемент объективности информации. В особенности это касается передачи, которую вел Коцюбинский "Информ-Пост-Фактум", и "Вечер трудного дня" тоже. Как раз вот Даниил Коцюбинский, я не говорю ему комплименты, но просто замечаю, что он достаточно всегда старался выводить на объективность информацию, которая шла по питерскому телевидению, а теперь конкуренции нет. Теперь практически главой информационного вещания телерадиокомпании опять-таки с "РТР" взяли Андрея Кибитова, который до этого работал на питерских "Вестях" и, соответственно, теперь практически выстраивается одна картинка. Поэтому, несмотря даже на вот это вполне справедливое замечание петербуржцев относительно просмольненской позиции и ангажированности журналистов, работающих на питерском канале, теперь говорить о какой-то даже попытке создать видимость объективности в питерском телеэфире уже больше будет нельзя, и скоро петербуржцы в этом убедятся. Везде будет одна Валентина Матвиенко, везде одна картинка, и везде, так ил иначе, будет подаваться та или иная информация с акцентом политическим. Это, разумеется, исключительно политический процесс, и, разумеется, выстраивание и очищение информационного поля в Петербурге. То, что сейчас мы наблюдаем, это очень тревожный факт введения грубейшей цензуры на питерском телеканале и на питерском поле.

Анна Качкаева: Даниил, а как вы полагаете, зачем такая мощная поддержка из федерального центра Валентине Матвиенко, что, в Питере так не любят землячку?

Даниил Коцюбинский: Честно сказать, я не кривлю душой, я не видел еще ни одного человека, который бы собирался голосовать за Валентину Матвиенко. Наверное, такие есть, мы общаемся, конечно, в кругу, наверное, более или менее ментально близких нам сограждан, тем не менее, я не видел и ни одного человека, который бы видел тех людей, которые собираются голосовать за Матвиенко. То есть, ее рейтинг, официально достигший 30 процентов и вроде бы упершийся в потолок, на самом деле, составляет гораздо меньшую цифру, от 24 до 15, может, даже и меньше. У нее действительно очень неуверенные показатели, и больше всего боятся ведь даже не того, что выступит кто-то против, хотя даже и в этой ситуации это не исключено, несмотря на то давление, которое оказывается на всех потенциальных конкурентов, а оно очень жесткое. В частности, на Анну Маркову и Оксану Дмитриеву, Анна Маркова - это вице-губернатор Санкт-Петербурга, а Оксана Дмитриева - депутат Государственной Думы, они вроде бы собирались идти, и я просто знаю, по неофициальным, конечно же, каналам, потому что официально они этого не признают, что на них идет колоссальное давление, в частности, обещают, что, "не дадим собрать подписи, вбросим поддельные, не дадим зарегистрироваться, потом по спонсорам пройдемся, останетесь без денег и на остальных выборах", - и я не исключаю того, что, в конце концов, эти дамы дрогнут и не выстоят. Так вот, несмотря на все это, существует угроза того, что большое количество людей проголосует "против всех", и этот кандидат "против всех" победит Матвиенко, даже если она будет в одиночестве.

Анна Качкаева: А что петербуржцам сейчас рассказывают о Валентине Матвиенко и как?

Даниил Коцюбинский: Это такая вот очень застойного типа пропаганда. Вообще, то, как себя подает Валентина Матвиенко и как ее подают близкие к ней средства массовой информации и журналисты, похоже даже не на путинскую эпоху, а на брежневскую - чтение докладов по бумажке, с запинаниями... Она отстала по стилю даже от той номенклатурной политики, которая сформировалась в последние годы, и, конечно же, ее тяжело продавливать в этих условиях.

Анна Качкаева: И поэтому, видимо, понадобился такой мощный пресс. У нас есть звонок из Питера, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Елена Смирнова: Здравствуйте, меня зовут Смирнова Елена Борисовна. Я хотела бы высказать свое мнение, хотя оно не очень сильно отличается от тех звонков, которые вы выводили в эфир, потому что я тоже совершенно не удовлетворена была работой нашего питерского телевидения, именно из-за отсутствия конкуренции на этом канале. Можно говорить о конкуренции между каналами, между государственным и санкт-петербургским, но внутри канала присутствовало одно мнение, и оно не удовлетворяло петербуржцев. Даниил Коцюбинский - замечательный журналист, но когда он вел раньше передачу, когда начиналась совершенно его деятельность на питерском канале, была великолепная передача, когда выслушивались мнения разных политических спектров, но последнее время - просто притянуто за уши. Я даже просто перестала смотреть, неинтересно. И по поводу голосования и так далее: можно кого угодно пропагандировать, но люди умнее, чем представляется внутри журналистскому сообществу, можно как угодно пропагандировать Матвиенко, там, Маркову, но когда идет прямая пропаганда, это видно.

Даниил Коцюбинский: Я благодарен за мнение о моем творчестве, я не стану, разумеется, его оспаривать, это дело вкуса. Могу только сказать, что мои принципы не менялись на протяжении всех тех лет, что я работал на "ТРК". Я четыре проекта делал, во всех четырех проектах присутствовали разные точки зрения, я давал возможность высказываться всем сторонам, какие только существуют в нашем городе, другое дело, что, скажем, сколько раз я ни приглашал Матвиенко, до этого еще Черкесова, или Фокину, главу местного "РТР" - никогда никто не приходил на программы. Мне приходилось брать людей менее значительных с той стороны. Это тоже надо иметь в виду, что существовала такая негласная война, объявленная телекомпании "Петербург". Но чтобы не быть таким защитником всего, что делается и делалось на телекомпании "Петербург" я могу сказать, что изгнаны оказались, не случайно изгнаны, не все, не полностью коллектив, а именно авторы, то есть люди, которые имели свою позицию, а та машина, которую легко встроить в любое пропагандистское начинание, она осталась в неприкосновенности. И в этом смысле, я думаю, уважаемые телезрители просто в ближайшее время убедятся, что то раздражение, которое они испытывали по отношению к телекомпании "Петербург", они в точно такой же степени будут испытывать по отношению к этому телевидению, или даже в большей, потому что из него уйдет то немногое, что там было.

Анна Качкаева: Виктор, короткий вопрос: как вы полагаете, поможет ли Валентине Матвиенко единомыслие на петербургском телевидении?

Виктор Резунков: Я думаю, сейчас уже сразу неправильно все выбрано. Если Валентина Матвиенко претендует на победу на губернаторских выборах, ей, наоборот, надо было поддерживать своих оппонентов.

Анна Качкаева: Благодарю вас, Виктор, и читаю последнее сообщение с пейджера: "Считаю что закрытие шестого канала и закрытие программ на ленинградском канале - звенья одной цепи". Это был Михаил из Москвы.





В эфире наша, теперь уже регулярная, рубрика "Осторожно выборы". Со мной в студии - психолог, директор агентства "Старая площадь" Светлана Колосова. Я хочу напомнить, что в нашем предыдущем эфире мы говорили о том, как информационная кампания такой своеобразной "зачистки" информационной проходит в Петербурге, и что там происходит с эфиром, и одна из наших слушательниц в этой как раз части сказала, что не нужно беспокоиться ни за слушателей, ни за зрителей, потому что все они хорошо понимают, что такое пропаганда. Тем не менее, я не знаю, согласитесь ли вы со мной, Светлана, по-моему минувшая неделя продемонстрировала, что в стране уже стартовала кампания, и пропаганды просто реки лились.

Светлана Колосова: Согласна, конечно.

Анна Качкаева: Тогда я начну с того, что попробую рассказать, как мне это увиделось на экране. Я уже давно не делала этого маленького комментарийного кусочка, который обычно делала по итогам всех аналитических программ, но сегодня душа, что называется, не выдержала. Так вот:

"Адвокат и актриса, космонавт и ученый, солдат и врач, спортсмен и ветеран, олигарх и министр - все воодушевленно верят в концепцию национального успеха, в "Единую Россию" и в президента. Апофеоз телевизионной недели - форум "Единой России". Три тысячи не то делегатов, не то сторонников, не то попутчиков, между Грызловым и Лужковым балет "Тодос", ликующие ряды с единственным узнаваемым лицом Александры Буратаевой, лазер, флажки, конфетти, телемосты, очень телевизионное зрелище. В этом треске речей, коллективного скандирования на камеру, впечатляющих планов с летающей камерой - во всем теряется смысл происходящего, уже не важно, что говорят, а важно, чтобы говорили с воодушевлением, и чтобы глаза горели. Актриса верит в мужей и детей, солдат в президента, а адвокат Кучерена в то, что "Единая Россия" обустроит Россию, писательница Устинова в нормальных людей. "Если все нормальные подались в "Единую Россию", тогда где же мы все", - вопрошает она, и ведущий "Времен" не иронизирует - если ненормальных большинство, то, может, они как раз и нормальные.

Владимир Познер вяло спрашивает у Кучерены и у Прокловой: "Ну, вам-то чего надо от этой партии?" "Верим", - отвечают. "Мы хотим получить власть", - уверенно и весомо добавляет во "Временах" Шаймиев. Познер не поднимает брови и не переспрашивает: какой вы еще власти хотите, находясь у нее 10 лет? Грустно.

На фоне слов про мощную, сильную, уверенную партию в мощной, сильной стране "оборотень в погонах" как выразились в "Намедни", пошел погонным метром. Министр Грызлов только открывает рот, а живописную картинку по очищению милицейских рядов уже выдают в эфир. Операцию, которую, по словам министра, готовили несколько месяцев, а в час ее начала одновременно проводили 40 обысков по Москве, не только сопроводили потрясающим информационным сопровождением, но и удивительным образом приурочили к форуму "Единой России". Сторонник партии, он же ее лидер, Грызлов докладывал о результатах операции на фоне партийной символики.

"Учение Маркса всесильно, потому что оно верно", - этот блестящий образец политической софистики предложил Владимир Ленин. Пропагандистская формула не требует доказательств. Единороссы даже не смогли предложить пропагандистской формулы. Концепция национального успеха "вместе с президентом", в общем, не звучит, но и не требует доказательств".

Это мой короткий комментарий, и я прошу наших слушателей ответить вот на какой вопрос: что нового вы узнали о "Единой России" после кампании на телевидении на минувшей неделе? Светлана, все-таки все лидеры "Единой России" говорят, что все, что происходило на минувшей неделе, в общем, это не пиар, и вы, как человек, который провел не одну кампанию не в одном регионе, больше, чем мы все знаете, что такое информационный повод, и как важно, чтобы он испекся или подоспел вовремя. Так все-таки это пиар или нет?

Светлана Колосова: Я могу сказать совершенно серьезно: власть - это больше чем на 50 процентов пиар. Поэтому вопрос не в том, что делает власть, а что она освещает. Поэтому я могу сказать, что эта формула верна, как она верна не только в нашей стране, но везде в мире. Власть держится на очень большой волне информационных поводов, которые должны сменять один другой, и наша страна как раз была в пропасти отсутствия позитивных информационных поводов со стороны власти. Теперь я думаю, что это попытка, скажем так, возместить этот положительный опыт, которого так мало было.

Анна Качкаева: То есть, чистку рядов готовили?

Светлана Колосова: Конечно. И в настоящий момент нас, я думаю, ждет волна серьезных, хороших, фактурных, то есть, это правда, это не выдумано, это можно проверять, это можно смотреть документы, серьезных информационных поводов, которые, я думаю, продлятся до выборов в Думу, а затем - до президентских выборов.

Анна Качкаева: А потом про чистку рядов опять, я думаю, плавно могут забыть года на три.

Светлана Колосова: Как вариант. Но я думаю, что мы идем уже к более грамотному такому государству, когда власть будет стараться поддерживать с обществом хотя бы пиар-акциями некую обратную связь, что, "мы о вас помним, мы что-то для вас делаем".

Анна Качкаева: То есть, Борис Грызлов прав, когда говорил, что стена между обществом и властью все 10 лет воздвигалась, а мы - "Единая Россия" - теперь будем эту стену ломать.

Светлана Колосова: Я не могу сказать, что это однозначно правильная формулировка, потому что каждый пытался ломать эту стену по-своему, хорошо получалось у Шойгу, потому что он достаточно много дал плюсов и голосов "Единой России" на прошлых выборах, когда, не дай Бог, конечно, череда катастроф, тем не менее, чеченская война, я думаю, тоже на прошлых президентских выборах была очень серьезным фактором.

Анна Качкаева: Ну, теперь у него заместитель не очень удачный оказался.

Светлана Колосова: Вы знаете, каждый информационный повод должен отличаться не только плюсом, но и минусом, кнут и пряник - лучше пока ничего не придумано.

Анна Качкаева: Ага, то есть, если Шойгу как телевизионный персонаж интереснее, чем товарищ Грызлов, то лучше его чуть-чуть пригасить - я вас правильно понимаю?

Светлана Колосова: Ну, это же игра серьезных людей и, думаю, вопрос "пригасить" не звучит между ними, но речь идет о своей партии в этой игре.

Анна Качкаева: В том числе и телевизионных образов.

Светлана Колосова: Безусловно. Когда-то ты будешь более серьезно на экране выступать, когда-то ты пропадешь на некоторое время. Это игра, которая выстраивается серьезными игроками.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Раиса Николаевна: Добрый день, скажите, вот мне лично все это напоминает, вот как "Дом Россия", когда была предвыборная кампания, и, по-моему, никто не будет возражать, что "Единая Россия" - партия власти.

Светлана Колосова: Конечно.

Раиса Николаевна: Кто им сейчас, в настоящее время, мешает делать добрые, хорошие дела?

Светлана Колосова: Честно - никто.

Раиса Николаевна: Тот же самый колодец показали, бабушки три года мучились, а сейчас они им только сразу сделали? Это как? Это просто отвратительно, я не могла слушать все это. Раиса Николаевна, Москва

Светлана Колосова: Абсолютно верное высказывание. Безусловно, им никто не мешает себя проявлять так, как можно и нужно проявлять. Вопрос в другом: дело в том, что у нас власть как бы считает, что с людьми надо общаться более тесно только в период выборов, поэтому это нагнетание напряженности в плане информационного освещения начнет вот сейчас давать такие звоночки, негативные, не только позитивные, но и негативные, когда люди будут говорить: "А что же вы делали три года тому назад?"

Анна Качкаева: А какие психологические уловки вы уже заметили в начавшейся кампании?

Светлана Колосова: Две основные: первое - это присоединение. Если честно, то общество состоит, в основном, из, скажем так, той массы, которая ждет некой формулы успеха, некой стабильности. Сейчас "Единая Россия" предлагает: "Стань нашим членом, вот тебе стабильность, вот тебе формула успеха, у нас много таких хороших и успешных, и все будет хорошо". Поэтому присоединение идет, идут артисты, режиссеры, космонавты, дети, взрослые, пожилые, молодые, и таким образом - волна.

Анна Качкаева: То есть, людям все время важно где-нибудь участвовать, около чего-нибудь успешного и позитивного объединяться?

Светлана Колосова: Да, мы же говорим, как рейтинг президента - 70 процентов, "Единая Россия" - партия власти, ну, что вы против 70 процентов? Ну, сложно быть против 70 процентов, против большинства. То есть, там выстроено очень успешно все. Плюс, второй этап - огульная критика, но огульная критика всех, исключая первое лицо.

Анна Качкаева: Тогда я так понимаю, Светлана, потому что мы с вами не один раз на эту тему разговаривали, все предыдущие стратеги предвыборных кампаний все-таки имели во главе угла другую идею - идею борьбы, потому что идея стабильности никогда, в общем-то, не объединяла, поэтому драматургия выборных кампаний строилась по принципу: свой-чужой, не наше-наше, герой-антигерой. Получается, что здесь у нас сплошные герои.

Светлана Колосова: Демократы - коммунисты...

Анна Качкаева: А, все-таки есть герои и антигерои? Так будет логика борьбы в нынешней стратегии, или все-таки нет?

Светлана Колосова: Такой явной не будет.

Анна Качкаева: А что будет?

Светлана Колосова: Я думаю, что будет достаточно такая продолжительная непонятная попытка сделать коалицию, причем то заявляем мы о ней, то мы о ней не заявляем, то мы говорим о том, что все партии - "Партия жизни", партия Селезнева, "Народная партия" договорились с "Единой Россией" о том, как они будут совместно работать в Госдуме, совместно выступать на выборах, как они поделят округа, и так далее, то же самое говорят левые, о том, что мы будем думать о коалиции, и так далее, то же самое - демократы, "СПС" и "Яблоко" которым не удалась коалиция, то есть, это время сейчас примирения, укрепления, скажем так. Как и в экономике - период глобализации, слияния и поглощения, так и в политике

Анна Качкаева: Для меня это еще и время какого-то информационного шума.

Светлана Колосова: А вот это и будет. На самом деле, объединения не произойдет, а суеты будет много. Поэтому люди будут немножко потеряны в ситуации все-таки, кто с кем, и кто главный здесь, поэтому на этом фоне, безусловно, появятся все равно две партии... "Яблоко" и "СПС" могут выиграть на этой волне.

Анна Качкаева: А КПРФ и "Единая Россия" станут такими полярными?

Светлана Колосова: Тут наоборот, или они могут все поглотить и, в общем-то, сыграть на такое достаточно понятное размежевание, но думаю, что этого не произойдет, будет очень много суеты и мусора информационного, и таким образом я думаю, что это...

Анна Качкаева: На экране будет зрелищно... У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Павел: Меня Павлом зовут, я отвечаю на ваш вопрос по поводу вот этих акций, пиар. Выглядит неприлично и что же еще об этом говорить? И в этом смысле был упомянут Шойгу, я быстренько хочу сказать, что я думаю по поводу этого героя: это же тоже надуманный герой, его Борис Николаевич, видимо, хотел когда-то поставить впереди Путина на свое место, и вот он его двигал, потому что значит служба - вся страна разута, раздета и нефункционирующее государство, и вдруг какое-то ведомство великолепно выполняет свою работу. Так бывает разве? Нет... Воровать можно где угодно. Вот один из генералов, я думаю, что он такой же, как и все они одинаковые.

Светлана Колосова: Я думаю, что вопрос - одинаковые - все-таки, наверное, нет, потому что очень сложно быть лидером, и я могу сказать, что Шойгу имеет природный, очень мощный дар собираться в стрессовых ситуациях, точно так же, как Лужков имеет дар работать в текучке, поэтому Лужкова мы видим, где он на стройке, в каске, где он в теплотрассу спускается, и это удачная кампания, которая серьезно его позиционирует как хозяйственника, и он на этом набирает очки на мэрстве, но вот в стрессовой ситуации он себя не проявляет, а Шойгу проявляет, поэтому это уровень уже такой более федерального политика, и, безусловно, эта карта разыгрывается в политике.

Анна Качкаева: У нас еще один звонок, добрый день, представьтесь пожалуйста

Георгий Николаевич: Здравствуйте, Георгий Николаевич, Подмосковье, я хотел бы поблагодарить Светлану, выразить свое восхищение ее наблюдательностью относительно того, что власть держится на пиаре, но Солженицын сейчас это назвал - вместо красного колеса желтое колесо покатилось, потому что власть все более приближается к одноклеточности, а ко всем вооружениям власти военным добавилось страшное оружие - это пиар в деле управления хотениями человека. Позвольте мне ответить на ваш вопрос. Вопрос такой - на что надеяться...

Анна Качкаева: Нет, мы про надеяться не разговаривали, я попросила вас ответить на вопрос. что нового вы узнали о "Единой России" после кампании на телевидении.

Георгий Николаевич: Это новое - надежда, как весь рейтинг Путина ,это рейтинг надежды, надежды, что мы отодвинем это колесо, практически уничтожающее человека.

Анна Качкаева: Светлана, совершенно, по-моему, неожиданное мнение.

Светлана Колосова: Ну, очень правильно видит.

Анна Качкаева: С одной стороны, пиар - плохо, а с другой - это надежда.

Светлана Колосова: Мы здесь четко видим ситуацию, когда пиар-акции работают. Они для того и делаются, чтобы люди совершенно серьезно это воспринимали. Если честно, проблема в чем: надежда умирает последней, человеку хочется надеяться и хочется верить в хорошее, и, я думаю, они в этом стремлении искренни и правы. Вопрос в другом - что каждый выбирает свою надежду, кто-то на себя, кто-то - на государство. Но все равно в государстве мы хотим видеть опору и стремимся к этой надежде

Анна Качкаева: Но вот у нас как-то складывалось, что во все предыдущие предвыборные кампании вера концентрировалась на конкретном человеке, и все вот беды, радости, надежды поверяли ему, как-то вот общество, государство, элита не хотят распределять меры, ответственность между собой, и в пиар-акциях это никак не прописано и не фигурирует. То есть, вот что это опять такое? И куда мы пришли? Мы в 1996-м году верили, любили, надеялись, голосовали сердцем. Послушайте, что вчера было в эфире, актриса: "Я поверила в "Единую Россию", потому что у нас мужья, дети, и так далее, и мы оптимистическая нация". А что, до сей поры, если мужья дети, нельзя было верить в оптимизм нации? Кучерена, который тоже только вчера поверил в то, что "Единая Россия" может обустроить Россию, действительно Шаймиев, который говорит - мы хотим получить власть, а где, интересно, они были... Не кажется ли вам, что вся эта старая риторика не добавляет партии власти, в общем, приличного имиджа, и уж точно не говорит о перспективах и надеждах?

Светлана Колосова: Вы знаете, я как раз считаю, что люди четко выражают свою надежду в том, что они хотят видеть правила игры, что хорошо, что плохо, что будет завтра, сможем ли мы поженить молодых, купить дом, заработать денег, образование детям дать, то есть, мы хотим неких пониманий от власти, на что мы можем претендовать, как граждане этого государства. Не что мы можем сделать сами, нет, а, наоборот, вот кто нам даст гарантии, что будет завтра, что будет хорошо, что будет правильно, поэтому сейчас общество во главе с артистами, политиками, юристами вопиет к власти: "Ну, дайте нам правила игры, мы готовы по ним играть".

Анна Качкаева: А почему же вот сами не хотят взять некоторое количество

Светлана Колосова: Не умеют.

Анна Качкаева: Это понятно, это разговор уже не нашей программы, мы говорим именно о технологии, стратегии - не кажется ли вам, что она достаточно, в общем, предсказуемая, или так везде, и мы будем просто наблюдать за красотой этих партийных массовых зрелищ, в основном, или очередных поездок, как я говорю, предвыборных чесов по стране?

Светлана Колосова: Я думаю, мы сейчас наблюдаем один из наиболее ярких, в общем, всплесков информационных поводов. Ничего более серьезного того, о чем вы говорите, не будет.

Анна Качкаева: Уже не будет?

Светлана Колосова: Нет, я имею в виду - такого отработанного, структурированного, понятного и, скажем так, гражданско-ориентированного не будет. Будет попурри которое слагается, безусловно, из старых песен, и чуть новых. Очень простая здесь формула: "Плюс 15 процентов новизны к старому, и ты уже герой".

Анна Качкаева: Да, как недавно сказал Глеб Павловский, большой технолог политический, что вообще-то стране нужна не голодная свобода, а сытый порядок - видимо, к этой формуле мы и будем дрейфовать следующие несколько месяцев.

XS
SM
MD
LG