Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Летняя телевизионная гостиная. Роман Петренко и Кирилл Клейменов

  • Арина Бородина

Обозреватель газеты "Коммерсантъ" Арина Бородина беседует с генеральным директором канала "ТНТ" Романом Петренко и ведущим программы "Время" на "Первом канале" Кириллом Клейменовым.

Арина Бородина: В прямом эфире программа "Летняя телевизионная гостиная". В этой программе мы встречаемся с людьми, которые делают телевидение. Наш сегодняшний гость - генеральный директор канала "ТНТ" Роман Петренко. Роман, я хотела пояснить для наших слушателей, что канал "ТНТ", кто не знает, это канал коммерческий, в основе своей развлекательный. У Романа это уже второй по счету канал премьерного формата, который он возглавляет, до этого был канал "СТС", где Роман работал в течение нескольких лет генеральным директором. Сейчас уже у "СТС" новый генеральный директор, Александр Роднянский, он уже был в нашем радиоэфире. Теперь у Романа новое место работы - канал "ТНТ". Почти полтора года вы его возглавляете? Да?

Роман Петренко: Год.

Арина Бородина: Практически сезон, да? Если говорить о цифрах "ТНТ", то они вполне успешны, и за это время, что вы - руководитель "ТНТ", практически более чем в два раза выросли цифры, доля зрительской аудитории, которая смотрит этот канал. Чтобы понимали наши слушатели, хочу пояснить: рейтинг канала, когда вы пришли, не превышал 2 процентов, а сейчас это 5-6, по Москве - доля аудитории. Цифры внушительные. А вот с точки зрения содержания программного продукта "ТНТ" - вам ваш канал нравится, которым руководите вы сами, вы сами его смотрите, как зритель?

Роман Петренко: Безусловно, я смотрю. Мне трудно сказать, я его смотрю, как зритель, или как руководитель канала, но я его, безусловно, смотрю каждый день.

Арина Бородина: Вам он нравится?

Роман Петренко: Мне в целом он нравится. Но еще... То есть, как бы очень много нужно сделать, чтобы он нравился полностью.

Арина Бородина: Что, например, какие программы вам нравятся, и чего бы вам хотелось добавить, от чего, напротив, избавиться?

Роман Петренко: Я, наверное, начну, немножко забегу назад и расскажу, что за телевидение мы делаем, потому что я считаю, что "ТНТ" пытается делать телевидение, которое непохоже ни на один другой канал. Наша программная стратегия она так и звучит: уникальное программное предложение. То есть, наша задача - дать зрителю то предложение программное, которого у него еще нет. Например, мы недавно начали линейку "реалити-программ", и меня, кстати, в связи с этим спрашивают, а как "реалити" сюда вписываются, ведь есть уже "реалити"...

Арина Бородина: На других каналах такие проекты выходили неоднократно.

Роман Петренко: Безусловно. На это я говорю, что уникальное программное предложение - это может быть или программное предложение, которого у зрителей еще нет, или тот объем, которого у зрителей еще нет, или в то время, когда зрителю это не дают. Поэтому ежедневного "реалити-телевидения" ни на одном канале еще не было, ну, было "За стеклом", давно...

Арина Бородина: Как же, было "За стеклом-1", "За стеклом-2", "Теперь ты в армии". Более того, падала популярность этих проектов.

Роман Петренко: Но сейчас нет ни одного.

Арина Бородина: Сейчас нет. Так в чем же ваша уникальность?

Роман Петренко: Наша уникальность в том, что мы даем зрителю именно сейчас то, чего у него сейчас нет.

Арина Бородина: Вот этот проект "Дом", мы говорим про проект "Дом", который ведет Николай Басков, реклама этого проекта по всей Москве, то есть, такая была большая рекламная кампания, а вы удовлетворены результатом? Тем самым рейтингом, который эта программа дает? Я посмотрела, он, в общем, достаточно невысокий, в 9 часов каждый день проект выходит, я смотрела его, удовлетворены ли вы?

Роман Петренко: В целом удовлетворен. Программа дала меньшую долю аудитории, чем мы ожидали, но рейтинг вот "тайм-лота", временного периода - 9 часов вечера - вырос в два раза, по сравнению с тем периодом, когда у нас не было проекта "Дом". Более того, нужно понимать, что это проект стайерский, он длинный, 3 месяца, такого длинного реалити-шоу еще ни у кого не было. Он идет 3 месяца, поэтому мы разгонялись достаточно медленно, вначале как бы определенного драматизма не хватало, в программе были как бы большие такие сбои по структуре программы, и только после 20-й серии, когда прошло две трети месяца первого, мы смогли выйти на заданный период, поэтому сейчас программа "Дом" очень сильно отличается от того, что было в начальных эпизодах, и она по качественному уровню вышла на правильный уровень, и мы видим, что рейтинги по России значительно выросли.

Арина Бородина: Роман, у нас есть звонки от слушателей.

Слушательница: Добрый день, Роман, можно вас так назвать?

Роман Петренко: Конечно.

Слушательница: Вы знаете, канал ваш стал лучше, интереснее, и "Окна" лучше стали, и все прочее. Но вы знаете, у вас одна беда, у вас вот экран мельтешит. Раньше "РЕН ТВ" смотрели - картинка была очень... Вы понимаете, о чем я говорю

Роман Петренко: Да.

Слушательница: И они что-то поставили, какой-то усилитель, это денег стоит, я как понимаю, и у них прекрасные фильмы, у них тоже дециметровый. И я бы вам пожелала, чтобы мы, Тарасовка, все-таки видели вас.

Арина Бородина: А содержательно вам нравится канал "ТНТ"?

Слушательница: Конечно.

Арина Бородина: А какие вы проекты бы отметили на канале "ТНТ"?

Слушательница: Там много того, что я бы отметила, вообще, хороший канал умный. Но резко отличается от этого "СТС". "СТС" - мне даже не нравится вот этот руководитель, который был у вас как-то.

Арина Бородина: Так вот, Роман Петренко был руководителем, а сейчас Александр Роднянский.

Слушательница: Я все это понимаю. И он вел как-то себя немножко вызывающе, вроде бы такой он умный, куда там, а Петренко Роман даже с начала вызвал у меня просто к нему уважение, а мне 72 года, и я хотела бы ему пожелать не пожалеть денег и поставить усилитель, чтобы мы все тоже видели его.

Арина Бородина: Скажите Роман, вот наша слушательница считает канал "ТНТ" интересным, ярким, это ее мнение, сравнивает с другими каналами. Тем не менее, на вашем канале выходят два проекта, на мой взгляд, с достаточно сомнительным качеством - это проект "Окна" и проект "Бремя денег". В прошлом телесезоне был пик популярности таких проектов, в частности, программы "Окна" - только ленивый не пинал эту программу, сейчас, слава Богу, на мой взгляд, эта тенденция идет вниз, и от таких проектов каналы стараются избавляться. И вы, видимо - пока проект выходит, стоит в эфирной сетке, но появился новый проект "Бремя денег". Вот вам самому, человеку думающему, энергичному, преуспевающему, вам интересно смотреть эти программы, как вы считаете, на кого они рассчитаны, кто их смотрит, такие программы, как "Бремя денег" сейчас?

Роман Петренко: Арина, если бы вы знали сколько мне задают подобных вопросов - очень много, и те люди действительно разделились на тех, кто смотрит программу "Окна", и кто не смотрит программу "Окна", причем те, кто смотрит программу "Окна", считают, что зрители этой программы - какие-то такие особые зрители, очень, наверное, страшные с виду. Я могу сказать, я общался в абсолютно разных кругах, и банкиры смотрят, абсолютно разные люди смотрят. Потому что нужно понимать главное, у меня вообще маркетинг, что называется, бекграунд, изначально я ориентируюсь на то, что зрителю нужно. Я 10 лет уже проработал до телевидения в должности маркетингового директора, поэтому одно такое базовое предположение - что человеческие, зрительские потребности телевизионные - они изменяются во времени. Нет ни одного человека, который 100 процентов времени хочет смотреть канал "Культура", и поэтому человек сам формирует свой зрительский репертуар, и в этом зрительском репертуаре - вы можете быть удивлены, когда мы например анализировали, куда уходят зрители с программы "Окна", казалось, может, они уходят на подобные программы. Ничего подобного. Они уходят и смотрят потом, например, новости, то есть, совсем другого плана продукт. А вопрос был ко мне лично - программу "Окна" я смотрю, наверное, как директор канала

Арина Бородина: Ваши близкие смотрят, как зрители, вы бы стали проводить свободное время за просмотром такой программы?

Роман Петренко: С этим были проблемы определенные. Мои близкие не смотрят эту программу. Более того, 2 месяца назад я поставил продюсеру задачу: сделать так, чтобы программу "Окна" было комфортно смотреть нескольким членам семьи. Потому что один из интересных выводов, к которым мы пришли, анализируя, почему рейтинги программы "Окна" в будни абсолютно шикарные, а каждый раз, когда мы ставим ее в праздники или выходные, она проваливается, вывод был такой, что эта программа индивидуального просмотра. Ее комфортно смотреть в одиночку. Ее менее комфортно смотреть со своими детьми или со своей бабушкой. Поэтому программа стала гораздо мягче, оттуда извлекли некоторые запредельные такие вещи. И сейчас, мне кажется, она достаточно комфортна для смотрения.

Арина Бородина: У нас есть вопрос от слушателя.

Наталья: Добрый день, меня зовут Наталья. Я когда в Америке была, в Атланте, я до того еще, как у нас подобная передача существовала, обратила внимание, что подобного рода передачи буквально на каждом канале...

Арина Бородина: Вы имеете в виду "Окна" программу?

Наталья: Ну, это калька. Насколько я понимаю, это натуральная калька. Неужели у нас мало мозгов, мало своих реалий, мало своих традиций, чтобы это белье, которое у них полощется, висело на наших веревках, как выразился во "Временах" австралийский причем представитель. То есть, приветствуется самое низменное, самое пошлое. Россия и так уже погрязла в этом ужасе под названием СПИД, наркотики, бездуховность, ну откройте же окна куда-нибудь в другое место.

Роман Петренко: Хороший вопрос.

Арина Бородина: Вот это собственно то, что я вас хотела спросить, но слушатели...

Роман Петренко: Хороший действительно вопрос. Мне часто очень удивительно: почему никто не возмущается, например, что в книжном магазине продаются абсолютно разные книги, которые относятся к разным жанрам, но когда это касается телевидения, то многих возмущает - почему есть такие программы, почему нет других.

Арина Бородина: Потому что телевидение смотрят миллионы людей, книги читает гораздо меньше людей, и книги считают в индивидуальном порядке, а телевидение смотрят массы, и оно формирует отчасти мировоззрение.

Роман Петренко: Может быть. Я это веду к тому, что я верю в демократический выбор, когда человек сам решает, что ему смотреть, что ему не смотреть. Мы - телевидение, коммерческое телевидение, в какой то степени рекламоносители, поэтому наша задача - это как бы максимум рейтингов, и когда мы преследуем эту задачу, главная наша цель - не навредить. Мы стараемся не навредить. Вот я категорически не принимаю версию такую, что если не показывать насилие, скандал, конфликт, то население от этого станет лучше. Оно не станет лучше от этого, может быть оно даже станет хуже. В советские времена ничего такого не показывали, и, понимаете, времена, когда все говорили, что в России секса нет и через 5 лет после этого откуда-то все появилось.

Арина Бородина: Но телевидение все-таки культивирует все эти негативные явления, о которых только что говорила наша слушательница, и о которых вы сейчас говорите. Оно подхватывает это и развивает.

Роман Петренко: Но мы не знаем, какие выводы зрители делают, может, вывод - я смотрю, как делать не надо, а не смотрю, как надо. Поэтому я не думаю, что это вредное программирование.

Арина Бородина: У нас есть мнение слушателя, добрый день, вы в эфире.

Слушательница: Я хотела поточнее узнать, очень напоминает этот самый каскад передач, программу эту самую, "12 шагов", где без пол-литра не разберешься. Схема одна и та же, прямо точно, а вот чем отличается, вы, как человек, который за это отвечает, нам все-таки уточните, потому что те, кто не пьет, они без пол-литра точно не разберутся.

Арина Бородина: А вы про какую программу?

Слушательница: Я вот про то, что "За стеклом", а теперь "Дом" - это последовательные шаги, чтобы сделать доступным чужого человека, молодого человека, еще пионеров вместе с пенсионерами за стеклом показывали, окно в сортир, еще куда-то там. И вот теперь - "Дом". Всю семью сразу раздеть, и, если повезет, не только доступной сделать, но еще и зависимой. И рассчитано это все на то, чтобы людей независимых сделать зависимыми и доступными.

Роман Петренко: А вопрос ваш в чем заключается?

Слушательница: Вопрос - уточните, чем же все-таки одной программы, которая на это же направлена, "12 шагов", которая направлена не на наркоманов, они уже сами признались, как раз на тех, кто не пьет, не курит, чтобы у них деньги вытрясти, в какой еще чужой карман влезть, так вот чем отличается, должны же быть хотя бы...

Арина Бородина: Вы хотите, чтобы Роман сказал, что позитивного, что нового есть в этой программе?

Слушательница: Не то, что нового, там ничего быть не может. Это уже тысячелетиями существует, и только христианство и могло справиться, причем, если это действительно настоящее христианство, а не прикид христианский.

Роман Петренко: Ну, это комментарий, я считаю, оценочный, а не вопрос.

Арина Бородина: Роман, чтобы закончить тему ваших так называемых новых проектов, которые продюсирует Валерий Комиссаров, это программы "Бремя денег" и "Окна", скажите, вот каналы "Россия" и "СТС" в этом сезоне отказываются от продукции этого плодовитого автора, вы, как я понимаю, в своей сетке в новом сезоне его программы оставляете?

Роман Петренко: Да, безусловно. Арина, вы сказали так, "плодовитого автора".

Арина Бородина: Потому что много проектов на разных каналах.

Роман Петренко: Мне послышалось, что с негативной аннотацией какой-то. Я могу сказать, что Валерий, безусловно, очень творческий продюсер, и вот то, что он является, то, что он делает "Бремя денег" и "Окна" - просто он как бы исследовал эту нишу. Я уверен, что Комиссаров может многое делать и в том, и в другом жанре.

Арина Бородина: То есть, вы будете с ним сотрудничать и дальше?

Роман Петренко: Да. К сожалению, не так много вот в России именно продюсеров, которые могут делать все, вот Комиссаров - один из них.

Арина Бородина: По-моему, все-таки его проекты лежат в одной нише, но это вопрос для дискуссии. У нас есть звонок от слушателя, добрый день.

Сергей: Я Сергей, я вот хочу, чтобы программа, как говорится, была также построена...

Арина Бородина: Какая программа?

Сергей: Ну, по этому каналу тот, кто строит, хозяин канала. Ну, чтобы больше Русью пахло, а для этого надо поработать, по весям поездить, пусть даже секс, он будет натуральный, в смысле...

Арина Бородина: Наш, российский.

Сергей: Плюс к тому реклама, значит, двое, скажем, полезли на стог и, не прекращая программы, на стоге приклеивается что-то типа рекламы, а программа так дальше и идет. Вообще, программу можно даже сделать без звука.

Роман Петренко: Я вот не припоминаю момент, чтобы кто-то на стог полез

Арина Бородина: Это может такая подсказка.

Роман Петренко: Да, что все, кто слышат, пусть они, безусловно, увеличат наши рейтинги, потому что очень много интригующего. Кто-то лезет на стог, это очень интересно.

Арина Бородина: У меня такой вопрос, он уже не касается эфирной политики: вы пришли в свое время на канал по приглашению Бориса Йордана, который покинул и "Газпром-Медиа", компанию ваших акционеров, и канал "НТВ". Ему ставили в вину экономическую неэффективность, официальная причина увольнения, хотя понятно, что дело было в чистой политике. Вы не покинули "Газпром-Медиа", остались руководить "ТНТ". Что изменилось со стороны руководства Газпром-Медиа? Эффективно управляется сейчас работа холдинга? Вот новое руководство - Александр Дыбаль, генеральный директор, Дмитрий Бирюков, его первый заместитель, изменилось что-то в работе холдинга, вы ощущаете?

Роман Петренко: Надо сказать, что я и к команде Бориса Йордана очень хорошо отношусь, и хорошо отношусь к новой команде, то есть, работа холдинга мне кажется, по крайней мере, я могу судить только в отношении канала "ТНТ" - в отношении канала "ТНТ" достаточно эффективна. Вы видите, мы развиваемся.

Арина Бородина: Во времена Владимира Гусинского его компании, средства массовой информации, входившие в "Медиа-Мост", они тесно между собой все общались, и было такое понимание - "кросс-промоушен", вы общаетесь с генеральным директором "НТВ" Николаем Сенкевичем? Потому что в эфире совершенно незаметно, что эти две компании входят в один и тот же медиа-холдинг?

Роман Петренко: На прошлой неделе мы с ним виделись, как раз мы сделали совместную сделку с "Парамоунт", сделка "НТВ" и "ТНТ".

Арина Бородина: То есть, координируете свою работу?

Роман Петренко: Да.

Арина Бородина: А с другими компаниями?

Роман Петренко: С другими компаниями меньше, но это постепенный процесс, то есть, позиция холдинга такова, что все активы, все компании, которые внутри холдинга имеют достаточно большую степень самостоятельности, поэтому это переговорный и небыстрый процесс, в плане налаживания каких то связей, "кросс-промоушен" и так далее. Но с радио мы сотрудничаем по "кросс-промоушен".

Арина Бородина: Это радует. То есть, в общем взаимосотрудничество у вас между компаниями продолжается.

Арина Бородина: У нас в гостях ведущий программы "Время" на "Первом канале" Кирилл Клейменов. Кирилл, вот неожиданное для себя такое наблюдение, я отметила: когда звонила на "Первый канал" и договаривалась о том, чтобы вы пришли ко мне на эфир, ваши коллеги говорят, что обычно Кирилл бывает после трех, когда ваша эфирная неделя. Я, честно говоря, удивилась, потому что знаю, что ваши коллеги, ведущие вечерних выпусков новостей на канале "НТВ", до отключения - "ТВС", они обычно приходят на работу с утра. Вот это обычный такой график ведущего программы "Время", что вы приходите на работу в три, когда у вас эфир в девять, или это связано со спецификой новостей "Первого канала", что у вас уже многие сюжеты, репортажи и материалы, верстка - все готово?

Кирилл Клейменов: Нет, теперь это график обычный для меня, на какое-то время, потому что я занимаюсь новым проектом по согласованию с руководством канала. Еще сравнительно недавно я приходил рано, с утра, по времени, на летучки первые, теперь я прихожу чуть позже, пока об этом говорить очень рано в эфире, поэтому оставим это большой тайной.

Арина Бородина: То есть, вы о новом месте работы говорите...

Кирилл Клейменов: Это не новое место работы. Это новый проект, самое главное, что пока небольшая тайна, но, думаю, что это будет сюрприз.

Арина Бородина: Но вы даже не можете сказать, телевизионный ли это проект?

Кирилл Клейменов: Это связано с телевидением, очень-очень тесно.

Арина Бородина: И на каком канале, конечно, говорить не станете.

Кирилл Клейменов: Пока нет. Вы знаете, телевидение - это место, где идеи буквально роятся в воздухе, и важно не дать конкурентам, соперникам ни малейшего намека. Все просто выхватывается на лету, только подумал, а другой уже сделал.

Арина Бородина: Но, вы меня немного успокоили, потому что я подумала, что уже и на первом канале настолько нестандартная подготовка к выпускам новостей, что даже с 3 часов ведущие...

Кирилл Клейменов: Нет, неправда. У нас очень неплохая команда делает программу, и я с ними созваниваюсь в первой половине дня, до того, как я там появляюсь.

Арина Бородина: То есть, бригада работает с утра.

Кирилл Клейменов: Это механизм, очень отлаженный, очень четкий, и если с какой-то частью этого механизма что-то происходит, то с программой не произойдет ничего, в любом случае. Поэтому программа готовится, а я в какой-то момент просто появляюсь.

Арина Бородина: Про то, как делаются новости на "Первом канале", программа "Время", в телевизионном мире, и у тех, кто связан с телевидением, моих коллег газетных и журналистов, которые пишут о телевидении, ходят легенды. Скажите, вот вы, как ведущий вечерней программы "Время", главной программы страны, насколько вы самостоятельны в выборе тем? Вам их уже, скажем так, спускает руководство канала, или ваша дирекция информационных программ, или, наоборот, вы распределяете темы, порядок сюжетов, и потом отправляете руководству, и вам их корректируют? Как вообще складывается работа?

Кирилл Клейменов: Новости, конечно, это игра, коллективная, командная, вы это, конечно, хорошо знаете, поскольку о телевидении много писали и пишете. Ведущий несомненно имеет свое влияние, часть тем предлагаю я, часть тем предлагают коллеги, у нас программа вечерняя несколько раз в день обсуждается, это так называемые "летучки", естественно, главный редактор вносит свои предложения.

Арина Бородина: А генеральный директор канала Константин Эрнст вносит свои предложения?

Кирилл Клейменов: Я видел несколько ситуаций, когда Константин Львович вносил свои предложения, это был абсолютный форс-мажор, уровня "Норд-Оста", или начала войны в Ираке, когда он появлялся в "ньюс-руме", как называется это помещение у телевизионщиков, где готовятся собственно новости перед эфиром, и выдавал какие-то свои идеи. То есть, здесь я абсолютно не кривлю душой. Думаю, что, наверняка, общаясь с главным редактором, обсуждая с ним какие-то актуальные темы, несомненно, и более того, я считаю это нормальным, потому что какие-то ситуации требуют установок. Это большая корпорация, это бизнес. Телевидение это же не только политика, это бизнес.

Арина Бородина: Хорошо, почти три года назад вы давали интервью "Общей газете", которое мне запомнилось, и не скрою произвело на меня очень сильное впечатление, потому что это был редкий случай, когда ведущий такой программы, как программа "Время", информационной программы, тем более на государственном канале, признал, что иногда в ваших программах вы переходите границу разумного. И одну цитату из вашего интервью я хочу привести сейчас в эфире: вы говорите: "В эфире, не знаю уж, заметно, это или нет, я не "ложусь под". На компромиссы, конечно, соглашаюсь, я трезвый человек, у меня есть семья, но я знаю, дальше чего я не пойду". Прошло почти три года, Кирилл, вот что сейчас изменилось в вашей работе. Вы для себя понимаете, дальше чего вы не можете пойти в эфире?

Кирилл Клейменов: Я должен сказать, что за эти три года, во-первых, эта граница не отодвинулась. Вот я, по-прежнему, знаю, дальше чего я не пойду, и я полагаю, что за эти три года я дальше и не пошел, это первое. Поэтому в этом смысле, наверное, не изменилось ничего, хотя я должен сказать, что тогда мы были в ситуации, когда прошли выборы, очень тяжелые, сложные, была и думская кампания, и потом президентская, и, естественно, последующие три года были гораздо легче в этом плане, давления мы не ощущали.

Арина Бородина: Но в этом же интервью, там продолжается цитата, вы говорили о том, что были в шоке...

Кирилл Клейменов: Я просто хочу сказать, извините, что я вас перебиваю, что этот вопрос было бы правильнее...

Арина Бородина: Задать после следующей думской кампании?

Кирилл Клейменов: Возможно.

Арина Бородина: Да, я вот ровно об этом как раз хотела сказать, что, продолжаю эту свою цитату, вы говорили, что были просто в шоке от того сюжета, который был показан в программе "Время"...

Кирилл Клейменов: Это правда, я до сих пор переживаю.

Арина Бородина: Я просто хочу напомнить слушателям, что я имею в виду - когда в программе "Время" показали сюжет, где геи и лесбиянки поддерживали Григория Явлинского, выражали ему свою поддержку. Вы сказали, что увидели этот сюжет уже после, и были в шоке.

Кирилл Клейменов: Я знаю, что многие не поверили мне, что это так. Не после, а в эфире. Но это была правда.

Арина Бородина: А сейчас у нас предстоит новая избирательная кампания, собственно она практически уже стартовала, и, судя в том числе и по эфиру программы "Время" - вы считаете, что таких сюжетов, похожих на сюжет про Явлинского, будет меньше, вообще, сюжетов, от которых вы можете быть в шоке?

Кирилл Клейменов: Я надеюсь, что их не будет.

Арина Бородина: Почему?

Кирилл Клейменов: Потому что у меня есть контакт с руководством, оно абсолютно вменяемое, мы долго разговаривали тет-а-тет фактически с руководителем информационной службы на эти темы. Мы говорили об этом, у всех у нас есть свои какие-то опасения, и, в общем, мы поняли друг друга, и, по крайней мере, пообещали друг другу, что мы будем работать чисто, и таких вещей быть не должно. Я на это очень надеюсь, и каждый из нас для этого может что-то сделать.

Арина Бородина: Кирилл, невозможно, не обратить внимание на то, как подбираются новости, и как складывается программа на вашем канале, на канале "Россия", где выходит программа "Вести", и насколько они отличаются от тех же новостей на канале "НТВ". Это понятно три разных канала, но первые два из них являются все-таки государственными, по статусу и сути, тем не менее, в последнее время я и ряд моих коллег-зрителей, наверное, наблюдаем различие между программами "Вести" и "Время".

Кирилл Клейменов: И замечательно, вы считаете, что эти программы должны быть одинаковыми, абсолютно?

Арина Бородина: Они должны быть одинаковы, но подбор новостей - здесь идет разная интерпретация событий. Это тоже в общем, наверное, не вызывает особенного удивления, но вот события с "ЮКОСом", честно говоря меня поразили, потому что на той неделе, когда Михаил Ходорковский и его заместитель Леонид Невзлин были вызваны в Генпрокуратуру на "Первом канале", этого не было вообще, тогда как в "Вестях" это событие освещали, и уже на прошлой неделе, когда в эфире работали вы. То же самое - визит Михаила Касьянова, премьер-министра по Новосибирской области - ни слова о поездке Касьянова, ни слова о том, что он заступился вновь за Платона Лебедева, и назвал меру пресечения его чрезмерной, более того, отметил, что это может неблагоприятно сказаться на инвестиционном климате в России - в программе "Время" этого не было, в "Вестях" тоже было несколько подрезано, но сама тема и сама цитата Касьянова прозвучала. Вот вы чем объясните такую ситуацию?

Кирилл Клейменов: В любом случае, давайте, вопрос большой, объемный по частям.

Арина Бородина: Но просто невозможно не отметить, избирательность сюжетов чем объяснить такую?

Кирилл Клейменов: История с арестом одного из руководителей "ЮКОСа" началась на неделе Кати, и я сразу хочу сказать, что не готов комментировать то, что происходит на катиной неделе, потому что в этот момент меня нет в офисе, и я не вижу как принимаются решения. Хотя можно сказать следующее: телевидение - это еще и бизнес, в бизнесе есть решения правильные и неправильные. И вполне возможно, что какое-то из решений было неправильным, с точки зрения бизнеса, с точки зрения новостей. О-кей. На следующей неделе тема "ЮКОСа" была, в программе "Время" мы сообщали о том, как идет судебное разбирательство

Арина Бородина: Но там же и президент выразил какое-то свое отношение, тема пошла, да.

Кирилл Клейменов: Вы думаете, что ждали, что скажет Путин?

Арина Бородина: В том числе, наверное, не исключаю такого.

Кирилл Клейменов: Не знаю, я не ждал. Но ясно, что стороны сели в окопы, и это надолго, это очевидно.

Арина Бородина: Хорошо, у вас не было Касьянова - это не событие для программы "Время"?

Кирилл Клейменов: Касьянов не вошел в программу просто потому, что для него там не было места, программа в жестком прокрустовом ложе существует, полчаса, ни секунды больше, идет рубка за каждую секунду, значит, были более важные вещи

Арина Бородина: Встреча Владимира Путина их, наверное, было несколько.

Кирилл Клейменов: Может быть.

Арина Бородина: Потому что идет сплошной Путин, Путин, "Единство", сводка погоды...

Кирилл Клейменов: Если вы посмотрите верстку программу, внимательно просто прохрономеритруете, вы увидите, что с Владимира Владимировича мы начинаем крайне редко, это должно быть что-то настолько серьезное, чтобы программа "Время" началась с него, и чтобы это был большой блок. Это бывает гораздо реже.

Арина Бородина: То есть, вы не согласитесь с тем, что у вас очень много Владимира Путина в программе, даже если он идет не первым сюжетом, то вторым, третьим, четвертым.

Кирилл Клейменов: Ну, такой у нас активный президент, что я могу сделать. Если бы Джордж Буш встречался, возможно, так же с руководителями страны, решал так много вопросов, может, его было бы также много в "CBS".

Арина Бородина: Это мнение не только мое, вот как раз американский журнал "Тайм" 21 июля, и сегодня эту статью перепечатал журнал "Коммерсантъ-Власть", говорит, что посмотрев программу "Время" последнего времени все время кажется, что вспоминается старый анекдот, когда Гитлер и Наполеон встречаются, и Наполеон говорит, что, "если бы у меня была такая пресса, мир никогда не узнал бы про Ватерлоо". Вам не кажется, что, посмотрев программу "Время" вы не даете своей аудитории всей информации, не рассказываете о событиях, которые реально происходят в стране, в Москве?

Кирилл Клейменов: Нет, мы как раз стараемся давать, как можно больше всего, и испытываем колоссальный дефицит времени, по этой причине мы вынуждены решать, что что-то не идет в эфир, и лишать людей рассказа о каких-то событиях. В этом смысле без сомнения здесь поделать ничего нельзя. Если бы у нас была свободная программа, она дышала, вот есть события, мы рассказываем, нет, не рассказываем. У нас фиксированный промежуток времени, 30 минут. Это плохо. Я считаю, тут мы страдаем из-за этого, из-за жестких рамок, границ. Я надеюсь, что мы рассказываем о жизни страны, потому что все-таки с моей точки зрения это очень важно, Платон Лебедев, но это еще не вся жизнь страны, и если посвящать этому 10 минут, это неадекватно тоже, это перекос в другую сторону.

Арина Бородина: Но и встреча президента, которые идут одна за одной, причем рабочие встречи нормальные. Или та же самая работа министра внутренних дел Бориса Грызлова, это его рабочие поездки, его обязанности, а вы тратите на это полчаса, а мы тратим полчаса своего времени, чтобы слушать о том, что он выполняет свою работу.

Кирилл Клейменов: Неправда. Поездку Грызлова мы никогда не делаем даже репортажами. Если у нас министр, он ведь в этих поездках заявляет что-то по поводу расследования, допустим, теракта в Тушине, или слухам о маньяке, который орудует на севере Москвы, и даем это именно коротким синхроном, не посвящая этому двухминутный репортаж. Все-таки, тут надо быть справедливым.

Арина Бородина: Я стараюсь, хотя, честно говоря, может, на вашей неделе это происходит не так, но то, что я вижу, я вижу, в основном, сплошного Путина, репортажи и поездки, и сейчас еще очень активно к теме Путина - лидеры "Единой России".

Кирилл Клейменов: Вы просто просмотрите программу от начала до конца. Не переключайте, когда увидите президента. Досмотрите.

Арина Бородина: Я честно скажу, это вопрос, конечно, не эфира, в тот день, когда вызывали в прокуратуру Михаила Ходорковского и Леонида Невзлина, я смотрела программу "Время" целиком и полностью, и первые 15 минут были посвящены всевозможным встречам и визитам Владимира Путина.

Кирилл Клейменов: Я уже сказал, другая неделя я не могу комментировать

Арина Бородина: Кирилл, а вам самому ваш продукт информационный, который вы готовите, вы почти 5 лет работаете в программе "Время", вам нравится?

Кирилл Клейменов: Нет.

Арина Бородина: А чем не нравится?

Кирилл Клейменов: Абсолютно по разным причинам. Но мне не понравилась ни одна программа, которую я сделал. Это я говорю без кокетства, без жеманства абсолютно. Я просто очень строг по отношению к себе. Я такой самоед в этом смысле.

Арина Бородина: Я понимаю, и то есть вам не нравится, но вы продолжаете работать.

Кирилл Клейменов: Я стараюсь сделать это лучше.

Арина Бородина: Или вы сейчас обмолвились о том, что у вас будет новый проект - это как раз следствие того, что вы не удовлетворены своей работой?

Кирилл Клейменов: Да нет, это не связано никак с этим. Мне может не нравится программа, потому что что-то сделал не так, я мог неудачно провести интервью, могли не получиться сюжеты, могли быть технические сбои, масса вообще нюансов.

Арина Бородина: Хорошо , а какие новости вы смотрите, хотя собственно альтернативы особенной нет, или вы предпочитаете какие-то другие средства массово информации?

Кирилл Клейменов: Нет, вообще я потребляю новости везде практически, потому что это моя профессия, и мне это интересно, мне это не надоедает, я смотрю новости и на "НТВ", и на российском телевидении, и смотрю, естественно, западные каналы, через спутник, "Sky News", "CNN", например.

Арина Бородина: Есть предпочтения какие-то ваши, личные?

Кирилл Клейменов: Я, естественно, внимательно смотрю за тем, что делают люди Парфеннова, потому что это появилось совершенно очевидная, с моей точки зрения, телевизионная школа у него. Пускай, конечно, кто-то их называет клонами, но все равно, это школа, это очень здорово, и они все пытаются работать под него, так или иначе, но мне кажется, что это болезнь роста, которая пройдет, и какие-то вещи очень интересные, я внимательно смотрю за этим проектом "Страна и мир".

Арина Бородина: А вот сейчас появилась информация о возможном появлении круглосуточного информационного канала российского, в котором будет принимать участие "ВГТРК", как вам эта идея кажется, насколько востребован такой формат сейчас в России в нынешних условиях и при участии государственных телерадиокомпаний.

Кирилл Клейменов: Это задача по масштабам колоссальной сложности, и, в первую очередь, это, конечно, я с трудом представляю вообще, то, что проект не окупится с экономической точки зрения, это очевидно, для меня пока. Это огромное вложение денег, "ВГТРК" может себе это позволить, его финансирует государство. Кстати, "Первый канал", очень важно отметить, два канала государственных, но мне кажется, что первый канал - единственный в России, который сегодня живет по законам и в условиях бизнеса

Арина Бородина: Да только уже несколько лет не возвращается кредит стомиллионный, пени платятся.

Кирилл Клейменов: Неправда, он обслуживается, и, более того, сейчас погашается основное тело этого кредита. И непросто, это десятки миллионов долларов гасятся. Я знаю, что в апреле канал погасил...

Арина Бородина: Проценты...

Кирилл Клейменов: И тело тоже. Оно уменьшается постепенно.

Арина Бородина: У вас такая осведомленность о финансовых делах "Первого канала".

Кирилл Клейменов: Просто тут я случайно затронул эту тему в беседе с руководством канала.

Арина Бородина: И вам дали справку - нам такую справку не дают.

Кирилл Клейменов: Мне справку, без печати, но дали.

Арина Бородина: Тем не менее, идеологическая востребованность такого проекта, информационная, политическая востребованность, если хотите есть, вот в российском круглосуточном информационном канале, тем более, что ваш гендиректор тоже хотел создать информационный канал 24-часовой, но федеральная конкурсная комиссия предпочла развлекательный канал "ДТВ"?

Кирилл Клейменов: Жалко, мне кажется, что предложение Эрнста было очень интересным.

Арина Бородина: Отметили все сильные стороны этой концепции, безусловно. Тем не менее, есть идеологическая потребность в таком продукте?

Кирилл Клейменов: Идеологическая? Сложно сказать. Мне кажется, что просто такое стечение обстоятельств когда сейчас этот канал организовать действительно у Олега Борисовича Добродеева получится. Грех такой возможностью не воспользоваться.

Арина Бородина: Именно потому, что выборы предстоят.

Кирилл Клейменов: Да к выборам, мне кажется, они опаздывают, с каналом еще пока ничего нет, пустое место, вроде бы набирают информационные бригады, но очень мало времени, чтобы раскрутить эту машину, может, к выборам они выйдут в эфир, но то, что это будет очень сыро, это очевидно.

Арина Бородина: Тогда зачем? Ведь есть же два канала, много информационных программ.

Кирилл Клейменов: Делать это не обязательно под выборы надо. Этот вопрос точно адресовать нужно людям с "России", потому что это их инициатива, мне кажется, что этот канал надо делать безотносительно того, выборы завтра, или через три года. Потому что очень много времени уйдет на становление этого канала. Люди всегда будут смотреть новости. Вот мы смотрим рейтинги, я в них не заигрываюсь никогда, я вообще к ним очень отношусь сложно, но должен сказать, что на новости люди приходят, как ни странно, хотя развлекательное телевиедние вроде бы востребовано, после игры развлекательной люди приходят на новости. Мы поднимаем аудиторию канала.

Арина Бородина: Рейтинги канала действительно высокие, могут позавидовать любые информационные программы. Но скажите, Кирилл, вам не стыдно за то, что вы делаете в эфире?

Кирилл Клейменов: Нет, мне не стыдно абсолютно, я не краснею, не за что просто. А есть за что, Арина? Мне должно быть за что-то стыдно?

Арина Бородина: За вашу работу ведущего?

Кирилл Клейменов: Да. За работу ведущего программы "Время"?

Арина Бородина: Думаю, что нет, но это вопрос отдельной программы.

Кирилл Клейменов: Значит встретимся еще раз, может быть.

XS
SM
MD
LG