Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Летняя телевизионная гостиная. Марианна Максимовская и Евгений Ревенко

  • Арина Бородина

Обозреватель газеты "Коммерсантъ" Арина Бородина беседует с заместителем главного редактора службы информации канала РЕН-ТВ, телеведущей Марианной Максимовской и первым заместителем директора дирекции информационных программ телеканала "Россия", бывшим ведущим программы "Вести недели" Евгением Ревенко.

Арина Бородина: В эфире программа "Летняя телевизионная гостиная". В этой программе мы встречаемся с людьми, которые делают телевидение.

С минуту на минуту мы ждем в нашем эфире заместителя главного редактора службы информации канала РЕН-ТВ, известную телеведущую Марианну Максимовскую. Я надеюсь, что в ближайшее время Марьяну, она застряла в пробках, увы, в Москве так часто бывает, появится в студии.

Пока мы ждем Марьяну, я бы хотела коснуться одной темы, которая напрямую связана с телеканалом ТВС, который 22-го июня был отключен от эфира. Именно на ТВС весь последний год работала Канал ТВС это тот канал, на котором в течение года работала Маринанна Максимовская. В воскресенье в эфире радиостанции "Эхо Москвы", а на следующий день в интервью газете "Газета", бывший главный редактор ТВС, хотя формально он еще занимает эту должность, Евгений Киселев дал подробное интервью. В нем он рассказал о своих планах, оглянулся назад, рассуждая о том, что было с каналом ТВС, и высказал свое мнение на несколько значимых политических событий. И одна из основных мыслей, высказанная Евгением Киселевым сводилась к тому, что он больше не будет заниматься политической журналистикой. Более того, по его словам, политической журналистикой в нынешнее время вообще заниматься бессмысленно.

Я бы хотела обратиться к слушателям: возможно, у вас есть какое-то мнение по поводу того, насколько сейчас действительно возможно, актуально, а, может быть даже, опасно или, наоборот, неопасно заниматься политической журналистикой?

Евгений Киселев, известный журналист, который более десяти лет вел на нашем телевидении одну из главных политических программ -- программу "Итоги", заявил о том, что он навсегда собирается уходить из политической журналистики. Мне, правда, кажется, что это заявление скорее эмоциональное и неокончательное но, возможно, наши слушатели разделяют мнение Евгения Киселева о бесперспективности политической журналистики. И если у вас есть мнение на этот счет, насколько возможно ей сегодня заниматься на российском телевидении в нынешних условиях, вы можете звонить нам по телефонам прямого эфира.

А пока я просто позволю себе процитировать, что, собственно, говорил Евгений Киселев в интервью газете "Газета". На вопрос корреспондента, навсегда ли вы уходите из политической журналистки и аналитики, господин Киселев ответил следующее: "Я считаю, что занятие политической журналистикой сегодня достаточно бессмысленное и даже опасное. Я десять раз подумаю, заниматься мне сейчас политической журналисткой и аналитикой или нет. То, что происходит, к примеру, вокруг нефтяной компании ЮКОС и Всероссийского Центра общественного мнения, не сулит нам в ближайшие годы ничего хорошего. Все, чем могут заниматься журналисты и политики демократического направления - это просветительство". Это, я напомню, говорит Евгений Киселев в интервью газете "Газета". Так же его спросили, не собирается ли он заниматься телеаналитикой на каком-то из центральных телеканалов, господин Киселев сказал, что нет. И что самое его любимое занятие, которому он собирается себя посвятить - это съемки документальных фильмов, которые он готовит для ряда телеканалов. От себя хочу заметить, что я вчера слушала интервью Евгения Киселева радиостанции "Эхо Москвы" и в частности о кусок о тех предложениях, которые поступали Евгению Алексеевичу от "Первого канала", от канала НТВ. Напомню, что генеральный директор НТВ Николай Сенкевич предлагал Киселеву занять должность советника этой телекомпании. Так вот ответы на вопросы о судьбе предложений от этих двух телеканалов у Киселева были достаточно расплывчаты. Мне кажется, что туманно отвечая на вопрос по поводу возможной работы на "Первом канале" или НТВ, известный журналист попросту оставлял себе на всякий случай пути для отступа. В частности, Киселев сказал, что предложение Сенкевича, которое он поступил не имеет срока давности. И соответственно ответ, который он должен дать Сенкевичу так же с открытой датой: К нам в студию уже бежит Марианна Максимовская, и сейчас в прямом эфире мы будем принимать ваши звонки, и задавать Марьяне вопросы.

Марианна Максимовская: Здравствуйте, во-первых.

Арина Бородина: Здравствуйте, Марьяна. Я уже сказала нашим слушателям, что вы задержались в пробках, это бывает в Москве.

Марианна Максимовская: Это бывает в Москве. Тем более, что мимо меня ехал кортеж президента, все это было очень державно, очень по-государственному. Я простояла лишних 25 минут в пробке. Так что приношу свои извинения, вам, Арина, прежде всего и слушателям, конечно.

Арина Бородина: Это бывает. Марьяна, в один из первых эфиров "Летней телевизионной гостиной" звонили слушатели и спрашивали, чем вы стали заниматься после отключения ТВС, и я пообещала пригласить вас в эфир. Недавно в газетах прошла информация о том, что вы заняли вполне конкретный пост - стали заместителем главного редактора службы информации РЕН-ТВ. Но трудно представить, что вы больше не будете заниматься эфиром, столько лет проработав в эфире уже трех телеканалов. Писали, что вы сейчас работаете над новым проектом. Что собираетесь выпускать в эфир?

Марианна Максимовская: Вы знаете, действительно, сначала я пришла на РЕН-ТВ и думала, что точно не буду работать в эфире, буду заниматься службой новостей, буду заниматься подготовкой нового проекта. Правда, мне сразу предложили большой новый информационный проект, это еженедельная программа, которая будет выходить по выходным дням, но еще точно не знаю, и не скажу - пока это большой секрет, в какой именно день, в какое время.

Арина Бородина: Но если по выходным, то выходных собственно, всего два:

Марианна Максимовская: Вот думайте - либо в субботу, либо в воскресенье. И сначала я думала, что в эфир уж точно в ближайшее время не сяду, не было, честно говоря, даже желания большого садиться. Но сейчас работаем мы над концепцией этой программы, она стала получаться, мне стало самой нравиться, и, может быть, не исключен такой вариант, что я сама буду эту программу вести.

Арина Бородина: Нам уже звонят слушатели. Добрый день, мы слушаем вас.

Слушатель: Добрый день. Николай Николаевич из Москвы. С хорошей погодой вас, у нас тут светит солнце. Я по поводу господина Киселева. Мне, как говорится, давно был неприятен этот господин, поскольку он освещал события не нейтрально, как положено журналисту, а всегда с политической направленностью в сторону тех, кто ему платит.

Арина Бородина: Марьяна, я просто хочу пояснить вам. Просто пока вас не было, я приводила цитаты из интервью Евгения Киселева газете "Газета" и "Эху Москвы" о том, что он уходит из политической журналистики. Я обратилась к нашим слушателям, чтобы они высказывали мнение, поэтому этот звонок - реакция на мой вопрос. А я вас Марьяна, тоже хочу спросить: как вы считаете, сегодня политическая журналистика актуальна вообще, ей опасно заниматься или она не востребована или наоборот востребована?

Марианна Максимовская: Вы знаете, сегодня политической журналистки в том смысле, в котором мы привыкли воспринимать эту профессию, уже почти нет. Потому что, во-первых, политики почти нет в стране, все очень предсказуемо, а политика - это непредсказуемость, это различные варианты, это, в конце концов, свобода выбора и это непредсказуемость итогов выборов. Сейчас, я думаю, и мы с вами, и большинство слушателей могут предсказать, чем закончатся ближайшие выборы парламентские и уж тем более, чем закончатся президентские выборы. И можно разойтись только по поводу прогнозов количества голосов, которые наберет то или иное политическое движение. Так что в этом смысле политики у нас нет, профессия в каком-то смысле действительно умерла. Что касается Евгения Киселева, извините, у него профессия такая, он у нас первый в стране в полном смысле этого слова был политический журналист. Он вел не новости, как я, например, много лет вела программу новостей ежедневную, где мое мнение совершенно никого интересовать не должно было, я рассказывала о том, что происходит. Евгений Киселев вел еженедельную итоговую аналитическую программу, и смысл программы был в том числе в его комментариях.

Арина Бородина: А ваша программа новая - это тоже аналитика все-таки или это классический информационный формат?

Марианна Максимовская: Знаете, назовем пока это журналом, есть такой телевизионный жанр - журнал, пока я себе это вижу как телевизионный журнал. Хотя, наверное, там будет всего понемножку. Хотя говорить об аналитике, всерьез, сегодня, наверное, не приходится. Потому что, опять-таки, политики нет, анализировать нечего. Ну что анализировать - "Единство" победит так или так? С каким процентом, что ему припишут, что не припишут? А как мы докажем, даже если припишут? Даже если наши слушатели, зрители, читатели уверены, что исход предрешен, как найти механизм доказательств этой мысли. И потом люди устали, люди устали от политики, люди хотят других программ, других жанров на телевидении. Это примета времени, и надо либо соответствовать этому новому времени, меняться вместе с ним, либо совсем уходить.

Арина Бородина: У нас есть звонки телезрителей. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Олег Анатольевич. Мне непонятны сожаления ваши о Киселеве: вы послушайте его речь - он только-только через несколько лет избавился от множества междометий в своей речи, и от многочисленных "э" в паузах и так далее. Его роль журналиста, но никак не диктора, и никак ведущего собирателя других. На него работают десятки людей, а он один в фаворе, и все только знают одного Киселева. Сколько на него "негров" работают?

Марианна Максимовская: Евгений Киселев небесталанен сам, это тоже доказывать не надо. Что касается "негров"... Ведущий - это лицо программы, что делать - таковы правила игры.

Арина Бородина: Ну и потом, если вам так не нравится Киселев, то его сейчас и нет в эфире, и вы можете посмотреть, кто сейчас работает в эфире. Сравнить и, как говорится, каждый выбирает то, что ему больше нравится:

Марьяна, опять же продолжу тему, отчасти связанную с Евгением Киселевым. Он в своих последних интервью после закрытия ТВС, именно о вас говорил с особой болью. О том, что вам, по его словам, был выдан "волчий билет" на профессию, вам сложно устроиться, найти новую работу. Слава богу, работу нашил на канале РЕН-ТВ. А вы действительно, считаете, что некто неизвестный, а, может быть, даже очень известный наложил вам запрет на профессию, как сказал Киселев, выдал "волчий билет"?

Марианна Максимовская: Во-первых, получилось, что не я нашла работу, а работа нашла меня. Мне позвонила Ирэна Лисневская, пригласила придти. Прошло, я думаю, недели две или три, и за это время я получила предложения, в том числе одно смешное телевизионное предложение и предложения, которые не были связаны с телевидением. Что касается этой фразы Евгения Алексеевича. Не знаю: Если бы он меня предупредил, что так скажет, я бы попросила его это не делать.

Арина Бородина: Но он даже дважды это делал. И дважды сказал про "волчий билет":

Марианна Максимовская: Дважды. Действительно, не знаю насчет "волчьего билета"...

Арина Бородина: Так вы считаете, был "волчий билет"?

Марианна Максимовская: Это не ко мне, наверное. Если и был какой-то заговор телевизионных начальников, то, видите, он в конце концов не удался. И потом "теорию заговоров" - я не люблю. Я не люблю и стараюсь всерьез об этом не говорить.

Арина Бородина: Мы общались с вами незадолго до отключения ТВС, когда уже было понятно, что канал закроют. Насколько я понимаю, у вас тогда было ощущение, что вы можете уйти из профессии?

Марианна Максимовская: Да, у меня такое ощущение было, даже могу объяснить почему. Потому что сейчас у нас в стране подавляющее большинство каналов это либо впрямую государственные, либо каналы, которые находятся под контролем государства. Я все последние десять лет из 12, которые я проработала на телевидении, десять лет работала в негосударственных компаниях и, честно говоря, менять в этом смысле ничего не хотела. По многим очень причинам я не хочу работать на государственном телевидении, очень по многим причинам. Да и, кстати, государственное телевидение тоже явно не жаждет моего присутствия на нем, на этом телевидении. Очень по многим причинам, не говорю о профессиональной стороне проблемы. Потому что говорить о том, что государственное телевидение занимается только пропагандой и больше ничем, конечно, это неправда, и профессиональный уровень осень вырос на госканалах за последние годы. Если раньше был безусловный информационный лидер - НТВ, и все это признавали, даже те, кто не любил НТВ и был не согласен с той линией, которую проводил телеканал. Тем не менее, признавали, что это информационный лидер, там работают профессионалы, и качество новостей наивысшее именно на НТВ. Сейчас такого нет. И с профессиональной точки зрения все каналы работают достаточно ровно. Существуют правила игры определенные, которые есть, прежде всего, на госканалах. Эти правила игры, может быть, не соответствуют моим внутренним правилам игры, моим убеждениям.

Арина Бородина: Но вы, слава богу, нашли работу на негосударственном канале.

Марианна Максимовская: Да. Слава богу, есть негосударственная площадка. Это интеллигентный, очень достойный канал, на котором мне очень приятно находиться.

Слушатель: Здравствуйте. Марианна, я недавно слушала "Эхо Москвы" и Кара-Мурза сказал такую вещь и меня очень это обидело. Потому что РЕН-ТВ хороший канал, я с вами согласна, вы правильно сделали выбор, что пришли туда. Я некоторое время не смотрела этот канал, а уже год его смотрю. И вдруг Кара-Мурза на "Эхо Москвы" заявляет: да, РЕН-ТВ ничего, но слабоватые там журналисты. Я с ним не согласна, у них есть очень хорошие журналист в программе "24". Я, например, знаю, в Израиле работал мужчина, очень хороший журналист.

Арина Бородина: Спасибо большое за ваш звонок, за ваше мнение.

Марианна Максимовская: Да, большое спасибо, действительно, мне очень приятно. Я думаю, что моим новым коллегам, пока еще новым, тоже приятно, что вы так говорите, так думаете. Вообще, вы знаете, я предпочла бы не комментировать и вообще запретить журналистам комментировать работу своих коллег по цеху. Потому что в нашем телевизионном сообществе за последние годы произошло столько всего нехорошего. Отношения между многими людьми натянуты, и усугублять это тогда, когда закрылся очередной канал, и тысяча человек оказалась на рынке: У нас шутили, что идет летняя распродажа сотрудников ТВС по абсолютно демпинговым ценам. С большими скидками все пошли. Настолько было тяжелое положение внутри нашего сообщества, что сейчас лишний раз какими-то репликами это все усугублять не надо. Может быть, стоит перевернуть страницу и действительно начать какую-то новую жизнь.

Арина Бородина: Марьяна, у меня вопрос как раз практически на ту же тему, о которой вы сейчас говорили. Вы вообще отличаетесь довольно принципиальной позицией, это по прошлым временам знают многие наши с вами коллеги. Сейчас, как вы уже сказали, многие из ваших коллег по ТВС, стали работать на "Первом канале", кто-то ушел на канал "Россия", вы ушли на РЕН-ТВ, многие ушли на НТВ, кто-то еще себя найдет в других жанрах, на других каналах, а может быть, и вообще в других профессиях. Вы сейчас будете кого-то из своих бывших коллег осуждать за то, что он ушел работать на госканал, или это уже не так важно, где они работают -- есть работа и не надо выполнять?

Марианна Максимовская: Слово "осуждать" я бы даже близко не хотела произносить. И во всей нашей ситуации, конечно, нет, конечно, не буду никого осуждать. И слава богу, что все наши журналисты, подавляющее большинство, нашли работу. Вообще, наверное, всех почти уже разобрали, что, кстати говоря, говорит о том, что мы ого-го-го, еще ого-го-го! Разобрали правда со скидками, но, тем не менее: Конечно, ну какое осуждение: Нет. Ситуация сложилась такая, какая она есть. И перед людьми стоял выбор - это ужасный выбор: либо вообще уйти из профессии и непонятно, чем заниматься. Потому что, представляете, людям, которые закончили факультет журналистики и всю свою сознательную жизнь отработали в журналистике, вдруг говорят: ну все, ребята, либо вы идете, предположим, на госканал, и мы вас будем осуждать за то, что туда пошли, а как же ваши убеждения?.. Или выбор -- вообще идти на улицу и непонятно чем заниматься. И слава богу, что люди нашли работу! Я абсолютно уверена, что скоро все зрители увидят очень достойный, очень качественный продукт от моих бывших коллег по ТВС, а до того по ТВ-6 и НТВ, только теперь уже на разных других каналах. Каналам будет лучше и зрителям тоже.

Арина Бородина: Нам звонят наши слушатели. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Георгий Николаевич, Подмосковье. Я Маряночке хотел сказать, пока она не поставила окончательную точку в выборе, и посоветовать очень полезные две книги, которые за это время вышли. Одна Патрика Бьюкина, телеведущего американского, а другая Джона Грея, называется "Поминки по просвещению". Это относительно либерального перебора, неолиберализма нынешнего, который из свободы делает несвободу, когда борются с историческими корнями.

Марианна Максимовская: Спасибо. Прочитаю, попробую найти.

Арина Бородина: Марьяна, у нас, к сожалению, заканчивается время, я хотела бы задать вопрос, я его задаю вашим бывшим коллегам по НТВ: в октябре 10 лет НТВ, для вас что эта дата - праздник, время для размышлений? Что это для вас?

Марианна Максимовская: Вы знаете, и то, и другое, наверное. Потому что НТВ - долгое время было моим домом и по-прежнему, я считаю, что лучшие годы жизни в профессии прошли именно на этом телеканале. До сих пор все друзья оттуда. Да что говорить - даже муж и тот оттуда. Поэтому для меня НТВ -- это огромная часть моей жизни. То, что произошло с НТВ, это, наверное, абсолютно закономерно. Потому что с НТВ произошло то, что и со всей нашей страной, и мы на своем примере это увидели. Почувствовали все изменения, которые в последние годы происходили в нашей стране, все это в концентрированной форме было с НТВ. Поэтому для меня 10 лет -- действительно праздник, и повод задуматься, и повод встретиться с друзьями.

Арина Бородина:

У микрофона обозреватель газеты "Коммерсантъ" Арина Бородина. В эфире программа "Летняя телевизионная гостиная".Это программа о людях, которые делают телевидение. Вы можете задавать вопросы и высказывать свои мнения по телефонам прямого эфира.

У нас в гостях первый заместитель директора дирекции информационных программ телеканала "Россия", бывший ведущий программы "Вести недели" Евгений Ревенко.

- Здравствуйте, Женя. Правильно ли я вашу новую должность назвала?

Евгений Ревенко: Добрый день. Совершенно правильно.

Арина Бородина: Телевизионным начальником Евгений стал совсем недавно, около месяца назад. Я хочу напомнить нашим слушателям, но, думаю, многие из вас и так знали Евгения, как ведущего главной программы госканала "Вести недели". Теперь эту программу будет вести Сергей Брилев, а Евгений Ревенко стал телевизионным менеджером, как принято сейчас говорить. В первых интервью, Женя, вы обрисовали свои предстоящие полномочия, которые предусматривает ваша новая должность. Об этом мы еще поговорим. Но сначала мне хотелось бы спросить вас вот о чем: руководство ВГТРК, председатель компании Олег Добродеев, руководитель службы информации Владимир Кулистиков объяснили вам, почему вы больше не будете ведущим программы "Вести недели"? Была какая-то мотивация - "не справились с поставленной задачей", "переход на новую работу", "в канун выборов нужно новое лицо в качестве ведущего" или какая-то иная? Как вам это объяснили?

Евгений Ревенко: Сразу много вопросов в одном.

Арина Бородина: Какая была мотивация вашего руководства в отношении того, почему вы больше не будете ведущим "Вестей недели"?

Евгений Ревенко: Во-первых, со мной впервые заговорили о том, что необходима такая должность и необходим такой человек именно на этой должности -- первого заместителя директора информационной службы телеканала "Россия" примерно за месяц до того, как все произошло. Думал долго, причем, необязательно рассматривал на эту должность именно себя. Просто был со мной об этом разговор. Уже ближе к принятию решения был еще один разговор, и решение было принято. Почему необходимо оставить эфир? Эфир необходимо оставить для того, чтобы полностью сосредоточиться на этой новой менеджерской работе. Работа журналиста и менеджера - абсолютно разные вещи. Это разные плоскости, разные измерения. Мне предстоит освоить совершенно неизведанную для меня историю, предстоит понять, как работает огромный механизм информационной службы, неважно, государственный канал или частный канал - это огромный механизм, огромная машина. Я еще не знаю абсолютно хороших и положительных примеров, когда работающий журналист совмещал бы удачно работу менеджера. Таких примеров в последнее время я не знаю.

Арина Бородина: Так претензии руководство ВГТРК вам, как ведущему программы "Вести недели" высказало?

Евгений Ревенко: Нет, претензии никто мне не высказывал.

Арина Бородина: То есть новую должность вам предложили не в связи с тем, что вы просто не справились с работой и поставленной задачей?

Евгений Ревенко: Я считаю, что вряд ли можно говорить о том, что я не справился, по той простой причине, что проект был новый абсолютно, мы начинали его делать с нуля. Название программы - "Вести недели" -- мы придумывали сами. Как вы знаете, программа остается, программа сохранила то же самое название - это еще один признак и свидетельство того, что проект удался, он состоялся. Будет другой ведущий. Я считаю, что это хорошо, потому что будет новый импульс, новое движение этой программы.

Арина Бородина: Но коллеги мои в ряде изданий писали, и многие считают, что вы просто перестали устраивать руководство ВГТРК, как лицо этой программы. И, наверняка, ваши коллеги в частных разговорах, возможно, эту тему так же обсуждали. Я понимаю, что любой уход из эфира для телевизионщика, а вы на телевидении работаете давно, вещь очень болезненная. Но у вас самого было ощущение, что что-то сделали не так, не справились с возложенными на вас функциями?

Евгений Ревенко: Да нет, дело в том, что действительно возникла необходимость в этой должности, поэтому пришлось подумать над этим и серьезно подумать. И я это решение принял. Для любого телевизионщика это, безусловно, болезненный вопрос. Кто-то говорит о том, что телевидение это наркотик. Для меня эфир никогда не был наркотиком. Для меня эфир был неким образом жизни. Сейчас придется перестраивать всю свою жизнь. Я уже три года ведущий, не важно - итоговой программы, итоговой программе два года, а ведущий в целом -- три года. Я пришел в феврале 2000-го.

Арина Бородина: Сразу вслед за Олегом Добродеевым:

Евгений Ревенко: Да, вслед за Олегом Добродеевым. Поэтому каждые три-четыре года полезно менять сферу своей деятельности. Более того, журналистом я работаю с 91-го года. Прошло очень много времени с тех пор, как я начал работать журналистом. Поэтому, почему бы в 31 год не попробовать себя менеджером?

Арина Бородина: У нас есть звонки от слушателей. Добрый день.

Слушательница: Добрый день. Меня зовут Людмила Сергеевна. Я хотела бы задать вот какой вопрос каналу "Россия". Вот эти фильмы американские, которые мешками нам показывают каждый день, они приносят очень большой доход телевизионным каналам? Спасибо.

Арина Бородина: Это, правда, не относится к сфере ответственности Евгения Ревенко:

Евгений Ревенко: Людмила Сергеевна, хотел все-таки на всякий случай уточнить, что я отвечаю теперь за информационное вещание телеканала "Россия", а не за кинопоказ. Тем не менее, с вами не совсем соглашусь, что мы показываем только лишь американское кино. Совсем недавно, приведу пример, с большим успехом -- и это было одним из событий года -- прошла демонстрация сериала "Идиот". По мере развития нашего канала, по мере развития нашего кино, мы будем все больше и больше показывать наше отечественное кино. Более того, сейчас телеканал "Россия", раскрою вам маленькую тайну, Людмила Сергеевна, занимается производством целого ряда очень интересных сериалов. Ив новом телесезоне вы их обязательно увидите.

Арина Бородина: Евгений, давайте все-таки вернемся к информации. А что касается "Идиота", то замечу, что, безусловно, это один из самых ярких и сильных проектов телесезона. Но, справедливости ради надо сказать, что руководство телеканала "Россия" не рассчитывало на такой огромный успех этого сериала, ставя его в сетку канала.

Евгений Ревенко: Арина, трудно просчитать рейтинг, тем более это была классика. Трудно было просчитать.

Арина Бородина: Давайте все-таки вернемся к информации. Вы в своем первом интервью после назначения сказали, что в сферу вашей новой работы попадают информационные программы "Вести", "Вести-Москва", "Вести недели". Сказали, что будете заниматься "планированием тактическим и стратегическим". А как именно это будет происходить? Ведь у каждой программы есть свой руководитель: в "Вестях" есть Владимир Кулистиков, в "Вести-Москва" есть Владимир Лусканов, "Вестями недели" будет заниматься Брилев. И вообще всю информацию на канале все равно курирует еще и Олег Добродеев. Каким образом в этом случае вы будете заниматься "стратегическим и тактическим планированием"?

Евгений Ревенко: Я бы сказал так: в том числе и я буду заниматься стратегическим и тактическим планированием. Первый заместитель директора всей службы информации - это правая рука этого директора, то есть Владимира Михайловича Кулистикова. Следовательно, я буду ему в той мере, в которой способен и могу, помогать это делать. Велосипеда придумывать не надо, планирование уже существует, и оно существовало до моего прихода. Взаимодействие с необходимыми институтами, которые занимаются в том числе и отслеживанием информации, и планированием информационным, оно также существует. И я этим занимался, находясь в качестве ведущего "Вестей недели". В принципе вся работа мне более или менее знакома. Что-то отладить, сделать лучше - это моя задача. Кроме того, по всей видимости, курировать я буду действительно все информационные программы, но курировать в той или иной степени, помогать ведущим, помогать тому же самому Сергею Брилеву, который сейчас займется новым для себя делом, а для меня это дело знакомое. Поэтому всем, кому необходима будет моя помощь, я ее буду оказывать, в том числе и Владимиру Лусканову, который занимается программой "Вести-Москва", и разговор уже у нас об этом был.

Арина Бородина: А если ваша помощь не будет так необходима, как вы на это рассчитываете, в тех же "Вестях недели"?

Евгений Ревенко: Так или иначе, будет необходима моя помощь. Посмотрим, это вопрос рабочий.

Арина Бородина: В предвыборный год нагрузка на все основные телеканалы и их информационные службы будет увеличиваться. Как вы полагаете, информационной службе удастся выйти без репутационных потерь?

Евгений Ревенко: Мы сделаем для этого все возможное. Репутация, добавлю это, пожалуй, одна из главных составляющих нашей работы. Репутационные потери всегда тяжелы. Репутация нарабатывается годами, если не десятилетиями, а потерять ее можно очень быстро. Поэтому одна из главных наших задач - минимизировать репутационные потери, либо их вообще исключить.

Арина Бородина: Женя, а что вы лично вкладываете в понятие "репутационаня потеря" для журналиста?

Евгений Ревенко: Для журналиста репутационная потеря - потеря лица. Это ангажированность, это передача заведомо неверной информации, потеря уважения, потеря доверия зрительской аудитории к самому себе, к информационной службы, к каналу вообще.

Арина Бородина: А вы считаете, вам удалось избежать всего перечисленного, работая на государственном канале?

Евгений Ревенко: Я считаю, что удается избегать именно с учетом того, что мы работаем на государственном канале. С учетом того, что мы пришли на государственный канал, имея частную практику, имея практику частного телевидения с определенными задачами и абсолютно четко понимая, какова ниша данного канала. Мы пришли туда не устраивать революцию, мы пришли туда сделать хороший государственный канал, абсолютно четко представляя для себя, что такое этот канал, какие функции он должен нести.

Арина Бородина: Скажите, пожалуйста, вот вы три года работаете на канале "Россия", до этого работали на НТВ. За эти три года, что работаете на госканале, случались ли в вашей профессиональной жизни случаи, когда вы встречались со своими и вам не подавали руки?

Евгений Ревенко: Нет таких случаев не было. Пожалуй, были напряженные отношения в определенный момент этой жизни за три года.

Арина Бородина: Это связано с периодом раскола НТВ?

Евгений Ревенко: Это связано с периодом моего ухода с НТВ. Тогда на НТВ неоднозначно многие восприняли этот уход. Были напряженные отношения. Сейчас таких напряженных отношений, слава богу, нет. Более того, скажу, что после закрытия ТВС часть творческого коллектива пришла на канал "Россия".

Арина Бородина: В том числе и на "Россию":

Евгений Ревенко: Да, помимо ОРТ, НТВ и РЕН-ТВ, и так далее. Вот пока наша программа в отпуске, чтобы помещения не простаивали, пришли ребята и готовят здесь свои новые проекты. Это Елизавета Листова, Алексей Кондулуков. Так что можно начать сейчас эту тему с того, что они сейчас сидят в моей комнате и работают.

Арина Бородина: У нас есть звонки от слушателей. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушательница: Здравствуйте. Меня зовут Галина Геннадиевна, я учительница музыки. Я очень рада в эфире слушать этого мальчика Женю, я так вас называю, потому что намного старше. Он очень симпатичный. Я помню его с НТВ еще. Интеллигентный такой мальчик и там вообще все такие. Их очень приятно слушать. Но у меня такой вопрос: а насколько в вашем профессиональном общении важен человеческий фактор? Вот были на НТВ все эти негативные отношения, потом на ТВС. Некоторых журналистов я слышала. Они очень нехорошо говорили друг о друге. Вот, кстати, о Кулистикове. Я слышала, что он, когда пришел на НТВ ночью после этого скандала, он очень резко, нехорошо на радиостанции о коллегах-журналистах некоторых говорил. А Шендеровичу он вообще сказал, что надо подметать идти улицы. Вот как человеческий фактор вы оцениваете?

Евгений Ревенко: Галина Геннадиевна, спасибо за вопрос.

Арина Бородина: Это как продолжение нашего разговора - как между вами складываются отношения?

Евгений Ревенко: Безусловно, телевидение - это огромное производство, как на всяком производстве, безусловно, возникают личные отношения. Я не считаю возможным для себя, во-первых, комментировать работу своих коллег. Пусть этим занимаются либо журналисты пишущие, либо кто угодно, в том числе и вы, как зритель, Галина Геннадиевна. Не буду комментировать слова Владимира Кулистикова, потому что я их не слышал. Но я сомневаюсь, что он столь резко говорил о том же самом Викторе Шендеровиче. Тем более нельзя забывать тот острый и болезненный период, когда происходила смена собственников на НТВ, и как это было воспринято частью творческого коллектива, журналистами. Что касается человеческих отношений, я стараюсь поддерживать со всеми максимально ровные отношения, стараюсь вообще поддерживать с людьми добрые отношения. Хотя, не скрою, иногда бывает пересечение интересов, конфликт интересов. Бывает конфликт интересов эфира и личных отношений. Да, здесь приходится поступать иногда жестко. И в основном выбор стоит за интересами эфира, а не человеческими отношениями.

Арина Бородина: И интересами вашей компании, опять же: Женя я, готовясь к эфиру, подняла одно из ваших интервью, которое вы давали радиостанции "Эхо Москвы" в 99 год сразу после выборов в Государственную Думу. Тогда вы работали на НТВ корреспондентом и как корреспондент НТВ получили телевизионную премию "Тэфи". И одна цитата из этого интервью мне показалось очень любопытной. "Что касается движения "Единство", -- говорите вы, -- это тоже довольно странное образование, некий виртуальный блок. Но мы оказались свидетелями того, как при помощи этих самых технологий можно сделать из ничего 70-80 мест в Госдуме. Абсолютно из ничего, потому что кроме популярного Шойгу и такого силача, мастера греко-римской борьбы Карелина и Гурова, мы фактически никого не знаем, и все-таки они прошли в Госдуму, причем с таким потрясающим результатом", - сказали вы тогда. Сейчас, судя по эфирам программы "Вести недели" ваше мнение о партии "Единство", превратившейся в "Единую Россию" разительно изменилось в противоположную сторону.

Евгений Ревенко: Времени мало, давайте коротко. Действительно, много изменилось. Это я говорил в 99 году, сейчас на дворе 2003, прошло четыре года. "Единство" на тот момент было действительно новое политическое образование. Но, еще раз, прошло четыре года, не забывайте, что на тот период времени руководство "Медиа-Мост", которое тогда управляло в том числе и НТВ, где я работал, оно поддерживало "Отечество". Сейчас "Отечество" и "Единство" - это "Единая Россия", две фракции, сотрудничающие в Госдуме. Я считаю, что партия "Единая Россия" сейчас представляет собой не виртуальное образование, это действительно партия, которая резко отличаются от других партий, которые представлены на нашей политической сцене. Поэтому те слова, которые я говорил четыре года назад, да, я от них не отказываюсь.

Арина Бородина: Но получается, работая на канале НТВ, поддерживающего "Отечество" вы говорили об одном, работая на "России", у которой другие приоритеты политические, говорите о другом.

Евгений Ревенко: Говорил об этом, не забывайте, что в прошедшем времени. НТВ тогда поддерживал "Отечество".

Арина Бородина: Иными словами, сейчас канал "Россия" поддерживает "Единую Россию", и вы освещаете это несколько в другом, нужном ключе.

Евгений Ревенко: Я бы не сказал, что мы поддерживаем. Мы в полной мере освещаем действие всех политических партий, но так уж сейчас получилось, давайте посмотрим, что происходит в летний сезон - практически все партии молчат, за исключением каких-то заявлений или поездок.

Арина Бородина: Замечу, обычных рабочих поездок. Но только к некоторым рабочим поездкам у вашего канала более чем пристальное внимание...

Евгений Ревенко: "Единая Россия" сейчас отличается совершенно конкретными делами. Они не занимаются агитацией именно этой партии, коль речь зашла. Но давайте констатировать так, не отказываясь от тех слов, которые я говорил в 99-м году, мы приходим к выводу, что за четыре года действительно много изменилось. За четыре года построена партия. За три года пребывания нас на государственном канале мы можем говорить о том, что мы сделали эффективный канал.

Арина Бородина: Не будем агитировать за партию "Единство", замечу лишь, что в интервью вам в "Вестях недели", когда Борис Грызлов, дает интервью, кроме титра, что он министр внутренних дел, всегда идет через запятую, что он еще и руководитель партии "Единая Россия".

Евгений Ревенко: Геннадий Андреевич Зюганов, по-моему, тоже указывается, как лидер партии и все. Никто же не виноват, что у него нет и какой-то иной должности.

Арина Бородина: Тем не менее, указание государственной должности и должности партийной, вот так через запятую -- идет только на первых двух государственных каналах:

Женя, скажите, в октябре компании НТВ, в которой вы начинали работать на телевидении - 10 лет. Я спрашиваю у многих ваших коллег, которые в свое время работали на НТВ, что для вас эта дата, и как вы собираетесь для себя ее отмечать?

Евгений Ревенко: Не знаю, честно говоря, не думал, как буду отмечать эту дату. Из десяти лет НТВ -- четыре года в том числе мои, четыре года я проработал на НТВ. Это главная, одна из главных школ, которые я прошел в этой жизни. Я с благодарностью вспоминаю об этой работе, о всех людях, которые меня на этот момент окружали. Я очень много взял от работы на НТВ. Для меня НТВ - это такой большой светлый праздник, который остался в прошлом. Сейчас серьезная работа, я повзрослел. Я надеюсь, что у ребят все будет хорошо, но НТВ уже другое.

XS
SM
MD
LG