Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В преддверии нового телевизионного сезона


Год назад, в августе, накануне нового телевизионного сезона, в эфир вышла первая программа "Смотрим телевизор". Каждый понедельник мы с вами говорит о телевидении в нашей жизни, о том, за что мы телевидение любим, за что ненавидим, о том, из кого телевидение делает врагов, как создает героев, о магии сериалов о качестве новостей, о культуре на телевидении, телевидении для детей, о том, как телевидение показывало войну и как не показывало страну. Телевизор работал во время драмы "Норд-Оста", во время войны в Ираке, в ночь, когда выключили "ТВС". Были дни, когда телевизор вас здорово разочаровывал, и некоторые очень воинствующие слушатели даже звонили и говорили мне: программу пора переименовать, и она должна называться: "Не смотрим телевизор". Манифест, конечно, красив, но каждый день, по данным социологов, телевизор в России включают 110 миллионов граждан. Из 145 видов досуга в Москве большинство жителей столицы выбирает один - сидеть у телевизора. Поэтому нам с вами по-прежнему есть, что сказать о телевидении.

Вопрос вам сегодня: что вы ждете от нового телевизионного сезона? Я представляю вам наших сегодняшних гостей: главного редактора журнала "Искусство кино" социолога Даниила Дондурея, он со мной в студии, и генерального директора телеканала "СТС" Александра Роднянского. Итак, первая новость наступившего сезона - арест в Афинах Владимира Гусинского. По логике, претензий к нему быть не должно, сделка по продаже активов "Медиа-Моста" Газпрому завершена в июле прошлого года, испанский суд три года назад признал дело политическим и Гусинского в Россию не выдал... Видимо, в России и прокуратуре по Гусинскому очень соскучились, и теперь будем ждать новостей из Афин, сегодня в полдень там суд. И на этом фоне уже появились первые объявления о премьерах на телевизионных каналах, и, судя по ним, потребности в другом телевидении, отличном от телевидения минувшего года, так и не обнаружилось, или продюсеры не захотели поискать. На пяти каналах - "Первый", "Россия", "НТВ", "РЕН ТВ" и "СТС" уже объявлены 30 сериалов, от 4 до 100 серий в каждом, 4 реальных шоу, несколько новых познавательных журналов и цикл популярных исторических роликов.

Даниил и Александр, я берусь утверждать, что с точки зрения содержания в новом наступающем сезоне телевидение в России делится на два типа: телевидение государственное и телевидение развлекательное. Телевидение государственное - это такое телевидение, где главной положительной новостью остается президент и строительство единой и сильной России, а телевидение развлекательное, без всякого уничижительного смысла, это такой тотальный вариант досуга, иногда ленивого и праздного, иногда радостного и познавательного. Так что, Даниил и Александр, как вам кажется, каким будет наступающий телевизионный сезон? Даниил?

Даниил Дондурей: Ну, мне кажется, что сезон не будет отличаться в этом году от того, что было в прошлом. Каких-то серьезных изменений не происходит, потому что у нас достаточно стабильная политическая жизнь, потому что выборы в этом году будут очень скучными, если нам не приготовят каких-то скандальных премьер. Всем приблизительно понятны все расклады, не согласен с вами, что только для государственного телевидения президент является основным героем - он является основным героем для всех телеканалов, для всей страны, он действительно единственный реально действующий политик, и поэтому согласен с другим: президент и развлечение. Вот эти две основные темы в разных видах, президент в разных видах и форматах, и развлечение - это будут два основных направления развития телевидения.

Анна Качкаева: Но тогда президент - это уже почти развлечение, потому что мы его все чаще видим...

Даниил Дондурей: Конечно.

Анна Качкаева: И все меньше знаем, что он на самом деле делает... Александр, ваше мнение, каким будет наступающий телевизионный сезон?

Александр Роднянский: Я согласен в главном: что принципиально отличаться, скажем, глазами зрителя, от предыдущих сезонов он не будет. Проблема состоит в следующем: я лично не вижу большой разницы между телевизионными каналами, которые называют себя открыто развлекательными, и теми, которые вы назвали государственными, то есть, с большой долей информационного вещания. Они в известном смысле сближаются. Если раньше можно было говорить о характере вещания, близком к тому, что на Западе называется общественным телевидением, то есть, информационно насыщенным, с большим объемом дискуссий, дебатов, то есть, иными словами, с содержанием того, о чем Даниил только что сказал -политическое телевидение, то есть, как бы наличием жесткой и любопытной политической интриги - вот этого ничего не будет. Поэтому место этой интриги на государственных каналах занимает то, что мы называем развлекательным телевидением, адресованным непосредственно реализации той самой функции, которую вы назвали досугом. Посему предстоящий сезон будет отличаться от предыдущего разве что более жесткой конкуренцией в сегменте развлекательного телевидения. Главным фактором, определяющим судьбу этой конкуренции, станет качество, то есть, насколько качественными окажутся те сериалы, которые приготовили основные каналы, государственные, или негосударственные, развлекательные.

Анна Качкаева: Александр, разрешите я вас прерву. Я знаю, что вы уже презентовали новый сезон, в пятницу был пресс-показ, и ясно, что вы одним из первых стартуете ваш канал "СТС" с новой сеткой, и в девизе вашего нынешнего сезона звучит фраза: "Фабрика грез". Но все мы с вами помним, это про фабрику грез, успокаивающий эффект, релаксацию, праздник жизни - обычно говорят как о реакции на депрессию, а вы и Даниил говорите о том, что стабильность у нас наступила, как-то не вяжется...

Александр Роднянский: Нет, давайте серьезно. "Фабрика грез" в рамках декларации телевизионного канала "СТС", то есть, одного из многих российских телевизионных национальных каналов - это еще не свидетельство как бы аналогии с ранними 30-ми годами в США, где собственно "фабрику грез" заказывала непосредственно администрация Рузвельта, желавшая свой новый курс реформ проводить на фоне относительной психологической стабилизации. Ничего плохого в этом нет, но это была внятная государственная политика.

Анна Качкаева: А у нас внятной государственной политики нет, менеджеры просто ощущают...

Александр Роднянский: Скажем так. Может, она есть, но она в любом случае не формулируется в области "фабрики грез". Менеджеры ощущают, скажем, смену зрительских предпочтений и ожиданий, определенную усталость аудитории от того, что называлось самой затянувшейся мыльной оперой российской политики. Это передышка, может, временная, этап, как часто бывает. Так или иначе, менеджеры ощущают и, естественно, действуют в направлении того, что называется зрительскими ожиданиями. Кроме того, об этом очень часто говорит Даниил, и я в этом смысле как бы всегда являюсь внимательным слушателем, и согласен абсолютно, речь идет еще о системе необходимых, если хотите, мифологем, которые должны быть предъявлены зрительской аудитории, конституированы, обсуждены, но, так или иначе, мифологем, соответствующих новому периоду российской истории.

Анна Качкаева: Давайте поконкретнее скажем, раз уж Даниил здесь, пусть он скажем об этих мифологемах, которые должны быть предъявлены нашему зрителю, вообще мы за зрителя много говорим, потом дадим ему слово.

Даниил Дондурей: Вы знаете, когда говорят о грезах, это не означает такое - несколько лет, а потом возвращается к чему-то другому. Грезы - это навсегда. Это необходимый фермент нашей жизни, особенно для многих миллионов человек, для тех самых 110 миллионов, которые кнопку включают ежедневно. Они не могут без них. Это как жить без воздуха, без воды, без тепла - это необходимо. Грезы - это фермент, такой же, наверное, как драмы, как и проблемы. Должны быть проблемы, должны быть грезы. Поэтому грезы, когда рассматриваются в системе развлечений - это совсем тоже неплохо. Потому что вот, например, у нас сейчас есть национальная, тем же президентом сформулированная задача удвоения ВВП. А как это самое ВВП увеличить, если не иметь...

Анна Качкаева: Шутка такая гуляет: нужно, чтобы Владимир Владимирович родил сына, вот вам и удвоение ВВП.

Даниил Дондурей: Ну, это как бы такое семантическое удовольствие, а все-таки, когда мы говорим об экономике и жизни, то стабильность очень этому благоприятствует, стабильность, психическое здоровье, какое-то успокоение. Что, например, произошло этим летом, на мой взгляд - на мой взгляд, ужасающие социологические данные. Было выяснено, в связи с делом Ходорковского, в связи со всей этой историей и в связи с юбилеем как дефолта, вот пятилетием, и обычным ежегодным празднованием августовских событий 1991-го года - выяснилось, что представления о капитализме, о приватизации, об успехе, обо всем том, что является фундаментом новой жизни - абсолютно остались в 80-х годах. Они все тотально советские. Люди хотят пересмотра приватизации, ненавидят капиталистов, причем 87 процентов населения за, в том числе и уголовный, пересмотр приватизации. Это катастрофа. Поэтому нам нужны грезы, нужны объяснения.

Анна Качкаева: Подождите, какие объяснения? Как я понимаю, ничего принципиально нового в России с потреблением телевизионным не происходит. Вот французы провели исследование "Один год в мире ТВ" и изучили телесмотрение в 70 странах мира. Пока в зрительском ряду человечества лидирует кинопоказ, в Западной Европе, кино и сериалы вытесняет развлекательное вещание, главным образом, реальные шоу и игры. Везде не увеличивается, во всяком случае, даже снижается интерес к новостям, везде. И я готова даже понять, когда все это происходит в благополучной Европе, но, когда это происходит - это что, у нас Россия благополучная, у нас-то то же самое - война, взрывы, желание раскулачить олигархов...

Даниил Дондурей: Нет. Это мы говорим про разные вещи. С одной стороны, вы правы, и в Европе, и у нас, и всюду люди нуждаются в этих самых грезах, лучшим производителем коих являются кино и сериалы. Это правда. Не случайно у нас это 45 процентов эфира. 45 процентов эфира разные виды кинопродукции. Вы сами сказали, объявлено 330 названий. Это помножьте, это и многие сотни серий, там сказки, там истории, там грезы, там мифы, там герои, правда, к сожалению, героями официальных лет в последние несколько лет являются бандиты и попса...

Анна Качкаева: Нет, в этих сериалах нынешних, я посмотрела, изменились, в том числе и герои, много мелодрам, много исторических историй...

Даниил Дондурей: Очень хорошо

Анна Качкаева: Душещипательных, для женщин много всякого... Александр, тем не менее, вы сказали любопытную вещь - что главная тенденция нынешнего сезона - конкуренция, потому что ничем уже поразить зрителей невозможно, клоны форматов, везде фабрики звезд, народные артисты, церемонии и концерты, сериалы, у всех, и новые, и западные, в том числе свежие, чем же именно вы собираетесь конкурировать?

Александр Роднянский: На самом деле, я как раз хотел добавить к тому, что только что обсуждалось, это принципиальный момент: давайте не преувеличивать благополучие западноевропейских стран сегодня, я имею в виду психологическое благополучие, потому что в последние годы уровень проблем, противостояние Севера и Юга, говоря проще, то, что называется борьбой с терроризмом, мусульманские угрозы, наличие иммигрантских и прочих факторов - привело к абсолютной внутренней психологической дестабилизации, и как раз то, о чем вы говорили - о наличии фабрики грез в виде фильмов и сериалов, кстати сказать, и в США в телевидении, если вы посмотрите на программные сетки основных каналов, они занимают подавляющий объем эфира, минимум в прайм-тайме, естественно, это приходит к нам. Не случайно основные, самые знаменитые фильмы последнего времени, я имею в виду, прежде всего, их зрительский успех, а не эстетические достоинства, это как раз сказки для взрослых, и достаточно об этом много говорилось - и "Властелин колец", и "Гарри Поттер", и "Матрица", и все прочее - это не более, чем сказки для взрослых. Поэтому, на самом деле, конкуренция в нашем сезоне, российском телевизионном, она связана не просто с фактором профессионального качества, а качества, если хотите, реализации зрительских ожиданий.

И то, что вы заметили в списке новых премьер, я имею в виду и мелодрамы, и драмы исторические и костюмные, и какие угодно сериалы - это не просто попытка ответить на множество вопросов в отношении произошедших за 15 лет изменений. Это попытка восстановить систему балансов, если хотите, в представлении зрителей между общественным и частным сегментом психологии. В конечном счете, приоритеты в частной жизни, и вот кто попадет в систему ценностей, которая как бы нашему зрителю, тот, собственно говоря, и выиграет. Поэтому конкурировать, собственно говоря, все будут тем, на что рассчитывают, где рассчитывают угадать эти предпочтения. Если мы, например, делаем сериалы, в том числе, скажем, и построенные на произведениях Дарьи Донцовой, очень успешной, и успешной, мне кажется, не благодаря своим детективным как бы особенным достоинствам своих книжек, наличием неожиданных интриг, или неразрешимых загадок, нет не благодаря этому, а благодаря наличию двух обстоятельств: множества бытовых подробностей, изложенных в таком легком и ироничном стиле, и возможности чуда в этой самой бытовой и повседневной жизни. Вот это вот ощущение возможности чуда и делает нас и наше телевидение во многом ближе к тому, что мы называем "фабрикой грез".

Анна Качкаева: Александр, Даниил вам хочет возразить.

Даниил Дондурей: Я не хочу возразить, я хочу добавить, мне нравится то, о чем говорит Роднянский, хочу добавить, кроме угадывания - это действительно очень важно, это чрезвычайно такое важное умение - угадать зрительские диспозиции, ожидания, все-таки топ-менеджеры канала обладают огромными ресурсами, другое слово, оно не нравится, но... ресурсами формирования этих ожиданий. Потому что есть много исследований, говорящих о том, что люди, зрители привыкают, им нравится то, что хорошо сделано, из показываемого. Понимаете, если они привыкают к какому-то формату, потом влюбляются в это, это - как влюбляться в свою жену, всегда любить своих детей, и так далее. Но под шумок программирования, скажу так аккуратно, можно очень серьезные решать задачи, которые стоят перед общественным телевидением, перед информационно-политическим телевидением, связанные как раз с пониманием реальности, осознанием жизни, вот всеми важнейшими ценностными представлениями людей о происходящим.

Анна Качкаева: У нас в эфире есть слушатель, давайте все-таки дадим слово ему и узнаем, так ли уж нужно то, о чем вы говорите. Вы в эфире, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Сафонов: Сафонов, Москва. Вы знаете, по поводу - что я жду от телевидения. Я хочу, чтобы оно было интеллигентным, исчезло хамство, злость, язвительность, и вообще, я думаю, что с телевидением 90-х годов должно быть покончено навсегда, чтобы это вообще исчезло, как жуткий сон. Вот, в общем-то, и все.

Анна Качкаева: Благодарю вас, еще один слушатель у нас в эфире, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Алексей: Меня зовут Алексей. Мне хотелось бы, прежде всего, чтобы телевидение было объективным, информативным, а не убаюкивающим. У нас убаюкивающих станций много, "Орфей", радиоклассика - это все убаюкивает. Есть и телевизионные программы убаюкивающие. Но сейчас народ интересует, подчеркиваю, не меня лично, а народ - как российская вся экономика, вся собственность оказалась в руках международных мошенников, Бжезинский, Явлинский, Калинка моя, Березовский, Гусинский, Малинка моя... Вот можно как все это кратко сформулировать.

Анна Качкаева: Давайте про калинку не будем. И я очень не люблю, когда говорят от имени всего народа. Давайте лучше говорить от своего собственного имени. Господа, прокомментируйте пожалуйста, Александр, вы слышали мнение слушателей, и еще на пейджер мне пришли многие сообщения, где говорят: хотим интеллигентного канала, пусть больше будет программ, похожих на "Дискавери", хорошо бы иметь и ретроканал. Это вписывается в ваше представление?

Александр Роднянский: Абсолютно. Я полностью согласен с первым зрителем и полагаю, как тенденция это достаточно серьезно сегодня проявляется и под развлекательным телевидением, мы, я имею в виду, во всяком случае, телевидение, которое рассматривает пространство всех человеческих действий и человеческой жизни и человеческих проявлений, а не лишь то, что принято понимать под словом "развлечение", то есть, иными словами, и "Дискавери", и познавательные, и просветительские, и детские, какие угодно, интеллигентный, внятный разговор, в основе которого лежит уважение к другому человеку, к частной жизни, к приоритетам, которые делают семью и собственно как бы самореализацию достаточно важными, в значительной степени более важными, чем эти безостановочные политические разборки в отношении калинки-малинки и всего, что говорил второй зритель...

Анна Качкаева: 110 миллионов граждан России ежедневно включают телевизоры. Из 145 видов досуга в столице большинство москвичей выбирают телевизор. Мы продолжаем разговор о новом телевизионном сезоне. В студии - президент телекомпании "РЕН ТВ" единственная на российском телевидении женщина, возглавляющая крупную сетевую компанию - Ирена Лесневская. Ирена вы успели отдохнуть от телевидения?

Ирена Лесневская: Нет, мало очень.

Анна Качкаева: Итак, в разговоре с генеральным директором "СТС" Александром Роднянским и главным редактором журнала Искусство кино Даниилом Дондуреем мы говорили о главных тенденциях наступающего телесезона. Я настаиваю на том, что телевидение в России разделилось теперь на два типа, государственное и развлекательное, господин Роднянский провозглашает конец информационной эпохи и начало такой эпохи фабрики грез и праздника жизни, он говорит о том, что каналы будут конкурировать за качественное развлечение в этом сезоне. Даниил Дондурей считает, что очень много будет мифов, в том числе в сериальном продукте, и мелодрам, и всяких исторических историй, когда человек будет соизмерять, соотносить себя с некоторыми придуманными сказками для взрослых. Как вы, Ирена, полагаете, каким будет наступающий телевизионный сезон?

Ирена Лесневская: На мой взгляд, он будет одним из самых тяжелых.

Анна Качкаева: Почему?

Ирена Лесневская: Потому что это год выборов, и то, к чему нас готовит государственное телевидение - уже понятно. Мы немножко в стороне стоим и от официальной точки зрения, и от развлекательного телевидения. Мы некие белые вороны все-таки в нашем цехе, потому что в нас никогда не было инвестиций, менялись партнеры, покупали, продавали акции, но инвестиций не было никогда. Поэтому мы трудно и тяжело всегда жили, зарабатывали сами, что зарабатывали, то и тратили, все в кредитах, сейчас практически без долгов. Поэтому мы все время идем своим путем, своей дорогой.

Анна Качкаева: Тем не менее, в вашем новом сезоне, как я уже сосчитала, что вот на пяти основных каналах, потому что я считаю, что в этом сезоне не имеет смысла говорить о "большой тройке", потому что "СТС", "ТНТ", да и вы поджимаете большие каналы и отнимаете у них долю аудитории уже, вот эта тройка сетевых каналов...

Ирена Лесневская: Да, это правда.

Анна Качкаева: Тем не меене, в программных сетках стоят в основном сериалы игры и шоу.

Ирена Лесневская: У нас нет игр. У нас нет шоу, у нас очень мало шоу. У нас, собственно, только "Все для тебя" - добрая программа, желающая поженить, полюбить, говорящая о том, как надо относиться к женщине, и так далее. Мы сделали основной упор в этом сезоне на собственное производство телефильмов. Собственно говоря, "Рен-фильм" всего 2,5 года, за это время такое количество фильмов сделали

Анна Качкаева: В этом году, я должна сказать нашим слушателям, "Рен-фильм" сделал просто прорыв и, можно сказать, что вошел в такую настоящую высшую лигу кинопроизводства, потому что я знаю, что венецианский кинофестиваль пригласил фильм Андрея Звягинцева "Возвращение", произведенный "Рен-фильмом".

Ирена Лесневская: Да, это для всех шок, и для нас тоже, хотя для нас меньше, потому что с самого начала, делая этот фильм мы постоянно говорили: этот фильм фестивальный. Он был так и задуман и сделан. Мы были уверены в успехе, но не в таком ошеломительном вообще успехе, потому что передрались вообще все фестивали мира.

Анна Качкаева: Ну, зритель еще не видел ,так что посмотрим, как зритель будет реагировать.

Ирена Лесневская: Да, это очень важно, но при этом очень важно, как к этому отнесся мир, и то, что его захотели купить практически все страны Европы, и уже купило несколько стран, до венецианского фестиваля - это уже о многом говорит. И очень приятно, потому что это первый дебют Дмитрия Лесневского, Андрея Звягинцева, операторов, художников, гримеров, актеров, то есть, это абсолютно первая киношная работа в "Рен-фильме".

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Галина Николаевна: Здравствуйте, это Галина Николаевна, Подмосковье. Я очень рада, что вы вышли из отпуска и очень рада, что пригласили, извините, я не знаю отчества...

Ирена Лесневская: Ирену Стефановну...

Галина Николаевна: По голосу она очень молодая, и знаю ее, просто я хочу сказать, у вас замечательное телевидение, именно я, вы понимаете, я теперь смотрю только ваш канал, особенно мне нравятся новости.

Ирена Лесневская: Спасибо большое.

Галина Николаевна: Просто изумительные новости. Правда иногда бывают слабоватенькие, но иногда такое дадут - ну просто замечательно. И я вам скажу честно. Я смотрю в 9, я смотрю ваши обязательно и днем, ну, пенсионерка, 74 года, и люблю я очень телевидение, и особенно новости, но ваши новости самые лучшие.

Анна Качкаева: Я благодарю вас Галина Николаевна. Действительно, в последние несколько месяцев о новостях "РЕН ТВ", особенно после закрытия "ТВС", стали говорить всерьез и стали говорить, что это осталась последняя свободная площадка, в ваших новостях много страны, но ведь новости в этой "фабрике грез" трудно идут, трудно продаются, с ними, в общем, бывают проблемы.

Ирена Лесневская: Дело в том, что мы никогда не делали ставку, не били себя в грудь и не кричали: "Новости - наша профессия". Мы просто считаем, что телевидение должны делать профессионалы, и оно должно быть абсолютно профессиональным. Поэтому странно, что "новости - наша профессия", - узко выделенный был такой... Новости делают замечательные молодые люди, не прошедшие школу советского телевидения. Там нет ни одного человека, который работал на советском телевидении. Поэтому они изначально свободны. Я не могу вставить им кляп в рот и сказать: это говори, это не говори. Они даже не поймут такого языка. Поэтому у нас объективные, нормальные новости, без всяких установок.

Анна Качкаева: Ирена, тем не мене,е у вашего канала теперь очень женское лицо. Что я имею в виду - вы возглавляете канал, ведущие стержневых итоговых, аналитических программ...

Ирена Лесневская: На самом деле, канал возглавляет Дмитрий Анатольевич Лесневский.

Анна Качкаева: Понятно, тем не менее, вы, так сказать, царите над ним. Ведущие стержневых итоговых программ - тоже женщины: Ольга Романова, Юлия Латынина, Марьяна Максимовская. Скажите, так сложились обстоятельства, и вы вынуждены были взять барышень с "ТВС", или теперь вы сознательно решили культивировать такую женскую аналитику в отсутствии запоминающихся мужчин?

Ирена Лесневская: А просто мужиков нет.

Анна Качкаева: Значит, все-таки я права.

Ирена Лесневская: Я бы с удовольствием, после того как ушел Саша Герасимов в одночасье в большие начальники на "НТВ" и оставил нас с Ольгой Романовой в кадре в одиночестве, и Оля месяц одна вела в 21.30 главные новости на "РЕН ТВ", и мы всюду искали мужчину, который смог бы это делать. Мы взяли Ушканова, он замечательный журналист, все, но очень мягок на фоне резкой Ольги, и такой абсолютно объективной...

Анна Качкаева: Жесткой, я бы сказала.

Ирена Лесневская: И жесткой, да. Он, всю жизнь проработав на государственном радио, очень осторожен. Это были такие качели, неделя такая, неделя такая. И я судорожно искала человека...

Анна Качкаева: Но вы довольны премьерой Латыниной?

Ирена Лесневская: Нет, недовольна, и думаю, что в ближайшее время мы будем что-то конструктивно менять опять.

Анна Качкаева: То есть, она не новостийный человек?

Ирена Лесневская: Она замечательная, умница, тонкая, ироничная, желчная, какая угодно, но только не новостийщик. Конечно, это немножко была наша ошибка, хотя мы искренне хотели, чтобы у нее получилось, и я думаю, что Латынина и новости - это совершенно две разные вещи.

Анна Качкаева: То есть, все-таки она будет заниматься такой политической аналитикой?

Ирена Лесневская: То, чем она умеет, любит, что у нее хорошо получается и ради чего мы ее взяли.

Анна Качкаева: И так я понимаю, что Марьяна Максимовская наконец откроет дверь в нашу очень мужскую аналитическую тусовку - она будет вести итоговую программу?

Ирена Лесневская: Она будет вести итоговую программу. Она сейчас большой группой людей делает ее, и, я думаю, к 1 октябрю она выйдет в эфир.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Сергей Иванович: Ирена Стефановна, я ваш канал смотрю очень давно, еще когда его с трудом можно было поймать на дециметровом канале. И были сплошные эпитеты, как у предыдущей слушательницы. Но сейчас у меня пыл несколько поубавился. Смотрите, вы еще скажете о том, что у вас есть смелые программы, а я говорю, что были. Вспомните, Маша Слоним, великолепная программа была аналитическая, вспомните, Федоров, который приглашал западных журналистов и чужой взгляд на наши события -всех их тут же убрали. А вспомните, Алексей Симонов тоже потрясающую программу делал. Их нет, это три программы, которые я бы выделял, предпочитал их "НТВ"...

Анна Качкаева: Как вас зовут, представьтесь пожалуйста.

Сергей Иванович: Сергей Иванович.

Ирена Лесневская: Сергей Иванович, спасибо за вопросы и критику, но Алексей Симонов никогда не вел на "РЕН ТВ" ни одной программы. Что касается Маши Слоним, мы два года давали эту программу, и, к сожалению, мы должны думать не только об имидже, но и о деньгах. Мы сами зарабатываем, и рейтинг - великая вещь. Рейтинг Маши Слоним на нашем канале был очень низок. Это был абсолютно убыточный проект, который мы не могли потянуть. Это требовались командировки по стране, и так далее. Что касается Пети Федорова - это была программа, которую придумала, лично, я дала ей имя - "Реноме" она называлась, пригласила в свое время и Савика Шустера, и Петю Федорова, где должны были два человека, один от России, другой как бы с точки зрения Запада - представлять западные сюжеты и программы, которые рассказывали о России на Западе. Россия - глазами зарубежных корреспондентов. Так вот программа была два года в эфире, и не очень быстро мы ее закрыли. Первый год все было замечательно. А на второй год Петя Федоров так попал под гипноз западных журналистов, что русской точки зрения, российской точки зрения не было, даже когда шли сюжеты, которые абсолютно у всех вызывали море эмоций, кроме Пети.

Анна Качкаева: Видимо, отчасти поэтому он сменил место работы и теперь возглавляет русскую службу Euronews...

Ирена Лесневская: Да, уехал во Францию... Да. Поэтому нас обвинять в этом... И сегодня, когда практически не осталось ничего альтернативного, ну, все примерно одинаковые, запускать, лишь бы запускать - вот, мы такие фрондеры, мы против всех, знаете... Вот сейчас мы запускаем аналитическую программу Максимовской, нет задачи, что, "вот, единственная площадка, идите все к нам, все плохие, ужасные, очень государственные и несвободные", - Это не так, везде есть сильные и слабые стороны у журналистов.

Анна Качкаева: Тем не менее, посмотрите есть ощущение, что ваш канал до последнего времени, может, в этом сезоне что-то переменится, я смотрю, что сдвигается сетка, в первую очередь, в сторону национальных сериалов, в меньшей степени в сторону кино, но он выглядел такой кинобудкой - 3 сериала, 5 сериалов, два кинофильма, конечно, такая стратегия позволяет зарабатывать, но, ведь, в общем, это - тупик. Ведь вы сами говорите, что и сетевые каналы перестали друг от друга чем-то отличаться.

Ирена Лесневская: Нет, сетевые каналы как раз очень отличаются. "ТНТ" очень отличается от "РЕН ТВ", Петя Петренко сделал...

Анна Качкаева: Рома.

Ирена Лесневская: Рома Петренко сделал ставку на Нагиева, на "Окна", и так далее. На мой взгляд, это абсолютно... Не принято ругать своих коллег, такое телевидение может существовать тоже, и у них очень высокий рейтинг, они рванули очень хорошо...

Анна Качкаева: И вас обошли.

Ирена Лесневская: И нас обошли, очень близко подходят к "СТС".

Анна Качкаева: Подходят к "СТС" и "НТВ" уже.

Ирена Лесневская: Мы никогда не будем делать такое телевидение, маргинальное, на мой взгляд, несколько.

Анна Качкаева: Это маргинальное - вам кажется. С точки зрения аудитории оно как раз востребовано.

Ирена Лесневская: На здоровье. Должно быть много разного.

Анна Качкаева: "Так вам и надо" - вы хотите сказать?

Ирена Лесневская: Но опускать планку ниже цоколя, я просто, может быть, после меня и Дмитрия придут люди, которые это захотят сделать, пока мы сидим, так и будет.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Екатерина Изотова: Добрый день, меня зовут Изотова Екатерина Абрамовна, я из Ленинграда звоню, я что хотела сказать Ирене Стефановне, во-первых, спасибо за то, что она дала работу Максимовской и Юлии Латыниной - если она не будет вести вот эту программу новостную, кстати, спасибо вам большое за все ваши 24 часа, вот эти программы, то какую программу будет вести Латынина? Потому что это действительно замечательный человек и замечательный телевизионный человек, будем так говорить. И потом, в предыдущий час я сбросила вам информацию на пейджер...

Анна Качкаева: Да-да, я прочла.

Екатерина Изотова: Может, я хотела бы вот обратиться к Ирене Стефановне, вот так, чтобы дети у нас не вырастали хуже, чем Маугли, потому что Маугли вырос нормальным человеком, может быть, действительно стоит тогда какие-то часы выделять для того, чтобы показывали нашу классику. Не вот эти дикие сериалы, а нашу классику, например, нашу "Анну Каренину", нашего "Евгения Онегина"...

Анна Качкаева: Я благодарю вас. "Анна Каренина", кстати, запускается как новый сериал и римейк старого фильма на "России", как и "Идиот", насколько я знаю.

Ирена Лесневская: Что касается Латыниной - она не телевизионный человек совсем. Она замечательный писатель, журналист, экономист, она большая умница, и будет она вести свою "Реплику", как она это и делала на "ТВС". Что касается детей и классики - классики у нас достаточно много. Мы практически все классическое кино у себя показали, и продолжаем показывать, и у нас три с половиной часа в день мультфильмов, детских фильмов, мы показали абсолютно всю библиотеку наших мультфильмов, всю мы показывали ее уже, наверное, 5 или 6 раз, поэтому ее просто больше нет, просто невозможно по 10 раз показывать. Пройдет еще какое-то время - снова повторим.

Анна Качкаева: Я желаю успехов Ирене Лесневской и каналу "РЕН ТВ". Если говорить о телевизионном потреблении, о чем мы говорили с самого начала, то место России в телевизионном пространстве очень неопределенное, оно находится где-то между Западной Европой и Латинской Америкой. Мы любим по-прежнему сериалы, но в том числе и национальные, мы любим кинопоказ, и мы стали меньше смотреть новостей, но наши слушатели новости любят, и хорошие новости есть на "РЕН ТВ".

XS
SM
MD
LG