Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как от канала отличить канал?


Анна Качкаева: Как от канала отличить канал, когда одно и на то же на экране, реклама, террористы, телесериал и размышления вшивого о бане? Поездка президента в регион, реклама, спорт, менты, опять реклама, ответы на вопрос за миллион, спасает логотип в углу экрана", - это четверостишие - эпиграф к концепции канала "СТО", который вчера вышел в эфир Петербурга. Новый городской канал программируется самостоятельно. Там нет московских новостей, у каждого дня свой ведущий, короткие информационные выпуски называются "Две новости", основу которых, как следует из названия, составляют новость хорошая и новость плохая. Канал "СТО" декларирует настроение "капустника", но между стебом и иронией все остальное пока как у всех: сериалы, кино, утро, детские программы.

Еще один новый логотип - логотип первого российского бизнес-телевидения "РБК" появится завтра на спутниковых каналах "НТВ-Плюс", "Космос ТВ", в кабеле - "Конкор" и "Диво ТВ", на нескольких дециметровых каналах в регионах и на сайте агентства "Росбизнесконсалтинг" в Интернете. Температурная кривая рынка - основа нового телевидения, о том, что делается на торгах всего мира, зрителям "РБК" будут рассказывать каждые 30 минут. Половина сотрудников этой компании - профессиональные экономисты из банков и инвестиционных компаний. А сегодня начинается неделя массовых телевизионных премьер на каналах "Большой Тройки". "Первый покажет", - обещает "Первый". "НТВ осенью", - задумчиво констатирует "НТВ". На "России" премьерную неделю открывал Сергей Брилев. Накануне в воскресенье Сергей впервые провел программу "Вести недели". Я приветствую Сергея на Радио Свобода и поздравляю с первым эфиром в новом качестве и в новой студии. Внешне все вроде бы выглядело вполне пристойно, а что за кадром?

Сергей Брилев: Новая студия, наверное, является ключевой фразой во всей этой истории, потому что плох тот канал, который успевает все делать вовремя. В действительности график строительства новой студии был выдержан по большому счету. Но собственно моя первая трактовка - приведение студии в соответствие со мной, как камеры расставить и все остальное, случилась в ночь с субботы на воскресенье. Это означало, что с работы я ушел, при том, что по программе, по содержательной части где-то закончили работу нормально, часам к 11 вечера, как я и хотел, но студия продолжалась где-то до двух ночи, приехал я домой в три. Реакция переутомления, не мог заснуть, заснул в пол пятого, на работе нужно было быть часов в 10 утра... В общем, если честно, надеюсь, что последний раз вы меня видели в эфире таким сонным. как вчера, хотя, не знаю, было ли заметно внешне, но внутренне было тяжеловато, это правда.

Анна Качкаева: Сергей, ваш приход в итоговую воскресную программу, как мне кажется, первая и зримая демонстрация смягчения имиджа канала вообще.

Сергей Брилев: Да ладно...

Анна Качкаева: Вот как будто, знаете, расстегнули первую пуговицу наглухо застегнутого сюртука. Потому что и в заставках появилось что-то такое, из облика, "широка страна моя родная", леса, поля, горы...

Сергей Брилев: Ну и нормально.

Анна Качкаева: Как вам кажется, обновление программы и, видимо, канала, хотя вы так удивляетесь этому, будет только внешним. Или произойдут какие-то перемены по сути? Или ваша реакция такая означает, что я все-таки ошибаюсь, и никакое это не смягчение имиджа канала?

Сергей Брилев: Честно скажу, что я несколько запутался сейчас в собственных размышлениях, вот пока звучал вопрос. Потому что я представил себя со стороны. Меня обычно не узнают, когда я без костюма. Действительно я его люблю и хожу с галстуком всегда. При этом мозги у меня никак не в галстуке, наоборот, даже и расстегнуты, не на верхнюю пуговицу, а еще как-то. Вот самоощущение... Поэтому я, как сотрудник канала, причем один из старейших, между прочим, как это ни парадоксально

Анна Качкаева: Да, вы такой латентный государственник, вы не уходили никуда.

Сергей Брилев: Я действительно один из немногих, наверное, сейчас журналистов в Москве, которые не меняли телеканалы. Я работаю на телевидении с 1995-го года, и все это время я работаю на телеканале "Россия", в том или ином качестве. Так вот как-то из-за своей многолетней истории работы на канале я скорее, не канал делал меня, а я делал канал. Не хочу прозвучать громко.

Анна Качкаева: Вы хотите сказать, что время дозрело до таких милых денди, которые меняют солдат во франтов?

Сергей Брилев: Нет, суть в том, что как-то я, со мной никакую концепцию "расстегнутой пуговицы" никто не обсуждал, и вот сверхзадача мне - пуговицу у канала расстегнуть - не ставилась. Но если я лично ассоциируюсь с расстегнутой пуговицей и с какой-то не мягкой поступью мышления, а, условно говоря, с живостью, то замечательно в отношении меня. А то, что теперь мне доверили, поручили, попросили делать программу "Вести недели", и как бы в Вестях недели появился такой ведущий, наверное, это о чем-то свидетельствует. Но для меня лично это свидетельствует, что да, до недавних пор я вел ежедневные вести, теперь я веду "Вести недели". Вот буду их вести.

Анна Качкаева: Я о чем все-таки пытаюсь подобраться..

Сергей Брилев: Я понимаю, к чему вы подбираетесь?

Анна Качкаева: Потому что пока я вижу изменения, если это так, и если эти изменения действительно всерьез, такого внешнего фасада, чуть-чуть убрать холодность, чуть-чуть добавить страны, она действительно появилась с появлением местных включений, и лица появились другие, но, тем не менее, по сути, хотя программа вчера действительно выглядела более человеческой, как мне показалось, в исполнении, людей там было по-прежнему немного. У нас один президент, это такая экранная психотерапия, его должно быть много, я в данном случае не хочу спорить, государство везде пытается влиять на информацию, у вас государственный канал, но почему все-таки Блэр и Буш, с которыми вы, кстати, знакомы, не появляются в выпусках по 5-6 раз и блоками по 7 минут.

Сергей Брилев: Ну, Буш появляется, кстати. Я, когда недавно в Америке был, так получилось, что за этот год, меня ничего особенно с Америкой не связывает, а был что-то я раз 5 или 6 за океаном за последний календарный год, и включал там телевидение, и помните, мы это и с Джил обсуждали, в общем, то, что мы смотрим по "CNN International", здорово отличается от внутреннего "CNN", и Буша там хватает

Анна Качкаева: Ну, и от "Fox", ну хорошо...

Сергей Брилев: Возвращаемся к нашим реалиям, еще нам не хватало про американцев рассуждать сейчас. Я вам скажу так вот: я, как гражданин Российской Федерации с правом голоса, 12 декабря 1993-го года проголосовал против нынешней Конституции. Мне она откровенно не нравится. Она не парламентская и не президентская, она суперпрезидентская, и это меня смущало очень 12 декабря 1993-го года, когда я пришел на участок. При этом я человек законопослушный, и эта Конституция действует. Ее надо исполнять. Исполнение этой Конституции из-за того, что она суперпрезиденсткая, связано с тем, что очень многое в стране, непропорционально многое, в государственной машине жестко персонифицировано. Сейчас не вопрос о том, хороший президент, плохой президент. какой угодно президент. Президент, вот на должности президента Российской Федерации, завязано, у меня такое ощущение, под 90 процентов принятия важных, принципиальных для страны решений, которые в иной системе будет решать парламент, в другой чиновничество.

Анна Качкаева: То есть, в общем, его появление само по себе хорошая новость. Оно стабилизирует?

Сергей Брилев: Нет, я бы сказал так, я немножко к другому подводил, суть в том, что очень часто, когда мы начинаем разговор о политических делах или действительно таких делах, которые касаются всей страны, работы всего государственного аппарата, реформ и так далее, ни от кого, кроме президента, из действующей Конституции это вытекает, мы конечное решение не услышим.

Анна Качкаева: Ну хорошо, Бог с ним, с президентом, но вот вчерашняя программа, лодка утонула, это у нас август, к сожалению, и у меня сложилось такое странное ощущение, что, ей Богу, если бы президент не дал распоряжение, если бы министр Иванов не прилетел, если бы не дал нагоняй начальникам, если бы не приехал в госпиталь к этому офицеру и не вручил часы, вот я не уверена, что "Вести недели" доехали бы до этого моряка

Сергей Брилев: Между прочим, наш корреспондент разговаривал с ним.

Анна Качкаева: Правда, у вас у единственного он говорил.

Сергей Брилев: Да, наш корреспондент поговорил с Максимом Цыбульским до того, как к нему приехал министр обороны. Важный момент, между прочим. И может такой конкретный пример, он как бы некоторым образом рассыпает всю конструкцию вопроса. Но в вопросе абсолютная логика присутствует. Но не насчет того, освещали бы мы это. или нет. Освещали бы. У меня первым номером верстки подлодка появилась, как только это прошло по агентствам. Причем, подчеркиваю, на первом месте. Без всяких еще официальных реакций. Но посмотрите на ситуацию, я возвращаюсь к своей мысли о Конституции 1993-го года, вот последовательность событий дальнейших, связанных с тем, что происходило вокруг подлодки. Опять же президент дал поручение. Ну, Конституция такова. Так что, знаете, либералы, не либералы, без обращения к такому источнику, как президент Российской Федерации, сегодня его зовут Путин Владимир Владимирович, мы, пока эта Конституция действует, в новостях не обойдемся. Но если взять вообще программу, вчера у нас действительно было три Путиных, один с подлодкой, я только что объяснил почему, второй Путин у нас присутствовал в разговоре в администрации Сахалина, после того, что произошло, важнейшая история, кстати, я вам скажу, даже более того, в выпуске на дубле, который у нас выходит в полдень на Дальний Восток, у нас эта история стояла повыше по верстке, потому что это как раз Дальнего Востока вполне касается. И у нас была новость о переговорах в Италии. Причем в данном случае опять-таки Путину, к сожалению, это приходиться решать, а не нашим госчиновникам, которые могли вообще про это задуматься еще 10 лет назад, теперь Путин вынужден решать безвизовый проезд с Италией.

Анна Качкаева: Сергей, давайте закроем тему с президентом. И последний просто вопрос, потому что эти разговоры витают в останкинских коридорах и коридорах на Невском поле, хотя нет, там может не витают, там об этом знают, или нет, вы подтвердите или опровергнете, правда ли, что есть специальная бригада по синхронам Путина, и корреспонденты обычные не имеют права отбирать слова для синхронных репортажей?

Сергей Брилев: Вторая часть этого вопроса - неправда. Нет, это абсолютно живой процесс. Более того, при создании сюжетов про Путина, например, или с участием Путина, главное слово принадлежит выпускающей бригаде выпуска, корреспондентам, выпускающей бригаде, так что это многогранный процесс, с большим количеством участников. Да, есть несколько человек, речь идет о трех, в задачу которых входит обработка пула. Но, на самом деле, это пул с Путиным разгоняется на все каналы. Объемы большие. Почему - я объяснял 2-3 минуты назад, и есть группа наших сотрудников, которые действительно специализируются на том, чтобы эти пулы принимать, расписывать, расшифровывать, выбирать, и так далее...

Анна Качкаева: Согласовывать, и уточнять, что куда пойдет - тоже в их обязанности входит?

Сергей Брилев: Ну, если это речь идет о выпуске, то, знаете, вот выпуск - он рисует верстку, в этой верстке появляется, например, вот, сегодня что-то такое произошло с участием президента. У нас есть служба координации. Есть вот этот подотдел, как хотите называйте, группа рабочая. Мы им звоним: "Вот, ребята, эта штука нас интересует". Они быстро ее находят. На самом деле - обычный рабочий момент

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Любовь Константиновна: Любовь Константиновна, Москва, врач. Я не вопрос, а выскажу мнение. Я вам скажу, что я не смотрела "Россию" предыдущую, перед Сергеем.

Анна Качкаева: Евгения Ревенко?

Любовь Константиновна: Да. За предательство его "НТВ", его просто ненавижу. Брилева я буду слышать с удовольствием. Обаятельный, внимательный, какой-то такой входящий в дом.

Сергей Брилев: Спасибо большое.

Анна Качкаева: Милый.

Сергей Брилев: На самом деле, спасибо вам большое. Приятно было это дело услышать. Но главное, давайте будем обращать внимание на содержание программы. Хочется, чтобы она была интересной. Даже решусь пообещать это дело.

Анна Качкаева: Хорошо, как вы все-таки видите своих новых зрителей? Зрители у этой программы явно будут новые. Это даже видно по звонку нашей слушательницы. Чем ваши зрители отличаются от зрителей Парфенова и Познера?

Сергей Брилев: Аня, давайте я начну с мысли, жуткой, самоубийственной и, наверное, что вы, что зрители подумают, что я сошел с ума, потому что копаю сам себе могилу, но мое ощущение заключается в том, что странному русскому изобретению, под названием "воскресная информационно-аналитическая программа", которое возникло 10-11 лет назад, абсолютно разумному в ту эпоху...

Анна Качкаева: Приходит конец, я с вами, в общем, согласна.

Сергей Брилев: Приходит потихонечку конец. Сказав это, я должен опустить руки и убегать - чего ради я за нее взялся? Нет, сейчас этот формат еще востребован, и я даже сейчас объясню, почему. И это же объяснение, почему этому приходит конец. Смотрите, нормальный человек, нормальный, не политический гурман, а абсолютно нормальный человек приходит с работы, посмотрел новости, узнал, что произошло за день. Если этот нормальный человек живо интересуется происходящим в стране, хочет узнать подробности, он завтра купит газету, хотя бы потому, что на первой полосе широкоформатной газеты буквами вмещается содержание всего выпуска аналитической воскресной программы, а в газете полос 12. Однозначно из газеты узнаешь больше.

Анна Качкаева: Ну, Сережа, страна у нас большая, регионы.

Сергей Брилев: Вот-вот. А газетный рынок рухнул. Посему массового читателя у газет нет. Массовый тираж есть у телевидения, и ресурс на телевидении, конечно, огромный, несравнимый с газетами. И денежный, и человеческий, и технический. Поэтому-то, в общем, и есть вот этот формат воскресный, в частности, поэтому, потому что в нем люди узнают то, что могли бы узнать из газет, если бы был нормальный газетный рынок. Если как бы этот рынок будет расти, то, честно говоря, автоматически зрителей у таких программ будет меньше.

Анна Качкаева: Тем не менее, вы же знаете, и в вашей любимой Англии, и Америке, и во Франции, этих программ нет в воскресенье, но кое-какие программы есть в воскресенье днем, это разговор, или поздний вечер пятница.

Сергей Брилев: Я же не случайно, когда говорил про отмирание этого формата, упоминал все три прилагательных: "воскресная", "информационно-аналитическая" и "вечерняя". Да, там действительно есть утренние, это, как правило, утренний разговор с каким-то там наиболее ярким политиком, или каким-то общественным, культурным деятелем, кем угодно, человек недели, набирается несколько, и их приглашают, но пока в силу того, какой у нас рынок средств массовой информации, как страна воспринимает себя, каковы традиции на телевидении, этот формат воскресный, конечно, будет существовать. Я не знаю, сколько лет ему осталось. Я в действительности думаю, что мы говорим о каком-то количестве лет, после чего будет некая смена жанра. Пока это есть, отвечаю на ваш вопрос, как я представляю себе зрителя: это зритель канала "Россия", который сложился.

Анна Качкаева: Нет, вы видите, судя по звонку слушательницы, это не только зритель канала "Россия".

Сергей Брилев: Ну-ну, значит, звонок слушательницы с замечательным московским, интеллигентным голосом сразу вам представляется, как голос человека, который не смотрит телеканал "Россия"? Неправда. У нас, между прочим, у тех же "Вестей" доля поднялась с 14 до 19 процентов за последний год.

Анна Качкаева: Это правда. Вы подобрались к "Первому каналу", но уверяю вас, что зрители "НТВ" и "ТВС", наверное, расползлись по некоторым другим каналам.

Сергей Брилев: Где как. Мы можем говорить о разных тенденциях. Например, я вам скажу, что у программы Вести всегда проседание по рейтингу в пятницу вечером. Почему? Потому что смотрят "Свободу слова". А где же тогда этот зритель с понедельника по четверг? Он "Вести" смотрит... Это все спорные дела. Я себе представляю зрителя программы зрителем "России", ставьте в кавычки Россию, или без, неважно, российским зрителем, который сможет оказаться кем угодно. Может оказаться милейшим человеком, которого мы только что слышали в эфире, замечательный московский, интеллигентный, знакомый мне тип, это может оказаться оленевод из Эвенкии, это может оказаться студент из Санкт-Петербурга, бизнесмен из Ростова, или житель дальнего аула, до которого чудом долетает телесигнал. На самом деле, это может оказаться кто угодно. Посему в программе упор делается, если посмотреть на то, что из себя представляли, представляют и будут представлять в этом смысле "Вести недели" упор делается на крепкий репортаж. У нас будет, безусловно, много политики и, учитывая предвыборный сезон наступающий, с количеством проблем не будет, будут проблемы с качеством. Заявка - вчерашнее интервью с Вешняковым, где мы обсуждали правила предстоящей борьбы. Уверяю вас, что политиков и политики будет в эфире много, но будет много и сюжетов, условно их назовем "народных", сюжетов, которые касаются всех. Потому что зрители у нас разные, их интересуют совершенно разные вещи. Если для одного важно, что сказал Вешняков, для другого важны совершенно иные вещи.

Анна Качкаева: Ну что же, я желаю вам успехов, особенно в предвыборном сезоне, поскольку вы никогда не были во время предвыборных кампаний в эфире.

Сергей Брилев: За последние две не был, это правда.



Анна Качкаева: Как от канала отличить канал, когда одно и на то же на экране, реклама, террористы, телесериал и размышления вшивого о бане? Поездка президента в регион, реклама, спорт, менты, опять реклама, ответы на вопрос за миллион, спасает логотип в углу экрана", - это четверостишие - эпиграф к концепции канала "СТО", который вчера вышел в эфир Петербурга. Еще один новый логотип - логотип первого российского бизнес-телевидения "РБК" появится завтра на спутниковых каналах "НТВ-Плюс" и "Космос ТВ", в кабеле "Конкора" и "Диво ТВ", на нескольких дециметровых каналах в регионах и на сайте агентства "Росбизнесконсалтинг" в Интернете. О том, что делается на торгах всего мира, зрителям "РБК" будут рассказывать каждые 30 минут. Сегодня начинается неделя массовых телевизионных премьер на каналах "Большой тройки". "Первый покажет", - обещает "Первый". "НТВ осенью", - задумчиво констатирует "НТВ". И "Красная стрела" вместе с Хрюном и Степаном отправляется сегодня в новый сезон четвертого канала. Премьера недели и у Кирилла Набутова, уже не в качестве ведущего, а в качестве генерального продюсера телекомпании "НТВ". Что такое генеральный продюсер? Это такой управленец со вкусом, который понимает в творчестве и при удачном стечении обстоятельств, приличном количестве денег и точно выбранных для производства программах добивается того, чтобы у канала было свое неповторимое лицо. Приветствуя Кирилла в нашей студии, я сразу уточняю, правильно ли я оцениваю и описываю круг ваших обязанностей?

Кирилл Набутов: Я бы попросил повторить еще, потому что список обязанностей, требующихся для продюсера, очень велик.

Анна Качкаева: Пожалуйста. Удачное стечение обстоятельств. Приличное количество денег. Точно выбранные для производства программы. Вкус телевизионный. И тогда у канала неповторимое лицо.

Кирилл Набутов: Удачное стечение обстоятельств и удачное количество денег, я бы так сказал. Поскольку ни для кого не секрет, что все-таки телевидение это рынок. В течение последнего десятилетия или чуть больше все мы неожиданно для себя это открывали, кто быстрее, кто медленнее.

Анна Качкаева: Так что вы за канал-то делаете, как продюсер?

Кирилл Набутов: Во-первых, я должен сказать, что на "НТВ" у нас нет должности "генеральный продюсер", есть должность "главный продюсер".

Анна Качкаева: Хорошо, ну, извините, "главный продюсер". Генеральный, а то как сразу генсеком отдает.

Кирилл Набутов: Ну, все правильно. Нужны и деньги, нужно стечение обстоятельств, нужно определенное стечение обстоятельств, нужна определенная удача, или где-то точное угадывание того, что "покатит" в этом сезоне. Главная штука в том, чтобы чуть-чуть предвосхитить ожидания, чуть-чуть опередить мэйнстрим, как говорится по-русски.

Анна Качкаева: Так вот, нашим слушателям я задаю вопрос: что вы ждете от канала "НТВ" в наступающем сезоне? Кирилл, у каждого продюсера, в нашей студии был уже не один продюсер или руководитель канала, есть свое представление о новом сезоне. Вот каким вы его видите?

Кирилл Набутов: Мне кажется, что этот сезон будет для "НТВ" таким эпохальным, что ли, я не знаю, от слова вехи какой глагол, веховым?

Анна Качкаева: Смена вех?

Кирилл Набутов: Сменовеховским - нет. Именно вот без смены. Ни для кого не секрет. События, которые происходили вокруг "НТВ", на "НТВ" в течение двух последних лет, начиная с сезона 2000-2001-го года, все реально понимают, что такие пертурбации мощные, которые потрясают любую организацию, тем более телеканал, они бесследно не проходят. Смена руководства, уход большого количества людей, которые были воспитаны и объединены единым тематическим, вкусовым подходом к жизни, который многие просто воспитались, выросли на "НТВ", я имею в виду, в первую очередь, информационную службу "НТВ", которая делала основную славу канала, не секрет, что все это бесследно пройти не могло. Сначала одна перемена руководства, потом другая перемена продюсеров, и поскольку все это делается на колесах, никто не дает паузы, чтобы можно было бы полгода строить все с нуля, то, естественно, что на пользу НТВ в этом смысле, в креативном, я бы сказал, эти события двух последних лет не пошли. В то же самое время, с учетом огромного роста рекламного рынка, "Первый канал" и получающий серьезную поддержку государства "РТР" наращивали обороты.

Анна Качкаева: Но "СТС", например, выбирает для себя некую развлекательную нишу, говоря о "Фабрике звезд".

Кирилл Набутов: "СТС" выбрал для себя такую нишу давным-давно, и у них и выбора такого не было.

Анна Качкаева: А "НТВ" было информационным каналом... Что за телевидение вы делаете?

Кирилл Набутов: Я скажу по очереди. Что касается "СТС", то они давно себя провозгласили первым развлекательным телевидением, и не секрет ни для кого, что "Фабрика звезд", и другие проекты, скажем, не "Беглец", а "Перехват" появляются на "СТС" в результате очень тесной дружбы каналов, я имею в виду, "СТС" и "Первого". "НТВ" в этой ситуации, естественно, будет кооперироваться с каналом "ТНТ", насколько это возможно, поскольку будет входить в единый медиа-холдинг, а наша задача, которая стоит на сегодняшний день: не потерять своего зрителя, естественно, побороться за зрителя, который ушел с канала "ТВС", почившего, к сожалению, в бозе раньше времени, называя вещи своими именами, зрителя городского, более образованного, с более высоким, чем, наверное, средний по стране уровнем жизни, интересующегося в большей степени качественной информацией, серьезными новостями и, так сказать, более продвинутого, интеллектуального.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Артур: Добрый день, меня зовут Артур. Кирилл, у меня такой вопрос: спасибо, что на канале появятся снова Хрюн и Степан, скажите пожалуйста, а вообще будет такая анимация полуполитическая, или даже политическая, потому что, если честно, я, конечно, понимаю, что политика не должна все занимать, но все-таки какое-то телевидение беззубое стало, если честно, так любят нашего президента.

Кирилл Набутов: Как я должен понимать вопрос? Будут ли Хрюн и Степан ругать президента?

Артур: Нет, почему. Я просто говорю: изменится ли их позиция, по жизни, или же они будут такими же зубастыми, как были?

Кирилл Набутов: Я думаю, что они будут в меру зубастыми. Будут ли они такими же зубастыми, как были, я думаю, надо спросить у Хрюна и Степана. Я думаю, что в условиях Качкаевой, хозяйки этой студии, будет возможность пригласить Хрюна и Степана, завтра, например, или в любое удобное время, когда они отойдут после первого возлияния по поводу первого отправления "Красной Стрелы".

Анна Качкаева: Тем не менее, вы говорите, что это более продвинутый, более, наверное, все-таки политизированный зритель, потому что он нуждается в разного типа информации, или нет?

Кирилл Набутов: Я не сказал слово "политизированный", потому что ощущение, что в целом в стране народ от политики изрядно подустал.

Анна Качкаева: Подустал. Тем не менее, вы говорите об аудитории ТВС. Это аудитория такая фрондирующая,

Кирилл Набутов: Это аудитория "ТВС", это в прошлом аудитория "НТВ", которая поддерживала в силу тех или иных причин, своих знаний или, наоборот, незнаний. те лозунги, с которыми уходила часть команды старого "НТВ" на "ТВ-6", с "ТВ-6" на "ТВС", назовем ее командой Евгения Киселева и всех его единомышленников. И, естественно, после того, как "ТВС" закрылся, эта аудитория стала искать каналы, наиболее подходящие ей по духу и характеру. Наша задача - чтобы большая часть аудитории "ТВС" вернулась на канал "НТВ". Как нам это удастся сделать? Ну, сегодня, 1 сентября, нам об этом рано говорить

Анна Качкаева: Ну, как сказать, уже, например, тенденция есть. Мне кажется, что если, не знаю, согласитесь со мной, или нет, "Свобода слова" в записи - это нонсенс.

Кирилл Набутов: Вы намекаете на то, что таким образом исключено свободное волеизъявление и передачи будут резать, кромсать?

Анна Качкаева: Я ни на что не намекаю. Я просто...

Кирилл Набутов: Я объясняю, в чем дело. Вопрос понятен, что называется, и подоплека вопроса тоже понятна. Говорю, как есть. В это вы, может, не поверите, но, во-первых, существует такое понятие, как дубли или орбиты, вещание на орбиты, в нашей стране, у нас, не то, что к сожалению, исторически, страна ориентирована с Запада на Восток, а не с Востока на Запад, как в Америке. Поэтому нам приходится, выходят, скажем, в эфир в 9 часов вечера, мы понимаем, что 9 или 6 часов утра на Дальнем Востоке. Так вот, передача "Свобода слова" будет записываться для региона европейского, а на Дальнем Востоке ее будут видеть в абсолютно прямом режиме. То есть, фактически, это будет с пленки, но фактически идти без купюр и идти впрямую.

Анна Качкаева: Всегда известно, что когда что-то записывается...

Кирилл Набутов: Нет-нет, я понимаю, что когда что-то записывается, так и тянутся руки...

Анна Качкаева: На самом деле, это претензия не только к "НТВ", потому что, мне кажется, все форматы в этом году будут очень аккуратно...

Кирилл Набутов: Вы обратили внимание, что прямого эфира довольно мало будет.

Анна Качкаева: Вот-вот, 70-е годы.

Кирилл Набутов: Ну, назовите это 70-ми годами, если хотите, или началом 80-х, концом 80-х. Вообще, телевидение тяготеет сейчас к новым форматам, слиянию документальных фильмов и реалити-шоу так называемых, какому-то симбиозу, в основном, это все к нам приходит из-за бугра, но, тем не менее, они невозможны в живом эфире. Я согласен, хотелось бы видеть передачу "Свобода слова" с Шустером или передачу "Барьеры" с Соловьевым, чтобы можно было позвонить, обругать того или другого, левого или правого, фамилию не называю в предвыборные месяцы, но технологически у нас просто не хватает студий, чтобы все передачи поместить.

Анна Качкаева: Тем не менее, наши слушатели спрашивают, будут ли изменения в новостных передачах, непонятно, какие именно изменения имеются в виду, но, может, вы ответите на этот вопрос?

Кирилл Набутов: Изменений в худшую сторону не будет, гарантирую. Более подробно обращайтесь к Александру Герасимову, первому заму директора "НТВ" и директору информационной службы.

Анна Качкаева: Кирилл, если судить по сетке, которую я подержала в руках прежде, чем встретиться с вами, то вот вашей руки, честно говоря, в этой сетке пока не видно. Я объясню, что имею в виду. В ваших программах, когда вы вели "Яблоко", "Один день", "Застеколье "и замечательную "Энциклопедию Петербургскую", на мой взгляд, одну из самых сочных бытописательсикх историй, нет вот того, что в раннем вашем телевизионном прошлом называли "мужским телевидением" - много энергии, такого "экстрима", канал выходит какой-то такой вяловатый, ни то, ни се. Судя по сетке - все прежнее. Прежний Гордон, прежний Парфенов, вот советник Кончаловский насоветовал много ночного эфира и себя, и жену, и так далее.

Кирилл Набутов: Насчет себя в каком смысле?

Анна Качкаева: То есть, его не будет в эфире? Он только дам туда в ночь?

Кирилл Набутов: Его жена Юлия Высоцкая будет вести свою кулинарную программу, но она будет не столько в ночи, сколько в дневное время.

Анна Качкаева: "Ночные музы" там есть.

Кирилл Набутов: "Ночные музы" - это ночной канал. Мы пробуем как бы по-своему посмотреть на ночной эфир

Анна Качкаева: Что в этом во всем вашего, Кирилл?

Кирилл Набутов: Вы хотите спросить, какие мои передачи пойдут?

Анна Качкаева: Да нет, это следующий вопрос. Вот мы же с вами поговорили о том, что такое главный продюсер - это такой симбиоз. Вот что вы делаете с сеткой?

Кирилл Набутов: Я хочу сказать сразу, что, во-первых, я работаю на канале не один. Это раз. Второе: прийти, начать махать шашкой, не разобравшись с ходу, как функционирует канал, какие есть сложности и какие подводные течения, глупо же скрывать, что, как в любой организации, есть масса внутренних проблем...

Анна Качкаева: То есть, пока еще много начальников, все между собой не разобрались?

Кирилл Набутов: Дело не в том, что много начальников и все не разобрались между собой. Начальников нормальное количество, и отношения между ними вполне нормальные и рабочие. Но просто-напросто шашкой махать проще простого. Цена ошибки слишком велика. Кто-то, не помню кто, говорил, что федеральный канал не имеет права ошибаться. Если проект "сырой", если он делается, но не получается, "пилот" сделали, не получилось, в конце концов, другой проект готовили...

Анна Качкаева: Много сделали таких "пилотов"?

Кирилл Набутов: Конкуренты перехватили в последний момент, просто тупо перекупили, узнав, такое тоже бывает. Что делать? Лучше не портить, чем выходить с неготовым. Подождать чуть-чуть.

Анна Качкаева: Хорошо, а вы-то сами что-то будете делать в эфире.

Кирилл Набутов: В качестве лица?

Анна Качкаева: Да.

Кирилл Набутов: Если разрешит начальство.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Ногаев: Добрый день, это слушатель Ногаев, москвич. Я хочу сказать очень коротко: пока нынешний будет президент Путин, у нас не будет телевидения свободного.

Анна Качкаева: А что вы имеете в виду под "свободным телевидением"?

Ногаев: Я имею в виду, то, что нравилось "твсникам", то, что нравилось "нтвшникам", зрителям, я имею в виду, и слушателям, сейчас этого нет.

Анна Качкаева: Но чего?

Ногаев: То, что мне нравилось, у меня отняли.

Кирилл Набутов: Вы можете конкретизировать?

Ногаев: Конкретизировать? Пожалуйста. Да все что угодно. Эти самые Хрюн Моржов, потом Виктор Шендерович, потом сам Киселев и Соловьев, вот эти передачи все исчезли.

Кирилл Набутов: Как исчезли? Мы же только что говорили. Господин Ногаев, мы только что об этом с госпожой Качкаевой говорили, что Хрюн и Степан с сегодняшнего дня выходят на "НТВ".

Ногаев: Вы говорите о другом.

Анна Качкаева: Давайте посмотрим. А вдруг окажутся такими же.

Кирилл Набутов: То есть, вы хотите сказать, что это будет менее острая политическая сатира, чем она была раньше?

Ногаев: Безусловно.

Кирилл Набутов: Возможно. Давайте посмотрим, все что могу сказать. Соловьев выходит в эфир с двумя программами на канале "НТВ", одна из них называется "К барьеру", выходит в четверг вечером, другая называется "Апельсиновый сок", выходит утром в воскресенье. Что касается Евгения Киселева, то, в частности, сегодня вечером у меня встреча с одним из его коллег по поводу того, как, в каком виде, в каком объеме программы Евгения Киселева могут быть на НТВ, Киселев сейчас, насколько я знаю, в отпуске. Мы с ним разговаривали по телефону неделю назад, я из этого никакого секрета не делаю. Этот вопрос в стадии проработки.

Анна Качкаева: Еще у нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Александра: Александра, Москва. Добрый день, в предыдущем эфире, мне кажется, и в некоторой мере это относится и к нынешней передаче про телевидение, говорили о так называемой "расстегнутой пуговице".

Анна Качкаева: Это мы с Брилевым обсуждали, что появление его в эфире - вроде бы как расстегнули сюртук на государственном телевидении.

Александра: В силу того, что "НТВ" теперь по факту тоже государственное, у меня возникает такое сравнение, что пуговица расстегнута и на том канале, и на этом, и на пионерской рубашке сына секретаря райкома. Такое сравнение.

Кирилл Набутов: Я не совсем понял, это ваша реплика, мнение, или вопрос?

Александра: Это мнение. В общем, сервильность досадная, и я полностью согласна с ведущей, что вы были ярким, необычным, и слишком мало надежды, что что-то из этого сохранится. А так - большое спасибо, вы были очень милым.

Кирилл Набутов: Спасибо большое. Начет "милым" - вы имеете в виду "НТВ" или меня?

Анна Качкаева: Вас имели в виду. Кирилл.

Кирилл Набутов: Так я и сейчас остаюсь таким.

Анна Качкаева: Если начальство разрешит, то, может, Кирилл Набутов...

Кирилл Набутов: В каждой шутке есть доля шутки. Набутов, на самом деле, не очень милый. Мне одна коллега сказала, мы с ней познакомились, когда я пришел на "НТВ", она сказала: "Когда я смотрела тебя в передаче "Один день" или в шоу "За стеклом", я подумала, какой это мачо, такой циничный, глумливый наверняка, внутри разнузданный, оказывается, я ошибалась", - я страшно горд. Так вот, насчет "начальство разрешит". Я действительно совершенно искренне говорю, что если человек приходит работать куда-то в команду на совершенно определенную должность или позицию, и эта должность называется не ведущий телепрограммы, или автор сценария, или режиссер, а называется продюсер, то первоначально нужно выполнять эту работу. Если от нее остается время, то, пожалуйста, на общих основаниях, или если того требуют интересы канала... Вот и все.

Анна Качкаева: Кирилл, все-таки вы же успешный телевизионный ведущий, автор, действительно человек способный, это признают и наши зрители, и работы ваши доказали это, что вам захотелось в продюсерство-то податься? Власти что ли не хватало?

Кирилл Набутов: Да нет, я как раз совсем не властный человек. И вам, Аня, прекрасно известно, чем я занимался до этого. Вы сейчас улыбаетесь, этого не видят наши радиослушатели. Собственно говоря, я продюсерством с 1990-го или 1991-го года занимаюсь. Но это просто немножко другая форма продюсерства - работа на канале. Вот и все.

Анна Качкаева: Ну что ж. Мы, к сожалению, должны уже с Кириллом расставаться. Я надеюсь, что когда он войдет в роль и действительно мы увидим фирменную руку, у нас будет возможность встретиться в этой студии. Я просто хочу Кириллу напомнить одну его цитату, не знаю, помнит ли он, в одном из интервью он говорил: "Качественное телевидение это, прежде всего, хорошо сделанное телевидение, порядочное по отношению к аудитории. Я надеюсь, что таким вы и будете стараться делать новое "НТВ".

Кирилл Набутов: Спасибо. Будем стараться.

XS
SM
MD
LG