Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

15-летие начала показа "Рабыни Изауры" и современные российские сериалы


На минувшей неделе исполнилось 15 лет с того дня, когда в эфире еще советского телевидения показали первую серии "Рабыни Изауры", и слово "фазенда" навсегда вошло в быт советского человека. Так начиналась эпоха телевизионного "мыла" и, начиная с 90-х годов, телесериалы стали одним из главных блюд в ежедневном телеменю российского зрителя. Именно этот тип программирования претерпел самые резкие изменения за последние 10 лет. Вот данные доклада о российском телевидении для Европейской аудиовизуальной лаборатории. Итак, в 1997-м году значительный процент сериалов на российском телевидении приходился на "мыльные оперы" из Бразилии, Венесуэлы, Мексики, Европы и США. 90 процентов российской продукции составляли старые советские сериалы 70-х 80-х, например, "17 мгновений весны". Начиная с 1997-го года, в эфир ведущих телевизионных каналов хлынули русские сериалы из криминальной жизни. Но даже в 1999-м в лучшее вечернее время 6 ведущих российских каналов показывали 28 европейских, 20 советских, 10 российских и 41 американский сериал. В 2001-м году положение коренным образом изменилось. Российских сериалов идущих в прайм-тайм стало 46, американских 17, европейских 21, советских 0,5. На следующий год тенденция стала еще заметнее, среди 100 самых популярных передач 2002-го года 25 составили сериалы, и все - российского производства, в том же 2002-м году канал "Россия" прекратил показ своего сериального чемпиона "Санта-Барбара", освободив киновремя для показа российской продукции. Без учета повторов любому каналу из "большой тройки" - "Первый", "Россия", "НТВ", сегодня требуется не меньше 300 часов в год.

По данным специализирующейся на производстве сериалов компании "А-Медиа" в России в последние два года производится 1300 часов сериалов. В 2003-м году люди актеры, режиссеры, сценаристы, продюсеры, занятые на сериалах, получили самое большое количество призов национальной телевизионной премии "Тэфи": 7 за телевизионный художественный фильм "Идиот", и одну за сериал "Бригада". Александр Акопов - один из тех людей, которые сильно способствовали сериальному буму в России, президент компании "А-Медиа", где создавались многие отечественные сериалы, в том числе нашумевшая "Бригада" и новая 200-серийная "Бедная Настя". Сегодня Александр в нашей студии, я приветствую вас, а также моих коллег Евгения Кузина, газета "Газета", и Александра Мельмана, газета "Московский Комсомолец".

Продюсер - это человек, который рискует своими, а не заимствованными деньгами, откуда российский продюсер их берет?

Александр Акопов: Ну, вообще продюсер - человек, который рискует во всех случаях, потому что чужие деньги тоже не дают просто так. Скажем, "Бригада, и "Идиот" делались на деньги государственного телевидения, как и все, пока я работал на канале "Россия", это еще более ответственно, чем пользоваться частными деньгами. Значит, на сегодняшний день у нас есть счастливая возможность привлекать заемные средства частных инвесторов, и так далее. Это на сегодняшний день два источника финансирования, плюс, конечно, некие предпродажи каналам, которые мы делаем.

Анна Качкаева: Александр, ваша биография, биография ваших друзей, тоже вполне достойна сериала, я не могу об этом не сказать, потому что иначе наши слушатели не совсем может до конца понимают, что вы за персонаж на российском телевидении. Вы - инженер-строитель и, так же, как ваши друзья, Юрий Заполь, владелец и руководитель крупнейшего рекламного агентства "Видео-Интернейшенел" и министр Михаил Лесин. На телевидение вы попали раньше своих коллег, была такая программа "Веселые ребята", вы тогда служили редактором знаменитой молодежки на ЦТ, потом были кооперативы и проведение КВН на коммерческой основе, создание "Видео-Интернейшенел", ваше руководство каналом "Деловая Россия" и дирекцией программ канала "Россия". Я, как понимаю, с друзьями и коллегами Заполем и Лесиным вы, наверное, в разное время сходились, расходились, ссорились, мирились, но деловых отношений не прерывали, и все в итоге остались друзьями и преуспевающими людьми. И уже после "Бригады" вы сказали, что, с предыдущими 15 годами вы рассчитались, и теперь все ваши работы будут только о будущем России. Я сейчас не о будущем, об этом мы поговорим, но можно ли спросить и можно ли сказать, что "Бригада", в каком-то смысле - сериал про вас и ваших друзей?

Александр Акопов: Это сериал, в общем, обо всей нашей стране, безусловно, потому что мы пережили такой дикий период, надеюсь, пережили и прошли дикий период смены общественно-экономической формации в нашей стране. Как всегда в России это было сделано с максимальным прохождением всех возможных экстремов. "Бригада" - это безусловно некий образ той системы взаимоотношений в рамках бизнеса и сопутствующей системы человеческих отношений, которая во все годы, на мой взгляд, очень сильно характеризовала эту микроэпоху, назовем ее так. Просто в условиях дикого капитализма еще больше ощущается необходимость иметь действительно близких друзей, на которых можно положиться. Кого-то портят успехи, кого-то не портят, к счастью.

Анна Качкаева: Деньги и власть тоже портят.

Александр Акопов: Деньги и власть тоже портят. Нормальных людей не портят никогда, ни деньги, ни...

Анна Качкаева: В общем, это про вас тоже?

Александр Акопов: Надеюсь да. В общем, я считаю, что нормального человека не должны портить ни успехи, ни неудачи, ни богатство, ни бедность.

Анна Качкаева: Тогда, Александр, это так страшноватенько, потому что все-таки финал этого сериала такой опасливый и, на мой взгляд, вы знаете, споры об этом не прекращались весь год, все-таки заставляет любить очень талантливого, способного, умного, креативного преступника.

Александр Акопов: Преступника, безусловно.

Анна Качкаева: Это как-то не очень нравственно.

Александр Акопов: Скажем так, точно так же, как в сериале "Крестный отец", или в художественном фильме "Однажды в Америке" - мы не скрываем генетического родства "Бригады" с этими произведениями, надеюсь, искусства все-таки, да, здесь есть отрицательные персонажи, но главное в "Бригаде", по-моему, другое. Что даже в этих, казалось бы, самых жестких условиях существования плечо друга - это единственное, на что можно на самом деле рассчитывать, кто друг, кто не друг, тоже выясняется не сразу. И уж тем более такие вещи в более, скажем, спокойном масштабе существуют в банках в любых других фирмах, где, к счастью, в 99 процентах бизнеса все-таки люди друг друга не убивают, но подставляют, обманывают. У них есть конкуренты, жесткие конкуренты, и так далее. Поэтому "Бригада" - это не более чем образ, это очень правдивый образ. Потому что эти организации в нашей стране существовали, сейчас, я надеюсь, они достаточно серьезно трансформировались, но модель взаимоотношений во многом сквозная, она пронизывала все, начиная от Кремля и кончая палатками на рынке.

Анна Качкаева: То есть, в отличие от режиссера "Бригады" Сидорова, вы не считаете что это сериал о потерянном поколении?

Александр Акопов: Я не считаю, что это поколение потеряно. Безусловно, там герои Безрукова, эти ребята, они действительно потеряны, потому что однажды войдя в ту воду, в которую они вошли - там, как говорят в тех случаях, вход рубль, выход два, для них конкретно эта ситуация крайне тяжелая. Но я очень надеюсь, что страна сегодня этими болезнями переболела... Если говорить, за это время было создано очень много вещей, где просто стреляли, просто бегали, как бы используя эту тематику как фон. Все то, что мы сделали, для меня лично как бы отвечает на вопрос, что мы прошли за последние 15 лет, и сейчас действительно хочется думать о будущем.

Александр Мельман: Я так полагаю, что вопрос, я бы хотел спросить вас по поводу, вы называли Безрукова, и вообще, не считаете ли вы, что вот сериал, скажем, "Менты", который - вот когда упоминали 10-летие "НТВ", многие наши коллеги они говорили, что "НТВ" - это и "Менты", в том числе, кроме новостей. Сейчас идут многочисленные повторы "Ментов", в общем, они, по-моему, смотрятся очень плохо, я хотел бы вас спросить, например, об актерах, которые становятся заложниками в таком случае. Те же самые "Менты" - на них сейчас просто жалко смотреть. Не считаете ли вы, что те люди, которые сыграли в "Бригаде" и которые были сверхпопулярны - скоро также мы будем их жалеть?

Александр Акопов: Что касается Безрукова и других ребят из "Бригады" - они просто очень талантливые актеры, у них нет, скажем, никаких совершенно проблем в театре, на сцене, где Безруков замечательно работает, и остальные ребята тоже сейчас испытывают себя в новых амплуа, поэтому я надеюсь, что останется просто известность, которая никогда не вредит актерам, а ребята найдут себя и в других образах тоже. Я не знаю, давайте спросим Тихонова, приятно ли ему жить Штирлицем всю жизнь.

Александр Мельман: Я думаю, не очень.

Александр Акопов: Тем не менее, кто знает...

Анна Качкаева: Я всегда смотрю, ведь режиссер Бортко был режиссером и "Бандитского Петербурга", и "Идиота", и ничего.

Александр Акопов: А тут, к сожалению, обратная зависимость, чем лучше получается образ, тем прочнее он цепляется к актеру, и дальше с этим довольно сложно.

Анна Качкаева: Я просто думаю, что здесь есть другая тема. Бесконечная повторяемость этих лиц, которые перетекают из сериала в сериал, и ты не понимаешь, он в один час и на одном канале бандит, на другом - врач, на третьем - психолог, и так далее.

Александр Акопов: Абсолютно. Это действительно беда нашего телевидения, которая имеет свои корни в последние 10-15 лет, когда, мягко говоря, актерские профессии, вообще творческие профессии не считались чем-то, чем следует заниматься. Люди шли в бизнес, в палатки, в торговлю сумочную с Турцией, во что угодно, поэтому, конечно, дефицит актеров младшего среднего поколения у нас сильно ощущается. Вы знаете, что мы именно по этой причине открыли актерскую школу. Сейчас в ней уже второй набор.

Анна Качкаева: "А-Медиа" открыла?

Александр Акопов: "А-Медиа" открыла актерскую школу и будем готовить ребят.

Анна Качкаева: А сколько у вас вообще сейчас в запуске сериалов и фильмов?

Александр Акопов: В производстве у нас сейчас два, в подготовительном периоде еще 4, в разработке порядка 12.

Анна Качкаева: И деньги все опять канальные, или вы уже, наконец, действуете и в рыночных категориях?

Александр Акопов: Мы действуем в рыночных категориях. У меня есть большой кредит от "Росбанка", есть кредиты меньшего размера других банков, и есть очередь еще из нескольких банков, которые хотят дать нам кредит.

Анна Качкаева: Как у успешных продюсеров?

Александр Акопов: В общем, да. Потому что мы показываем им совершенно реальные схемы, каким образом это возвращается. Это в любом случае риск для банка. Но просто в стране сейчас не так много действующих нормальных бизнесов. Поэтому сегодня скорее наблюдается очередь банков за успешными предприятиями, куда можно вложить деньги. Это касается не только нашей индустрии, но и всех сфер деятельности в России.

Анна Качкаева: Как я понимаю, "Бригада" уже неоднократно окупилась?

Александр Акопов: "Бригада" для канала "РТР", конечно, уже окупилась и будет окупаться еще многие годы. Но мы сейчас приводим успех самого успешного проекта, а когда мы говорим о новых проектах, никто заранее успешными их назвать не может, поэтому наш бизнес остается достаточно рискованным. Кроме того, как вы, наверное, понимаете деньги в долг, тем более в особо крупных размерах, дают только...

Анна Качкаева: Особо крупных - это каких? Сколько стоит сериал отечественный?

Александр Акопов: "Бедная Настя" стоит 11 с лишним миллионов долларов за 120 часов - почти 100 тысяч за час.

Евгений Кузин: А как в такой рискованной ситуации, прося деньги, вы определяете, что будете снимать, на что делать ставку в творческом плане?

Александр Акопов: Хороший вопрос. Есть опыт. Есть наш российский опыт, есть зарубежный опыт. Мы видим, что делается в мире, мы общаемся с аудиторией в разных самых формах, мы проводим исследования, мы опираемся на чужие исследования, ну, и, в конце концов, есть интуиция, с которой, в общем...

Евгений Кузин: В новых проектах антигероев много, которых вы будете опять пропагандировать?

Александр Акопов: Мы никогда не пропагандировали антигероев. Мы всегда пропагандировали только одно: если создатель художественного произведения его создал, он создал его, прежде всего, для зрителя. Зритель должен интересоваться темой, образами, и так далее. Он имеет счастливую возможность нажать на кнопку и уйти. Поэтому меня лично во всем...

Анна Качкаева: Это такое некоторое лукавство, Александр, вы знаете.

Александр Акопов: Почему же? Расскажите, почему это лукавство?

Анна Качкаева: Потому что телевизор - это как холодильник, он все время включен. Либо смотрим, либо не смотрим.

Александр Акопов: Нет, это неправда. У нас достаточное количество каналов. Мой сериал идет одновременно только на одном канале. Это не эпоха Брежнева из известного анекдота, когда...

Анна Качкаева: Я тебе попереключаю...

Александр Акопов: Да. То есть, конкретно с моего сериала человек совершенно спокойно может уйти на соседний. Он может не выключить телевизор вообще, но для меня это будет лично трагедией.

Анна Качкаева: Параджанов, по-моему, говорил, что за идею держится тот, у кого она одна. У продюсера по определению ее не может быть одной, но все-таки, где вы эти идеи ищете? Вот как вы вдруг поняли, что нужно например делать "Бедную Настю", а, например, не "Бригаду-2"?

Александр Акопов: Я происхожу из КВН. В КВН идеи стоят 0 рублей 0 копеек и должны придумываться за 30 секунд помногу. Поэтому я не очень дорожу как таковыми идеями, понимаю, что их можно придумать большое количество в исторически ограниченный период времени. А дальше надо проверить их на то, что вот должно понравиться аудитории. Это тоже у меня из лично вышибить нельзя, потому что мы были в КВН - мы не просто шутили, мы должны были лучше шутить, чем соседние команды. Так что у нас это в подкорке. Не вообще как бы чего-то такое, а вообще чего-то такое, но лучше, чем они. И это очень важно, потому что борьба за внимание аудитории - это вот как бы главное и единственное, что меня действительно занимает.

Анна Качкаева: Все-таки, вы не отвечаете конкретно. Что значит, почему не "Бригада-2" а "Бедная Настя", почему вы думаете, что сейчас "Бедная Настя" будет более успешной?

Александр Акопов: Что касается того, почему не "Бригада-2" - "Бригада-2" тоже была бы успешной. Но просто, как я и говорил, не только для меня, но и для Леши Сидорова, режиссера, тема исчерпана. После "Бригады-1" предлагали, как вы понимаете, такое количество денег и возможностей за "Бригаду-2", что устоять было сложно, как казалось внешне. А Леше Сидорову устоять было несложно, потому что он точно знал: тема закрыта и "Бригаду-2" он делать не будет никогда.

Анна Качкаева: Но это же не означает, что вы отказались от детективных или криминальных сериалов?

Александр Акопов: Нет, абсолютно. Мы делаем совершенно разные вещи. Вот "Бедная Настя" - это мелодрама, дальше мы запускаем два комедийных сериала, первый из которых будет "Няня", это тоже впервые в нашей практике будет комедийный сериал с аудиторией. Сейчас у нас производство, вот я вчера прилетел из Праги, там сейчас находится сериал "Звездочет" там Довиченков в главной роли, это такой "экшен", "mission impossible", то есть, мы по-прежнему собираемся работать в самых разных жанрах. Дальше мы запускаем два современных сериала о нашей сегодняшней жизни. Один в России, другой - на Украине. То есть, это совершенно разные вещи. С Лешей Сидоровым мы запускаем теперь полнометражный художественный фильм, который называется "Бой с тенью" и очень надеюсь, что он к следующему лету будет готов. Там аж три положительных героя и всего два отрицательных, если вас такая статистка интересует.

Александр Мельман: Как вы сами - вы несколько раз называли слово "аудитория", во-первых, на какую аудиторию вы рассчитываете, потому что все -аки есть такой стереотип, что сериал - это некая поделка, за исключениями, что-то среднее арифметическое между клипами и художественным кино?

Александр Акопов: Я с этой трактовкой совершенно не согласен. Я считаю, что, на самом деле, в художественном контексте сериалы своего последнего слова еще далеко не сказали. Я считаю, что сериалы самыми стремительными темпами приближаются к тому, что очень скоро они будут оцениваться, ну уж, по крайней мере, не как произведения большого кино, а как художественные произведения, поскольку в большом кино как раз наблюдается обратная тенденция. Если посмотреть на все "Матрицы", "Годзиллы", и так далее, то они как раз скатываются к сериальности так называемой, не в лучшем смысле этого слова. Если "Матрица 1" сработала, надо сделать два, три, четыре, а там еще пристегнуть некую якобы философию. Это то, что происходит с большом голливудским кино. Сериалы - жанр молодой совсем, по сравнению с кино, и очень скоро, это не только наша тенденция, но могу сказать ответственно, что мы находимся в ее авангарде, за счет участия лучших актеров, лучших режиссеров. Это происходит не только в России, но и в Германии, в основном, в Европе, сейчас мы с американцами много дискутируем на эту тему, они вдруг начали удивляться, почему их сериалы все меньше продаются по всему миру. Это происходит по очень простой причине: в силу тех экономических рамок, в которые они же загнали аудиовизуальную индустрию, лучшие мозги по всему миру как раз идут делать сериалы, и это обязательно...

Анна Качкаева: То есть, хорошее кино не снимают, и снимают...

Александр Акопов: И, в конце концов, будут делать хорошие сериалы. Потому что ничего плохого в этой форме нет. Ее изобрел Достоевский в нашей стране в свое время, печатая романы с продолжением, неплохой писатель. Так что для меня это, безусловно, никакой не вторичный жанр, безусловно. Если вы посмотрите на "Бедную Настю", мы ее делаем вместе с "Сolumbia Pictures", я по секрету вам скажу, сегодня он оценивается, как лучшее, что сделано в мире в этом жанре в этом сезоне.

Анна Качкаева: Да, я прочла мнение вашего сопродюсера, не помню, как его зовут...

Александр Акопов: Джеф Леннон.

Анна Качкаева: Который сказал, что по качеству картинки это высокая кинематография, что, видимо, американским сериалам совсем несвойственно, так как они считают...

Александр Акопов: Мы же в России не могли что-то сделать просто так, по-американски. Мы, конечно, внесли свое, и постарались. Поверьте, что там действительно все очень красиво, и режиссеры наши, и актеры работают с большим удовольствием, потому что хороший литературный материал, хорошая история, то, что это по уровню лучше, чем все бразильское, это однозначно, и тем более лучше, чем все американское, потому что американцы сейчас такие длинные вещи делают только для дневного эфира и особо на них не тратятся.

Анна Качкаева: Мы продолжим беседу после выпуска новостей, а я просто хочу сказать, что мудрые китайцы обычно пишут слово "кризис", соединив два взаимоисключающих иероглифа, первый - это опасность, второй - благоприятная возможность. Похоже, российский сериал через этот кризис перевалил.

В 1997-м году французский писатель Тонино Бенаквиста написал роман "Сага" - историю о том, как жизнь 4 сценаристов, которые пишут сценарий сериала, сама похожа на бесконечный сериал. "Сага" знаменита еще и тем, что в одном из придуманных эпизодов создаваемого вымышленными сценаристами сериала описана сцена разрушения башен-близнецов в Нью-Йорке. Так вот, на

32-й странице романа перед сценаристами появляется заказчик, Царь и Бог, продюсер Сигюре. Вот так описывает его Тонино Бенаквиста.

"Немногословный вечно спешащий Сигюре не собирался разводить дипломатию и пудрить нам мозги. С тех пор, как он появился в комнате, у него было достаточно времени, чтобы объяснить нам, что его каналу требуются сериал, берущий за живое, что его стоимость должна быть в разумных пределах, но самое главное - он должен нравиться. Вместо этого он сказал: "Делайте что угодно, все, что угодно, лишь бы как можно дешевле. Мы только что приобрели за бешеную цену калифорнийский сериал, заваленный призами, напичканный девицами с объемом бедер в 95 сантиметров. Минута рекламы принесет нам 300 тысяч франков в первом же блоке. Через несколько месяцев мы начнем спускать майки и прочее барахло. Мы только что вырвали право на трансляцию Кубка Европы по футболу, а сейчас я стараюсь подкупить известного режиссера с конкурирующего канала. Вы считаете, что у меня есть время заниматься французским кино? Так что сойдет все что угодно. Расскажите вечную историю о двух враждующих семействах, сталкивающихся постоянно на лестничной площадке муниципального дома. Это всегда нравится зрителю. Добавьте одну-две слащавые любовные истории, покажите несколько человеческих трагедий, и дело в шляпе". Сигюре смотрит на часы, два раза звонит по телефону и встает. "Ах да, последнее, что я хотел сказать Мы подумали над названием сериала и остановились на "Саге". Это создаст у зрителя впечатление, что он знает ее содержание наизусть, и что сериал будет длиться годами".

Ну так, Александр, это на вас похоже?

Александр Акопов: Очень похоже, конечно.

Анна Качкаева: То есть, вы вот такой несущийся, циничный, прагматичный, абсолютно.

Александр Акопов: Абсолютно. В перерыве еще перегрызаем глотки, заказные убийства, торговля оружием, наркотиками и человеческими органами, чтобы завершить картину продюсера.

Анна Качкаева: Первый вопрос от слушателя. Не про сериал, Александр. "В начале 90-х или в конце 80-х выходила замечательная передача, где соревновались дети и где вы были членом жюри, почему сейчас не делаются такие передачи или подобные ей?" Александр Анатольевич из Самары.

Александр Акопов: Да. Эта передача называлась "Великолепные семерки". Я там был не одним из членов жюри, я ее придумал и, в общем, даже какое-то время вел. Это действительно программа очень хорошая, но, к счастью, я делал ее в то время, когда еще вообще ничего не понимал про телевизор и всякие экономические законы, и поэтому я обязательно вернусь к этой теме, и мне кажется, что ситуация уже созревает для того, чтобы серьезно заняться детскими программами.

Евгений Кузин: Детские сериалы возможны? Есть ли в планах ваших сериал для подростков для детей?

Александр Акопов: Опять-таки я сделал первый в России подростковый сериал, который называется "Простые и истинные". Если я не ошибаюсь, он выдержал где-то 4 показа, 400 серий, и так далее. Это было сделано у нас впервые на деньги государственного телевидения, потому что я считал, что это одна из его обязанностей - делать такие вещи. Больше пока этим никто не занимается, потому что понятно, что в коммерческом плане это пока еще не работает. Ну, мне кажется, и тогда казалось, и сейчас кажется, что как раз государственное телевидение такие вещи себя позволять должно.

Анна Качкаева: А вот "Бедную Настю" запускает негосударственное телевидение. Как я понимаю, "СТС" активно участвует, или участвовало в процессе производства?

Александр Акопов: Да, "СТС" действительно сделало очень много для того, чтобы этот сериал появился, Леша Роднянский, он в этом смысле один из лучших партнеров, с которыми можно, если бы, скажем, он не руководил каналом "СТС"...

Анна Качкаева: Я скажу нашим зрителям, что "Бедная Настя" - это историческая мелодрама, которая тянет аж на 200 серий.

Александр Акопов: 120 пока.

Анна Качкаева: То есть, 200, это нас пока

Александр Акопов: Ну, может, будет 240. посмотрим. То есть, с Роднянским я советовался и работал вместе, и так далее, в любом случае. К счастью, он руководит каналом и взял на себя риск действительно попробовать первый показ этой работы, которая во многом пионерская.

Анна Качкаева: Пионерская в том смысле, что в первый раз на такой большой работе работают американцы, и они тоже рассчитывают на коммерческий успех, и не только в России?

Александр Акопов: Американцы в этом проекте коммерчески абсолютно застрахованы, потому что он делается на российские деньги. Они привлечены, прежде всего, для консультаций. И для совместной работы по некоторым специальностям, которых у нас в этом же жанре не достает. Но, тем не менее, они ставят на это свой бренд "Columbia Pictures" и будут заниматься продажей этого сериала за рубежами России. Это, в общем, для начала совместной работы очень важная история. То, что совместная работа с американцами нам абсолютно необходима, это, может, тема отдельного разговора.

Анна Качкаева: А все-таки, можно коротко сказать, чем русский сценарий, или русский сериал не отвечает западным стандартам?

Александр Акопов: На самом деле, русский сериал...

Анна Качкаева: Не в смысле содержания уже последних лет, а производства, наверное...

Александр Акопов: Смотрите, западные стандарты - такого понятия я не понимаю. Есть голливудские стандарты и неголливудские стандарты. Все, что делается в Европе, это, как правило, замечательно, но плохо работает с аудиторией. Там можно говорить о очень многих нюансах, и в режиссуре, и в том, как пишется сценарий, и так далее. Но я считаю, что Голливуд, прежде всего, создал великую культуру рассказа чего-либо аудитории. Он создал великую культуру общения со зрителем. Вот дальше, все остальное, там хоть Ридли Скотт, хоть "Секс в большом городе", и так далее - это все элементы этой великой культуры. И освоить ее за два дня нереально. Вот, говорят, американцы приехали, всему вас научили, а дальше вы сами. Ничего подобного. Да, я считаю, что в ближайшие 5-10 лет, по крайней мере, в большинстве жанров ведущий писатель должен быть американцем, пока мы не начнем работать нормально.

Анна Качкаева: Это потому, что нужно диалоги как-то по особому писать, или что, или придумывать сюжетные линии?

Александр Акопов: Что касается придумывать - с этим у нас проблем нет. Проблема в том, как рассказать. Смотрите, любой американец, войдя в комнату, легко скажет: "Хай, май нейм - такой-то, я занимаюсь тем-то, а вы кто?" И беседа началась. Мы не привыкли подавать себя таким образом, материал таким образом, и так далее. И дело не только в этом. Американцы очень уважают зрителя. Это начинается с того, как они пишут, структурируют историю, они обязательно выделяют, что там главное, что не главное, чем хотят вас поразить и чем не хотят, и так далее. Вот у нас история часто получается довольно сбивчивой, потому что люди хотят одновременно рассказать слишком о многом, то есть это может быть одновременно и драма, и исследование денежной реформы, и какие-нибудь еще дополнительные философские рассуждения о судьбах России. Это все есть в "Бедной Насте".

Анна Качкаева: Но все-таки это такая повседневность жизни?

Александр Акопов: Да, оно в определенной пропорции разложено. Если бы я вам рассказывал эту историю, я бы рассказывал все-таки историю крепостной актрисы Анны, князя Репнина и поручика Корфа.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Татьяна: Добрый день, это Татьяна из Москвы. У меня такой вопрос: планируется ли запустить российский сериал, аналогичный американской "Скорой помощи", или сейчас по "СТС" идет "Сильное лекарство", ну, естественно, этот сериал должен быть основан на реалиях нашей трудной жизни в России, и чтобы человек понимал, что эти проблемы ему близки. И второе: у меня пожелание - давать побольше детских, юношеских фильмов, сериалов, потому что основная продукция для детей - это импортные продукты, хотелось бы что-нибудь для нас интересное увидеть.

Александр Акопов: Что касается сериала о "Скорой помощи", если я не ошибаюсь, российский сериал такой уже снят. Он сделан для канала "Россия", если я не ошибаюсь, в скором времени должен появиться в эфире. Что касается детских фильмов, думаю, в ближайшее время наступит момент, когда у нас появится очень много действительно хорошего детского продукта, потому что здесь у нас есть, к счастью, свои традиции хорошие, а деньги на это сейчас появляются. Что касается той же "Бедной Насти", она - в очень существенной степени это сериал молодежный. Там все главные персонажи...

Анна Качкаева: Из Санкт-Петербурга Валерий Михайлович спрашивает, по какой программе нужно смотреть? По каналу "СТС", и пойдет?

Александр Акопов: 31-го в пятницу премьера, в 8 часов вечера, и далее с понедельника каждый день, пять дней в неделю.

Анна Качкаева: Вот еще и прорекламировали. У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Людмила: Совсем немножко хочу сказать. Я прошу заранее извинить меня тех, кто делает сериалы, но у меня такое мнение, что эти люди делают свои сериалы не по произведению, а по сценарию. Так, например, в фильме "Идиот" Настасья Филипповна абсолютно не соответствует той роли, которая ей назначена, ни красоты, ни обаяния, ни шарма, ничего в ней абсолютно нет.

Анна Качкаева: Извините, как вас зовут?

Людмила: Меня зовут Людмила. К тому же, я старая мне 70 лет скоро. Поэтому мое мнение, может, можно даже и не считать.

Анна Качкаева: Ну почему же, ваше мнение очень важно. А вам это не нравится?

Людмила: Нет. Мне очень нравится Достоевский, мне очень нравится роман Идиот, но я не выношу, когда актриса не соответствует взятой ей роли, а именно она этой роли абсолютно не соответствует.

Анна Качкаева: Александр, вы, хотя и не отвественный за сериал "Идиот", но может что-нибудь скажете?

Александр Акопов: Я как раз ответственный за сериал "Идиот" потому что я его как раз запускал, когда еще был там. И запускал тоже таким образом, просто почувствовал, что нужно сделать что-то из русской классики, уже пора.

Анна Качкаева: А как просто почувствовали?

Александр Акопов: Ну, вот так. Дальше я позвал Валеру Тодоровского и сказал: Мы должны сделать что то из русской классики". Он сказал: "Это невозможно", - через неделю, пришел, сказал, это будет "Идиот", в главной роли будет Миронов, а снимать будет Бортко. О, все получится, и забыл, дальше через полтора года все появилось. Отвечая на вопрос, я думаю, что каждый зритель, каждый человек, читая какую-то книгу, одновременно является и режиссером фильма, который прокручивается у него в сознании, и этот фильм у каждого разный. Мне кажется, что "Идиот" получился максимально возможно близко к представлению максимально возможного количества людей об этом тексте.

Александр Мельман: Все-таки, если вы говорите об интуиции, у вас, безусловно, хорошо развита интуиция...

Александр Акопов: Пока да.

Александр Мельман: Все-таки, почему же мелодрама, которая была в приоритете у зрителей конца 80-х - начала 90-х годов? Потом пошли, как они говорили, бандитские сериалы, почему сейчас, как вы считаете, опять будет востребована мелодрама? Как это связано с новейшей историей России?

Александр Акопов: Это уже очень хороший вопрос. В общем, мелодрама, безусловно, на мой взгляд, сейчас вернется. Скажем так, начали с бандитского, потому что казалось, что это проще и быстрее будет востребовано зрителем. В этом смысле мелодрама в каком-то смысле сложнее, нежели все эти стрелялки. Но она востребована будет обязательно, и, в конце концов, равная пропорция между жанрами обязательно будет восстановлена. Сейчас, например, нам не хватает, остро не хватает комедии. Так пойдемте, сделайте комедию. Это же не просто. Поэтому я бы сказал так, на одном полюсе в смысле, якобы. легкости реализации, конечно, всякие бандитские штуки, на другом - комедия. Потихоньку до нее начинают даже добираться.

Евгений Кузин: Я хотел бы вернуться к низменному, к деньгам. По какому принципу назначаются цены? Вообще, как заранее вы знаете, что "Бригада" должна стоить дорого, а какой-то другой проект...

Александр Акопов: Что касается "Бригады" - для меня это была работа очень ответственная, и было ощущение того, что она может перевернуть некую важную страницу, как в истории жанра...

Анна Качкаева: Почему же, на самом деле, жанр, он не вчера родился, с 60-х годов, это целая многосерийная традиция, он не низкий совсем.

Александр Акопов: Поэтому для меня было очевидно, что "Бригада", конечно, должна стоить дороже, мы должны дать возможность Леше Сидорову и экспериментировать, и сделать все, что он себе представляет. Я вообще считаю, что все вещи должны по возможности стоить максимально дорого. Потому что, как правило, они из-за этого все-таки получаются лучше, а не хуже. Ну а дальше, в общем, разные механизмы. Скажем, та же "Бедная Настя", она стоит 11 миллионов, в то же время, в расчете на единицы - всего 100 тысяч на серию, не самый большой, средний бюджет, но при этом вступает в силу целый ряд экономических механизмов, и у нас эти 100 тысяч - это 100 тысяч, потому что это кредит, и у нас в самом производственном бюджете прибыль не заложена, она появляется на второй, третий год после продажи третьего-четвертого показа и продажи за границу. Поэтому эти наши 100 тысяч - это действительно 100 тысяч. Они там видны в кадре.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Виталий Валентинович: Виталий Валентинович, у меня вопрос к продюсеру, скажите пожалуйста, вы нас уважаете?

Александр Акопов: Очень. Только вас и уважаю. Честно вам скажу.

Виталий Валентинович: Я говорю не о себе, а о нашем народе. Ведь сейчас мы испытываем потрясающее давление со стороны мафии. Мафия вас никаким образом не субсидирует вот для производства подобных "Бригад"?

Александр Акопов: Меня лично не субсидировала. Но мне кажется, что эта тема настолько актуальна и видна в стране, что я счел необходимым ее поднять. Видите, вот вы считаете, что вам прохода от мафии нет. Вы чем занимаетесь по жизни?

Виталий Валентинович: По жизни я занимаюсь пенсией, я пенсионер. Но я наблюдаю и активно живу. Вижу, что творится в стране.

Александр Акопов: Понятно. Ну, хорошо, в общем, ваша толчка зрения мне понятна, безусловна. Что касается мафии, то я имею ее не в расширенном виде, потому что мафия везде, вот, конечно, мы сидим сейчас вчетвером за столом и вещаем по поводу телевидения, кто-то может сказать, что мы мафия, навязываем свою точку зрения какую-то. Что касается реальной мафии, той, которая стреляет, ворует и так далее, мне кажется, что ей остается меньше места сегодня, в нашей жизни в России, это процесс не быстрый, тем не менее, он идет.

Анна Качкаева: "Почему на экранах нет Загоскина? Ведь это русский Дюма". Александр Анненский из Санкт-Петербурга.

Александр Акопов: Не могу ответить на этот вопрос. Не знаком с творчеством.

Анна Качкаева: Еще один звонок, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Алексей: Добрый день, меня зовут Алексей, Москва. Вы знаете, мне хотелось бы насчет генетической связи получить уточнение. Все-таки, вот вами упоминаемая "Америка" - это художественное произведение, его можно смотреть два-три раза подряд, и находить новые прелести в работе мастеров. А многие наши сериалы, ну та же "Леди Бомж", вот сейчас включаешь, это лицо какое-то унылое невыразительное, скучно на него даже смотреть, и выключаешь телевизор. А что касается "Бригады", то это, конечно, "Америка" была прототипом, но здесь еще такого художественного совершенства, мне кажется, не удалось достичь. А что касается влияния бандитов - вчера показывали рекламу одного из крупных предприятий по производству всякой продукции вино-водочной, я был в Италии в 2001-м году, и там со мной сидели в автобусе туристы, и они как раз говорили, что они с этого предприятия, и там хозяева - бандиты. Вот они могли сказать сотрудницам, вот ты сегодня поедешь с нами туда-то и туда-то, или в тире их поставить и стрелять поверх голов. Вот что реально. Вот вы это все покажите, чтобы это было действительно, а то мы так говорим, обобщенно, если у вас есть такая возможность, конечно. Спасибо. А так, вообще сериалы из прошлой жизни - можно такие сценарии замечательные написать.

Анна Качкаева: Спасибо, так много вопросов и мыслей, что Александр уже, наверное, не знает, на чем сосредоточиться.

Александр Акопов: Нет, мы знаем, на чем сосредоточиться, вот еще раз мнение аудитории - как раз то, что мы должны в первую очередь принимать во внимание.

Анна Качкаева: То есть, с одной стороны про мафию не надо, потому что это безобразие, а с другой - про мафию надо, потому что это наша жизнь.

Александр Акопов: Совершенно верно. После этого пойдите и сделайте. На самом деле, на страну, в которой живет 150 миллионов человек, должно существовать 150 миллионов телевизионных каналов. Это очевидно. Все они должны работать 20 часов в сутки, и так далее. Поэтому, конечно, все, что делает телевидение, сообразуется с реальными возможностями.

Анна Качкаева: У нас слушатель "Марк" из Москвы спрашивает: "Вчера в "Намедни" рассказывали, как полнометражные российские мультфильмы показывают за границей, и как Россия их не видит, и готовы ли вы вкладывать в мультфильмы?"

Александр Акопов: Да, абсолютно. Это один из тех разговоров, которые сейчас очень серьезно идут. Но если я буду это делать, я буду делать это опять-таки с какой-то крупной американской студией, например, Диснеем.

Анна Качкаева: Это означает, что Россия увидит эти мультфильмы через год, через два?

Александр Акопов: Нет, это означает, что это будет сделан русский мультфильм. Россия его увидит первой, но у российского мультфильма появится, по крайней мере, теоретическая возможность пересечь государственную границу и быть показанным где-нибудь еще, кроме России.

Евгений Кузин: Вспомнив про "Намедни" - вчера там объявили конкурс на идеи героев сериалов. Вот я, как человек творчески мыслящий, могу ли заработать, предложив вам идею, вашей компании, или кому-то сколько-то?

Александр Акопов: Можете заработать, конечно. Во всяком случае, наша работа вот начинается с того, что мы разрабатываем идеи. Она начинается ровно с этого, приходит человек, предлагает идею. Дальше мы договариваемся и подписываем с ним договор, о том, что он разрабатывает эту идею, более или менее подробно. Это, естественно, начальный этап работы, он существует, при нормальной организации существует всегда. Работа почти никогда не начинается с готового сценария. Она начинается с идей.

Александр Мельман: Скажите пожалуйста, вот все-таки так витает в воздухе то, что говорит слушатель, то есть, с одной стороны нужно показывать мафию, с другой - нет, тем не менее, после того как бы скандала, который возник с сериалом "Бригада", а нет ли такой направленности, я уж не знаю, откуда она может исходить, чтобы закрыть эту бандитскую тему, потому что тот же сериал "Бригада" - это уже все закрыто, и Антикиллер-1 и 2, и, наверное, хватит, не отсюда ли вы уходите в историю, чтобы опять говорить нам что то уже эзоповым языком?

Александр Акопов: Ну, скажем так, для меня на ближайшие годы эта тема уже актуальной не представляется. Мне интересно работать с какими-то еще вещами, с какими еще я перечислил. Но опять-таки, все равно конечным критерием здесь будет мнение того же самого телезрителя. Если он захочет посмотреть следующую историю про мафию, он ее обязательно увидит, потому что обязательно найдется какой-то продюсер, который ее снимет, предложит аудитории. Дальше все остальные продюсеры каналов увидят, что ее посмотрели, и пойдет следующая история такого же типа. Это однозначно совершенно. Только аудитория командует тем, что мы делаем.

Александр Мельман: А цензура на госканалах, и не только, не будет уже это как-то отслеживать, тематику?

Александр Акопов: Вы знаете, я там 5 лет просидел большим начальником, и чего-то с цензурой как-то не столкнулся.

Александр Мельман: Времена меняются. Вы сидели тогда...

Александр Акопов: Ну, может быть, она сейчас существует. Не знаю.

Анна Качкаева: Саша, да про политику у нас не снимают. Мы же все про повседневность, про быт, и вот еще другая жизнь.

Александр Акопов: На самом деле, у меня есть в разработке сериал, который фактически представляет собой ну не русскую версию, а некую интерпретацию "Вест Винг". Действие там происходит в Кремле среди кремлевских больших начальников, я его обязательно сделаю.

Анна Качкаева: А кто же там поподробнее? Нынешние, или 10 лет назад, или собирательный образ?

Александр Акопов: Это происходит абсолютно сегодня. Единственное, что в американском сериале главный герой - президент. А здесь, скажем так, в силу культурных традиций...

Анна Качкаева: Царя не решились?

Александр Акопов: Царя пока не решились, но он там будет. Он там есть.

Анна Качкаева: У нас в эфире слушатель, добрый день, представьтесь пожалуйста.

Евгения: Добрый день, Евгения, Москва. У меня такой вопрос: раньше, ну, в советское время, надо сказать, перед началом фильма обязательно показывали киножурнал документальный, там все, спорт, технические училища, заводы...

Анна Качкаева: Вы имеете в виду кинотеатр?

Евгения: Вот сейчас почему это не показывают? Это было так интересно, когда крупным планом показывали, порой даже интереснее, чем сам фильм. Вот сейчас как это?

Анна Качкаева: Мы разговариваем ведь о сериалах, а не о кинотеатрах и не кинофильмах.

Александр Акопов: Ответ понятный. Киножурналы исчезли одновременно со стопроцентным распространением телевидения. Это понятно. Поэтому, думаю, они вряд ли вернутся на экран,

Анна Качкаева: Вот какое мнение кардинальное: "Эти сериалы ничего кроме омерзения не вызывают. Видимо, на этом "мыле" делаются огромные деньги, в итоге оплачиваемым государственным бюджетом", - Мария из Москвы нам это пишет.

Александр Акопов: Ну, понятно. Государственный бюджет сейчас ничего не оплачивает из того, что делается.

Анна Качкаева: Про огромные деньги вы сказали.

Александр Акопов: Про огромные деньги я сказал. Деньги действительно огромные, только главное их не потерять, а сделать это уже отдельная наука. А так вы правы.

Анна Качкаева: По последнему вопросу, кто готов, коллеги?

Евгений Кузин: Сериал "Бригада" безусловно окупается, а сколько сериалов не окупается? Есть у вас какая-то статистика?

Александр Акопов: Сегодня сложно говорить о какой то статистике, потому что мы по-прежнему находимся в периоде, когда интерес к русским сериалам по необъективным причинам выше, чем должен быть, их еще мало, и проходит почти все, что снимается. Хотя понятно, что есть вещи хорошие, есть вещи похуже, и конкуренция, конечно, будет переходить в область качества. Тогда будут серьезные проигравшие.

Евгений Кузин: Вы можете назвать, что в минусе совсем из сериалов?

Александр Акопов: Мне неудобно говорить в этом контексте о работе моих коллег. Достаточно посмотреть данные службы опросов Гэллапа, там все видно.

Евгений Кузин: Но у вас не было проигрышей?

Александр Акопов: У меня? Нет, почему, были тоже менее успешные вещи, существенно, называть тоже не буду.

Анна Качкаева: Чтобы не сглазить "Бедную Настю", наверное...

XS
SM
MD
LG